Появление Крама, неожиданное, необъяснимое, было сродни явлению призрака в доме, где таковых отродясь не было... » читать далее

01 MAR - 30 APR 1980
Frank Aoife Bellatrix

Daily Prophet: Fear of the Dark

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » DAILY PROPHET » [28.12.1979] oh Lazarus how did your debts get paid?


[28.12.1979] oh Lazarus how did your debts get paid?

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

«When the fires, when the fires are consumin' you
And your sacred stars won't be guiding you
I've got blood, I've got blood
Blood on my name»

https://funkyimg.com/i/2WbYG.gif https://funkyimg.com/i/2WbYF.gif
Gideon Prewett, Eddie Fawcett

Дата: 28.12.1979, день.
Локация: Гайд-парк, Лондон.

Эдди, мучимая чувством вины за произошедшее, назначает очень занятому работой Гидеону встречу, идеально чтобы узнать, что она не одна такая, которая спать не может после всяких там событий.

0

2

С самого утра слоистые облака затянули небо над Лондоном, погрузив город в молочную дымку, а ближе к обеду все же разразились слабой моросью на сиротливо чернеющие без снега дороги. Гидеон, вышедший на улицу через вход для посетителей, непроизвольно поежился и замотался в шарф. Что ни говори, а существом он был теплолюбивым, и с возрастом дождливый климат оказывал заметное влияние на его настроение, остужая пламя порывов и притупляя пресловутую жизнерадостность.
Практически от дверей Министерства Гидеона подхватил поток людей и он, повинуясь единому порыву белых воротничков, спешащих на обед, пересек Сент-Джеймсский парк, направляясь в сторону мемориала королевы Виктории. Обогнув мемориал, он ступил на Конститьюшн-хилл, а по его левую руку остался Букингемский дворец, нижние ярусы которого скрылись из поля зрения за толпами туристов, которые кучковались вокруг своих гидов и словно в странном танце перемещались с места на место, меняясь друг с другом в негласном порядке.
Пруэтт шел быстрым шагом, ловко лавируя между магглами, слившись с ними в едином живом механизме, каждый винтик которого исправно осуществлял отведенную ему функцию: офисные работники торопились перехватить что-то пожевать в предновогоднем аврале, гости столицы, выпучив глаза, бегали от одной достопримечательности к другой, стремясь все успеть и делая редкие остановки лишь для того, чтобы пару раз щелкнуть затвором пленочных фотоаппаратов, а городские сумасшедшие по обыкновению сторожили в парках особо впечатлительных, чтобы выкрикнуть им вслед не то пожелания на грядущий год, не то проклятия.
Через семь минут Гидеон прошел прямиком через арку Веллингтона, с вершины которой своими пустыми бронзовыми глазницами за прохожими следил ангел мира, во весь рост стоящий в военной колеснице. В последнее время Гидеону становилось не по себе от взгляда на квадригу и возвышающегося над ней ангела, чьи образы подсознание невольно проецировало на текущее положение дел: мир можно установить только войной, а где война – там всегда кровь, боль и потери. И Гидеон уже успел в этом убедиться на личном опыте.
Еще через пару минут аврор пересек Гайд-парк Корнер, в котором сходились шесть улиц, и очутился у юго-восточного входа в Гайд-парк. Мисс Фосетт назначила ему встречу у фонтана Дианы-охотницы, зная, что Пруэтт придет со стороны Министерства. Гидеон любил пешие прогулки, они помогали прочистить голову.
Войдя в Гайд-парк, Гидеон тут же свернул налево, отделившись от общего потока людей. Деревья, росшие по обеим сторонам тропы, пусть и лишенные листвы, все же создавали ощущение уединенности от городской суматохи. Пруэтт поглубже вобрал легкими воздух и расправил плечи. Противная морось закончилась, а через поредевшие облака кое-где проглядывало солнце, но его лучи не грели.
Навстречу Гидеону во главе с тренером пробежала группка школьников в легких спортивных костюмах, и он тоже ускорил шаг, боясь, что заставляет Эдди ждать. Вся его прогулка от Министерства заняла порядка получаса.
Преодолев последние триста метров, Гидеон вышел на небольшую круглую площадку, по периметру которой стояли скамейки, а в центре разместился незамысловатой формы фонтан, который зимой не работал, с такой же незамысловатой статуей на возвышении.
Народу у фонтана практически не было, лишь одна скамейка была занята молодой матерью с коляской, да изредка мимо кто-то проходил, поэтому их с Эдди разговору никто не помешает.
Гидеон не знал, какую цель преследовала Фосетт, предложив встретиться, но втайне надеялся, что это как-то связано с тем висяком. Не то, чтобы Пруэтт не был рад простому свиданию со старой подругой, но его природное любопытство (а еще, толика морального долга) мешали ему спать спокойно, пока дело оставалось нераскрытым.

Отредактировано Gideon Prewett (2019-08-13 22:13:34)

+1

3

Эдди не спалось… давненько. С момента, когда они с Гидеоном устроили их небольшой поход в поисках правды и истины. Однажды она даже пришла к дяде, поговорить и спросить совета, наверное, впервые за всё то время, что жила вне дома Фосеттов, но поговорить на чистоту так и не смогла. Дядя Эдвин не был дураком и прекрасно понял, что что-то не так, но воспитание и дистанция, которую Эдди отчаянно держала, не позволили ему лезть прямиком в душу. Хотя, честно говоря, впервые в жизни Эдди очень хотелось, чтобы влезли: не спрашивая разрешения, не расшаркиваясь на пороге, просто вытянули из неё всё, что тревожило и мучило, облегчая ношу.
С другой стороны, Эдди очень хорошо знала, что, как бы ни хотелось, твоя ноша останется с тобой до конца дней твоих. Только вот она надеялась, что с ней этого никогда не случится. У неё же принципы…
Принципы, конечно. Эдди от расстройства так бухнула кружкой с кофе по столу, что та жалобно звякнула, благо, не издала последний скрип. Принципы не мешали ей нарушать закон: проникать туда, куда не звали, лезть в частную жизнь, применять заклинания там, где не стоило бы, даже таскать из чужих карманов вещи. Не мешали хитрить, извиваться, в лучших традициях Слизерина, и даже получать от этого удовольствие. Мешали, впрочем, лезть не в своё дело и – убивать. На убийство у Эдди не хватило бы духу — палочка бы просто не поднялась. Может, если бы выбор стоял между собственной жизнью и чужой?.. Она всегда отгоняла такие мысли, в чём смысл их думать? Очевидно же, что пока не окажешься перед фатальным выбором, не узнаешь, как бы поступил, даже если очень сильно будешь убеждать себя в том, что прекрасно себя знаешь.
Сейчас, когда Эдди оказалась перед выбором «забыть о произошедшем и жить дальше» и «мучиться из-за того, что не можешь изменить», она стояла на перепутье и поглядывала то в одну сторону, то в другую. Но на душе, почему-то, скреблись кошки, хотя ей гораздо больше по душе были собаки. Да и не так смертельно, для человека с аллергией.
На какой-то там день, когда всё стало окончательно валиться из рук, а голова постоянно генерировала мысли не по уставу, Эдди не выдержала и написала Гидеону. В конце концов, она тогда так быстро сбежала, даже не удосужившись с ним толком обсудить произошедшее, что он наверняка тоже остался со странным послевкусием. Или нет? Авроры вообще были своеобразным народцем, и хотя в Лютном мало кто их любил, Эдди знала пару образцов, которые могли бы задать тут жару.
Эх, Гидеон-Гидеон…
В центре Лондона было много укромных местечек для аппарации, а в Гайд-парке их вообще было не сосчитать: Эдди успела изучить место довольно подробно, чтобы потом аппарировать без оглядки на возможное появление магглов. Сейчас она, впрочем, не торопилась рисковать: предпочла медленнее, но безопаснее. Вырядившись в некоторое подобие маггловской одежды, она вынырнула на маггловские улицы, даже практически не привлекая внимания в пост-рождественской и пред-новогодней суете. Впрочем, сама она тоже не обращала особенного внимания на происходящее вокруг, скорее двигалась на автомате, пока не дошла до места встречи.
Палочка уверенно покоилась в кармане, но Эдди сжимала её пальцами, а то мало ли. Гидеон уже ждал у фонтана: Эдди заметила и узнала его ещё издалека, и сердце предательски дрогнуло, подначивая сбежать. Да уж, в этом Эдди была профи: сбегать, если вдруг что не по её.
Она только остановилась на мгновение, разглядывая обстановку и прикидывая, нужно ли колдовать магглоотталкивающие чары, но решила, что обойдутся и без этого. В крайнем случае, наколдуют что-нибудь от лишних ушей.
Привет, Гидеон, — нарочито беззаботно поздоровалась она, торопливо подходя к другу. — Чудно выглядишь, особенно синяки под глазами. Это из новой коллекции «Твилфитт и Таттинг»?
Шутка прозвучала как-то совсем чужеродно, точно Эдди вмиг растеряла свою способность оптимистично нести ерунду и даже не терять при этом весёлой ухмылки. Она вздохнула — тяжелее, чем планировала — и глубже спрятала руки в карманы нелепых маггловских брюк.
Ну, как дела? С прошедшим, кстати, Рождеством. Наверное, моя открытка, как обычно, где-то потерялась.
Не то чтобы Эдди посылала открытки, но каждый год очень удивлялась, когда кто-то не получал её поздравления.
Как на службе дела? — всё-таки не выдержала она, но взгляд зачем-то отвела. Ты чего, Фосетт, ты чего!

+1

4

Опасения Гидеона не подтвердились – он пришел на место встречи раньше Эдди, поэтому пару чрезвычайно длинных минут ему пришлось разглядывать ничуть не волнующие покатые формы Дианы-охотницы. Не сказать, чтобы Гидеон был большим ценителем искусства, но он кое-что понимал в красоте женского тела и после быстрого анализа счел статую совершенно непривлекательной.
На месте этого... – Гидеон сощурился, читая имя скульптора на медной табличке, – ...этой Феодоры Глейхен я бы пригласил другую модель для позирования. Или она ваяла с себя? Эдди, кстати, подошла бы. Невысокая, но сильная и крепкая, а еще...
Мысли Гидеона прервал сам объект его размышлений. Точнее, его голос, на который Гидеон обернулся, одаривая Фосетт одной из своих фирменных улыбочек.
– Привет, дорогуша. Каюсь, отстал от моды, синяки с прошлого сезона. Я еще ничего, ты Фабиана не видела.
Аврор округлил глаза, как бы говоря, что с Фабианом совсем беда. Старший Пруэтт всегда тяжело переносил бумажную работу, и бюрократический пресс выжимал из него все соки.
Гидеон мотнул головой и увлек Эдди за собой на одну из пустующих лавочек.
– Это та, которую ты отправила в ответ на мою?
Усмехнулся Гидеон, одновременно с этим почувствовав небольшой укол грусти. Осталось не так уж много людей, которые могли бы послать ему рождественскую открытку. Коллеги поздравляли в Министерстве, школьные приятели, спустя десять лет после выпуска, писали ему в основном по делу. Открытки пришли только от пары заграничных знакомых, да от матери, которая поздравляла сыновей не только от себя, но и от лица отца, и приглашала непременно отобедать вместе на праздниках. Стоит ли уточнять, что такой обед мог состояться только на нейтральной территории, и отец не почтил бы их своим присутствием.
Еще открытку могла бы прислать Молли, если бы братья и так не провели в Норе все рождественские выходные, объедаясь от пуза фирменным жарким сестры и пирогами с патокой, играя с Артуром в волшебные шахматы и дурачась с племянниками.
– Тебя тоже с прошедшим. Держи. – С этими словами Гидеон извлек из кармана куртки небольшой вредноскоп и протянул его Эдди. Красный стеклянный бок зачарованного волчка поблескивал на солнце, но сам волчок сейчас был спокоен. – Знаю, что ты не любишь такие штуки, да и с твоей «профессией» он может верещать по поводу и без, поэтому этот экземпляр без свиста. И не смотри на меня так, это я тебе как аврор дарю. Одобрено Министерством. – С как можно более важным видом произнес Гидеон, пряча в уголках губ улыбку.
Он купил вредноскоп в Косом переулке, когда ходил выбирать подарки для племянников. Неизвестно почему взгляд аврора зацепился за этот нехитрый прибор и он, не долго думая, схватил его по пути на кассу. Уже дома Гидеону пришла мысль подарить его Эдди, в свете их последней встречи. Пруэтт чувствовал себя неловко от того, что втянул Фосетт в министерские дела, в то время как сама она стремилась держаться от этих министерских дел подальше. Не то, чтобы вредноскоп мог как-то защитить Эдди, но помог бы ей быть начеку.
– Как отмечала? Мы с Фабом были у Молли с Артуром, и это отбило у меня желание заводить детей еще на десять лет вперед. Да и куда мне, Молли на всех нас нарожала, даже тебе достанется.
Продолжал вещать Гидеон, в любой момент ожидая от Эдди затрещину. Сначала вредноскоп, теперь разговоры о гипотетических отпрысках Эдди... Ох, ему точно сегодня влетит.
– Представляешь, Биллу месяц назад было уже девять. Девять! Еще пара лет и он поедет в Хогвартс. И я говорил, что Молли снова беременна? Их уже пятеро, куда еще! Кажется, пора вызвать Артура на серьезный мужской разговор и рассказать про существование специальных настоев.
Гидеону действительно было непонятно рвение сестры нарожать как можно больше рыжих Уизли. Нет, он честно и от всего сердца любил племянников и готов был тратить на подарки для них половину месячной зарплаты (что и сделал в это Рождество), но, учитывая обстановку в магической Британии, Гидеон не хотел бы обзаводиться большой семьей. Так меньше шансов кого-то потерять.
– На службе все по-старому. Спонсор моих синяков – начальство, которое завалило отчетами. Нужно закрыть год, и никого не волнует, что у нас официальные выходные. Страна в опасности, надо срочно подшить дела!

0


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » DAILY PROPHET » [28.12.1979] oh Lazarus how did your debts get paid?