Фабиан успел лишь пробежаться разок глазами по письмам прежде, чем отец их притянул к себе и начал целую тираду о том... » читать далее

01 MAR - 30 APR 1980
Frank Aoife Bellatrix

Daily Prophet: Fear of the Dark

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » GRINGOTTS WIZARD BANK » [05.04.1980] Forever Yours


[05.04.1980] Forever Yours

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

«Ill be there as soon as I can
But I'm busy mending broken
Pieces of the life I had before»

https://i.imgur.com/iMhwV6n.gif
Catherine Rosier | Daniel Nott

Дата: 05.04.1980
Локация: коттедж «Жемчужина»

«- Я ненавижу свою фамилию... Она проклята.
- ...Может возьмешь мою?»

Отредактировано Daniel Nott (2019-08-07 19:45:19)

+4

2

Проснувшись на диване, который был в несколько раз короче него самого, Дэниел потянулся, почувствовав, как затекло его тело. Он чуть поморщился от неприятного ощущения, но напомнил себе о том, что наказание было заслуженным, и в его интересах быть паинькой, чтобы Катрина простила его как можно скорее. Поднявшись, он с трудом размял шею и спину, болезненно ощущая каждый позвонок. После обращения его тело до сих пор ныло, но Нотт не высказывал ни слова поперек воли Катрины, принимая свою участь с несвойственной ему покорностью.
Девушка ещё спала, и Нотт, тяжело вздохнув, поднял с пола свою палочку и направился на кухню, чтобы приготовить завтрак. Можно было сказать, что куда большим наказанием было бы участвовать в кулинарных экспериментах Катрины, но жить ему ещё хотелось, а потому он лишь демонстративно страдал, занимаясь готовкой, на деле же не испытывая никакого дискомфорта.
Быстро сварив себе кофе, он взялся за завтрак в надежде, что аппетитный аромат привлечет Розье, заставив спуститься к столу
Тем временем все еще сладко спавшая наверху в спальне Катрина за эти дни как будто решила добрать весь необходимый ей сон, поэтому ни в чем себе не отказывала: спала по диагонали на кровати, залеживалась до позднего утра и нежестко, но всё-таки муштровала Дэнни. Он по правде все принимал безропотно, чем вызывал у девушки скрытую улыбку. Все его поведение так и кричало: "Понял, принял, не повторится." Однако Кэт все равно не спешила допускать его в спальню, ограничив и доступ к себе. И Дэнни совсем необязательно было знать, что ей его не хватает по ночам, да и ласки хочется, хоть на стенку лезь. Но Катрина Розье, раз упершись, стояла насмерть.
Как Дэнни и думал, запах жаренного бекона разбудил Кэт, и она соизволила спуститься, как была, в пижаме и с растрепанными волосами. Ибо не достоин Нотт был ее стараний сейчас. Услышав её шаркающие сонные шаги, слизеринец молча улыбнулся, однако даже не удосужился повернуться, сосредоточившись на готовке.
- Доброе утро, - зевнув, поздоровались девушка. - Как спалось?
Это стало уже дежурным вопросом, который Кэт задавала таким елейным голоском, что сразу было понятно, что она хочет услышать в ответ.
- Как всегда превосходно, разумеется. - Аналогичным тоном ответил ей Нотт из чистой вредности, впрочем, тут же поспешил добавить, - Хотя в твоей компании было бы значительно лучше.

Отредактировано Catherine Rosier (2019-08-10 15:47:48)

+3

3

Разложив завтрак по тарелкам, Нотт все же обернулся, к девушке, чуть склонив голову набок:
- Чай? Кофе? Какао? Потанцуем?
Сев за стол, Кэт положила голову на руку, встретив Дэнни смеющимся взглядом. Дурак и шалопай, но очаровательный, когда хочет.
- Кофе. Танцы отложим.
Завтрак пах великолепно, особенно если учесть, что все, что готовила сама Катрина, пахло одинаково - дымом.
- Как только ты это делаешь, - Завистливо вздохнула Розье, подцепляя вилкой идеально пожаренную яичницу. - Признавайся, это иллюзия. Еда не может так круто выглядеть.
Театрально поклонившись "заказу" девушки, Нотт наполнил две кружки кофе и приземлился за стол напротив Катрины.
- Если бы это была иллюзия, ты бы не смогла ее съесть, - справедливо заметил Дэниел, приступив к еде, - Я пять лет жил с Куинси. Поверь, этого более чем достаточно, чтобы научиться готовить хотя бы ради выживания.
- Хм. А мы с мистером Илопсом были одинаково плохи в готовке и по негласному соглашению питались, чем придется.
Кэт покачала головой, улыбнувшись этим воспоминаниям чуть печально. С момента пожара в Империи старик не давал о себе знать, и это не переставало беспокоить Кэт. Она даже чуть охладела к завтраку, вяло ковырнув бекон вилкой.
По прошествии нескольких дней после полнолуния Дэниел окончательно смог "починить" свою легелименцию, восстановив чувствительность к эмоциональному фону Катрины. А потому пробежавшую прохладцу заметил сразу, подняв на девушку обеспокоенный взгляд. Да, не стоило затрагивать тему переулка... Дэниел притих, уткнувшись в свою тарелку, не зная, как лучше поддержать Катрину в этом вопросе. Разве что самому отправиться на поиски Илопса... Впрочем, стоит спросить у Куинси, может, он выходил на связь с ним?
Глотнув кофе, Нотт довольно зажмурился и решил сменить опасную тему:
- А как спалось тебе?
- Отлично, - Не моргнув глазом, соврала девушка тут же в ответ на провокационный вопрос. - Свободно так, красота!
Не говорить же, что до полуночи вертелась, не зная, как бы ещё улечься.
- О, ну я рад за тебя. - Ухмыльнулся Нотт, оценив попытку Катрины держаться до победного. - Сейчас войдёшь во вкус и вовсе запретишь мне возвращаться.
- А ты меня не провоцируй! - С трудом удержавшись, чтобы не показать язык, Катрина со вздохом вернулась к еде.

+3

4

Вопрос с мистером Илопсом на самом деле беспокоил ее, но по сравнению с текущим положением дел в их собственной с Дэнни маленькой семье, все отходило на второй план. Кэт не переставала изучать их "пушистую проблему" и уже несколько раз предприняла попытку сварить заветное зелье, которое сохранило бы разум Дэнни человеческим после трансформации. Но пока Розье терпела неудачу за неудачей, что сильно ее угнетало. Потерев лицо, девушка попробовала отрешиться от невеселых мыслей, ибо, единожды попав в их проклятых круг, выбраться не могла часами. Она что-то делала не так раз за разом, хотя до буквы выучила рецепт из старой книжки.
- Как ты? - Спросила она внезапно, зная прекрасно, что у Нотта все ещё побаливали суставы.
- Был бы лучше, если бы не приходилось спать, свернувшись калачиком. - Не смог промолчать Нотт и улыбнулся, показав девушке язык. - Ладно, не волнуйся обо мне, - легко передёрнул он здоровым плечом, - я в норме, правда. Как-нибудь справлюсь.
Игла вины кольнула Катрину не в первый раз, но она велела себе быть стойкой. Нотт страдал за дело, и Кэт хотела доказать лишь одно - она не будет безропотно принимать такие удары и раны, нанесенные пусть не со зла, но слишком глубоко и больно.
- Пей отвар, что я оставила на тумбе в гостиной, он снимает любую боль. - Не в первый раз напомнила девушка. Дэниел глупо упорствовал в своем нежелании пить любое лекарство, и Розье даже казалось, что он и сам пытается себя наказать. Глупо, конечно, но Кэт не хотела лишний раз вступать в споры.
Нотт тихо хмыкнул, принимая эту принципиальную стойкость Катрины. Он ничего не имел против подобного проявления характера, тем более что прекрасно чувствовал, как тяжело это решение девушке давалось. Однако пить отвар он все ещё не планировал. Эта боль будет преследовать его до конца дней, не лучше ли сразу смириться с ней и научиться как-то жить? Тем более, что он все это действительно заслужил.
- Спасибо за завтрак. Я пойду... Займусь делом. – Кэт встала, чуть поморщившись при мысли о перспективе вернуться к зелью. Все та же последовательность действий, все те же ингредиенты. Розье было страшно стыдно за то, что зелье до сих пор не выходило.
- Ну давай, мне тоже есть, чем заняться. - Кивнул слизеринец. Проследив за тем, как девушка скрылась на втором этаже, он тяжело вздохнул, проведя рукой по лицу. Они все ещё находились в весьма шатком положении. Начать хотя бы с того, что оба сидели без работы уже больше месяца. Розье так и вообще с ноября, когда сгорела лавка Илопса, но его работа у Куинси, плюс весьма неплохие накопления, помогли им продержаться до настоящего момента, вот только финансы стремительно подходили к концу, а в вопросах трудоустройства встало ещё одно весомое препятствие: никто не жаловал оборотней. Да, конечно, он мог напроситься обратно к Кранвиллу, вернувшись в лавку, но ведь хотелось двигаться дальше, да и подвергать старика опасности он больше не мог...

+2

5

Мысли гуляли в голове Дэниела, то и дело бросаясь из крайности в крайность: написать или не написать? Помнится, ещё осенью в ходе разговора с сестрой, она упомянула одного знакомого часовщика, который искал себе помощника, и предложила познакомить с ним для дальнейшей работы. Тогда Нотт отказался, ведь он был занят в лавке Куинси и не планировал покидать ее в ближайшее время. Однако всего за несколько месяцев обстоятельства изменились прямо-таки кардинально, и сейчас слизеринец продолжал бродить по гостиной, обдумывая, стоит ли рассмотреть подобную вакансию или нет. С одной стороны, это вне всяких сомнений была отличная возможность. Но с другой, ему не хотелось лишний раз напрягать сестру, да и риск раскрыть особенности своего...хм... новообращенного вида был крайне высок.
Наконец махнув рукой, Дэнни все же достал пергамент и вооружился пером, решив, что ничего не мешает ему просто спросить. Может, там уже и место давно занято?
Расположившись на диване, он начал писать, но застрял уже на приветствии. В последний свой визит Лив устроила ему хорошую головомойку, призванную вернуть на место мозги, очевидно выбитые треклятым укусом. Откровенно говоря, Нотту было даже как-то неловко вновь писать ей сейчас, но ведь сестра сама предлагала свою помощь...

Поднявшись в спальню, Катрина, даже не глядя, достала с полки шкафа все тот же томик, который передал Дэнни его брат, и спиной вперед упала на кровать, вглядываясь в заученные наизусть строки так, словно они вот прямо сейчас врали ей в лицо. Да даже если придется положить все часы в сутках на методичное повторение действий из этой книжонки, Кэт разберется и все-таки добьется своего. Все же Розье тоже были знамениты своим упрямством.
Вздохнув, как последняя страдалица, Катрина, перекатилась по кровати, ленясь встать, и кое-как дотянулась до прикроватной тумбы. Открыв первый ящик, она начала шумно шарить там в поисках своей палочки. Но та, проказница, упорно ускользала из-под пальцев, укатываясь куда-то вглубь. Кэт фыркнула недовольно и вытянулась совсем уж в струнку, но вместо гладкой древесины наткнулась пальцами на прохладный металл. Это были часы Дэнни, которые лежали убранные с того момента, как они вернулись из больницы. Розье видела их, но не трогала, но сейчас, случайно задев, непонимающе нахмурилась - что-то двинулось внутри часов под витой крышкой. Удивившись, девушка соизволила сесть прямо и заглянуть в ящик.

Отредактировано Daniel Nott (2019-08-13 12:36:45)

+2

6

Серебро часов матово блестело, но с виду они были в полном порядке. Кэт взяла их в руки и покрутила, отчётливо услышав, как внутри что-то перекатилось. Любопытство тут же взыграло в Кэт, и она опасливо оглянулась на дверь. Конечно, Дэнни не мог прийти сюда сейчас без веской причины, но все равно. Немного помедлив, Розье поджала под себя ноги и всё-таки открыла часы. На раскрытую ладонь упало тонкое колечко. Оно было золотым. Простая полосочка ободка вилась, образуя знак вечности, украшенный маленькими вдавленными в металл камушками, которые, однако, ловили свет так, словно были специально для этого зачарованы.
Катрина завороженно рассматривала украшение, это маленькое сокровище, и мысли теснились в голове. Что это? Чье это? А может... Может, это для нее? Розье невольно вспыхнула до корней волос. Да нет, нет-нет, это же не может быть обручальное кольцо?!
Разволновавшись, Катрина вскочила с кровати и прошла туда-сюда, сжимая находку в кулаке. В голове все смешалось, но Розье сказала себе дышать глубоко и успокоиться. Это все только ее фантазия, ничего больше. Возможно, это кольцо принадлежало какому-то дорогому Дэнни человеку, как часы принадлежали его деду. Может, бывшей девушке. Это слегка охладило возбуждение Кэт, и она вернулась на кровать. Вряд ли у нее хватит смелости когда-нибудь спросить Нотта об этом кольце.
Ещё немного подержав его в руках, девушка почти что собралась убрать все обратно, но в каком-то порыве чувств порывисто надела украшение на палец, поразившись, как идеально подошёл размер. Всего на секунду! Что плохого от этого могло случиться..?
Погрузившись в свои мысли, Нотт вдруг замер, выронив перо из рук, так ничего и не написав. Что-то было не так. В одну секунду что-то так резко изменилось в привычном ему окружении, что по телу прошла крупная дрожь, словно отторгая такой порядок вещей, противясь ему всем своим существом. Осознание пришло практически мгновенно, стоило лишь прислущаться к собственным ощущениям: он не чувствует присутствия Кэт.
Паника моментально охватила его. За все время, проведенное под одной крышей, ее эмоциональное состояние являлось для него своеобразным фоном, к которому он успел привыкнуть. И сейчас, когда тот неожиданно пропал, кто-то словно бы вырвал Нотта из привычной реальности.
Резко вскочив с дивана, юноша взбежал по лестнице на второй этаж и буквально вломился в комнату, тогда как Катрина сидела на кровати, как ни в чем не бывало.
- Что?.. - "Что за чертовщина?" Оперевшись на дверной проем, слизеринец схватился за голову, пытаясь успокоиться.
Дверь с грохотом распахнулась, и Катрина, завороженно глядевшая на танец света в камушках на кольце, подскочила на кровати.
- Ты чего?! - Вскрикнула она также испуганно, не зная, откуда ожидать опасность и какого черта вообще Дэнни чуть не сломал косяк двери, выбив ее одним ударом.
Дэниел облегчённо выдохнул, поняв, что Розье в полном порядке, и чуть съехал плечом по косяку, переводя дыхание. Вот только он до сих пор не ощущал ее, и от этого было не то, чтобы странно, но страшно. Нахмурившись такому необъяснимому явлению, он, наконец, заметил свои карманные часы, лежавшие на кровати, и медленно перевел взгляд на руки девушки.
Ну.
Конечно.
- Кэт... Ну ты... Ну ты даёшь...

Отредактировано Catherine Rosier (2019-08-13 12:39:12)

+2

7

- Я даю!? Ты чуть дверь не сломал! - Возмутилась девушка, но, проследив за взглядом Нотта, разрумянилась пуще прежнего от смущения. - Я тут...
Она резко спрятала руку с кольцом на пальце за спину, словно была ребенком, которого застукали за кражей конфет. Поймав же себя на этом глупом жесте, со вздохом напомнила себе, что она уже не дитя, и сняла колечко, не скрываясь.
- Извини. - Потупилась она, аккуратно положив украшение на покрывало кровати. - Я случайно нашла его и просто не удержалась.
Устало потерев виски, Нотт прикрыл глаза и прошел в комнату, попутно оценив состояние входной двери. Ничего непоправимого.
- Да, прости, я просто... - Он чуть замялся, как-то не ожидая, что придется объясняться перед Кэт почти за полный год скрываемой легелименции, не говоря уже о её столь неожиданной находке. Подобрать слова оказалось сложнее, чем он думал.
- Просто...? - Переспросила девушка. Паника Нотта ее откровенно испугала, но сейчас, поняв, что ничего ужасного не произошло, она задалась вопросами о причинах такого внезапного появления. И с некоторым подозрением покосилась на колечко.
- Ладно, не извиняйся. Я сам виноват, не стоило их здесь оставлять... - Он опустился на край кровати и, спустя несколько секунд раздумий, взял кольцо с покрывала. - ..Тебе нравится?
Странно было чувствовать себя смущенной рядом с Дэнни, но, несмотря на его слова, Катрина еще чувствовала себя виноватой за свое любопытство, и рядом не села.
- Оно очень красивое, - Честно ответила Розье, ощутив снова тонкий укол волнения, от которого защекотало в животе. Кэт даже повела плечами от этого странного ощущения. - Чье оно?
Версия с бывшей девушкой хоть и уязвляла немного, но все еще казалась Кэт вполне вероятной. Хотя с тем же успехом колечко могло принадлежать матери или сестре Дэнни.
- Хм.. - Нотт прокрутил кольцо в пальцах и зажал его в кулаке, обернувшись на девушку. - Технически, на данный момент оно мое.
Он тихо хмыкнул, пожав плечами, и потянулся за раскрытыми карманными часами, чтобы убрать украшение на место, но, уже готовясь закрыть крышку, помедлил. Зачем? Кэт ведь все равно уже знает о его существовании, так зачем снова прятать его?
- Дай мне руку. - Дэниел достал свою новую волшебную палочку, к которой все никак не мог привыкнуть, и взмахнул ей, создавая тонкую цепочку, на которую повесил кольцо, чтобы то не потерялось.
- Но, если быть совсем честным, то предназначалось оно тебе... - Нотт осторожно вложил украшение в ладонь Катрины и накрыл ее же пальцами. - Хотя я не планировал передавать его тебе сейчас, но... Знаешь, наверное, так будет даже лучше.
Он неловко улыбнулся, пока не рискуя поднимать взгляд на Розье и продолжая гипнотизировать их руки.
- Мне кажется... Что сейчас ещё не время для официального вручения. На нас много всего навалилось, но я знаю, что мы справимся со всем вместе и... Когда все наладится, я задам тебе один важный вопрос. - Слизеринец наконец поднял взгляд на девушку, - До тех пор я хочу, чтобы оно было у тебя, идёт? Только... Только не надевай его пожалуйста, а то я с ума сойду...
Отпустив руки Катрины, Нотт неуверенно поджал губы, вновь переключившись на свои часы решив, что надо бы объясниться за свою выходку.
- Это кольцо - мощный защитный амулет от легелименции, и я сразу почувствовал, когда ты надела его. - Начал он, увлеченно открывая и закрывая крышку. - Я даже не думал, что оно работает так хорошо, если честно.

+2

8

Катрина боялась лишний раз пошевелиться, и лишь сжала пальцы вокруг колечка, чтобы оно не упало на пол. Похоже... Похоже первая невероятная догадка оказалась верной, и это было обручальное кольцо. Осознание этого простого факта оглушило девушку. Она опустилась на кровать, не в силах больше стоять и глядя на Дэнни широко раскрытыми глазами. Это еще было не предложение, но сам факт того, что Дэниел - Дэниел, мать его, Нотт! - думал о том, чтобы жениться, купил кольцо и хранил его просто не укладывался у девушки в голове.
Хотя для Катрины давно уже не стоял вопрос о том, что она никуда не денется от Нотта и никуда не отпустит его, хотя она могла до посинения твердить ему "навсегда", мысли о свадьбе не посещали ее. Ибо подростком она усвоила - для неё замужество лишь обязанность, и когда придет время, она выйдет за того, кого выберет Персей. Брак равно выгода, и для любви в этом уравнении места не было. А тут... Надеть это кольцо, пусть даже только на шею, означало для Катрины быть помолвленной. И с кем! С человеком, которым дорожишь больше себя.
Такой расклад был сюжетом из сна, но никак не мог принадлежать реальности. Или все-таки мог?
Осознав, что уже минуту молча сидит и смотрит на Дэнни, но едва ли видит его, Розье быстро-быстро заморгала и крепче сжала пальцы вокруг кольца.
- Ох, Дэнни... Я обязательно сохраню его. - С едва зародившейся улыбкой на лице она пропустила цепочку сквозь пальцы, прислушиваясь к робкому счастью, расцветшему в сердце. - Поможешь?
Она повернулась спиной и подняла волосы, обнажив светлую шею.
- Так ты легиллимент. - Передав юноше кольцо, задорно качавшееся на цепочке, удивительно спокойно протянула она. Как ни странно, эта новость не разозлила девушку и даже не удивила - уж не больше, чем вся эта ситуация! -, а стала той недостающей деталью паззла, которая собирала все воедино. - Я должна была догадаться.
- Скорее эмпат. - С заметным облегчением выдохнул слизеринец, оценив реакцию Розье. - Я никогда не читал твои мысли, если тебя это беспокоит.
Он осторожно перехватил импровизированную подвеску и, протянув цепочку на шее Катрины, защелкнул ее, не в силах сдержать лёгкой улыбки.
- Но да, у нас это семейное. Способности Оливии в легелименции в десятки раз выше моих, а Родерик отличный окклюмент, что не мудрено в нашей компании. - Он тихо хмыкнул детским воспоминаниям и провел рукой по темным волосам Катрины. - Я же пока умею читать только эмоции.

+2

9

Прохлада цепочки быстро сошла на нет, но Розье могла ощутить вес колечка на шее, и, едва касаясь, провела пальцем по золотому ободку, невольно затаив дыхание. Было в этом моменте что-то волшебное и в то же время уютное. Никаких громких речей и ничего напоказ - только для них двоих.
- Ты полон талантов и не перестаешь меня удивлять, - Катрина отпустила волосы, позволив им волной упасть на плечи, и обернулась к Дэнни. Теплый взгляд лучистых светло-голубых глаз в его яркие голубые. - Тогда скажи, что я чувствую сейчас?
Глубоко вдохнув, Катрина почти без труда велела стенам волнений, страхов и неуверенности растаять на минуту, представив лишь, что он и с Дэнни могут жить счастливо и быть... Семьей, собственно. И даже если пока это была лишь мечта, она зажгла Розье изнутри, как спичка, поднесенная к сухой траве. Поймав себя на задорной мысли, Кэт придвинулась ближе, обняв Дэнни почти также, как обняла его в их первую ночь вместе. Только тогда она совсем не знала, к чему это приведет.
Пропустив волнистые локоны сквозь пальцы, Дэниел улыбнулся чуть шире, глядя девушке прямо в глаза. Ее эмоции приятно согревали теплом, перемешиваясь с его собственными, и Нотт мог без притворства сказать, что это было его самое любимое чувство на всем белом свете.
- Надежду на лучшее. - После небольшой паузы ответил слизеринец, чуть склонив голову набок.
- И счастье, - Подсказала девушка с ласковым смешком, зарываясь носом в шею юноши и глубоко вдыхая его запах. – Я счастлива.
Она не знала, просто не догадывалась, чем заслужила его любовь. Да и вообще любовь в целом. Порой это чувство делало Розье очень больно или заставляло совершать поступки, которых Катерина от себя никогда не ждала. Иногда оно так пережимало внутренности, что легче было умереть, чем вынести эту муку. Но была и вторая сторона медали, настолько прекрасная, что воспоминания о ее уродливой темной сестрице таяли на ярком свету.
Катрина считала себя недостойной такой сильной любви, и все же принадлежала ей полностью.
- Я буду беречь его, обещаю. И тебя. - не открывая глаз, выдохнула Кэт.
Нотт прикрыл глаза, наслаждайся моментом. Такие редкие минуты спокойствия и идиллия особенно ценились, когда жизнь полнилась хаосом и страхом.
- Я тебе верю, Кэтти. - Слизеринец чуть отстранился и, проведя пальцами по щекам девушки, притянул к себе для поцелуя.

+1

10

Кэтти. Так ее звали только в далёком и очень безмятежном детстве. И вроде Розье давно была не маленькая, а звук этого имени тронул до глубины души. Да, с Дэнни было как в детстве спокойно и надёжно. Каким бы самодуром он ни был до нее, с ней он стал взрослее. Он узнал ее кусочек за кусочком, заново научил ее доверию. Открыл, что способен на удивительные поступки. И Катрина откликнулась на поцелуй каждой клеточкой тела, не жалея ни грамма тепла, что в ней жило. Именно в этот момент она поняла, что даже если страсть между ними со временем потухнет, это ничего не изменит. Дэнни на всю жизнь останется ее лучшим другом и партнером, и, если повезет, они встретят старость вместе. Сколько бы лун ни миновало, сколько бы черных дней ни было бы написано на его и ее судьбах, это их не разлучит.
Забыв о стойкости, о муштре, о проявленном характере, девушка едва ли не жадно запустила руки под рубашку Дэнни. Не спешила, просто хотела быть ещё ближе и чувствовать его каждый вдох и отклик.
Прикосновения девушки прошлось коротким электрическим импульсом по всему телу, и Нотт непроизвольно вздохнул через рот, отзываясь на ее действия. Он слегка повел плечами, словно бы пытаясь отогнать эту волну мурашек, и чуть поддался вперед, углубив поцелуй.
Да, раньше он переживал, что не сможет "ощущать" Розье посредством своих способностей, но теперь понимал, что в будущем даже с колечком-замочком на её пальце ничего не изменится. Он продолжит чувствовать её эмоции и мысли, как свои собственные, даже без легелименции просто потому, что меньше, чем за год, эта девушка стала для него самым близким человеком, она стала для него всем, изменила его и помогла не потерять себя. Нотт никогда бы не подумал, что способен так сильно любить кого-то, а мысли о женитьбе и вовсе никогда не рассматривал, но вот они здесь... Назло всем козням и наперекор целому миру. И это было удивительно правильно.
Это было их место - друг у друга в сердцах. Словно в маленьких домиках, увитых плющом и обласканных редким солнцем. И только там, несмотря на трещинки на стенах и старые фотографии ушедших привязанностей, жило их личное счастье.
Катрина подалась вперед и села сверху, поцелуя не разрывая, дрожащими пальцами расстегивая пуговицы, чтобы скинуть рубашку с теплых плеч и ладонями очертить их границы, задержавшись только на следе укуса и в этот момент сроднившись даже с ним. Потом спуститься губами ниже и рисовать ими единственное слово, которое хочется кричать - люблю.
Люблю - наэлектризованными кончиками пальцев по щеке.
Люблю - вдох на выдохе, и дыхание дробное, разбитое на осколки едва подконтрольным волнением.
Люблю - обвести языком каждый шрамик, охватить всепроникающим взглядом каждую секунду прошлой боли и поделиться своей, как острой приправой.
Люблю - и не остаётся постыдного, или запретного, или страшного. Даже когда от ощущения единения и принятия на глазах слезы, на лице все равно улыбка. Светлая.
Плевать, что будет утром, или завтра, или когда снова на черном бархате ночи среди звезд-блесток королевишной засияет Луна. Пока дыхание и стоны в унисон, все далеко, и впереди только ночь. А кровать - необязательная роскошь, ведь они так молоды и так влюблены.
Катрина, едва не порвав, стащила через голову платье, острой молнией случайно оцарапав спину, но даже не заметила этого. Она жила мыслями не в себе, а в человеке напротив. Одежда - помеха! - летела на пол, и все куда лучше, когда кожа к коже. Могла бы, забралась бы и глубже.

+1

11

Слизеринец повел плечами, высвобождаясь из рукавов рубашки, и откинул ее в сторону, но после  смог лишь покорно запрокинуть голову, ловя каждое прикосновение губ на своем теле. Он закрыл глаза, изредка напоминая себе, что надо дышать, и делал это жадно, вдыхая полной грудью, пока от пьянящих действий Розье и нехватки кислорода не начала кружиться голова. В этих поцелуях смешались благодарность и обещание, и слизеринец явственно ощущал их каждой клеточкой своего тела, словно бы через прикосновения Катрина вкладывала эти чувства прямиком ему в сердце.
Он помог Кэт расправиться с платьем, не без наслаждения окинув ее взглядом, и с лёгким нажимом провел ладонями вниз от пояса к бёдрам, скользя по светлой коже. Где-то вдалеке мелькнула мысль о том, что на столе на первом этаже все еще лежит недописанное письмо, погибая в чернилах, которые он разлил, резко вскочив, но Нотт решил, что ему категорически плевать на все эти мелочи жизни.
Вернув руки на спину девушки, он одним движением расстегнул ее светлый лиф, но не спешил снимать его, осторожно притянув Катрину к себе. Нотт неспешно спустил одну бретель, покрывая плечо и ключицу девушки мягкими поцелуями. Ему всегда нравился этот контраст в их отношениях, в которых смешались страсть и нежность. Это будоражило, это завораживало.
Каждый вздох наслаждения – песня. Катрине так нравилось слушать ее и знать, что это она играет на струнах души и тела, извлекая только ей отныне подвластную мелодию. От прикосновения рук стало жарче, и девушка запрокинула голову, на губах еще чувствуя вкус своих поцелуев. Глаза закрыты - под веками кружится огнями собственная вселенная. И кровь в ушах шумит, а будто море. Покончив с бюстгальтером, Нотт откинул его куда-то и уже беспрепятственно смог переместить руки на грудь девушки.
Они могли бы выключить свет, но сейчас уже не до этого. На обнаженных плечах Розье выпирают косточки острых ключиц, выточенные словно из мрамора, но Дэнни все равно целует их с такой нежностью, что Кэт подается вперед и ближе. Не забудь она сейчас все слова, просила бы больше. Быстро, не в силах устоять, кусает шею Нотта почти за ухом – небольно, лишь едва оттянув зубами кожу. Укусить – стремление не от жестокости, а от желания взять себе Дэнни всего полностью.  Лёгкий укус и мягкие поцелуи, они снова и снова раскачивали эти качели эмоций, из грубого желания овладеть друг другом, к самым нежным чувствам, на которые только могли быть способны.
Опустившись ниже, Катрина повела бедрами, возбуждая, и привкус власти на языке разделила в поцелуе, улыбаясь, как ангелы на картинах – обо всем и ни о чем. Утром тыльные стороны ног будут болеть, а сейчас горят жаром. Отстранившись только чтобы расстегнуть ремень и ширинку, Розье быстрыми пальчиками проникла под все слои одежды, не давая Дэнни и шанса удержать себя. Но она ласкова, она хочет, чтобы он улетал также, как она.
От действий девушки Дэнни не сдержал тихого стона и прикрыл глаза на несколько секунд, рвано вздохнув и сильнее сжав пальцы на коже Катрины.
И пусть с возрастом они станут спокойнее и смогут ласку растягивать на часы. Время даст им шанс, чтобы не быть порывистыми и жадными друг до друга, но сегодня хочется иначе. Повинуясь порыву, Нотт вновь притянул девушку к себе и накрыл губы Розье поцелуем, скользнув руками по спине девушки, и, придерживая ее, опустив на кровать.

+1

12

Катрина про себя рассмеялась солнечно: как легко ей управлять их темпом, разжигая и приглушая страсть Нотта по своему усмотрению. Это их самый большой секрет – считать его во всем главным. А на деле он, сильный, как матерый сторожевой пес, перед ней, легконогой кошкой, готов упасть на спину животом кверху, если только она захочет. Но Кэт тоже может быть покорна ради его улыбки. Так что пусть будет сверху, пусть ведет в танце.
Привычная мягкость кровати обняла со всех сторон, и девушка легла удобно, выгибая спину назад словно специально. Зато так руку смогла оставить, где была, и ненавязчиво дразнить дальше, ощущая, как Дэнни теряет голову. Он и сам не заметил, что это Розье его подталкивала и манила: быстрее, давай же. Хочу тебя.
На ней самой оставался лишь треугольник кружева, почти сливающийся с кожей, – насмешка, да и только. Ей бы уже скинуть все и покончить с этим, однако Катрина оставила Нотту упиться чувством охотника, получившего свою жертву в распоряжение. И целовала его, прикусывая губы, от редких взглядов в его глаза с огромными бездонными зрачками переполняясь желанием сверх края.
Нотт и сам всегда чувствовал, как ловко с ним играется эта хитрая бестия, но не чувствовал ни капли сожаления за то, что так легко ведётся на ее провокации. В этом состояла часть их игры, без победителей и побежденных. Они получали удовольствие от процесса, так к чему диктовать условия? Это не были поддавки или игра на выбывание, ведь они были в одной команде.
Заставив Катрину запрокинуть голову, слизеринец прошёлся чувственными, но не грубыми поцелуями по ее шее, начав за ухом и спускаясь все ниже, к животу, параллельно сняв с нее последний элемент белья. Тонкая ткань легко соскользнула по ее ногам и скрылась где-то у основания кровати, пока Дэниел не избавился и от своей одежды.
Катрина и не пыталась сдержать стон, рассказывая с его помощью, как ей нравятся его губы на ее теле. Поцелуи по шее - это мурашки и невозможность вдохнуть; на груди - жар и электричество; внизу живота - тягучая, пряная жажда; тыльные стороны бедер, где кожа нежнее всего - предвкушение, приправленное нетерпением. Розье выгибалась навстречу каждому ощущению, желая не пропустить ни секунды, пальцами перебирая кудрявые волосы. И едва приоткрыла глаза, когда Дэнни ушел из-под ее рук, чтобы через пару мгновений притянуть его обратно, приняв окончательно. Без помех, невольно дрожа. И всем существом вобрав его страсть, не только телом.
Влюбившись, Катрина уже не делила секс на "взял" и "дала", а от души делилась собой без оглядки, забирая взамен не меньше. Была в этот момент не белой и не черной, но серой - итогом смешения крайностей -, а от того самой правдивой.
Они были красивы в своей страсти - слишком хорошо знали друг друга, чтобы ошибиться или сбиться. И слишком доверяли, чтобы смущение отравляло их единство. И после того, как первая жадность обладания была утолена, они отдыхали в объятиях, остывая, чтобы через полчаса снова проголодаться и хотеть, хотеть, хотеть быть вместе и слышать любовь в сбитом дыхании и искренних стонах.
Целого дня им  было им мало. Если бы их тела были также выносливы, как преданные души, никто бы не смог остановиться. Однако увы, все смертное рано или поздно истощает силы. А потому, когда солнце закатилось за край горизонта, усталость взяла свое.
Катрина, измотанная, но счастливая, засыпала с мыслью, что этот день станет знаковым в ее жизни. И она не ошиблась.

+1


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » GRINGOTTS WIZARD BANK » [05.04.1980] Forever Yours