- Мы развлекаем друг друга, не парься. - Хантер подскочил, как будто вспомнил что-то важное, и полез в карман. - Смотри, с прошлого раза. Мы вломились на чью-то свадьбу. Никто так и не понял, что никто нас там не знает. И твоя сестра проиграла спор и весь день ходила в таком же килте, как у меня... » читать далее

01 MAR - 30 APR 1980
Frank Aoife Bellatrix

Daily Prophet: Fear of the Dark

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » DAILY PROPHET » [21.07.1977] is this how we say goodbye?


[21.07.1977] is this how we say goodbye?

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

is he really everything you wanted in a man?
https://i.imgur.com/wlPxSG3.png
Silvestri Greengrass & Faust Vaisey

Дата: 21 июля 1977 года
Локация: особняк Гринграссов

В этот раз привычка Гринграссов выдавать свою дочь замуж без ее ведома не дождется прежнего исхода.

+2

2

[indent] - Ты рано, - Сильвестри машинально поправляет выбившуюся прядь волос, уставившись на Фауста, будто никогда прежде не видела его в смокинге. Его манера поведения, общения и внешний вид едва ли претерпели хоть каких-то изменений, но, что-то определенно поменялось. Точно не спокойный сдержанный тон. Впрочем, ничего нового. В какой-то момент она захотела вздохнуть, разочарованная столь формальным «приветствием», но все же сдержалась, решив не выдавать собственной заинтересованности, пусть даже в сущих мелочах. Не то чтобы Силь ожидала чего-то другого, строя непонятные иллюзии, после неожиданного признания в Больнице Святого Мунго, но чего-то иного определенно хотелось. Не исключено, что дело в отсутствии разнообразия. Естественно, пожелания озвучены не были.  Можно сказать, что годы напряженной борьбы, которая, к слову, в последние пару месяцев едва ли являлась таковой, научили не поддаваться излишним эмоциям. И как бы спокойно сейчас не было, осадочек от прошлого оставался и смело напоминал о том, что «еще не вечер» и в любой момент все может измениться. Не так уж и удивительно, если задуматься. Несмотря на затянувшийся штиль, Гринграсс была готова, ожидая «удара» в любой момент. Старые привычки, возможно, давно не актуальные. Но, отвыкнуть от устоявшихся рефлексов так же сложно, как развидеть нечто противное и совсем неприглядное. Вроде и хочется, но без магии совсем никак. Память же, она ценила достаточно сильно, чтобы не прибегать к подобным глупостям. Во-первых, кто знает, чем может обернуться эдакий эксперимент с собственным сознанием. Гринграсс была не плоха в зельях, но не настолько, чтобы испытывать удачу на себе. Во-вторых [хотя, учитывая все выше сказанное, можно сказать, что этот пункт должен был стоять первым], она все еще ожидала подвоха, не поверив в то, что в этом четырехлетнему аду может быть хоть какой-то просвет и уж тем более «счастливый конец». При подобном раскладе лишаться информационного преимущества более чем глупо. Слишком ценный ресурс, даже если доставляет неудобство, избавиться от него равносильно дать карт-бланш на то, чтобы повторить каждую изощренную шутку и приемчик еще раз. Силь была не готова пережить тоже самое снова. Даже ради того, чтобы быть рядом с ним. Хотя, что уж кривить душой, анализируя опыт отношения этих двоих, становится более чем понятно, что она была слишком привязана к Вейзи духовно, чтобы бросить его. Возможности были. Попытки тоже. Но они все еще были вместе, пусть даже и не так, как планировали родители.
[indent] - Пойду к гостям, - Силь не приглашает Вейзи присоединиться, буквально взглядом обозначая, что спустится она одна, не дав собравшимся гостям посплетничать на счет парочки, которая таковой уже и не являлась с тех пор, как отсутствие кольца на пальце старшей дочери Гринграсс стало достоянием общественности. Гадко, когда всех вокруг заботит чужая личная жизнь. Вдвойне противно, если в круг интересов входят лишь оплошности и поражения. Достижения и победы, конечно же, не были так вкусны для перетирания костей и, к тому же, вызывали зависть.
[indent] - Увидимся, - она оборачивается на каблуках, направляясь к лестнице. Стоило удалиться со второго этажа до того, как кто-то увидит их вместе. Для всех вокруг они больше не пара. Впрочем, Силь и сама не была уверена, что их связывает что-то большее, чем совместное напряженное прошлое. Фауст же, как всегда был слишком спокоен и самоуверен, чтобы хоть что-то объяснить.

.  .  .  .  .

[indent] - Сильвести, дорогая, ты не видела Морин?, - Розалин, как всегда при полном параде, вытаскивает ее из толпы до того, как кто-то из бывших одноклассников успевает произнести хоть что-то кроме приветствия.
[indent] - Нет, - Силь пожимает плечами. Она действительно не была уверена, где именно прячется сестра. С недавних пор мать нашла ей «отличную партию на будущее» и пока «счастливчик» курсировал по бальному залу в поисках будущей супруги [наивный], мать семейства Гринграсс неустанно хлопотала о будущем своих детей.
[indent] - Могла выбрать что-то понаряднее, - Розалин быстро переключается от потерянной дочери к той, что стоит перед ней, смеряя платье Силь строгим взглядом, будто перед ней сущие обноски. В ответ Гринграсс лишь закатывает глаза. Для матери темно зеленое платье с черной вышивкой на корсете, казалось слишком простым и недостаточно броским, что в сумме, значило одно и тоже. А вот Сильвестри оно очень даже нравилось. К тому же, красиво сочеталось с глазами и темными волосами, в которых пробивалась рыжинка.
[indent] - Не вижу смысла, - Сильвестри отмахивается, собираясь катапультироваться до того, как Розалин придумает еще что-то. Естественно, ничего хорошего из этого не выходит.
[indent] - Ладно, и так сойдет!, - хмыкнув констатирует мать, цепко сжимая пальцы на руке выше локтя. Силь хочет спросить «Для чего?», но успевает лишь открыть рот, прежде чем Розалин начинает тянуть ее через зал, - Вильям, как хорошо, что вы пришли, - хихикнув произносит она, резко меняя тон со строгого и придирчивого, на веселый и дружелюбный, - Как и обещала, моя старшая дочь, Сильвестри. Пообщайтесь, обсудите будущее, а я пока встречу гостей, - не смотря на дружелюбный тон, последняя фраза, брошенная матерью прежде чем скрыться в толпе, звучит как приказ.
[indent] - Мам…, - Силь не успевает возразить прежде чем вездеход Розалин исчезнет из поля зрения. И осознав, что «беды» не избежать, раздраженно вздыхает, оборачиваясь к парню. К слову, весьма симпатичному и улыбчивому. Кажется, Гринграсс что-то слышала о нем, но не была уверена до конца. В голове засели последние наставления Розалин, звувшие более чем странно. Как минимум, потому что у них не было никакого будущего, по крайней мере, Силь думала так до начала разговора.
[indent] О Мерлин, за что.

+1

3

Фауст поправляет глупую бабочку петлей душившую его с момента как он покинул дом и вором пробрался в особняк Гринграссов глядя в отражение безупречно чистого окна. Похожие мероприятия пустая трата времени и он точно бы не стал его так бездарно тратить, если бы не надо было поддержать Силь, побыть тем самым пресловутым плечом, он же сам добровольно взвалил на себя обязанность быть лучше, или хотя бы стараться и пока ни разу эту обязанность не нарушил. Слишком много стояло на кону для того чтобы сказать что ему лень или он лучше бы поборолся с парой химер, чем встретился лицом к лицу с ее матерью, поэтому поправляя рукава слишком щегольского смокинга он находится здесь.
Несколько скоротечных минут что он успевает провести в ее комнате это слишком короткий срок, Вейзи только зацепляет пальцами плотный корсет платья пытаясь удержать, но та уже ускользает навстречу выполнению обязанностей примерной дочери и воспитанной ведьмы чистокровного дома.
- Увидимся, - повторяет уже вслед, непроизвольно расплываясь в спокойной улыбке.

Выдержав с десяток минут он незаметно спускается вниз сливаясь с новоприбывшими гостями, улыбается редким знакомым, скучающе обводит глазами красивый интерьер хорошо знакомого зала, цепляет бокал с пронесенного мимо подноса. Розалин Гринграсс проносится мимо Хогвартс-экспрессом, но не удостаивает его и взглядом – после неудачной помолвки лучшее чего он смог от нее добиться это пугающе-натянутая улыбка и холодное молчание потерпевшей поражение сводницы. Вейзи, конечно, плевать, и он прячет невольную ухмылку за бокалом, когда она останавливается около каких-то гостей во всего лишь паре шагов от него, не замечая как главный разрушитель ее планов стоит так близко что слышит каждое слово, что громким шепотом разносится в узком кругу. С каждым словом его ухмылка сползает вниз, гаснет, он делает неосмотрительный шаг вбок, ближе, и прислушивается ко всему что произносит эта женщина, ловя жалкий остаток их светского разговора.
- Вилльям Джагсон славный мальчик, его отец главный спонсор «Холихедских гарпий», вы знали? – бывший слизеринец буквально чувствует как Розалин Гринграсс обводит гостей довольным взглядом и продолжает слушать спиной ее звенящий от триумфа голос, - Я так счастлива их помолвке с моей старшей дочерью.
Ставшее внезапно кислым шампанское едва не идет носом, когда последние слова впечатываются торжественным тоном, Фауст кашляет, прикрывая рот рукой, чувствует как краска заливает огнем ему лицо и дурацкая бабочка снова начинает душить не хуже любой удавки. Миссис Гринграсс звонко разворачивается на каблуках и улыбается самой змеиной из всех своих улыбок (кажется хоть что-то она уже передала в наследство) – так широко, что толстый слой пудры должен треснуть у нее на лице по линиям морщин, - Не припомню что добавляла тебя в список гостей.
Вейзи молчит, даже не пытаясь подобрать какие-то слова в свое оправдание или в качестве замаскированной острым уколом издевки, добровольно отдает ей возможность наслаждаться победой, окончив обманчиво приторным голосом и одобряющим пожатием предплечья односторонний разговор, - Приятного вечера.
Следом вместо парализующего шока светловолосый чувствует прилив холодной ярости – бестолковая неопределенность происходящего рисует много вопросов – правда ли это все? Если да – то он тогда на праздновании чужой помолвки? Неужели Силь все знала? Мерлин, насколько это злая шутка если она действительно все знала, упросив его прийти, составить компанию с таком нелегком деле. По прошествии времени Вейзи начал надеяться что все то, что он сделал ее память выкорчевала за ненадобностью, а не агрегировала хорошо подготовленной местью. Ничего не остается кроме как это выяснить, проведя, по версии Розалин Гринграсс, приятный вечер.
Торопливо оставив бокал на одной из поверхностей зала для этого совсем не предназначенных, он лавирует среди ряженых гостей, нервно дергает злополучную бабочку в конце концов выдирая ее с застежкой и пряча в карман, толкает несколько светских олухов локтем, не извиняясь, пока наконец не видит Силь с человеком которого он знает по имени Вилльям Джагсон. Темноволосый сокурсник всегда существовал как-то в параллель его интересам, скучный и пресный, посредственный и простой, не умевший играть в магические шахматы и не интересовавшийся квиддичем, сейчас этому статисту из своей ранней жизни он хочет разбить лицо и повесить на хрустальной люстре в этом же зале. Набросив на лицо кривую, натянутую улыбку он подходит к ним разрезая ледяным голосом мирно текущий разговор, - На минуту.
Наручником вцепившись в предплечье Гринграсс он тащит ее прочь, кажется если бы она сейчас закричала в протесте и попыталась бы вырваться, ему бы это все равно никак не помешало бы – как и не помешали бы вызванные этим косые взгляды попутных гостей. Фауст идет как на таран, ищет взглядом пустую комнату, да хоть уголок, лишь бы не было слышно как он возможно там закричит. Какая-то маленькая комнатка похожая на чистый чулан для метел с трапециевидным окном подворачивается ближайшей, он толкает девушку туда и запирает дверь, отрезая любой путь к бегству опираясь на нее спиной.
- Что, черт возьми, происходит? – Пожиратель делает очень глубокий выдох чтобы слова не выскакивали злыми дробями, но свистящий, агрессивный слог пробивается, взвинчивая тон вопроса. Оголенный нерв – не человек, вот как он себя сейчас ощущает, ища ответа у той что только что сейчас своим непосредственным участием отплатила за все что случилось до. В эгоистической мысли бывшему слизеринцу это не кажется сопоставимым, он хотел тогда ее к себе привязать, она сейчас собирается связать себя с другим, разве это справедливо? Продавливая порывающийся крик выходит какое-то шипение, и Фауст даже не пытается сдержать клокочущую ярость, - Ты знала что у вас помолвка? Ты все знала?

+1

4

[indent] - А еще, недавно в поместье был обновлен кабинет, - Уильям с упоением перечисляет все новости, связанные с изменениями в поместье Джагссон, - хотя, вам, наверное, куда интереснее спальни или зал для приемов, - парень растерянно поправляет волосы, перетекая от темы к теме, с твердым намерением не упустить ничего из важных новостей. Силь без особого интереса смотрит на то, как собеседник загибает пальцы на руке, вдаваясь в подробности.
[indent] Почему ее должен волновать зал или кабинет в поместье Джагсон, она уточнять не стала, пропуская мимо ушей большую часть «разговора» более походящего на монолог. Не смотря на сосредоточенный взгляд и кивки в тех частях условного диалога, где от нее требовалось хоть какое-то участие, мыслями старшая Гринграсс пребывала где-то в другом месте. Сейчас ее больше интересовал один вопрос «где Фауст Вейзи». Из него же вытекали еще несколько, например: Не успел ли он сделать нечто странное или неудобное? Как отнесется к этому неофициальному воссоединению мать? Можно ли и вовсе то, что происходит сейчас, назвать «примирением» и образованием новой пары? Новой, конечно же условно. Но то, что творилось последние несколько лет, Силь намеренно не считала отношениями и буквально вычеркивала из своей жизни и именуя никак иначе как «фатальная ошибка» или «досадное недоразумение». Сейчас же, дела обстояли совсем по-другому. По крайней мере, после ряда событий складывалось именно такое впечатление. Впрочем, Григрасс не собиралась спешить, проявляя осторожность в каждом шаге и жесте. Когда-то она уже поддалась на очаровательные манеры и пронзительный взгляд Вейзи, теперь же, она была более чем внимательна и недоверчива.
[indent] Рука машинально скользит от локтя к безымянному пальцу, дотрагиваясь до места, где не так давно еще было обручальное кольцо. Совершенно не желанное и даже оскорбительное, как минимум тем фактом, что надето оно было без всякого согласия. В какой-то момент Сильвестри посещает мысль, что то, как легко мать отступила от поставленного курса выглядит странно. Несколько лет упорного сводничества и организации свадьбы века закончились парочкой истерик, десятком причитаний «за что ей такая неблагодарная дочь» и одним показательным выступлением со слезами. Сущая мелочь. Гринграсс задумчиво прокручивает несуществующее кольцо на пальце. След от него уже давно исчез, будто злополучного металлического ободка там никогда и не было, а вот привычка осталась.
[indent] - А после свадьбы можно будет поехать в Европу, - слова Уильями возвращают в реальность, заставляя прислушаться к разговору, - Потом, естественно, переезд от родителей…, - он запинается, дожидаясь очередного утвердительного кивка.
[indent] - Минутку…чья свадьба?, - Силь растерянно таращится на парня, мысленно прокручивая в голове обрывки фраз и диалогов. Мать не могла провернуть тот же трюк дважды. Или могла?
[indent] - Ну как же..., - Джагсон весело улыбается, склоняя голову на бок. Судя по всему, ситуация ему кажется забавной. Возможно, он даже считает, что Гринграсс кокетничает. Тут же, из неоткуда появляется Вейзи. Силь лишь еле заметно вздрагивает.
[indent] Как не вовремя.

[indent] Пролетая через толпу с такой скоростью, что все лица и люди слились в одну разноцветную массу, Силь лишь успевает выловить возмущенное лицо матери. Кажется, Розалин не довольна происходящим, но делает лишь шаг, прежде чем Фауст буквально вытаскивает ее дочь из зала, вцепившись в руку мертвой хваткой.
[indent] Больно.
[indent] Силь чудом не падает, путаясь в подоле пышного платья, прежде чем ее заталкивают в чулан. Мысли в голове мешаются в кучу. Она ощущает нарастающий прилив раздражения и дергает рукой, оборачиваясь к «обидчику». Не то чтобы Вейзи был тем, на кого Гринграсс зла больше, чем на мать и импровизированного жениха, но именно он оказался под рукой.
[indent] - Больно!, - Силь еще раз дергает рукой, освобождаясь из цепкого хвата и делает шаг назад, упрямо уставившись на парня. Сейчас он мало напоминал того холодного и расчетливого Фаста, к которому она привыкла. Казалось, Вейзи был зол, но причину этого состояния не была очевидна с первого взгляда.
[indent] - О чем ты?!, - Гринграсс раздраженно поправляет немного растрепавшуюся прическу, убирая за уши выбившиеся пряди. С каждой секундой этот вечер становился все хуже и хуже и выяснение отношений с бывшим женихом не делало его хоть немного приятнее, - Ты выбрал не подходящий момент!, - Силь делает шаг вперед, собираясь оттолкнуть Фауста и выйти из комнаты, но сталкивается с сопротивлением и снова отстраняется.

[indent] Ты знала что у вас помолвка? Ты все знала?

[indent] В чулане не было зеркала, но Силь не требовалось подтверждение того, что с каждой минутой ее темные с рыжиной пряди начинают белеть, медленно выцветая от корней. Сейчас она ощущала себя единым комком нервов, готовым взорваться в любой момент. Оставались считанные секунды и Фауст Вейзи никак не способствовал мирному решению конфликта.
[indent] - Конечно, знала!, - она цедит сквозь зубы, нервно дергая плечом, - Вот как раз обсуждала детали свадьбы. Не вовремя ты нас оторвал, как раз думали тебя сделать шафером! Кстати, имена детям тоже придумали, интересно послушать?,- Гринграсс буквально выплевывает каждое слово, внимательно наблюдая за каждым движением Фауста. Еще несколько минут назад она переживала о том, где он. Потом, пришла в ужас от осознания масштаба трагедии, организованной матерью и тут же, ошибочно понадеялась, что именно он поможет ей избавиться от нахлынувшего бедствия. Но, если обвинить ее – это его способ решения проблемы, то Гринграсс слишком рано поверила в то, что этот человек может исправиться. И уж тем более, что он способен помочь и защитить ее.
[indent] - Ты сдурел, Вейзи? Впрочем, чего я спрашиваю. Будто и так не ясно, - Силь буквально вспыхивает, переходя на крик, - О, Мерлин, да как вы меня все достали! Вот где сидите!, - она показывает рукой характерный жест, указывая ребром ладони на горло, - Хоть кто-то спросил чего я хочу? Хоть раз! Один, чертов раз! Я же думала, что мы..., - она осекается, шумно выдыхая.
[indent] - Не важно. Я не знала. А теперь, выпусти меня, - в один миг она чувствует злость, от которой по телу идут мурашки, а глаза выцветают. Тут же, накатывает усталость и разочарование от несбывшихся ожиданий. Ей просто хотелось уйти. Желательно как можно дальше.

+1

5

Заданный вопрос повисает крикливым вопросительным знаком в тесном пространстве для складирования щеток, тряпок, ведер и прочего пыльного добра домовых эльфов этого особняка. Окажись один из них здесь в этот неловкий момент, то это маленькое существо немедля убило бы искрами от образовавшегося напряжения и с каждой секундой вероятность что этот чулан вспыхнет алым пламенем и сгорит ко всем чертям только возрастала. Фауст все еще ждет ответ на первый вопрос (пропускает мимо жалобный щебет и нарастающие злостью ответные выпады как что-то неважное, не важнее мышиного писка или мнения всей остальной, совсем зазря так ополчившейся и негативно настроенной, семьи Гринграссов о нем), но второй ожидает ответа с еще большим отчаянием.
Утвердительные слова оседают в ушах, на краткий отрезок времени он верит в сказанное с ярко выставленной агрессивной насмешкой, решает поверить в то что звучит таким лютым абсурдом что в самом сильном умопомрачении никто не посчитает это за правду. На ту краткую секунду что он допускает что весь этот бред — правда, на Вейзи накатывает такая сокрушительная волна злости, что странно как вместе с его здравомыслием не сметаются узкие стены, пробкой не вылетает единственное крошечное округлое окно под самым потолком что дает хоть сколько-то света, и весь этот монументальный особняк не складывается как хлипкий карточный домик. Чудо, но здравомыслие возвращается так быстро что он не успевает сделать еще хуже, чем уже было, а так плохо кажется еще не было никогда.
Пышущая злость так резко сменяется замороженным спокойствием, что Вейзи буквально чувствует как сердце проваливается куда-то в желудок и безрадостно бьется уже там. Ситуация глупая, практически безнадежная, выстроенная планомерно, расчетливыми чужими руками, возможно где-то за этой дверью миссис Гринграсс с хищной радостью продолжает делиться новостью с гостями и выискивать дочь взглядом в толпе, считая сделку свершенной. Считая свою победу состоявшейся, а ничего не подозревавшего врага поверженным. От этого буквально хочется выть и Фауст с силой зажмуривает воспаленные глаза будто пытаясь по-детски избавиться от возникших проблем, надеясь что они сами исчезнут как в детстве исчезали выдуманные чудовища если делаешь вид что их нет, просто растворялись при свете ночника. В фоновом шуме возмущения напротив и полной темноте за закрытыми веками он с небольшим запозданием внезапно осознает что все опять выкрутил про свое я, что будет со мной, на что не имеет никакого права. Жертва сложившейся ситуации не он, не его жизнью распоряжаются как хотят, бросают в очередные помолвки без спроса как безмолвный кусок мяса просто потому что так надо, просто потому что так захотелось, просто потому чтобы поставить шах кому-то назло ее ни в чем не повинной фигурой на разложенной доске светской жизни высшего магического общества. Выкинутые в душный воздух слова доходят правильными выводами, складываются в нужные вопросы.
— Что ты думала? — он уцепляется за оборванную фразу и даже не думает сдвинуться с места, будто врос вычищенными ботинками в этот пыльный пол, никаких немагических сил не хватит чтобы отцепить его от двери. Решительно настроенный Вейзи ни за что не выпустит ее обратно в тот зал, как минимум до тех пор пока не получит ответа на свой вопрос, как максимум пока не примет ответ как что-то с чем сможет если не согласиться то хотя бы смириться. Жизнь особняка вне стен чулана идет своим ходом, обозначается фоновым шумом, но кажется настолько далекой будто их там и не было несколько минут назад, оттеняет осевшую в воздухе тишину. В голову бывшему слизеринцу приходит ребячливая мысль никогда не возвращаться в этот светский круг за дверью, прекратить раздавать направо и налево фальшивые улыбки и до тошноты вежливые вопросы на которые он не хочет знать ответ, оборвать эту побочную жизнь вот так просто и легко, без прелюдий.
— Чего ты хочешь? — затянувшейся паузой образовывается новый вопрос, вырывается так легко, без обычно сопутствующей подобным словам враждебной нетерпеливости что Вейзи сам удивляется как просто и спокойно тот звучит. Зная что ответ может не обрадовать и скорее всего так и будет, он не гасит свой искренний порыв, хочет, раз возникла такая возможность, выяснить уже все раз и навсегда, повторяя, — чего же ты хочешь, Силь?

+1

6

[indent] - Ничего. – она уперто настаивает на своем, не желая заканчивать случайно вырвавшуюся фразу. Впрочем, повисшая тишина никак не способствует этому, будто на повторе прокручивая все тот же вопрос. И все же, о чем она думала?
[indent] Что он изменился? Стал лучше, перестал думать только о себе и по достоинству оценил то, что, не смотря на десятки отвратительных поступков, она все еще не отвернулась и осталась рядом?
[indent] Что она сама стала другой? Более самостоятельной и принципиальной, способной отказать и перестать оказываться рядом по первому зову?
[indent] Возможно, в ее голове засела мысль, что теперь у них может быть все по-другому? Вот только что именно вкладывать в это понятие она уже давно не знала.  В такие моменты, от собственной неопределенности становилось тошно. В Хогвартсе ее знали как принципиальную, гордую и непоколебимую. После знакомства с ним, она начала чувствовать себя будто тряпка. Сильно ли это было заметно со стороны? Хотелось верить, что нет.

[indent] — Чего ты хочешь?

[indent] Шум, доносившийся из зала, растворяется в тишине, нависшей в крохотном чулане. В какой-то момент ей кажется, что все гости разом замолчали, прислушиваясь к происходящему. Возможно, их не менее чем Фауста Вейзи интересует ответ на незатейливый вопрос, который эхом повторялся в ее голове и, не смотря на внешнюю простоту, ставил ее в тупик.
[indent] Казалось бы, озвучить свои желания – дело пустяковое, если не сказать элементарное. В конечном счете, все чего-то желают и Сильвестри Гринграсс не исключение. В школьные годы, ее планам можно было лишь позавидовать. До определенного момента, к слову, Фауст был неотъемлемой их частью. И даже после внезапного разрыва, она достаточно быстро восстановилась [как минимум внешне], чтобы производить впечатление особы высоко мотивированной с большим количеством планов на будущее. В настоящем же, все упиралось в окружение и жизненные обстоятельства, которых, увы, у нее набралось даже слишком много. Силь давно перестала строить четкие планы и ждать от кого бы то ни было, понимания или содействия. Все будто сговорились и от осознания образовавшегося вокруг болота хотелось кричать.
[indent]  Она лишь вздыхает.

[indent] — чего же ты хочешь, Силь?

[indent] Настойчивый голос Фауста буквально вытаскивает из пучины внутренних рассуждений, заставляя поднять глаза и прямо столкнуться с проблемой лицом к лицу. Именно так, сейчас, она воспринимала этот диалог. Да и бывшего жениха в целом. В особенности забавно было называть его так, добавляя нечто вроде «а новый жених ждет за дверью». Годы шли, а мать все так же умела удивлять. Когда-то Сильвестри думала, что она знакома со всеми ее уловками. Оказалось – нет.
[indent] Ей очень хотелось, чтобы рядом оказался Фелим. Казалось, что с тех пор как брат переехал и отдалился, уделяя большую часть своего времени работе, все пошло наперекосяк. Отец был слишком занят и старался лишний раз не вмешиваться в «творческие» проекты жены. А Силь, как оказалось, не умела перечить главе дома. Вернее, делала она это превосходно, вот только Розалин не менее искусно игнорировала все протесты. Когда-то Фелим сказал, что отец просто не хочет терять свой авторитет, давая ценные указания, которые будут профессионально проигнорированы женой. Правда это или нет, Силь не знала, но в свете последних событий, была готова согласиться.
[indent] - Серьезно?, - она не сдерживает смех, прикрывая лот ладонью и, пару раз хохотнув, отводит взгляд в бок, чтобы как следует высмеяться. Такого поворота событий она не ожидала. Фауст мог продолжить кричать, бросаться обвинениями или вовсе уйти. Последнее, к слову, удавалось ему в особенности хорошо. Вспомнить хотя бы ночь в его комнате. На мгновение Силь снова стало обидно, будто все это произошло только что.
[indent] - И с каких пор Фауста Вейзи интересуют чужие желания?, - она оборачивается, внимательно смотрит на парня и с любопытством склоняет голову на бок. Взгляд скользит по лицу бывшего жениха, пытаясь найти в нем хоть какие-то признаки новой партии. Увы, зацепиться пока что не за что.
[indent] - Я устала, - она выдыхает, просто констатируя факт. Без желания обвинить, зацепить или запустить новый скандал. Все эти словесные перепалки невероятно изматывали. Силь не была готова к новому раунду сегодня, - Я просто хочу, чтобы меня оставили в покое, - она замолкает, не удосужившись разъяснить, кто именно и входит ли персона Вейзи в их число.
- Хочу, чтобы ты перестал обвинять меня, - Гринграсс нарушает затянувшееся молчание, возобновляя зрительный контакт, - Ты будто намеренно выискиваешь повод. В больнице мне казалось, что ты изменился и все будет иначе..., -  и вот, опять... она не заканчивает фразу, чувствуя, что ступила на тонкий лед и машинально прикусывает щеки изнутри.

+1


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » DAILY PROPHET » [21.07.1977] is this how we say goodbye?