Фабиан успел лишь пробежаться разок глазами по письмам прежде, чем отец их притянул к себе и начал целую тираду о том... » читать далее

01 MAR - 30 APR 1980
Frank Aoife Bellatrix

Daily Prophet: Fear of the Dark

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » ZONKO'S JOKE SHOP » Back to the Future


Back to the Future

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://funkyimg.com/i/2WjXd.jpg

Дамы и господа!
Представляем вашему вниманию научно-фантастический литературный мини-конкурс.
Сегодня мы предлагаем вам пофантазировать на тему старости своих персонажей. Будем оптимистами и посчитаем, что все из нас доживут до преклонных лет в здравом уме и трезвой памяти (или нет).  https://imgur.com/8dPwvRY.gif
Полёт фантазии ничем не ограничен...ах, нет, всё-таки ограничен.

Чтобы было веселее, мы запрещаем упоминать имя персонажа, чьи старческие годы вы описываете. Изворачивайтесь, как хотите, делайте намеки, используйте эвфемизмы, но не забывайте, что вашим соигрокам еще предстоит сложнейшая задачка угадать, какая это бабка сварливо ругается за скидку в пару кнатов в Косом переулке или что это за импозантный дедуля в маразме строит глазки молоденьким стажёркам.  https://i.imgur.com/SRsSSYN.gif

Правила, как водится, простые до неприличия:
1. Мы даём вам две недели. В срок с 19 по 31 августа присылайте свои работы в личные сообщения Беллатрикс, темой письма обозначив "Конкурс" (также можно отправить текст в скайп, телеграм или почту - по запросу). Не забывайте вставить пост в тэг code, потому что перепроверять за вами всевозможные выделения прямой речи никто не будет.
При желании можно сопроводить текст иллюстрациями. Да, всё в код, всё в код.

2. Вы можете предоставить до 3 текстов от каждого своего персонажа. Чем чёрт не шутит, вдруг вам достанется маховик времени, откроется портал в параллельный мир или прилетит Доктор на голубой Тардис.
Минимальный объем текста - 1 тысяча символов, максимальный - 5к.

3. Работы будут опубликованы 1 сентября от имени Мерлина. Каждой работе присвоим порядковый номер, и в течение недели можно будет проверить, насколько правдивы ваши оценки по прорицанию.
Правила голосования расскажем отдельно, когда соберём все работы. Постарайтесь не проговориться соигрокам, какие именно тексты вышли из-под вашего пера и клавиатуры, сделайте конкурс интереснее.
Внимание! "Отгадывать" себя же от лица твинков не нужно. Это будет стоить вам дисквалификации работы.

4. Вне зависимости от того, участвуете ли вы в литературном конкурсе, мы предлагаем всем поучаствовать во флешмобе и с помощью приложения FaceApp состарить своего персонажа и одеть в качестве аватара. Приложение доступно как для андроидов, так и для айфонов. При невозможности состарить колдографию самому, можете обратиться к Фрэнку за помощью

Все вопросы можно задавать в этой теме или лично Белле https://i.imgur.com/xf9hPpF.gif

+6

2

ДОРОГИЕ МОИ СТАРИКИ!
Прошла неделя, у меня в копилке только одна работа!
Я понимаю, старость не радость, косточки болят, склероз замучил, но уж найдите в себе силы описать свои преклонные лета  https://imgur.com/PBXOA4k.gif

+1

3

КОНКУРСНЫЕ ПОСТЫ #1


ПОСТ 1

Ну вот и все. И никакого тебе виски, кофе, чай некрепкий, без сахара. Потому что сердце. И давление. И еще поджелудочная. Можно красного сухого 40 миллилитров перед ужином, хорошо для гемоглобина. Пол-сигареты по праздникам, но доктора и на такую вольность смотрят косо, отчитывают как дите малое, не смотрят на то, что пациентка всю войну от и до отбегала, намахалась палкой, насиделась по темным закоулкам.
Это все проклятые круциатусы. Спасибо, что не авады, но ей хватило и этого. Спасибо, что не двинулась умишком, хотя кое-что она не прочь забыть, но вот не выходит. По ночам порой случаются британские флэшбеки, метки в небе, зеленые лучи, беготня оборотней и гигантских пауков, лорд совершенно сорвавшийся. Все орут, гром гремит, земля трясется, это Поттер к нам несется. Шустрый пацан, чудо, что не прикончили. Герой, едрить его. Всего героизма – ошибка колдуна, а сам-то очками своими сверкает, зубы желтые нечищеные скалит. За имена для детей на него вообще ювеналку натравить нужно, это жестокое обращение, на минуточку.
И ходят, и ходят. То репортеры, то охальники всякие, на прогулку выйдешь – вслед глядят. Мальцы, что с них взять. Все им интересно, всего им хочется, только вот мамки с папками должного уважения к старшим не привили. Что хорошо было во всей этой чистокровной диктатуре, так это воспитание. По стоечке смирно ходили, кланялись, месье, силь ву пле, а не вот эти оголтелые попрыгушки.
- В преферанс, что ли, перекинемся? – сказала она мужу, сноровисто мешая колоду. – В преферанс, э? ДА В ПРЕФЕРАНС, ЧЕРТ ТЫ ГЛУХОЙ! Не ору я, не ору.
Раскидала картишки на сукно, в свои уставилась да скривилась. Плохо дело, опять не в масть. Ну и ладно, бюджет у них общий, на желания играть уже возраст не тот, а на щелбаны – головушка уже слаба. Так, на интерес, под чаек да под булочку.
Жить хорошо, а хорошо жить еще лучше. Это она на волосок от смерти поняла, перестала в герои стремиться. Лучше так, за чужими спинами. Не трусить, конечно, но и не в первых рядах. Так и пользы от нее больше будет, ну и выжила, деткам на радость. Детки-то теперь дождаться не могут, чтоб маманя на тот свет Хогвартс-экспрессом отправилась, но они с дедом ничего, держатся, чисто назло. Глядишь, еще полдюжины лет покоптят небо, а там и на покой можно.
Это если кофеек не пить. Она снова сдала карты и устроилась в кресле подле камина поудобнее. А может, и с кофейком, гулять так гулять.

ПОСТ 2

— Бабка?
Сэм удивлённо приподнял бровь. Панчи легко рассмеялся и пожал плечами.
— Что ты, похлеще прозвищ не слыхал? — улыбка у Панчи была располагающей, но Сэм таких парней всегда опасался. Они выглядели простыми, но на самом деле оказывались теми ещё засранцами. Может, именно поэтому он медлил, буравя Панчи внимательным взглядом. Тот даже не подумал смутиться, только улыбался шире и шире.
— Так что, по рукам? — Панчи вытянул руку для рукопожатия. Сэм смотрел на его крепкие руки в мелких шрамах и пытался представить себе, каким будет этот таинственный Бабка, что Панчи так о нём отзывается? — Ну, решайся, Сэмми-бой. К Бабке, знаешь ли, очередь.
Сэм помедлил ещё с несколько мгновений — а, драккл с ним — и протянул руку, коснувшись ладони Панчи. Тут же в грудь ударило резкой болью, точно кто-то со всей силы выбил из лёгких воздух. Сэм бы сложился пополам, да всё произошло так быстро, что он не успел. Он бухнулся на колени, едва почувствовав под ногами твёрдую поверхность. Откуда-то сквозь пелену донёсся звонкий хохот Панчи.
— Какого драккла, — прорычал Сэм. Панчи подбоченился, не торопясь подавать не-просящему руку помощи.
— Не ной, Сэмми-бой, — пропел он. — Давай, у нас не так много времени. Провожу тебя, а потом мне нужно возвращаться.
Сэм поднялся на ноги, приступ удушья и тошноты после неожиданной аппарации отпустил его, и пусть в желудке осталось странное ощущение пустоты, всё же он смог последовать за Панчи куда-то вглубь дома. Да, оказались они прямиком в доме — огромном, надо сказать. Стоило им подойти к двери в конце коридора, Панчи разулыбался, на секунду задержавшись, прежде чем её открыть. Сэм сразу понял, почему, когда он всё-таки это сделал.
Дверь привела их в гостиную — самую странную гостиную из тех, что Сэму когда-либо приходилось видеть. Мягкий на вид диван занимал если не половину комнаты, то большу́ю её часть; перед ним распласталась шкура медведя. На диване щедро расположились подушки, расшитые в яркие цветы руками не очень умелого взрослого — или очень умелого ребёнка, это как посмотреть. На подлокотнике дивана расположился старый, залатанный плюшевый медведь. Сэм замешкался на пороге, но очнулся, стоило Панчи подать голос:
— Давай не отставай, Сэмми-бой. Характер Бабки оставляет желать лучшего, но лучшего специалиста ты не найдёшь. Решит твою проблему на раз-два. Главное, не забывай про правила поведения.
Сэм, в голове которого роились непрогоняемые мысли о природе прозвища этого таинственного Бабки — может, за любовь к подушечкам и медведям? — очнулся довольно поздно, Панчи успел ткнуть его в бок.
— Минуточку внимания? — он покачал головой. — Не смей так себя вести с Бабкой. Будь внимательным и благодарным, как внук, который давно не видел любимую бабулю.
Сэм усмехнулся, но Панчи как будто был серьёзен, ни тени ухмылки. Может, столько раз шутил на эту тему, что и сам уже привык.
— Во-первых, заговаривай только тогда, когда к тебе обратятся. Чётко отвечай на все поставленные вопросы, не добавляй слишком много деталей. Бабка этого не любит, да и может начать цепляться за несущественное. Во-вторых, если Бабка всё-таки зацепится и начнёт вспоминать что-то из прошлых дел, не вздумай перебивать. Можешь спросить про медведя в гостиной, это проверенный временем трюк... Возвращает к сути дела.
Сэм решил не спрашивать, зачем и почему.
— Помни, что Бабка — человек серьёзный, и ещё более серьёзный противник. Не наживай себе врагов. Думай, что говоришь, взвешивай слова и не болтай попусту. Ну и самое важное, — Панчи остановился перед массивной дубовой дверью и внимательно посмотрел на Сэма. — Не смей отказываться от печенья к чаю. Оно немного суховато временами, но в целом вполне съедобно. Всё понял?
Сэм, совершенно потерянный, всё-таки кивнул — скорее по инерции. Панчи толкнул перед ним дверь и сделал пригласительный жест рукой — а после даже подтолкнул Сэма внутрь. Сэм почувствовал, как сердце уходит в пятки. Комната, в которой он оказался, была окутана полумраком, только отблески от языков пламени в камине освещали тёмную фигуру в кресле-качалке. Руки фигуры быстро метались туда-сюда, передвигая какие-то длинные предметы — палочки? Сэм остановился, заворожённый: выглядело это танцем сложных невероятных заклинаний. Он почувствовал силу, исходящую от Бабки, не решаясь оторвать глаз от мешка, который протыкали палочки. Что это за сложная магия?
Фигура, ещё несколько раз скрипнув креслом, насторожилась и обернулась к Сэму. В полумраке комнаты профиль Бабки, освещаемый только отблесками камина, показался Сэму даже угрожающим. Он невольно сделал шаг назад. Фигура поднялась на ноги. Сэм почувствовал, как дыхание замедляется, а сердце — останавливается. Палочки угрожающе воткнулись в мешок — розовый, точно сквозь пушистую ткань сочилась кровь...
— Здравствуй, внучок, — улыбка расползлась по морщинистому лицу самой настоящей бабки. Сэм не чувствовал в себе сил сдвинуться с места. — Что ж, чаю с печеньем и ты расскажешь мне, кто тебя обидел и как я могу его наказать?

ПОСТ 3

Ты пристально смотришь в зеркало и видишь там старуху. Твой самый страшный ночной кошмар, от которого просыпаешься с криком уже многие годы. Даже сейчас. Даже когда твои волосы начали подергиваться дымкой седины.
Ты давно уже не улыбаешься. От улыбки по лицу ползут складки морщин. Глубокие рытвины на коже, русла давно высохших рек. Теперь здесь выжженная пустыня, поверхность ее трескается и стонет от жара. Слишком давно не было дождя, и теперь не осталось жизни. Только смерть, что идет по пятам.
Кончики пальцев скользят по гладкой поверхности стекла. Если бы только можно было содрать когтями амальгаму, вытравить отражение, как нежеланный плод. И тогда ты проснешься, легка и светла, вплетешь в волосы ленты и улыбнешься навстречу солнцу.
За окном дождь. Неистово колотится в раму, истязает тебя маетным нытьем хрупких суставов. Квинтэссенция эллипсизма. Тяжелый вздох и выдох сквозь стиснутые зубы. Ты ненавидишь эту стекляшку потому, что она не обучена врать.
Вечная молодость – утопия, вздор. Но когда тебе семнадцать, тебе кажется, что так будет вечно. Что перед тобою весь мир, дрожит в ладонях в такт веселому бою сердца, рвущемуся вперед, выше, сильнее, злее. Теперь эта дрянная мышца спастически дергается за грудиной. И так колет меж ребер.
Тянет к земле все сильнее. И вот ты медлительно переставляешь шаги, тяжело опираясь на гладкий набалдашник трости, дабы не уподобиться согбенной карге, что тянет покрытую гнойными шанкрами руку на паперти. Даже сейчас носишь корсет, больно сдавливающий субтильное тело.
Но тебе не страшно. Ты ждешь смерть как старую подругу. Быть может, она явится сегодня, протянет руку и ты пойдешь по лунной дороге в нигде и никогда. Скорее бы. Скорей.

ПОСТ 4

- О каких-то вещах в своей жизни я всегда знал. Что добьюсь всех поставленных целей, что заведу семью, что у меня будет огромная семья. Но жизнь слишком непостоянна и иногда она напоминала качели, - седой худощавый старик сидит в кресле аккуратно положил руки на колени.
- В нашей с твоей бабушкой жизни было слишком много плохого, но всегда что-то хорошее все перекрывало и давало силы жить дальше, - о своей супруге он всегда говорит с теплотой, даже если ее нет рядом. Когда она рядом он, как раз-таки, громко бурчит, словно чем-то не доволен. На самом деле, это все просто старость.
- Когда мы собираемся в гости к кому-то из наших родителей, то мне кажется, что в комнате начинается дом престарелых, потому что мы начинаем обсуждать наши болячки и что приходится пить кучу зелий и настоек, чтобы чувствовать себя более менее бодрым, - старик упирается худыми руками в подлокотники и легко поднимается, скрестив руки на груди, - Можем пробежаться до кухни, - мягко улыбается он, - я тебя догоню, - он неторопливо толкает внука идти впереди себя, на запах свежеиспеченного тыквенного пирога.
- Проходи быстрее, - бурчит он, - сейчас уже все соберутся и начнут есть, пока мы дойдем, - продолжает старик, - садись рядом, - кивает он, указывая на стул, рядом с собой. Он все еще не сидел во главе стола, потому что это все еще было место их с женой отцов, которые, хоть и походили на сморщенные клубочки (это старик так всегда в шутку говорил, особенно любил делать акцент на морщинах матери), но все еще оставались мудрыми и проницательными людьми.
- Я все еще удивляюсь, что у моего сына только один ребенок. Зато внуков поболей, - смеется он, стояв у стола. На всякий случай он держится за край, - Нам повезло, что мы все пережили эту войну и остались в живых. Выпьем же за это! – звон от бокалов разносится на весь дом, - Прошло много лет, с того дня, как все закончилось и пусть так будет дальше, - все кивают, широко улыбаясь.
- Отец, позволишь? – встает старик, - Мне тоже есть что сказать, - отец улыбается и аккуратно присаживается на свое место, хрустнув парочкой костей, - Спасибо огромное, что все собрались. Сейчас это не часто происходит. Сколько лет прошло уже? Каждый из нас висел на волоске от смерти, но отчаянно цеплялся за жизнь. Именно поэтому мы здесь. Мы все сражались. Кто-то защищал, кто-то лечил, кто-то оказывал моральную поддержку. Но мы все, кроме внуков, конечно же, - смеется старик. И в голосе чувствуется радость, что они не застали этот ужас, - застали тиранию Пожирателей и пережили ее. Я хочу выпить за тех, кто пал, ради того, чтобы мы жили, - Он поднимает над головой бокал и протягивает руку вперед. Остальные также встают из-за стола. Война не только унесла много жизней, но и сплотила семьи так сильно, насколько это только возможно.

0

4

КОНКУРСНЫЕ ПОСТЫ #2


ПОСТ 5

— Опять?
Целитель Перкинс закатил глаза вместо ответа. Впрочем, не то чтобы Эмме нужен был ответ.
— Ладно, пойдёмте, — она со вздохом поднялась со стула и бросила печальный прощальный взгляд на бутерброд, который должен был быть её ужином. Несостоявшимся ужином. И так далеко не в первый раз! И чаще всего, один и тот же пациент не давал ей закончить её нехитрую трапезу. Точнее, пациентка...
— Где на этот раз? — спросила она у коллеги, двигаясь за ним по коридору отделения. — Удалось её поймать или меня ждали?
— Конечно вас! — возмутился Перкинс, будто она предложила ему отработать за неё пару лишних смен. — Мы её не трогаем после того, как она сломала привет-ведьме руку. Идёмте, она в комнате отдыха персонала.
Эмма кивнула. Пациентка, несмотря на внешнюю хрупкость, обладала весьма цепкой хваткой и, кажется, за свою жизнь успела натренироваться в захватах так, что ни одному целителю и не снилось. Да и когда бы? Целители не успевают книжки читать, чтобы самообразовываться, а тут какие-то захваты тренировать. Впрочем, с этой дамой в пациентах... Она нащупала в кармане рабочей мантии верный пузырёк, который всегда был с собой, просто на всякий случай. Вероятно, пригодится.
Они медленно подошли к указанной комнате, у которой уже толпилось несколько человек. Те перешёптывались, и Эмма поймала несколько обрывков фраз: «...когда она вытащила у меня из кармана кошелёк и объявила, что на благое дело, я промолчала, но теперь...», «...в последний раз ей вкатили пару нейтрализующих заклинаний, но она даже не покачнулась...», и тут же «врёшь, салага! отвалилась, как миленькая...». Шепотки обсуждали прошлые деяния пациентки, которые проносились перед глазами Эммы яркой каруселью: вот она связала пациента с другого этажа, потому что он был похож на какого-то её недруга; вот она прокралась в кабинет главного целителя и украла бутылку коллекционного огневиски, а вместе с тем на месяц отсрочила план своего лечения — до сих пор нагонять приходится; вот она своровала из сумки привет-ведьмы какую-то безделицу, утверждая, что это ценный артефакт, за который ей заплатят много денег. Сложно было лечить старческую деменцию, ещё сложнее — когда она осложнялась таким непокорным характером пациента и несколькими магическими травмами мозга.
Эмма вздохнула. Кто, как не она, целитель может справиться с этим. Она вела свою пациентку уже не первый год, и за всё это время в Мунго она успела привыкнуть практически ко всему. Что ей какое-то проникновение в комнату отдыха персонала? Она заставала и худшие вещи, каждый раз находила выход из ситуации и уговаривала старушку вернуться обратно. И уговорит ещё не раз. Эмма улыбнулась расступившейся перед ней толпе персонала госпиталя и решительно открыла дверь, шагнув внутрь.
Пациентка зашипела, точно кошка, и вытянула вперёд палочку — у кого уже стащила? Эмма подняла руки вверх, подыгрывая.
— Ну что вы, милая, это всего лишь я, — ласково начала она. — Всего лишь Эмма.
Пациентка снова ткнула палочкой воздух, даже что-то пробубнила себе под нос, её, кажется, даже не смутило, что эффекта никакого не получилось — только искры разлетелись в стороны. Эмма медленно и осторожно опустила руку в карман мантии, нащупывая пузырёк. Пациентка ещё сильнее замахала палочкой.
— Я принесла вам огневиски, — заговорщицки зашептала Эмма, откидывая крышечку и протягивая бутылочку пациентке. — Только по секрету. Вы же знаете, меня могут наказать за такое.
Пациентка медлила, недоверчиво оглядывая Эмму, однако всё-таки сдалась: быстро выхватив из рук целителя пузырёк, она залпом опрокинула его в себя, поморщившись только тогда, когда до неё дошла вся суть произошедшего. Янтарная жидкость, конечно же, не была огневиски: но старушка слишком мало запоминала из проходящих чередой дней, чтобы вспомнить, как Эмма проворачивала этот трюк на её любви к огненному напитку уже не в первый раз.
— Опять в палату? — обречённо спросила пациентка. — Снова ремнями привяжете?
— Боюсь, что так, — печально согласилась Эмма. — Если, конечно, пообещаете не сбегать...
Пациентка тяжело вздохнула, оставив вопрос без ответа. Они обе прекрасно знали, чего бы стоило такое опрометчивое обещание.
— Ну же, в палате очень хорошо. Пойдёмте, — Эмма протянула руку. — Там квиддич по радио. Чемпионат мира, между прочим.
И добавила, доверительно, делая небольшой шажок ближе к медленно расслабляющейся от зелья пациентке.
— Говорят, ваша соседка запустила тотализатор и принимает ставки. Говорят, даже не только на квиддич.
— Правда? — неожиданно подобревшая старушка позволила Эмме подхватить себя за локоть и обмякла в твёрдой поддержке её рук. 
— Конечно правда, — улыбнулась Эмма, подталкивая свою пациентку к выходу и, на всякий случай, наколдовывая ещё и успокаивающее заклинание прямо на ходу. Ставки было единственным, кроме обещания огневиски, что могло привести её в блаженное расположение духа, Мерлин знает, почему.

ПОСТ 6

В его жизни все пошло наперекосяк. Проблемы с семьей, работой, личной жизнью, друзьями. И он сам виноват в том, что его жизнь скатилась в огромную яму. Если сначала он предпринимал какие-то попытки выбраться из болота, то потом перестал сопротивляться и медленно начал погружаться в пучину.
Там было неплохо, признаться: алкоголь, шлюхи, зелья и порошки, которые полностью отключали твой разум. В таком состоянии было хорошо, пока не приходилось возвращаться в реальность. Утром каждый раз особенно накрывало и становилось невыносимо. Пару раз проскакивали мысли о том, что лучше умереть.
И так продолжалось дальше. Дни, месяцы, годы. Он становился старше, на лице появлялись морщины, а само оно приобретало более резкие черты лица. Худоба стала бросаться в глаза еще сильнее. Еще немного и он бы мог напомнить скелет, покрытый тонким слоем кожи.
В баре он, как и всегда, заказывает красное полусухое. Если сначала он пьет аккуратно, из бокалов, как аристократ, то после перегибается через стойку, берет бутылку и начинает хлестать прямо из горла. И ему даже плевать, что по уголкам губ к подбородку стекают тонкие струйки багряной жидкости с сухим кисловатым ароматом.
- Еще бутылку! – он говорит это сквозь зубы, приказным тоном, словно перед ним слуги, - Быстрее! – тыльной стороной ладони он дает пощечину бармену. Но он оставил здесь столько денег, что ему позволительно.
Такими темпами, он потратит все еще до того, как умрет, и хоронить его будут в самом дешевом гробу. И на могилу никто не будет ходить. Он может перечислить десятки магов, которые придут на его могилу только для того чтобы плюнуть и чтобы сказать, какая же он мразь. Но он это целиком и полностью заслужил.
Сзади к нему подходит красивая, высокая, статная брюнетка с голубыми глазами и худым аккуратным телом, - А Вы опять здесь, - она обращается исключительно на «Вы». Это раздражает и заставляет чувствовать себя старше, чем на самом деле.
- Что ты хочешь? – он спрашивает резко, словно ему неприятно внимание. А в это время ее руки обвивают его плечи, - Нужно задавать другой вопрос, чего хочешь ты? – она аккуратно давит пальцами на спину и, видимо знает такие места, потому что его глаза закрываются от удовольствия и он непроизвольно издает стон.
Он отводит ее наверх  и достает из кармана пузырек, выпивая его залпом, - Будешь? – протягивает второй девушке, и она не отказывается. Головой он понимает, что все эти стоны и шепот о том, как он хорош – полнейшая чушь. Но самое главное, что ему хорошо в этот момент. А завтра все начнется с начала.

ПОСТ 7

Этот день мне не нравится, то ли дело вчера. Вчера, которое "давно", как-то всё смазывается, но я уверен, оно было отличным. Таким, за которое не жалко...
На завтра здесь особенно надеяться не приходится, - завтра будет традиционный ледяной дождь, ветер с севера будет завывать по коридорам, - всё как обычно. Практически традиция. А сегодня всё немного проще. Я, конечно, почти уже не помню вкуса, но уверен - этот день может исправить только бренди. Бренди и, пожалуй, несколько пыточных - от них разогревается кровь, чувствуешь себя моложе. Бренди мне, конечно, нельзя. Возраст не дает прав на поблажки, так что запреты такого рода начинают быть весомыми, когда перестают зависеть от тебя. "Сегодня", если без бренди, на вкус гадостное, с привкусом плесени и соли. Мне не нравится этот вкус и не нравится то, что я не могу от него избавиться - весь рот провонял этим местным "пенициллином". Может быть именно из-за него я всё ещё могу похвастаться неплохим здоровьем - мои руки не дрожат, глаза видят, уши слышат. Разве что колени уже не те, что прежде, ну так и преклонять их больше не перед кем - невелика потеря.
Меня больше огорчает то, что всякий день похож теперь на предыдущий - не отличить: он начинается где-то там вчера и тянется, тянется, тянется, пока из него не вырастает серое безрадостное завтра. Старикам вроде меня давно бы лежать в гробу, но не вышло, а раз не вышло, придётся и дальше смотреть на холодное серое море, считать волны, думать.
Говорят, морской воздух тоже полезен для здоровья. Морской воздух и пенициллин.

ПОСТ 8

Все не так, как должно быть. В мечтах этот момент представлялся иначе, но в реальности все было не так. Несмотря на то, что она была здесь совершенно одна, вместо тишины слышался гул переплетенных вместе голосов, а жара стала холодом. Она смотрела на лежащее перед ней тело, но видела его живым, раскатисто смеющимся ей в лицо. Она бессчетное количество раз представляла себе его мертвым, но реальность и мечты не имели ничего общего.
- Сукин сын! - Она крикнула в пустоту срывающимся от ярости голосом. Она пнула лежащую на земле маску пожирателя и та, отражая красный свет закатного солнца, улетела вниз с обрыва, в разбивающиеся о камни волны. Отчаянным жестом она схватилась за голову и принялась ходить туда и обратно. Не так, конец должен был быть другим. Она должна была наконец то ощутить спокойствие от того, что он мертв, почему же нет удовлетворения? Он забрал почти все, что у нее было. А то, что осталось, перестало иметь значение, потому что плохое всегда перевешивает хорошие. Он глумился, играл, насмехался, почти давал себя схватить, а потом ускользал сквозь пальцы. И где он сейчас? Он мертв, лежит в луже собственной крови, уже впитавшейся в землю, не дышит и больше никогда не станет насмехаться. Она хотела ощутить если не удовлетворение, то что угодно, пустоту, безразличие, успокоение, но перестать чувствовать бессильную ярость. Столько лет прошло с тех пор, как все началось. Первая война, потом годы охоты на него, постоянные поражения в игру в кошки-мышки, затем - вторая война. Годы прошли незаметно, погоня продолжалась и вот, она здесь, война уже неделю как закончилась, но она проиграла. Победа оказалась поражением, что казалось невозможным, но это произошло.
- Сукин ты сын. - Сломанным голосом прошептала она и обессилено села на валун, поросший мхом, закрыв лицо руками. Старость только теперь ее догнала, спустя столько лет. В школе она думала, что встретит ее, имея все: семью, дом, фотографии на камине, рождественские ужины и уйму счастливых воспоминаний. Потом, во время первой войны, она была почти уверена, что не увидит старости. И что теперь? Ничего не осталось. Она шла сюда за последней вещью, что имела для нее значение. За победой, за местью, за завершением. Она снова осталась ни с чем.
Жалела она только об одном - что не успела. Пришла слишком поздно, чтобы увидеть только безжизненное тело. Она должна была убить, или умереть здесь. Кто бы мог подумать, что был третий вариант? Кто его убил, за что, или он сделал это сам? Эти вопросы не имели никакого значения.
- В конце должны были быть только я и он. - Разочарование снова превратилось в ярость, заставив резко вскочить с камня и быстрым шагом подойти к нему: - Ты и я, чтобы один мог убить другого, ублюдок! - Ее выкрика никто не услышал, ведь здесь не было никого, ни единой живой души. Она смущенно отвернулась, глупо кричать на труп, и посмотрела в даль. Видела она отнюдь не море, она погрузилась в собственные мысли, разбирая прошлое по запчастям, чтобы понять, стоило ли оно всего, что она потеряла. Даже теперь, на пороге старости, ей казалось, что и выбора другого то у нее не было. - Поздно, слишком поздно. - Она покачала головой. За ним она гонялась по всему континенту, ее работой стало выслеживание ему подобные в перерывы между охотой. В какой-то момент она даже перестала пользоваться собственным именем и к концу, когда рядом не осталось уже никого из ее прошлой жизни, настоящим именем ее называл только он. Если бы она не отложила охоту ради участия во второй войне, может, сумела бы достать его раньше. Но тогда судьба мира имела значение, и долг звал. И даже если у нее не было ничего, игнорировать войну она не могла. Что еще она знала? Война и погоня за своим врагом, вот две вещи, которые были привычны. Жаль, что первая получалась значительно лучше, чем вторая. Всему настал конец, а покой так и не наступил.
Она твердой рукой расстегнула застежку, и изорванная в бесчисленных сражениях мантия тяжело упала вниз. - Как ты сказал? Смерть стоит того, чтобы жить? Единственные твои слова, которые имели для меня чертов смысл. Твоя смерть должна была стоить того, чтобы жить. - Она сделала глубокий вдох и закрыла глаза, принимая весь груз ответственности за все, что когда-либо совершила, ослепленная жаждой мести, амбициями и тупой верой в собственную правоту. - От магии одни проблемы. - Это она сказала уже в пустоту. Маглам жить гораздо проще. Магия дает так много, и забирает еще больше. Она отщелкнула застежку и вынула палочку из кожаного чехла на поясе. Палочка была в зазубринах и царапинах, на рукоятке был отколот целый кусок, но все же, она служила верой и правдой. Женщина отбросила палочку в сторону, и та укатилась куда-то по камням. Служба окончена.

0

5

КОНКУРСНЫЕ ПОСТЫ #3


ПОСТ 9

Под крышей небольшой веранды можно было укрыться от довольно жаркого июльского солнца, чем и занималась данная особа, погрузившись в чтение журнала. В последние года, ее интересовали, в основном, зелья и парфюмерия. Многие увлечения пришлось бросить, а причиной подобного служил возраст. 87 лет - это уже не та пора, когда можно вести бурную жизнь и предаваться неудержимому веселью. Да и характер женщины всегда был довольно тяжелый, из-за чего с ней было довольно трудно найти общий язык еще во времена ее молодости. Многое заставило ее остепениться и принять то, что могут дать простые человеческие отношения. Хоть и не все в этом деле могло ее обрадовать, женщина это приняла.
И, как оказалось, не зря.
А причиной этому послужил заливистый смех пары золотоволосых чудес этого мира, которые носились друг за другом, одетые в белые летние наряды, прикрыв золотистые кудри панамками. Губы женщины дрогнула добрая улыбка. Так улыбаться она могла только им, ну, и еще парочке людей, которые часто посещали этот дом. На столе стояла чашка теплого мятного чая без сахара. А рядом - колдография в рамке, на которой был изображен молодой светловолосый парень, который задорно улыбался женщине. Дотронувшись до нее, она прикрыла глаза на пару секунд. Глядя на 4-летний правнуков близнецов, она подвергала легкому сомнению все то, что видит. Иногда все это казалось сном. Иногда казалось, что она все это не заслужила. Но все это у нее действительно было. Парочка смеющихся детей подбежали к ней и быстренько примолкли под ее прищуренным взглядом. Через секунду на ее губах расцвела улыбка.
-Не набегались еще, воробушки?
Оба ребенка замотали головами, после чего посмотрели на женщину с надеждой. Она поняла, что им было от нее нужно. Вздохнув, она достала палочку и сделала несколько зигзагообразных взмахов, выпустив из палочки разноцветных сияющих бабочек, которых дети с хохотом бросились ловить. Посмотрев вслед детям, женщина сжала палочку в руке, задумчиво глядя на правнуков. Поверх ее руки легла мужская ладонь. Подняв голову, женщина увидела своего внука - 25 парня, который смотрел на своих детей с теплотой. Переведя взгляд на женщину, он встретился со спокойными глазами.
-Ты прекрасно знаешь, что тебе больше не нужно беспокоиться.
Женщина смотрела на внука выжидающе и невозмутимо.
-Ведь все уже закончилось.
Волшебница перевела взгляд на правнуком.
-Верно. Все уже закончилось. Иди. Я присмотрю за ними, мне удобней сидеть здесь, чем в доме.
Погладив женщину по руке, парень вошел обратно в дом, откуда шел мелодичный голос его супруги. А женщина всматривалась в детей, что носились и все еще ловили бабочек. Именно такая энергия и лилась из ее мужа, ее сына и внука. И вот теперь она смотрит на двойную дозу сего действия. В районе сердца женщина ощутила вполне острый укол. Поморщившись, она опустила взгляд на колдографию.
-Все уже закончилось.
Губы вновь тронула улыбка.
-А скоро все закончится и для меня.
Постепенно солнце склонилось к закату, и только ближе к вечеру энергия двух золотоволосых ураганов иссякла. Подойдя к крыльцу, они увидели, что женщина, столько раз дарившая им улыбки, сидит в кресле, опустив голову. Решим, что их прабабушка дремлет, близнецы прокрались мимо нее, стараясь не шуметь. И никто не обратил внимание, что грудь женщины уже не вздымается.
-Скоро...

ПОСТ 10

В один момент пришлось выбирать между семьей и работой. И работа была на первом месте. Всегда. Сначала удавалось между всем балансировать. Но со временем все пришло к тому, что всем от тебя нужно все больше и больше.
Когда ты эмоционально выжат, сложно находить время даже на то, что ты так сильно любишь. Семейная жизнь становилась все тягостнее, работа больше не приносила такого удовольствия и никакого желания оставаться хотя бы на минуту позже положенного срока.
Терять все не хотелось, потому что нужен был какой-то стимул жить дальше. То, почему выбор пал на карьеру достаточно легко объяснить: это перспективнее, чем семья. И даже в таком возрасте, когда голова полностью покрыта седыми волосами, было, куда расти.
Нет, семью он не бросил, но все больше напоминало сожительство, когда ты пытаешься выдавить из себя улыбку, как только вас видит кто-то со стороны.
Зато они вырастили прекрасного сына, который, сложно даже сказать, кого из родителей больше напоминает. Они всю жизнь были трудоголиками, и их ребенок, которого давно уже не поворачивается язык так называть, вырос таким же. И все вокруг как один говорили, что это странно. Интересно, что в этом странного?
Если ты родился в семье, где родители делают все для своей карьеры – это нормально. С самого детства он наблюдал, как мать и отец пытались прыгнуть выше головы. Это было стимулом стать лучше. Лучший в школе, лучший на практике, лучший на работе. Он даже лучше, чем те, кто дали ему жизнь, потому что впитал в себя, словно губка, лучшие черты обоих.
Жена, хоть и давно все между ними не полыхало так, как раньше, была у него самой замечательной. Лишь по началу они могли поссориться и то это всегда было быстротечно и они остывали за несколько минут. Она была идеальной. Впрочем, почему, «была»? Она и сейчас есть. Просто стала тем человеком, с которым вы живете вместе. Магия между ними сошла на нет. И сложно сказать, в этом виновата его измена или то, что время никого не щадит.
Она была золотой. Не каждый сможет простить такие ошибки. Наверное, поэтому, оказываясь дома, он всегда и обнимал ее вместо обычного «добрый вечер». Это все не от любви, а из благодарности. За сына, за прекрасное время вместе, за прощение, которое он получил. Из-за нее и того, что жена умела уступать, он достиг всего, чего хотел.
Удивительно, что власть не разбаловала его. Чем больше ее становилось, тем более разумно он ей распоряжался. Наверное, за счет этого он был воистину уникальным человеком, который думает не только о себе. Но, как бы это все красиво не звучало, он делал все для себя, а не для других. И так было всегда. В возрастом, как оказалось, люди не меняются.

ПОСТ 11

- Да стой, кому говорю! – седой высокий мужчина несется по косому переулку за псом. На голове у него какой-то безумие. И если сейчас можно было все скинуть на то, что у него погоня, то в любое другое время ему не было оправдания, - Да куда ты?! – он непроизвольно толкает магов, проходящих мимо. Они громко возмущаются.
- Стоять! – он резко тянет за поводок и собака останавливается. Даже удивительно, что смогло на это повлиять, - Ну и кто так себя ведет, а? – это самая молодая собака у него и жены и они все еще не успели выдрессировать пса, привезенного из Азии, - Я тебе говорю! – он, кряхтя присаживается на корточки рядом с собакой и грозит ему пальцем, - мистер, то, что вы – самый мелкий в доме, не значит, что можно  делать все, что захочешь!
А теперь было понятно, почему он остановился. Впереди уже маячила его жена. С трудом он поднимается и его лицо озаряет широкая улыбка, - Ну ясно, почему мелкий остановился – увидел хозяйку! – она всегда намного лучше ладила с живностью в их доме. Ее уважали и слушались. В то время, как из него вили веревки. Он и вкусняшку лишнюю даст, и лишние пару часов побегает по улице.
С течением времени он отошел от дел и, благо, накопленные средства позволяли не работать. Зато теперь он сутками занимался с собаками, которых было уже три. Он любил их, но иногда с ними было тяжело. Он слишком стар для таких забегов, - Привет, - говорит он супруге и сгребает ее в охапку, наблюдая сверху, как пес все прыгает на жену.
- Как на счет того, чтобы выпить рюмочку чего-то горячительного? – кажется, он каждый раз начинает с таких предложений, - И нет, можешь не рассказывать мне про печень, меня подлатали знатно! – довольно кивает он после того, как пару раз пришлось пережить откачивание в Мунго в связи с тем, что алкоголь его медленно убивает. И хоть он много раз получал по шее, не мог перестать пить. Не это ли зависимость?
Взяв даму своего сердца под руку, он идет дальше. И даже пес слушается и не пытается куда-то убежать, утянув бедного хозяина за собой, - Смотри, какой сразу стал хороший мальчик. Всегда бы так, - смеется он и сворачивает на улицу, где было их излюбленное место.
- А помнишь, как мы тут пили? Я тогда думал, что нас прикончат, - нервный смешок. Кажется, у них было миллион таких историй, - И не один раз, - он подмигивает жене, - у нас по молодости была такая опасная романтика, ух, - улыбается он, чуть не споткнувшись о камень, - Да чтоб его! – конечно же, он пнул его ногой и сильно ударился пальцами, - ну вот так всегда!
Они заходят в заведение и, помахав бармену, садятся в углу, - Нам как обычно, - говорит он и берет на руки пса. Это пока можно было так делать, а потом вымахает, и фиг его поднимешь с больной спиной.
Выпивка появляется на столе очень быстро, - Ну что, моя сладкая, за нас? – они вместе уже несколько десятков лет и все еще друг другу не надоели. Кажется, даже его родители и семьи родни не были такими крепкими. Просто нужно было встретиться двум безумным личностям, которые каждый день приносят в жизнь друг друга приключения.
Громкий «дзинь» от бокалов слышно на все заведение. А сияющие улыбки слепят  других посетителей сильнее, чем «Люмос Максима».

0

6

Итак, все конкурсные посты выложены в данной теме.

Но мало прочитать, у нас по расписанию урок Прорицания!
И голосование у нам будет не простое, а золотое двойное!

Часть один.
Это, конечно же, самая обычная угадайка. Открывайте третий глаз, протирайте от пыли хрустальный шар, допивайте кофе и разглядывайте гущу - все средства хороши. Ответы, конечно же, убираем под хайд, чтоб не списывали!  https://imgur.com/W1wi0n9.gif
Голосование "Авторство"

Код:
[hide=9999999999]Пост 1 - автор?
Пост 2 - автор?
Пост 3 - автор?
...[/hide]


Часть два.
А теперь перечитайте еще раз. Внимательнее, с чувством, с тактом, с расстановкой. Какой пост показался вам самым правдоподобным? От которого захотелось взгрустнуть или посмеяться? В конце концов, какую старость вы бы хотели себе?  https://i.imgur.com/bSbfS0L.gif
Голосование за посты будет состоять из следующих пунктов:
1. Старость Станиславского - этой старой развалине мы верим
2. Утопия - слишком идеальный, чтобы быть правдой
3. Бодрячком - самая веселая старость
4. Без слез не взглянешь - грустнее некуда

Код:
[hide=999999999999]
[i][b]1. Старость Станиславского[/b][/i] - ваш ответ
[i][b]2. Утопия[/b][/i] - ваш ответ
[i][b]3. Бодрячком[/b][/i] - ваш ответ
[i][b]4. Без слез не взглянешь[/b][/i] - ваш ответ[/hide]


Ответы принимаются до 10 сентября включительно.
Несложно, правда? Let`s go! https://i.imgur.com/xf9hPpF.gif

0

7

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

8

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » ZONKO'S JOKE SHOP » Back to the Future