- Мы развлекаем друг друга, не парься. - Хантер подскочил, как будто вспомнил что-то важное, и полез в карман. - Смотри, с прошлого раза. Мы вломились на чью-то свадьбу. Никто так и не понял, что никто нас там не знает. И твоя сестра проиграла спор и весь день ходила в таком же килте, как у меня... » читать далее

01 MAR - 30 APR 1980
Frank Aoife Bellatrix

Daily Prophet: Fear of the Dark

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » DAILY PROPHET » [05.07.1963] every me every you


[05.07.1963] every me every you

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://i.imgur.com/PMlTIA1.png
Pandora Grimaldi - Sebastien Grimaldi

Дата: 05.07.1963
Локация: Grimaldi Palace, Monaco

Не заданные вовремя вопросы в дальнейшем могут привести к неприятным результатам.

Отредактировано Sebastien Grimaldi (2019-05-26 19:25:52)

+2

2

[indent] Чтобы привыкнуть к ритму жизни королевского дворца года мало. Все эти заморочки с магией и тесным соседством с маглами сбивали ровно настолько, чтобы чудом не доставать волшебную палочку при каждом удобном случае. Странные и вместе с тем забавные обычаи. Она не понимала, как можно обходиться без повседневных заклинаний и, к тому же, косо посматривала на обычную, по мнению мужа, прислугу, снующую туда-сюда целыми днями. Зачем нужны люди, если есть домовики и магия? Вопрос, на который не суждено получить ответ. Он же, наоборот, пожимал плечами при каждом удивленном взгляде супруги в стенах замка в Монако, а после с недоумением рассматривал суетящихся эльфов, оказавшись в поместье во Франции. В начале этого брака она могла бы пошутить, что это судьба. Они слишком разные и жить раздельно не такая уж плохая идея. Каждый останется в комфортной для себя среде без необходимости подстраиваться друг под друга. В итоге все в выигрыше, по крайней мере, тогда она бы решила примерно так. В конце-концов это был обычный договорной брак с целью получения выгоды и новых сфер влияния. Как говорится, любить здесь не обязательно. Хватит обычного уважения и игры на публику. Она год назад была бы рада вернуться в Бельгию или хотя бы во Францию. Она сейчас - скорее крутила бы пальцем у виска, уговаривая себя из прошлого хотя бы попробовать взглянуть на мужа по-другому. Как минимум, потому что Себастьен Гримальди оказался даже лучше, чем принц со страниц европейских газет. Дарла была права, прежде чем делать выводы, стоило как следует рассмотреть того, кто стал ее мужем. Желательно наедине, без показательного выступление в образах принца и принцессы Монако. Сейчас можно было смело сказать, что все это было не зря. Себастьен был именно тем в кого можно влюбиться. Это стечение обстоятельств можно было смело называть везением. Выходя замуж, она старалась не думать о том, каким окажется ее муж. Весьма удобное правило – не строить излишних иллюзий, заведомо обрекая себя на разочарование. Впрочем,  не стоит лукавить, кое-какие надежды имели место быть. По удачному стечению обстоятельств, новоиспеченный супруг не просто не расстроил обилием недостатков, прикрытых хорошей игрой на публику, а даже  подчеркнул достоинства, о которых она ранее не догадывалась.
[indent] Чтобы создать иллюзию полного погружения в королевскую рутину года более чем достаточно. Не смотря на быстро возникнувший живот, дававший карт-бланш на все мероприятия в которых Пандора не хотела участвовать, она старалась вникать во все дела и «примерять на себя» роль новоиспеченной принцессы Монако при каждом удобном случае. Практика лишней не бывает, тем более в условиях внегласной войны объявленной некоторыми из представителей знати Монако. Особо упертыми и твердолобыми, если учесть, что с момента свадьбы прошел ровно год и, казалось бы, пора смириться. По мнению мужа все это были лишь пустые угрозы, не стоящие внимания, тем более что Эмиль и целая команда магов неустанно отслеживали любой тревожный «знак». Самообладанию мужа можно было лишь позавидовать. Пандора же не была столь уверенна в собственной позиции, все еще ощущая себя чужой во дворце. Впрочем, все эти комплексы ютились где-то в голове, не отражаясь на поведении или поступках. Сейчас, после рождения дочери, она должна быть сильной как никогда, пресекая любые угрозы в ее адрес. Впрочем, Грейс уже успела стать любимицей всего дворца и, по мнению всех нянек, родственников и друзей семьи, была точной копией «отца». Гримальди подобный расклад более чем устраивал. Не то чтобы она особо переживала из-за событий прошлого, но в настоящем все слишком изменилось, чтобы портить отношения из-за мелких недоразумений. Тем более что они оба были не до конца честны.
[indent] - Сегодня у тебя выходной, - Пандора склоняется над креслом, со спины приобнимая мужа, сосредоточенного на каких-то бумагах. В другой ситуации она бы наверняка поинтересовалась, чем занят супруг, но сейчас пришло время натягивать фирменные королевские улыбки. Она бесцеремонно скользит пальцами по руке Себастьена. Входить в кабинет без стука давно стало некой внегласной привилегией, которая была доступна лишь новоиспеченной супруге. Забавно, что будучи ощутимо стесненной в одних аспектах жизни, она была более чем раскована в других. Впрочем, близость с мужем уже давно перестала быть чем-то за гранью понимания, как минимум, потому что за год в одной постели сложно не привыкнуть. К тому же, они уже начали друг другу нравиться чуточку больше, чем в рамках формальной вежливости. Это все еще был брак по расчету, но как показало время – весьма удачный, со всеми присущими обычным парам событиями, вот только начались они не до свадьбы, а после нее.
[indent] - Ну, все, - Гримальди настойчиво толкает мужа щекой в скулу, пытаясь отвлечь от злополучных бумажек, - Прислуга говорит, что большинство гостей прибыло, а ты все еще не переоделся, - не то чтобы она не могла справиться без Себастьена, но появляться на приеме в честь годовщины свадьбы без супруга было бы странно. Как минимум из-за дурацких слухов о проклятии Гримальди, которыми ее так старательно пугали с первого дня во дворце. Пандора не была суеверной, предпочитая доверять здравому смыслу и логике, но все же принципиально стремилась доказать зложелателям, что они ошиблись, называя этот брак «обреченным». Причины подобного упорства оставались загадкой даже для самой Гримальди, но некое удовольствие от созерцания напряженных лиц компенсировало все неудобства.
[indent] - Жду тебя через 5 минут, - она мягко целует супруга в щеку и выпрямляется, машинально поправляя прическу, будто за пару минут с ней могло что-то случиться. Огибает стол, останавливаясь взглядом на стопке бумаг и еще раз указывает на часы, прежде чем выйти из комнаты.

+1

3

Себастьен просыпается рано сколько себя помнит. Раньше это означало, что надо встать в шесть, час на пробежку и затем дела. В детстве делами были занятия с учителями, нанятыми, чтобы он был готов к школе и чтобы знал все, что необходимо знать Гримальди. Затем, чтобы оказывать посильную помощь отцу. Потом - брату. Теперь к этому прибавилась работа в Альянсе и, наконец, семья. Теперь приходится вставать в пять, чтобы успеть как можно больше, пока все спят. Или идти работать, когда все засыпают. Чтобы вечером можно было провести больше времени с Грейс. До рождения дочери Себастьен работал так, как работал всегда - на износ. И все равно, всегда находил время для Пандоры. Отцовство оказалось реальностью неожиданно, но, в то же время, стало самым важным и радостным событием в его жизни. Все разговоры про обреченный брак и проклятие стали менее громкими в тот момент, когда Себастьен впервые появился на людях с дочерью. Сложно найти кого-то со схожим социальным статусом, кто гордился бы сильнее него. Особенно, если учесть щекотливый факт, что его первенец - не сын, а дочь. У Грейс сразу появилась толпа профессиональных нянь. Себастьен лично проследил, чтобы у трех из них было аврорское прошлое. И, несмотря на всю прислугу, что крутилась вокруг Грейс сутками, очень часто он оставлял их без работы, делая все сам. Няни лишь дружелюбно посмеивались над молодым отцом.

Он встает в пять утра и осторожно выскальзывает с кровати, чтобы не разбудить Пандору. Перед пробежкой и после успевает проверить, как там Грейс и затем садится за дела. За календарем, участием в мероприятиях, за встречами и прочим следит помощник. Сам же Себастьен сейчас читает детальные отчеты Эмиля. Он должен владеть всеми фактами, чтобы иметь возможность сказать жене, что им ничто не угрожает. На отчетах, которым лучше уделить дополнительное внимание, добавляет соответствующую пометку. Во многом из-за разлада в знати он сделал то, что намеревался сделать гораздо позже - разрешил Лесли с мужем вернуться. По изначальной договоренности с Реми, он несколько лет держит Лесли в Италии, берет ее под контроль и тем временем следит за тем, что происходит в чистокровных кругах, собравшихся вокруг итальянской ветки Гримальди. Как оказалось, там все тихо. Зато в Монако - нет. Поэтому Себ решил поверить, что Лесли под контролем, и снять с них неофициальный запрет на пребывание в Монако. Одного Вито мало. Ему нужно больше тех, кому может доверять. Он доверяет Реми. Раз Реми говорит, что неуемный нрав Лесли полностью обращен в правое дело, нужно дать ему возможность это доказать.
- У меня нет выходных. - Отзывается с улыбкой, бросает взгляд на часы и свободной рукой накрывает ладонь жены. Все кажется настолько правильным. Не знает, когда это произошло. Делает пометку в отчете и переворачивает страницу. - Да, сейчас, минуту. - Говорит задумчиво и пробегается глазами по напечатанным словам. Думал, что успеет закончить, но, видимо, нет. - Хорошо. Я оденусь, заберу Грейс и буду внизу. - Запоминает номер страницы и закрывает отчет. Убирает в ящик стола, по сути, в единственную вещь в этой комнате, в которой есть магия. Никто кроме Себастьена не сможет его открыть. Предосторожность никогда не бывает лишней.
Личный слуга уже подготовил одежду - она висит на вешалке, зацепленной за приоткрытую дверцу книжного шкафа. Там же на полке - отцовские часы и запонки с гербом семьи. Себастьен быстро одевается, не обращая внимания на лиловый синяк на ребрах - результат вчерашнего рейда их отдела. В нем почти перестали видеть принца на работе. Конечно, шутливое следование титулу осталось, но косых взглядов стало не так много. Приходилось быть с ними наравне - идти на такие же риски, и даже на большие, чтобы дать понять, что поблажками Себастьен не пользуется. Девяносто секунд спустя, на ходу затягивая галстук, он уже быстрым шагом идет по коридору в сторону детской, где за Грейс присматривают больше людей, чем в свое время присматривали за Себом и другими детьми Гримальди. По всеобщему мнению, он перебарщивает с заботой о ребенке, но ему все равно.
- Иди к папе. - Говорит Себатьен, беря дочь из рук одной из нянек. Первичный страх сделать что-то не так и сломать ребенка уже прошел, Себ перехватывает дочь уверенно, как будто делал это всю жизнь. Ровно через две с половиной минуты он уже подходит к Пандоре, ожидающей у лестницы. - Я же говорил, что всегда успеваю. - Самое время надеть дежурную улыбку и поприветствовать гостей. Они вместе спускаются по лестнице, Себастьен вежливо принимает поздравления от знати, когда слышит полузабытое «Баш» с нотками завуалированной бесцеремонности. Внизу, чуть в стороне от основных гостей, стоят Лесли с Реми. - Пандора, думаю, ты помнишь Лесли. Познакомься с Реми, ее мужем. Они пару дней назад вернулись из Италии. - Реми выдает вежливое приветствие и слегка кланяется. Лесли следует его примеру, но, как только дворцовый этикет заканчивается, подходит ближе. - Та самая Грейс, о которой не затыкаются газеты. - Делает паузу, всматриваясь. - Она будет копией матери. - Прежнего Себастьена такое бы злило. Но нынешний Себастьен тепло смотрит на супругу: - Не вижу в этом ничего плохого. - Возвращает внимание к гостям: - Останетесь на пару дней, Реми? Я бы послушал как обстоят дела в Италии. - Реми понимает, что это вовсе не просьба. Себастьен хочет решить дела как можно скорее. Также, хочет обсудить план действий для Монако. Подобные беседы лучше ведутся, когда по замку не гуляет пара сотен гостей, часть из которых - коллеги Себастьена из Альянса, у которых работа слишком сильно въелась в кости, заставляя быть начеку.

+2

4

[indent] Пандора так и не привыкла к пышным приемам и формально-вежливому общению со знатью. Не то чтобы это ее хоть сколько-то смущало или пугало, скорее просто утомляло. Не смотря на год проведенный в новом статусе, она все еще не чувствовала себя частью этого мира. Естественно, некоторые из представителей знатных семей Монако не упускали возможности напомнить ей об этом, пусть даже и в весьма учтивой форме. Натянуто улыбаться и принимать не всегда уместные комментарии без возможности «дать сдачи» как-нибудь кроме словесного отпора, безумно утомительно. В такие моменты ей как никогда хотелось, чтобы рядом был муж, способный стать опорой поддержкой одним только взглядом. Когда их отношения переросли в такие осталось загадкой, но Себастьен оказался даже лучше, чем его «рисовали» газеты. Будучи натурой прагматичной, тогда еще Бонаккорд, не строила иллюзий и старалась поменьше думать о том, каким на самом деле окажется Себастьен Гримальди на самом деле. Меньше разочарований. Впрочем, как оказалось позже, в этом не было никакой необходимости. Принц Монако оказался не просто формальным супругом, он смог стать настоящим мужем и отцом. Это поражало и вместе с тем радовало, хоть Пандора и не удосужилась озвучить собственные мысли. Вероятно, Себастьен все понимал без слов. Последние пол года в замке Гримальди царила поистине теплая и семейная атмосфера. Не без помощи Грейс, само собой, но не дочь стала причиной того, что родители стали без какого-либо напряжения засыпать в одной постели и стараться освободиться от дел, ради лишнего часа в компании друг друга.
[indent] - Да-да, - Гримальди шутливо взмахивает рукой, - Ты, как всегда, до безобразия пунктуален, - она подмигивает мужу и подходит к маленькой Грейс, нежно целуя ее в висок, - Какая ты красивая, - добавляет Пандора, потрепав дочь за щеку и переводит взгляд на мужа, - Ну что, пошли?

[indent] В большом зале собралось много гостей. Чересчур много, если спросить мнение Пандоры, но Гримальди не умели скромно отмечать торжества. Тем более, если речь шла о дочери Себастьена. Кажется, в данном случае, муж определенно был не против продемонстрировать свою «жемчужинку» как можно большему количеству людей. Пандору подобное поведение супруга ни сколько не смущало, хотя, необходимость присутствовать на всех этих пышных торжествах весьма утомляла. С другой стороны, всего лишь малая плата за чудесную семейную жизнь. Во время объявления о помолвке она и подумать не могла, что все обернется подобным образом.
[indent] Придворные в пышных платьях и строгих костюмах создают много шуму. Их голоса сливаются в некую какофонию звуков, заполняя собой все пространство зала. Пестрые платья, чей-то хохот, нежный звон бокалов, чужие голоса. Впрочем, Пандоре необходимо не так много времени, чтобы выделить в этой безликой толпе один, особо раздражительный и неприятный. Опять она.
[indent] - Здравствуйте, - Гримальди натягивает дежурную улыбку, принимая формальные поздравления. Без особого интереса бросает взгляд на рыжую особу, с которой последний раз виделась около года назад на приеме в честь помолвки и, будучи откровенной, надеялась с ней больше никогда не встретиться, - Рада вас видеть, - сущая ложь и они обе знали об этом, но Пандора слишком хорошо владела собой, чтобы дать повод хоть для каких-то сплетен или косых взглядов. Безупречно отточенное умение играть. Матушка могла бы гордиться.
[indent] - Приятно познакомиться, - она бросает абсолютно незаинтересованный взгляд не Лесли, быстро переключившись на ее мужа. Вот он, куда более интересный и, к тому же, новый для нее персонаж. Своеобразная плотина, отгородившая это рыжее бедствие от семьи Гримальди. Себастьен не прогадал, подбирая бывшей любовнице партию, - Как вам Италия? С удовольствием послушала бы, - Пандору не сильно интересовали похождения рыжей вертихвостки в стране вина и сыра, но отвлечься от неприятных воспоминаний стоило. К тому же, Реми располагал к себе и, в отличии от супруги, держался куда лучше.

[indent] - Ты мне льстишь, дорогой, - Пандора бросает на мужа благодарный взгляд, тепло улыбаясь, - А вот характер определенно папин, - она нежно убирает с лица дочери волосы и смотрит на мужа, будто в подтверждение своих слов кивая.  Замечание относительно Грейс могло бы стать отличной возможностью уколоть, если бы их отношения не изменились в лучшую сторону. Сейчас же, попытка Лесли увенчалась крахом и, даже более того, звучала как комплимент.
[indent] - Благодарю, - как будто опомнившись, добавляет она, обернувшись к явно недовольной Лесли. Не на такую реакцию рассчитывала бывшая любовница мужа.
[indent] - А что с Италией? Я бы тоже послушала, - Пандора бросает на мужа заинтересованный взгляд. До свадьбы она не особо интересовалась политикой Монако, рассуждая, что на это будет целая жизнь. На том этапе жизни, Альянс казался куда более лакомым кусочком, пусть даже планы пришлось отложить на целый год.
[indent] - Ах, дорогая, я и забыла, что вы не местная, - слова Лесли должны звучать как ярлык. Куда более очевидный, чем может подумать человек не ведающий. Не местная равно чужая. Ни больше и ни меньше. Еще пол года назад новоиспеченную Гримальди подобный выпад мог расстроить. Сейчас – она набила достаточно шишек, чтобы не вестись на провокации относительно своего происхождения. Впрочем, где-то в глубине души немного кольнуло.

+1

5

Лесли всегда позволялось очень много в стенах замка. Так как ее отец служил при дворце, она также жила здесь. Росла вместе с Гримальди и получала почти то же внешкольное образование, за исключением политики и физической подготовки. Отец Себастьена не видел проблемы в том, что дети тех, кто служит ему непосредственно в замке, обучаются наравне с его собственными детьми. Проблем и не было, пока все были слишком малы, чтобы видеть в Лесли нечто большее, чем соратника в играх. А потом все поменялось в момент. Несмотря на все, что было, Себастьен уже не так сильно злится, раз разрешил ей вернуться. Лесли умна, должна понимать, что он в любой момент может отправить ее обратно. Но пока что Себастьен присматривается. Расценивает обстановку, пытается понять, что у нее на уме. Взгляд скользит по ее лицу, примечает то, насколько она изменилась. Выглядит как будто старше, серьезнее. Но так просто верить Лесли нельзя, она может играть любую роль, какую только пожелает. Себастьен позволяет ей фамильярность. Скорее из привычки, чем по какой-то другой причине. Он поудобнее перехватывает дочь. Когда ей надоедает одно положение, она начинает явственно намекать на то, что нужно срочно взять ее по-другому. Теперь Себастьен держит ее вертикально, прижав к себе, чтобы Грейс могла смотреть на все поверх его плеча. Возня заканчивается и дочь начинает молча рассматривать все происходящее в главном зале.
- Не уверен хорошо это, или плохо. - Себастьен обращает все в шутку, но у него характер, с которым крайне непросто. Пока что Грейс может быть просто ребенком, но что будет потом, это тайна, покрытая мраком. Только став отцом он понял, как сложно был его собственному отцу давать детям жесткие жизненные уроки. Некоторые его поступки он считал слишком жесткими, а теперь понял. Каждое наказание оставляло на отце след гораздо глубже, чем на наказанных детях.
- Изумительное место, хотя там на удивление намного спокойнее, чем в Монако. Но это касается дел, а для них время настанет после. - Лесли говорит беззаботно, как будто только что не намекнула на то, что Пандоре не нужно знать всех дел, рали которых Себастьен сослал ее и Реми в Италию. В каждой ее фразе двойной смысл, Себ это прекрасно знает. Знает и Реми, решивший смягчить назревающую ситуацию: - Действительно, такие разговоры на публике не ведутся, а если уйти раньше времени, начнутся разговоры. Нет ничего настолько важного, что не могло бы подождать пару часов. - Лесли, кажется, уже не интересен разговор. Она незаметно изучает пришедших гостей, делая свои выводы, но за ходом разговора все же следит и даже умудряется в очередной раз напомнить Пандоре, что она не из этих мест. Ощутившая напряжение отца Грейс снов начинает вертеться и Себастьен передает дочь супруге.
- Видно, спокойная и тихая обстановка Италии пришлась тебе по вкусу. - Легкий намек на то, что Себастьен может отправить ее обратно. Лесли отлично понимает полунамеки и завуалированные смыслы. В конце концов это - ее родной язык.
- Отнюдь, я бы предпочла место, где хоть что-то происходит. - Она возвращает полное внимание и смотрит на Себастьена. Надо признать, Лесли, по меркам прошлой Лесли, отлично держит себя в руках, иначе все не закончилось бы парой легких подколок. - К примеру, у леди Вивиан определенно происходит в жизни что-то интересное, или опасное для короны. Я бы посоветовала присмотреться к ней поближе. - Она коротко кланяется и уходит. Себастьен вскользь пробегается взглядом по леди Вивиан и не понимает, что в ней заметила Лесли. После рождения дочери он перестал уделять много времени придворным делам, оставив их на мать и брата. Он в курсе всех основных проблем, но к мелочам даже не прислушивается. Поэтому Реми нужен ему здесь. Неприятно признавать, но в какой-то мере и Лесли тоже. У брата свои советники, у матери - свои шпионы. Себастьену нужны свои собственные.

Часы, отведенные под празднование, тянулись долго. Но, когда все почти закончилось, под предлогом того, что Грейс пора укладывать спать, уже можно было покинуть главный зал, не вызвав никаких подозрений. Они все в одной из многочисленных гостиных. В стенах замка запрещено применять магию, а достать палочку в присутствии кого-то из правящей семьи считается серьезным нарушением. Однако, в определенных комнатах магия все же есть - некоторые зачарованы, чтобы слуги, не владеющие магией, не могли их найти. Некоторые, как эта гостиная, еще и защищены от всяческих попыток подслушать разговоры. Достаточно уютная обстановка сама по себе располагает к беседе. Себастьен уже расслабил галстук, а Реми налил себе и своей супруге коньяка из графина на столике. От церемонного общения уже можно было отмахнуться, что Реми и делает по отношению к Себастьену, хотя его жене обращается с соблюдением всех правил приличия, как того требуют традиции.
- В Италии все спокойно, твой брат умудряется держать вашу итальянскую родню довольными, и у них нет никаких причин что-то затевать. Это я могу сказать точно. В Монако все намного сложнее, я сумел кое-что разузнать. Пока что не много, но все же. - Реми отпивает из стакана. Выпить он любит, но меру всегда знает. Не то, что Марко, который пьет как не в себя, зато всегда полностью себя контролирует, и не забывает ничего, что происходит, когда он пьян. Они все сдружились еще в школе,хотя многие были уверены, что Себастьен и Реми не так уж хорошо друг к другу относятся. Они были друзьями, а Эмиль следил, чтобы никто из них не натворил глупостей. Он всегда был самым ответственным из четверых.
- Начнем с простого. Леди Вивиан. - Себ так и не понял, на что намекала Лесли. Если это что-то привлекло ее внимание, значит это действительно важно.
- Это же очевидно, - начинает Лесли, лениво потягивая коньяк, - столько драгоценных камушков на ней, посвети на нее, и я комната засверкает. На твоей свадьбе она выглядела намного скромнее, хотя тот прием был намного весомее этого. Недавно ее семья лишилась значительной части своего бизнеса, что очень мало кто знает. Все, что есть - это титул и положение. Настолько показушное и вульгарное представление достатка, которого у нее больше нет. Откуда? С кем она спит, или, может, нашептывает кому-то секреты из замка? - Сам бы Себастьен не подметил такое. Он хмуро раздумывает некоторое время, затем поворачивается к супруге: - Что думаешь? - В какой-то момент ее мнение стало для него важным. Сам не заметил, как это произошло. Сначала думал, что ее первоначальный интерес к делам Монако завянет и она станет как все другие, вести светскую жизнь, не задумываясь о том, что происходит за кулисами. Потом начал рассказывать о том, что происходит, и в итоге секретов не осталось.

+2

6

[indent] Не местная.
[indent] Деликатный, но более чем очевидный намек в сторону происхождения и, как следствие, социального не равенства. Забавно что, будучи женой принца Монако, для многих придворных, Пандора все еще оставалась особой, которая не может быть ровней их раздутому самомнению, громким титулам и происхождению. Естественно, вслух об этом говорили только глупцы [и Лэсли], но необходимости лезть в чужую голову, чтобы понять эту простую, для местного контингента, мысль не было никакой необходимости. Достаточно внимательно посмотреть в глаза и проследить за манерой поведения на протяжении короткого разговора. Пандора предпочитала не испытывать свои нервы на прочность и попросту избегала длинных диалогов с подобного сорта людьми. Вряд ли Себастьену нужны дополнительные проблемы, связанные с воинственным настроем жены. А за последний год она поменялась и даже очень. В особенности после рождения Грейс. Теперь Пандора была ответственна не только за себя и каждый укол в сторону ее происхождения, являлся так же нападкой на дочь. По крайней мере, именно так эту ситуацию видела жена принца Монако.  Глупость, если задуматься. Гримальди никогда не считала себя представителем «второго сорта», как заметила одна из придворных по отношению к Дарле, абсолютно забыв, что рядом стоит такая же «безродная» пусть и коронованная особа. Тогда Пандора сдержалась, выдав кривую улыбку. Естественно, ситуация не была забыта и вскоре муж этой мадам получила некое количество проблем на свою голову, так сказать в воспитательных целях. Сейчас, она не стала бы молчать и вовсе, чувствуя некую силу и поддержку в установившихся внутри семьи отношениях.
[indent] - Зато быстро учусь, - Пандора выдерживает паузу, слегка изгибая бровь. Впрочем, Лесли не настолько глупа, чтобы броситься в ответный выпад, тем более после столь красноречивого намека. Не при зрителях. В особенности не при Себастьене. Он быстро поставил точку в этой перепалке и Гримальди не стала продолжать, пусть даже команда «закрыть рот» была адресована не ей. Все присутствующие при этом разговоре прекрасно понимали, почему Лесли резко пришелся по вкусу воздух Италии и что любое не правильное слово [и уж тем более вызов жене принца, пусть даже он и является ее бывшим любовником] могут поспособствовать очередному билету на «новую родину». В этот раз, не исключено, что в один конец. Признаться, Пандора не отказалась бы от возможности отослать бывшую мужа как можно дальше, но, увы, Рейми был нужен при дворе. Гримальди это прекрасно понимала. Оставалось стиснуть зубы и терпеть, делая вид, что в манерах и некоем фамильярном отношении к ее мужу нет ничего такого. Она верила Себастьену, но совсем не доверяла этой рыжеволосой особе. Тем более, после событий последней ночи перед ее отъездом в Италию.
[indent] - Предлагаю продолжить разговор в более укромном месте, - Пандора формально улыбается, подзывая к себе одну из многочисленных нянь Грейс. Дочери давно пора спать, а вот ее родителям продолжить обсуждение деликатных тем.

[indent] Пандора по привычке осматривает гостиную скептическим взглядом, не смотря на то, что прекрасно знает о наложенных чарах. В замке запрещена магия [за исключением определенных случае, например, в этой комнате] и, не смотря на год пребывания в стенах нового дома, она все еще не до конца привыкла к тому, что палочка хранится в ящике стола, подальше от посторонних глаз. После такого «моратория», во Франции дышалось как никогда легко, стоит ли говорить об ощущении полной свободы, которые накатывало как только она пересекала порог семейного поместья в Бельгии. У Себастьена, кажется, все было с точностью наоборот.
[indent] Начнем с простого. Леди Вивиан.
[indent] Голос Лесли отвлекает от мыслей, заставляя сосредоточиться на вещах более важных. Сейчас, она как никогда ощущала себя не комфортно, оставаясь в более тесном пространстве с этой особой. Гримальди еле заметно вздыхает, обходит диван и усаживается сбоку от мужа. Сначала формально, но после нескольких минут монолога, скидывает туфли и поджимает ноги к себе, облокотившись подбородком на плечо Себастьена. Кажется, Лесли этот жест не понравился, а, может, Гримальди сама придумывала себе то, чего не было. Во всяком случае, никакого активного проявления недовольства со стороны раздражителя замечено не было.
[indent] - Думаю, что стоит приставить к Леди Вивиан наблюдение и собрать больше информации, - Пандора смотрит на мужа, немного нахмурившись. Ей очень не хотелось соглашаться с Лесли хоть в чем-то, но если где-то поблизости крутился предатель, стоило разузнать об этом как можно больше до того, как ситуация примет серьезные обороты.
[indent] - Здесь нечего собирать, все и так ясно!, - Лесли настаивала на своем, кажется, не особо довольная, что с ней не согласны на все 100%. Рейми опустошил содержимое бокала, переводя взгляд с жены на друга.
[indent] - Тем не менее, - Гримальди выдерживает паузу, думая, как бы поделикатнее намекнуть на то, что источник из которого звучит эта достоверная информация, более чем сомнительный. По крайней мере, для нее. Она не доверяла Лесли и ждала подвоха в любой момент. Конечно, не при таком количестве свидетелей, но все же, - нужны и другие источники, чтобы проверить информацию.
[indent] - О Мерлин, Себастьен! Твоя жена слишком далека от политики. Ей просто не по душе, что это заметила я, а не она!, - Лесли возмущенно обращается к Гримальди, давая понять, что не намерена продолжать вести диалог с Пандорой. Бывшая Бонаккорд еле заметно сжимает кулак, впиваясь ногтями в ладонь, но сдерживает порыв вступить в перепалку, полностью полагаясь на мужа. Как минимум, словесная война с Лести никак не поспособствует окончанию этого злополучного вечера.

[indent] В спальне догорают свечи, отбрасывая яркие оранжевые блики на стекла. Пандора раздраженно сбрасывает туфли, направляясь к туалетному столику.
[indent] - Спасибо, я сама, - она на ходу, еще в дверях, отправляет горничную, не желая контактировать еще хоть с кем-то.
  [indent] - Не смотри на меня так, - Гримальди резко оборачивается, буквально спиной чувствуя взгляд мужа, - Она могла и помолчать. А еще лучше, остаться в Италии.

+1

7

Себастьен быстро подмечает натянутость в общении супруги и Лесли. Кажется, еще немного и струна лопнет, но это если им обеим покажется, что можно опуститься до открытого противостояния. Может, стоило оставить Лесли в Италии еще на год? Но нет, Реми нужен ему тут, и его жена тоже может пригодиться. В придворном обществе непозволительно долго не было скандалов, это не к добру. Они были заняты сплетнями о Пандоре и о проклятии Гримальди, но рождение Грейс быстро поставило точку. Им совсем скоро станет скучно и они вспомнят все междоусобные дрязги. Тихая и спокойная придворная жизнь никогда не длится слишком долго.
Воспитанной в стенах замка Лесли не нравится столь вальяжное, по ее мнению, поведение Пандоры. Себастьен сразу это подмечает, но решает не акцентировать внимание. По крайней мере сейчас. Хотя бы по той постой причине, что, несмотря на всю раскованность, бывшая мисс Монтелье наизусть знает весь фолиант, описывающий правила поведения для тех, кто хоть как-то причастен к короне. Если до брака многим можно пренебрегать, то после - это уже не приветствуется. Лесли ни разу нее видела, чтобы хоть одна женатая пара вела себя подобным образом при посторонних. Пусть привыкает. Себастьен приобнимает супругу. Во-первых,уже из привычки. Во-вторых, таким образом Лесли уяснит, что он не видит никакой проблемы и предпринимать ничего не станет. Она почти незаметно почтительно кивает. Такие разговоры без слов - привычное дело в общении с Лесли. Разговор начинает принимать совсем другой оборот и Себастьен накрывает сжимавшуюся в кулак ладонь Пандоры своей. Если она готова поддаться на провокацию, лучше это предотвратить. К тому же, Лесли напрямую обратилась к нему, и это требует от него реакции.
- Хватит. - Он властным тоном одергивает старую подругу, заставляя ее замолчать на полуслове. - Я ничуть не сомневаюсь в твоей наблюдательности, но не нужно ставить моей жене в укор то, что она выросла в адекватной обстановке, а не в этом цирке. - Немного переборщил, но он не позволит прямую критику с чьей бы то ни было стороны. Реми наклоняется к Лесли и что-то тихо говорит ей на ухо. - И в этом случае она абсолютно права. Несмотря ни на что, семья Вивиан обладает титулом и я не могу без причины бросаться обвинениями. - Раньше бы смог. Раньше был другим и Лесли никогда не ошибалась. Раньше обстановка в замке была другой, после смерти отца было нужно быстро восстановить власть семьи. Теперь, когда его брата наконец считают полноправным правителем, а не марионеткой, которой можно управлять, нужно быть осторожнее. - Думаю, вы с леди Вивиан подружитесь. - И это не предположение. Это - прямой приказ. Подтекст не выдаёт ни тон, ни выражение лица, но лучше всего Лесли слышит то, что скрыто между слов. В каком-то смысле Лесли права - Пандора не настолько комфортно ощущает себя в придворных делах, напрямую завязанных на политике. С временем это пройдет, но ей нужно как можно скорее научиться сохранять абсолютное спокойствие вне зависимости от того, кто с ней говорит и о чем.
- Реми, давай к серьезным вещам. Говори прямо. - У него нет желания растягивать вечер. Реми поправляет галстук, собираясь с мыслями. Ему еще предстоит долгий разговор с Лесли, что ему явно не нравится. Потом Себастьен узнает все, когда они поговорят наедине, без супруг.
- Твой дядя хочет корону. - Кратко и по делу. Себастьен хмуро поднимает на него взгляд. Это он знает и так. - И он думает, что может ее получить. - А вот это уже что-то новое. Такие новости меняют все и требуют незамедлительной реакции. Иногда Себастьену кажется, что он единственный младший брат монарха, который совсем не заинтересован в короне. Некоторые в Монако предпочли бы Себастьена на троне, но они безобидны и предпринимать ничего не станут, прекрасно понимая, что Себ стоит за брата и никогда ни за что не бросит ему вызов. По крайней мере без очень весомого повода. Но по словам Эмиля, Себастьен становится все больше похож на отца в последнюю декаду его жизни. Особенно в плане управления. Эмиль подметил, что Себастьен все чаще руководствуется сводом отцовских правил. Точнее, сводом правил из старых записей, что историки приписывают династии Гримальди сразу после так называемого проклятия, ставшего наказанием за низкий и бесчестный поступок. Спекуляции и россказни. Скорее всего автором книжки стал какой-нибудь подданный, идеализировавший монархию как принцип. Но доля смысла в его записях все же есть.
- Я поговорю с братом. Наше гостеприимство слишком затянулось. А ты пока узнай побольше. Но тихо. - Реми кивает, согласный со всем. Исчерпавший себя разговор сходит на нет. Свечи почти догорели - в частях замка, где магия не под запретом, нет электричества. Направляясь к спальне, он ненадолго отстает, чтобы перекинуться парой слов с Эмилем. Он устал, он обеспокоен новостями и недоволен стычкой между Пандорой и Лесли. Себастьен не намеревается что-то говорить, но взгляд его выдает. И когда Пандора успела так хорошо его изучить?
- Лесли не из тех, кто молчит. Поэтому я ценю ее вклад. - Объясняет Себастьен. Вокруг предостаточно тех, кто готов сказать что угодно, лишь бы получить что хочет от одного из Гримальди. Несмотря на все минусы Лесли, она всегда была с Себом до ужаса прямолинейна. - От нее нет толку в Италии, мне нужны мои люди здесь. - Он устало стягивает с себя галстук и кидает на спинку кресла. - Пандора, тебе нужно научиться не обращать внимания на провокации. Лесли не представляет для тебя никакой угрозы. - Он оставляет запонки на краю стола и расстегивает рубашку, не обращая никакого внимания на саднящий ушиб на ребрах. Его жене нужно раз и навсегда доказать, что она теперь одна из них. Знать будет показывать учтивость, потому что они обязаны это делать, но уважать просто так они не будут. Даже брату пришлось доказывать, что он достоин короны, хотя все его знали всю жизнь. Еще сложнее в свое время пришлось его матери - она тоже не родилась тут, но она быстро поставила всех на место. Ко всеобщему удивлению, включая отца своего мужа - на то время правящего принца. - Реми заставит ее вести себя более подобающим образом, но шаг навстречу с твоей стороны тоже не был бы лишним. - Себастьену часто самому приходится налаживать контакт с теми, кто ему не нравится. Это - одно из правил, прописанное в той самой книжке отца. При условии, что это верное решение, выслушивай даже тех, кто тебе противен, личные предпочтения не должны влиять на выбор пути. Может быть, Эмиль прав. Может быть, Себастьен действительно становится похож на отца.

+2

8

[indent] - О да, она очень много вкладывает, - Пандора насмешливо повторяет слова мужа, делая ударение на последнем слове. Интересно, вкладывал ли Себастьен тот же смысл, что и она. После сложившегося диалога и неудавшегося вечера, Гримальди не была настроена разбираться в деталях. Лести ее раздражала. То, что муж пытался ее выгородить, бесило вдвойне, - полная самоотдача. Тебе стоит поощрить такое рвение, - она резко обораивается, раздраженно дергнув плечом и приступает к прическе. На туалетный столик одна за одной летят шпильки, отскакивая от гладкой зеркальной поверхности в непроизвольном порядке. Следом за ними, рядом со шкатулкой, падает браслет и колье.
[indent] - Очень даже представляю, насколько тебе нужны твои люди, - Гримальди пользуется тем, что муж отвернулся и демонстративно закатывает глаза. Обстановка при дворе не была ей по вкусу с самого начала. Слишком много яда, сплетен и низкосортных интриг. Она была готова умственно, но не морально. Все эти склоки забирали слишком много энергии. Забавно, но наличие противостояния как такового, Пандору совсем не пугало, как минимум потому, что будучи причастной к династии политиков, она впитывала премудрости «ведения войны» с раннего детства. Отец и дед щедро делились историями и поучительными советами. Мать не то чтобы была против, но больше настаивала на воспитании леди, чем воинственной дамы из верхушки Альянса. Мужская половина видела в лице маленькой Пандоры не раскрытый потенциал. Самой Гримальди, кстати, второй вариант в плане перспективы тоже нравился значительно больше, хоть вслух она и не признавалась. Теперь же, столкнувшись с дворцовыми интригами лицом к лицу, Пандора еще раз убедилась в своем нежелании лезть в змеиное кодло. В особенности, когда речь шла о некой «женской дружбе» с элитой Монако. Гримальди никогда не проявляла особого интереса к местной знати и ограничивалась лишь минимальным обязательным присутствием на мероприятиях, сбегая при первой же возможности на стажировку в Альянс. Теперь же, с появлением Грейс, причин отказаться стало еще больше, чем она была несказанно рада. Собственно, по этой же причине, приказ вести слежку достался Лесли. Себастьен знал, что жена на подобное не пойдет и даже не попытался настаивать. В любой другой ситуации, Пандора была бы несказанно благодарна мужу за это. В условиях внегласного противостояния с бывшей любовницей, подобный жест можно было расценить как обидное «я знаю, что она может, а ты – нет». Что еще раз подтверждало слова Лесли о том, как далека жена принца от политики и местных устоев. Естественно, речь шла не о чем-то возвышенном, а о банальном придворном шпионаже и интригах. Пандора и не хотела быть «близка» к подобного рода мероприятиям, но чувство собственной бесполезности в сравнении с выше упомянутой дамой, было сильнее, чем рациональность.

[indent] Лесли не представляет для тебя никакой угрозы.
[indent] Мимолетная фраза, брошенная мужем в тот момент, когда Гримальди расстегивала корсет, заставила остановиться, уставившись на Себастьена с таким видом, будто он только что выписал ей смачную пощечину. В каком-то смысле, так и было, если учесть, что именно эти слова запустили цепочку воспоминаний с вечера перед помолвкой. Именно тех, что она старательно хоронила последний год, успокаивая себя банальным «это было до свадьбы». Если посудить, за Пандорой тоже водился один небольшой грешок, последствие которого мирно сопело в соседней комнате. Ей повезло, что Грейс очень похожа на отца. Признаться, не знай Пандора наверняка, она бы сама решила, что ребенок от мужа, без всяких сомнений. Порой, глядя в глаза Себастьена, ей становилось стыдно, но лишь до того момента, как в голове звучало убедительное «в расчете». Собственно, подобная цепочка реакций произошла и в этот раз. Вот только никто никогда не говорил об этом вслух и сам факт озвучивания проблемы, еще и в таком пренебрежительном тоне, заставил Гримальди буквально вскипеть, вытаскивая на поверхность засевшие в голове обиды. Еще год назад она бы не позволила себе подобного. Теперь, испытывая к мужу чувства куда более сильные, чем формальное уважение, ситуация принимала совсем другой оборот.
[indent] - Действительно. Ведь как там говорят? Сытый муж – счастливая жена?, - она ехидно ухмыляется, скрестив руки на груди, - А я, как всегда, не справляюсь, - Пандора наигранно вздыхает и нарочито растерянно всплескивает руками. Отношения Лесли и Себастьена не особо волновали ее до помолвки, ведь каждый волен делать что хочет. Но то, как старательно Пандора берегла свою репутацию перед прессой, в то время как Себастьен мог позволить себе покувыркаться с любовницей в вечер перед свадьбой, накладывало некий отпечаток обиды. Сейчас привычное «в расчете» просто не сработало. Матье исчез около года назад, в то время как Лесли теперь ошивалась совсем рядом, выпячивая свою полезность как можно сильнее. И не только ее, если говорить на чистоту, опускаясь до уровня обсуждения нарядов и жестов.
[indent] - А, так я еще должна и шагать на встречу?, - Пандора смеется, хотя ей совсем и не весело, - Конечно, милый. Вот прям завтра и начну. Попрошу Эмиля выслать твоей ненаглядной мое расписание, чтобы ее визиты к тебе в спальню стали максимально удобными, - Гримальди уже даже не пытается сдерживаться, раздраженно откидывая волосы назад, - Или, будет куда лучше, если вы мне обозначите удобное для вас время, а я уж как-нибудь подстроюсь, - Пандора кивает собственным словам, будто рассуждает об согласовании каких-то будничных планов. Выдерживает паузу и смотрит на мужа, расценивая его замешательство как признание вины, - Неожиданно, правда?, - она щурится, поджимая губы, - Только сделай милость, попроси ее не выплясывать голой у открытых дверей, как год назад… А то прислуга, слухи, дворцовые интриги. Ты ведь знаешь, - Гримальди склоняет голову на бок, делая наигранно невинный вид, - Я совсем не могу с этим всем справиться. Может твоя чудесная любовница проведет мне мастеркласс в свободное от неоценимой помощи время?, - она раздраженно дергает плечом и, отвернувшись к туалетному столику, быстро снимает сережки, бросая их шкатулку с драгоценностями.

+1

9

Где-то глубоко в подсознании начинает звенеть колокольчик, предупреждая о надвигающейся ссоре. От этого ощущения Себастьен отмахивается, не привычный к самому факту его существования. Ему всегда было все равно на назревающие ссоры, потому что он знал, что те отношения не вечны. Привык не нагружать себя лишним, поэтому не сразу понял, что назревает не обычная перепалка из пары фраз, а что-то гораздо более крупное.
- Если тебе кажется, что она в Италии сидела без дела, тратя деньги мужа, то ошибаешься. Да, у нее проблемы с субординацией, но она старается. - Он говорит то, что видит. Если бы Лесли не старалась быть полезной, не стала бы и пытаться защищать интересы Себастьена. Особенно после того, как он использовал свой титул, чтобы насильно выдать ее замуж.
- Да, мои люди. - Что то подсказывает, что они говорят о совершенно разных вещах, как будто Пандора знет что-то, чего не знает Себастьен, но ссора набирает обороты. - Те, которые не побегут при первой возможности отчитываться о моих действиях. И которые будут держать меня в курсе всего, что происходит в кругу знати. - Сам физически не успевает этого делать. И не может - члены правящей семьи могут получать достоверную информацию только от третьих лиц. Себастьен сохраняет спокойное лицо, хотя напряжение уже становится заметно. Он пытается найти внутри пустоту, чтобы утопить в ней все закипающие эмоции и первый раз в жизни не может этого сделать. Себастьен делает глубокий вдох, как делал уже множество раз. Но тогда он мог говорить себе, что нельзя срываться на мать своего будущего ребенка. Хватит. Он устал, на горизонте мелькает государственный переворот, и быть в центре перепалки Пандоры и Лесли ему не хочется. Прошло несколько часов с их встречи и уже его жена готова перегрызть глотку его бывшей. Бывшей. У Лесли есть своя семья, и между ней и Себастьеном все давно в прошлом. - Если хочешь, иди вместо нее. Останавливать не стану. Но тебе не нравится общение со знатью. И они это видят. Ты попросту ничего не добьешься. - Он почти что цедит объяснение сквозь зубы. В этих стенах Себастьен отчитывался лишь перед отцом, пока тот был жив. И все. Он не отчитывается даже своему брату, хотя и подчинится, если будет необходимо. - Черт возьми, у тебя мой титул и это означает обязательства перед каждым, кто здесь родился, нравятся они тебе или нет. - Себастьен старается говорить ровно, но Пандоре уже пора начать вести себя соответствующе титулу и положению. Нельзя вечно этого избегать. Пока не покажет себя, не получит их расположения. Себастьен будет и дальше напоминать каждому, что не позволит косых взглядов в ее сторону, потому что это правильно, но, несмотря на интриги и игры в борьбу за власть, они - его народ. В конце концов он следующий в очереди на престол. Быть на месте брата - самое последнее, что он хочет, но если настанет необходимость, примет всю тяжесть ноши. Но пока ему достаточно и своей, и было бы неплохо иметь поддержку в лице супруги. Каждое ее слово врезается в него, разбивая его самообладание. Еще никто не обвинял его в неверности. Ни разу.
- Что? С чего ты вообще взяла... - Комната повисает в молчании, пока Себастьен начинает понимать, что за мысли вертятся в голове Пандоры. Значит, она видела последнюю попытку Лесли. Тогда, год назад. Вечность назад. -  Успокойся уже, ничего не было. Я затолкал ее в комнату, чтобы на шум не сбежалась прислуга, приказал выбирать свадебное платье и выгнал. - И почему это он должен оправдываться за то, чего не делал? Где-то предательски крутится мысль, что если бы обвинения выставляла не Пандора, ему было бы все равно. - Я же говорил, что прекратил все отношения незадолго до официального объявления о помолвке. - Себастьен не любит повторяться. Ему должно быть достаточно сказать один раз. Привык, что никто не смеет подвергать сомнению его слова. И мало кто делает попытки ослушаться. - Почему так сложно верить мне на слово? Я хоть раз тебе соврал?! - Голос становится громче с каждым словом. Хорошо, что дочь в соседней комнате и не слышит этого. Внутри все закипает. Он старался. Старался проявлять понимание и уважение. Видимо, этого недостаточно. - Почему-то мне хватило такта позволить тебе оставить твое прошлое в прошлом. - Голос отдает стальным холодом. Себастьен ни разу не спросил, кто был у нее до него, и не спросит. Если у него было право жить до свадьбы, то и у Пандоры тоже. - Лесли для меня уже давно не любовница. Старая знакомая, подруга детства, жена моего друга. Все. - Физической усталости уже нет, только моральная. Себастьен понимает, что уже не заснет. Займет себя тренировкой или работой. Чем угодно, лишь бы снова найти пустоту и здраво взглянуть на вещи. Мог бы поставить точку и уйти прямо сейчас. Если бы на месте Пандоры была бы Лесли, ушел бы уже давно. Но он стоит здесь и выслушивает нелепости. - Ведешь себя как ревнивая школьница. - Говорит в спину отвернувшейся Пандоры и начинает обратно застегивать пуговицы на рубашке. Пытается выстроить в голове список дел, которыми может заняться, чтобы убить время до утра, но мысли разлетаются в разные стороны, не желая складываться в единую картину. Будь он воспитан иначе, не отказался бы от выпивки. Но Себастьен не пьет. Никто ни разу не видел его пьяным, потому что это противоречит тому, чему его учили.

+2

10

[indent] Пандора не привыкла в открытую выяснять отношения. Не то чтобы общение с мужем сводилось к выполнению приказов и полному игнорированию ее желаний, просто за последний год у них банально не было повода ссорится. Звучит странно и, возможно, даже не правдоподобно, но учитывая ситуацию, в которой оба оказались, более чем реально. Их брак начался с поспешного «знакомства» и сосуществования в одной постели с присущим взаимоуважением, но не более того. Естественно, супружеский долг отсутствие пламенной любви не исключало, но этот момент был необходим учитывая обстоятельства и статус Себастьена, плюс, небольшие сложности о которых, естественно, никто в слух не сказал. У Пандоры не было времени играть недотрогу, в общем-то, она и не собиралась, предпочитая «прикрыть тыл», если так можно говорить. В конечном счете, не смотря на обиду, будущий супруг был ей симпатичен, а брак, скрепленный по всем традициям – важен для обоих семей. В любом случае, не обращая внимание на детали, в этот период жизни они были слишком учтивы друг к другу, чтобы ругаться по мелочам. А крупных поводов и не предвиделось, учитывая разные сферы деятельности.
[indent] Момент, когда формальные отношения, подкрепленные записями на бумаге, перешли в категорию «настоящих», произошел настолько мягко и не заметно, что Гримальди просто не могла назвать конкретную дату или время. Просто в один прекрасный миг она осознала, что ей по настоящему интересно в компании мужа. Не то чтобы до этого она помирала от скуки, просто все стало как-то иначе. Время проведенное вместе больше не обязывало к манерности, они были сами собой, наслаждаясь компанией друг друга. Как и в прошлый период, в этот не было необходимости спорить и ругаться. Пандора во всем поддерживала супруга. Себастьен – не запрещал ей вести привычный образ жизни, потакая ее желанию работать и отсутствию оного в вопросах связанных с тесным общением со знатью Монако.

[indent] Проще говоря, полная идиллия была нарушена впервые.
[indent] Стоило Лесли вернуться из Италии.

[indent] - Конечно, я прекрасно вижу, как она старается, - Пандора щурится, не особо обращая внимание на замешательство со стороны мужа. Возможно, они и говорили о разных вещах, но это не значит, сто Себастьен не понимал о чем идти речь. Он был виноват, в этом Гримальди была более чем уверена, пусть и не кидалась обвинениями напрямую. События той были обязаны остаться в прошлом для обеих сторон, но не прошло и пары часов, как рыжая вертихвостка вернулась и вот, первая ссора. Да еще и какая.

[indent] Черт возьми, у тебя мой титул и это означает обязательства перед каждым, кто здесь родился, нравятся они тебе или нет.

[indent] Слова мужа звучат как очередная пощечина. Еще более сильная, чем предыдущая. Пандора давно смирилась с тем, что местная знать не считает ее ровней, ведь титул не был ей дан при рождении. Слышать подобное от Себастьена, в разы обиднее. Она нервно дергает плечом.
[indent] - А, вот оно что, - Пандора закусывает щеки изнутри, шумно выдыхая и на мгновение отворачивается, уставившись в стену,- Титул. Ну, конечно, - она кивает собственным мыслям и, немного помедлив, оборачивается на мужа, обиженно глядя из под лба, - Ну так забирай его. Можешь отдать более достойной кандидатке, - Гримальди с вызовом смотрит на супруга. Окажись ним кто-то другой и она бы громко хлопнула дверью, направляясь с дочерью к ближайшему волшебному камину, чтобы вернуться во Францию. В королевской семье, увы, подобное решение конфликтов было не уместно. Не смотря на весь гнев и обиду, Пандора не была настроена выносить ссору за пределы этой спальни.
[indent] - Как же вы все достали меня с этими титулами, - она цедит сквозь зубы, убирая волосы назад, - Я теперь вечно буду оправдываться за это? Ты же получил мощную поддержку в Альянсе, которой Монако так не хватало. Так кто, по итогу в плюсе?, - Гримальди прикусывает губу, возвращаясь к шнуровке на платье. Она не любила эту тему больше, чем все остальные. Этот брак был выгоден обеим сторонам и, не смотря на то, что знать Монако упорно делала вид, будто чужестранка – гость в их краях не желанный, только глупцы по правде не понимали все плюсы, что получила королевская семья после заключения брака.

[indent] - Потому что я привыкла верить своим глазам, Себастьен, - Пандора упрямо смотрит на мужа, не желая верить во всякие сказки. Ничего не было, как же. Голая любовница случайно оказалась в спальне принца и, естественно, ушла оттуда сразу же, после того как стала замеченной. Где-то в глубине души что-то встрепенулось. По правде, Гримальди привыкла верить супругу и если то, что он говорит – правда, то год назад ситуация вышла из под контроля. А ошибка, совершенная ей по молодости, больше не могла идти во «взаиморасчет». Впрочем, Пандора была достаточно упряма, чтобы продолжать гнуть свою линию.
[indent] - Наверное потому что мне хватило такта не красоваться на первых страницах всей европейской прессы под ручку с временной пассией, - она продолжает перечить, чувствуя жизненную необходимость в том, что бы быть правой. Уже плевать, чем закончится эта перепалка, Пандора просто не хочет оставаться наедине с собственными мыслями.
[indent] - Отлично. Спасибо, за комплимент, - она обиженно смотрит на мужа и бросает платье на стул возле туалетного столика. Поспешно направляется к шкафу и достает повседневный наряд, быстро застегивая пуговицы на рубашке. Кем-кем, а ревнивой школьницей ее еще не называли, - Если собрать все за сегодня, выйдет целый букет. В конечном счете, ты не сильно отличаешься от своих подданных., - вообще-то, она так не считала, но удержаться от едкого комментария просто не смогла, - С вашего позволения, ваше величество, - Гримальди насмешливо изображает поклон и не дождавшись ответа, выходит из комнаты, направляясь прочь из спальни.

Отредактировано Pandora Grimaldi (2019-10-04 15:44:26)

+1

11

Себастьен не любит, когда его слова подвергают сомнению. Сколько раз нужно повторять, чтобы его услышали? - Глаза часто обманывают. Нельзя ничему верить, не имея на руках фактов. Разве этому не учат на стажировке в судебной коллегии? - Какой толк в честности, если ее не ценят? Себастьен не должен оправдываться за то, чего не было и не будет. Что стало с «невиновен, пока не доказано обратное»? - С момента объявления о предстоящей помолвке я ни разу тебе не изменил и не собираюсь этого делать. - Цедит он сквозь зубы, злясь на то, что его, по всей видимости, признали виновным, не проверив никаких доказательств. - Веритасерум? Ритуал? Любой способ на твой выбор. Если моего слова недостаточно, я опущусь до проверки. - Даже преступников не принято принуждать к такому, ведь подобные вещи отбирают волю. Но Себастьен готов на это пойти. Один раз, чтобы доказать свою правоту. Но не уверен, сможет ли смотреть на супругу после. Он никогда ни от кого не терпел унижения и не знает, как будет на это реагировать.
- Титул. - Фыркает Себастьен. Уже устал быть зажатым между женой и подданными. Кажется, она до сих пор считает монархию чем-то, что к ней не имеет никакого отношения. Но и у Пандоры есть титул, причем один из наиболее высоких в Монако. И чем выше титул, тем тяжелее его нести. От решений всех Гримальди зависит благополучие страны. Да, больше всего власти у брата Себастьена и у него самого. Как обладатель герцогства, он также обязан от имени брата контролировать тех, кто живет в доверенной ему части Монако. Случись что с ним, его место займет Пандора. По крайней мере, пока правитель не решит что делать с вакантным титулом. Но чтобы подорвать устоявшийся порядок хватит одного неверного решения. - Для тебя это просто слово, которое ничего не значит. Оно таким и останется, пока ты не поймешь, что оно относится и к тебе тоже. - Себастьен заставляет себя не сжать кулаки от злости. Злость он может обуздать, а вот досаду, оказывается, не особо. На горизонте мелькает возможность того, что все твердившие в унисон о проклятии были правы. С чего Себастьен взял, что он чем-то отличается от всех остальных Гримальди, которые нашли в браке только разочарование и крах? Он мысленно одергивает себя, заставляя запереть эти мысли где-нибудь в дальнем углу сознания. Проклятие - сказки, просто фольклор. А длительная история неудач - просто стечение обстоятельств и никак иначе. Он в упор смотрит на Пандору со смесью потрясения и непонимания. Наконец ему удается вызвать в мыслях небольшое пламя и скормить ему большую часть злости. Это позволяет более трезво взглянуть на вещи. А сам бы поверил? Если бы роли были перевернуты? Решает, что да. Ей бы поверил. Хотя бы единожды. - Они тебя не знают. - Говорит уже спокойно. - А ты не даешь им шанса это сделать. - Среди знати есть те, кого действительно стоит опасаться. Но немало тех, у кого есть понятия о чести и достоинстве. Все вынуждены плести интриги и играть в политику, потому что так заведено. Но двор Монако не сравнится в кровожадности с верхушкой Альянса. Здесь они грызутся между собой, но в случае необходимости сплотятся и дадут отпор, так было всегда. За династию правления Гримальди не раз теряли власть, но каждый раз забирали ее обратно. Не без поддержки знати. - Вот значит как. - Он качает головой. Неприятно слышать, как она описывает их брак как транзакцию, вычисляя кто получил наибольшую выгоду. - Но тебе придется и дальше меня терпеть. У нас есть дочь и я никуда не денусь. - Решительно заявляет Себастьен, невольно взглянув на стену, за которой уже мирно спит Грейс, ради которой Себастьен без раздумий нарушит все клятвы и обязательства. - Но, мои искренние извинения за все неудобства. - Начинает снова заводиться, но быстро берет себя в руки. Ее последние слова, брошенные с ядовитой насмешкой, выбивают опору из под ног и Себастьен просто отходит в сторону, освобождая ей путь из комнаты. Он так и остается стоять какое-то время. Затем выходит из комнаты, проверяет дочь и направляется в кабинет, чтобы заняться делами. Даже вероятность переворота не может удержать его мысли о так и не оконченной ссоре.

+1


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » DAILY PROPHET » [05.07.1963] every me every you