Фабиан успел лишь пробежаться разок глазами по письмам прежде, чем отец их притянул к себе и начал целую тираду о том... » читать далее

01 MAR - 30 APR 1980
Frank Aoife Bellatrix

Daily Prophet: Fear of the Dark

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » PENSIEVE » [29.04.1980] the point of no return


[29.04.1980] the point of no return

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

THE POINT OF NO RETURN
https://i.imgur.com/etbzBlS.gif https://i.imgur.com/ZRtJ47n.gif https://i.imgur.com/c0Ka7me.gif
Д В А Д Ц А Т Ь  Д Е В Я Т О Е  А П Р Е Л Я  1 9 8 0 ,  К О С О Й  П Е Р Е У Л О К  Л О Н Д О Н

Миллисент Бэгнольд долго шла к этой должности.
Весь ее карьерный путь был нацелен на кресло министра магии, никак не меньше. Амбициозная женщина прекрасно понимала, что отставка Минчума - всего лишь вопрос времени, слишком уж много у того было ошибок и, как следствие, недоброжелателей. Магическую Британию сотрясает террор, и миссис Бэгнольд намерена разобраться с ним в кратчайшие сроки.
Два дня спустя после выборов Миллисент готовится ко вступлению в должность заместителя. Официальная церемония и пресс-конференция назначены на 10 утра.


- Бэгнольд, загляните ко мне, когда будет время, - обронил министр еще вчера.
Возня с документами и раздача поручений помощникам и подчиненным увлекли Миллисент в чудесный мир бюрократии, разнообразные соглашения о неразглашении, приложения к контрактам, передачу текущих дел женщина подписывала до поздней ночи.
- Вы хотели видеть меня, министр?
- Да, насчет конференции. Как бы Вам сказать. Постарайтесь воздержаться от темы этих так называемых Пожирателей, не стоит эпатировать публику. Вам прекрасно известен наш политический курс, так что...
- Позвольте не согласиться, сэр, - женщина держалась подчеркнуто вежливо, не скрывая, однако, своего возмущения. - Это важнейший вопрос, вопрос нашего будущего.


Вечером двадцать девятого апреля, Миллисент отложила перо и устало потерла переносицу. Ей следовало бы отдохнуть, чтобы не предстать перед журналистами в изможденном виде.
По пути домой она решила заглянуть в книжную лавку: дочь давно просила один редкий сборник мифов. Но кто же знал, что от самых ворот Министерства за ней шли по пятам и до похищения оставались считанные минуты?

Участники: BELLATRIX LESTRANGE, MILLICENT BAGNOLD, EVAN ROSIER, ALICE LONGBOTTOM, ALASTOR MOODY, GIDEON PREWETT, FABIAN PREWETT, LEONORA EICHENWALD

ПРАВИЛА УЧАСТИЯ В КВЕСТАХ И ОФОРМЛЕНИЯ ПОСТОВ

1. Дабы сделать квест интересным и более непредсказуемым, итоги заклинаний будут определяться методом броска дайсов. Ссылки на броски из темы должны быть приложены в конце поста и спрятаны под спойлер.
2. Помните, что он Ваших действий зависит судьба персонажа и стоит хорошенько обдумывать свои шаги.
3. В первом посте должны обязательно присутствовать краткое описание внешнего вида и инвентаря в свободной форме.
4. При наличии НПС-персонажей, дайте им краткое описание в начале или конце первого поста под спойлером.
5. Срок ответа - 3 суток.
6. Если у Вас не получается отписаться в срок, то обязательно предупреждайте об этом АМС. Мы понимаем, что у всех могут случиться форс-мажоры, но надеемся на Ваше понимание. Ведь все это делается для того, чтобы в первую очередь было интересно игрокам.
7. Речь персонажа выделяется жирным, мысли выделяются курсивом, речь других персонажей подчеркивается. Посты пишутся только от третьего лица.

+5

2

внешнее

Простое черное платье тонкой шерсти, свободного кроя мантия, скрадывающая очертания фигуры. Волосы собраны в тугой узел, закрепленный тонкими острейшими булавками без украшений, полыми внутри. Серебряная маска и лайковые перчатки довершают безликий образ, голос искажен амулетом, приколотым у ворота.
К поясу крепится крохотный ридикюль - впрочем, его размеры диктует заклятие невидимого расширения. Внутри некоторое количество флакончиков с зельями (также пара порций кокаина, мало ли), несколько мотков прочной шелковой веревки, бинтов, и набор пыточных инструментов. Палочка удерживается кожаными ремешками под левым рукавом. Зачарованный нож за голенищем ботинка. Голубой топаз в серебряной звезде, защищающий от ментальной магии, под одеждой и рунический браслет, сбивающий со следа любой поиск.

Нынешний министр никуда не годился.
Вялое существо, никак не могущее сделать окончательный выбор - даже если он будет, с точки зрения Пожирателей смерти, неверным. Смертным приговором. Но те, кто готовы были драться насмерть за свои убеждения, за жалкие жизни грязнокровок, вызывали хотя бы подобие уважения - люди, у которых имелись собственные ориентиры, принципы и верования. Пусть бы их насаждал этот полубезумный старик, невесть как вставший во главе школы.
О, если бы вся власть оказалась в их руках, подобных волшебников на пушечный выстрел не подпускали бы к подрастающим поколениям; им, детям достойных, негоже слушать либеральные идеи о мнимом равенстве и делить стол с выродками, не способными оценить все величие тысячелетнего храма знаний и хранимых им тайн. Нет, не если. Когда.
Когда все нити сплетутся в нужных руках в крепкую сеть, быть может, Британия последуют примеру Дурмстранга: минимальный курс обучения во имя безопасности все же необходим; бесконтрольная магия, невесть как пробудившаяся в ошибках природы, несомненно, может доставить несколько неприятных моментов чистокровным. Да и не изверги они, в конце концов, даже самый последний тупица сквиб прекрасно понимает, что драить полы и отмывать бессчетное количество посуды после званых ужинов удобнее все-таки не руками, а каким-никаким примитивным волшебством.
Беллатрикс не могла определиться, кого ей приятнее будет видеть на кухне норфолкского поместья - грязных скрюченных эльфов или жалко горбящихся от непосильного труда порабощенных грязнокровок.

Беллатрикс внимала Лорду молча. Он не любил вопросов, да и нет в вопросах нужды. Слегка наклонив голову, - сумеречные тени бросили на лицо гротескную маску - она улыбалась. Улыбалась, водя кончиками пальцев по древесине палочки, безотчетно лаская ее, и в этих движениях было больше секса, чем в первой брачной ночи в холодной несмотря на полыхающий камин спальне. Внимательный взгляд милорда повергал ее порой в состояние сладкой жути, которое хотелось растянуть еще на несколько минут. Жути, граничащей по болезненности с круциатусом, выламывающим суставы.
- Информация изменилась, - женщина подняла наконец взгляд.
- Я слушаю тебя, - лениво тянет Риддл, покачивая в пальцах бокал с вином темно-кровавого оттенка из лучших запасов рода.
Пресс-конференция, которую недальновидно объявило Министерство была, разумеется, идеальным местом для демонстрации силы, но нужны ли столь дешевые методы волшебникам, что привыкли к роли серых кардиналов, стоя за спиной кого-то неважного, но достаточно пристойного, чтобы быть ширмой международного уровня?
Ей не нравились погромы. Было в этом что-то плебейское, а во всеобщей суматохе так тяжело вычленить крики боли среди воплей ужаса и призывов стражей порядка. Метка над разрушенным домом - фарс, профанация. Как будто идеи их маленького уютного сообщества можно мешать с дешевыми базарными фокусами. Грязнокровок, разумеется, стоит запугивать время от времени, но когда страха становится слишком много, некоторые из загнанных в угол крыс начинают огрызаться.
А нужно, чтобы они пришли к мысли о подчинении сами. Поняли, что это самый выгодный вариант.
- Церемонию перенесли сегодня утром во внутренние помещения, ограничив не только присутствие прессы, но и круг допущенных лиц, - Лестрейндж взмахнула палочкой, призывая полупрозрачный трехмерный план главного холла и прилегающих к нему помещений. - Это будет не трибуна подле фонтана, путь к официальному залу пролегает мимо поста дежурных авроров здесь, - легкое касание кончиком, от которого иллюзия опасно задрожала. - Два кабинета ранее принадлежали отделу происшествий, но он в последнее время удивительным образом разросся, - в ответ на данное замечание послышались сдавленные смешки. Беллатрикс резко развернулась к прочим участникам небольшого, с позволения сказать, совещания, зло прищурившись. Звуки утихли. - Но у Рэнфилда, по удачному стечению обстоятельств, есть знакомый администратор, что встречает и провожает посетителей.
Она протянула руку в самую сердцевину магического плана, нежно огладила контуры каминов и смахнула изображение, рассеявшееся быстро затухшими искрами.

Вновь избранная заместитель министра все еще была темной лошадкой. Ее амбициям позавидовала бы добрая треть выпускников Слизерина, а методы, которыми женщина пробивалась на верх пищевой цепочки власти можно было бы назвать в определенные моменты сомнительными. Впрочем, нежные и честные девочки не выживают в Министерстве, если только не подают кофе по зову начальства и вовремя прикидываются слепыми, глухими и тупыми.
Беллатрикс, как и прочие, пока не могла определиться в своих суждениях касательно личности миссис Бэгнольд.
Стремительная карьера, мало характерная для женщин высшего света, в сочетании с политикой умолчания о преференциях в текущей холодной войне делали ее объектом пристального внимания как чистокровного сообщества, так и горстки идеалистов, именующих себя Орденом во главе с Дамблдором, который наверняка уже тянет свои загребущие ручонки к Миллисент, справедливо предполагая, что принимать решения в текущем тандеме будет никак не Минчум.
Идея "устранить" плавно перетекала в мысль "завербовать", но чрезвычайные меры безопасности министерских трусов вносили свои коррективы.
- Мне сообщат о времени, когда заместитель покинет здание, - кивнул мужчина. - Владелец кафетерия неподалеку от Министерства утверждает, что она практически никогда не пользуется каминной сетью.
Что же, у всех свои маленькие слабости.
Кто-то любит прогуляться после трудного рабочего дня. Кто-то любит отрабатывать Круциатус на ничего не понимающих маглах.
Волдеморт задумчиво оглядел отобранный им отряд и одним глотком осушил остатки вина в бокале. Стекло звякнуло о столешницу на манер молотка гробовщика, забивающего последний гвоздь в тяжелую крышку.
Когда все покидали жарко натопленное помещение, Беллатрикс придержала Эвана за локоть.
- Надеюсь, мы обойдемся без фокусов, как в Азкабане? - не угроза, нет, неприкрытый сарказм. Хороший мальчик, но слишком уж театральный, много лишних слов. О, эта юность. Она старше лишь на шесть лет, но кажется - на целую вечность. - Милорду не нужна гласность. Пока.
Женщина вернулась обратно в залу и опустилась на резной стул по левую руку Риддла.
- Если что-то пойдет не так... - она споткнулась, прикусила губу.
Ничто просто не может пойти не так. У них нет на это никакого права - за их спинами Магическая Британия, за чье величие приходится биться, невзирая на жертвы.
- Убейте ее, - помедлив, приказывает Лорд.

Суетливый и - даже по роже видно - лживый, но трусливый мужичок связывается с Рэнфилдом в половине девятого вечера. В это время приличные леди давно уже пьют чай в кругу семьи, а не горбатятся на работе и не шляются по лавкам. И уж тем более - не делают это в одиночестве. Как глупо, заместитель. Забыть, в какое время Вы живете и что стоит на кону.
Глубоко надвинув капюшон, Беллатрикс лениво пролистывает страницы невероятно скучной книжонки, время от времени кидая взгляды на копошащегося в журналах Розье. Быть может, в другой день она прельстилась бы этим изданием на дешевой бумаге - за непритязательной обложкой скрывались некоторые интересные схемы, но ушедшего куда-то в подсобные помещения торговца не хочется отвлекать от несомненно важной инвентаризации. В конце концов, старичок ни в чем не виноват, пусть и дальше себе торгует букинистикой, не всегда осознавая ее ценность.
Звякнул колокольчик - и Белла скривилась. За четверть часа до закрытия они никак не ожидали еще одного посетителя - тем более, заметно беременной женщины. Ну что ж, спишем на сопутствующий ущерб.

Она безразлично роняет книгу в завалы ей подобных и бесшумно переступая мягкими подошвами, подходит к Миллисент со спины. Острый кончик волшебной палочки упирается той под лопатку, нацеленный на сердце.
- Пожалуйста, не делайте резких движений, - вежливо и даже приветливо произносит волшебница. Амулет подле горла меняет ее голос на чей-то незнакомый - это лирическое сопрано мало подходит ситуации. - Боюсь, нам трудно будет побеседовать, если Вы скончаетесь.
Она досадливо отмахивается от наползшего на самые глаза капюшона - из-под его края становится видна серебряная маска.

- Муди! - глава аврората раздражен. Могло показаться, что он не спал уже несколько суток - так оно и было. Слишком много свалилось на их головы после чемпионата и последовавших за ним международных скандалов; разумеется, отдел международного сотрудничества все валил на авроров, а не на собственные просчеты. - Какого дракла у вас Бэгнольд шляется одна? У нас тут что, очередь из заместителей стоит?
Строго говоря, желающих на теплое местечко хватало, и возмущение просто пришлось к слову. Называйте его параноиком, но ситуация в стране давно оставляла желать лучшего, и если второе лицо после министра удавят в темной подворотне по пути с работы - им всем можно писать заявление по собственному и дружным строем идти в Азкабан как врагам народа.
От недосыпа глава бывал излишне пессимистичен в своих идеях.

- Да, в восемь тридцать миссис Бэгнольд попрощалась и расписалась в журнале. Может быть, в восемь тридцать две, - парнишка пожимает плечами, мол, вас тут много, а я один, а часы вообще отстают, сколько раз уже просил их заменить, а не чинить, нечего там уже чинить. - Нет, сэр, мадам заместитель не говорила, куда направляется, но я могу подсказать адрес ее камина, за полчаса ей не составило бы труда добраться домой.

замечания ГМ

Просьба участникам обратить внимание:
Миссис Лонгботтом: Вы находитесь достаточно далеко от Беллатрикс и Миллисент, чтобы услышать, о чем они говорят.
Уважаемые авроры: супруг миссис Бэгнольд будет утверждать, что заместитель ушла из дому в начале седьмого и до сих пор не появлялась - "а что, что-то случилось?"
В вашем распоряжении любые методы слежения - не забывайте про броски дайсов.
С точки зрения хронологии распоряжение главы аврората поступает приблизительно в тот же момент, когда начинаются события в книжном.

+6

3

looks & inventory

Серое пальто, зачарованное, чтобы отталкивать воду, поверх черного костюма. К лацкану пиджака приколот значок министерства магии. С собой - палочка, несколько галлеонов, в сумке - недописанная речь, утренний выпуск пророка и рабочие документы.

Лондон уже второй день утопает в тумане, Милисент шагает по мостовой, посильнее укутываясь в плащ. Она всегда торопится, слишком много всего нужно успеть. Кресло министра уже совсем скоро будет вакантно. То, к чему она шла столько лет, еще на шаг ближе. Минчум оставит пост, это факт. У него слишком слабые позиции, и нет стержня, чтобы справиться с кризисом. В голове эхом звучит его просьба не затрагивать на конференции тему Пожирателей. Скорее приказ, а не просьба. Милисент фыркает и поднимает высокий воротник плаща. Она затронет тему Пожирателей. Уже не время молчать, нет более важной и актуальной темы на данный момент. Людям надо знать, что происходит и какие принимаются меры. Эти две вещи Бэгнольд знает абсолютно точно. В отличие от министра, она слушает. Прислушивается к разговорам на улицах, с готовностью идет на диалог с магами страны и, что самое главное, слушает глав отделов, а вместе с ними, и рядовых сотрудников. Все последние годы, пока Минчум выбирал путь игнорирования некоторых проблем, подрывая все то, на чем держится страна, она потихоньку налаживала связи и делала выводы. Оценивая политическую обстановку, Бэгнольд планирует выжать как можно больше из своей новой должности. Милисент улыбается и входит в неприметную дверь. Звякают колокольчики, сообщая о прибывшем посетителе.
- Здравствуй, Перри. - Она приветствует старика, который в ответ широко улыбается. Хозяин лавки уже много лет нем, Милисент помнит его еще молодым, тогда он и говорить мог, и часто помогал ей выбрать новую книгу, обычно о политике. С тех пор изменилось не так уж и много. Перри до сих пор носит исключительно синие мантии поверх рубашки с жилеткой в ромбик. Милисент до сих пор часто берет книжки в его лавке. Уже не столько ради самих книг - у нее на чтение почти нет времени, сколько из привычки и желания поддержать его бизнес. - Я за той книгой с мифами. Третий ряд, да? - Перри активно кивает и указывает пальцем направление. Милисент сворачивает в проход и засматривается на корешки книг. Некоторые старые и потрепанные, другие - совсем новые. Перри всегда сам выбирает каждую книгу, что продается в его лавке, и тщательно следит, чтобы каждый экземпляр был в хорошем состоянии. Приходится себя одернуть - у нее максимум двадцать минут, потом надо торопиться домой, чтобы успеть привести написанную для конференции речь в пригодный вид. Милисент - перфекционист, ей необходимо, чтобы все было идеально. Многим другим речи пишут ассистенты или заместители, но Бэгнольд никогда не перекладывала такие задания на других, и начинать не собирается. Она проводит рукой по корешкам книг, ища нужную. Перри расставляет тома не в алфавитном порядке, а в порядке их значимости для общества и по тематике.
- Мифы, мифы, мифы... - Она тихо бубнит себе под нос, вчитываясь в названия. А вот и он, небольшой томик в твердом переплете из драконьей кожи, неизвестного автора. - Полный сборник мифов Америки. - Она переворачивает книжку - с задней обложки рычит вендиго. Занимательно. Милисент открывает книгу примерно на середине и пробегается глазами по очень мелким буквам.
Глаза резко отрываются от чтения, когда в спину упирается палочка. Только крайняя степень удивления позволяет сохранить самообладание и не вскрикнуть. И еще гордость, в какой-то мере. Но книжка все же предательски падает из рук. От удара джекалоп со своей собственной иллюстрации прыгает на соседнюю, и оказывается в лапах какого-то хищника. Иронично, Милисент точно также оказывается в лапах хищника. Она чуть поворачивает голову, чтобы увидеть кто там. Но видит лишь край маски и глубокий капюшон. Зачем она Пожирателям? Нужно было слушать, когда ее предупреждали, просили быть осторожнее. Бэгнольд недооценила собственную значимость и уже успела мысленно себя за это отругать. Хороший политик всегда готов к самым разным сюжетным поворотам. А еще хороший политик всегда думает, как извлечь как можно больше пользы из самой плохой ситуации. - Мне кажется, мертвой я буду гораздо сговорчивее. Но все зависит от того, что тебе от меня нужно. - Она всеми силами придает голосу уверенности. Годы практики в этом помогают. Изгнать страх из голоса легко, а из мыслей уже сложнее. - Обычно за мной по пятам ходят авроры. Не думаю, что покушение в людном месте, под носом у закона - такая уж мудрая мысль. - Звучит как чистая правда, хотя на самом деле - чистая ложь. Милисент просто вышла из Министерства, и никто из авроров приставлен к ней не был. Глупая ошибка, недооценить собственную значимость. Она была уверена, что если будет нанесен подобный удар, то по министру, не по ней. Но уже поздно. Несмотря на всю опасность, Бэгнольд уже ищет политическую выгоду. Учитывая то, что аврорского надзора за ней нет, скорее всего, завтра просто найдут ее тело под меткой. Очевидных минусов много - департамент правопорядка будет выглядеть крайне плохо. Не смогли уберечь заместителя министра, еще до вступления в должность, упустили из виду. Начнутся разговоры про некомпетентность. Самый сильный удар придется на министерство в целом. Минчум будет выглядеть слабым и неспособным предоставить защиту даже собственному штату. Без твердой руки и нового политического направления, эту войну не выиграть. Из плюсов пока что только то, что она не увидит, как Пророк разнесет министерство на первой странице. Но, несмотря на то, что она – реалистка, надежда на мизерный шанс выжить все же есть. Неважно кто что говорит про департамент правопорядка, там работают действительно стоящие маги. Если Милисент верит хоть во что-то, так это в министерство. Не в министра, но в само правительство.

[nick]Millicent Bagnold[/nick][status] [/status][icon]https://funkyimg.com/i/2Wz49.gif[/icon][sign] [/sign]

+7

4

+

Черные брюки, кожаный ремень, белая рубашка, застегнутая под горло, черные ботинки.
Сверху мантия с капюшоном, на лице маска Пожирателей Смерти.

Мешочек с галлеонами, волшебная палочка, кольцо, наделенное защитной магией (может спасти от нескольких заклинаний).

Он не смотрел  Темному Лорду в глаза, потому что считал, что сейчас не самый подходящий для этого момент. Он, конечно же, боялся его и все еще считал, что от него немало проблем. Впрочем, чаще всего это все перекрывалось тем, что он умеет быть полезным. Розье старался идеально выполнять все, что от него требовалось и стремление завоевать место подле Темного Лорда нельзя было не заметить и за это юноша был ценным кадром среди Пожирателей Смерти. Он это отлично понимал и пользовался тем, что постоянно находился в непосредственной близости от Волдеморта. Эван знал, что скоро он займет место Персея и хотел быть не менее достойным. Отец всегда был для него примером и эталоном. Когда-нибудь он станет примером для своего сына, которые будет воспитан так же, как и Розье – будет подчиняться Темному Лорду и ценить лишь чистую кровь. Молодой человек прекрасно понимал, что лишь на нем лежит ответственность продолжить род. Катрина в любом случае будет носить фамилию супруга и фамилия Розье исчезнет навсегда, если не будет наследника. Да, были и другие ветви семьи, но это немного не то. И все прекрасно это понимали. Хоть Эван и молод, но на его плечах слишком много ответственности, слишком много обязанностей. И он это принимает, мечтая возглавить семью Розье, когда для этого придет время.
- Самое главное, что мы вытащили Аттикуса, - негромко отвечает он Беллатрикс. Кузина, хоть и была более уважаемой у Лорда, но это не давало ей повода так с ним разговаривать. Не смотря на то, что все пошло не так, они освободили Блетлчи. И это было самым главным. Он завидовал Лестрейнджам. Немного. Они пользовались куда большим уважением, чем он. Но то, что Розье несколько младше не делает его грушей для битья. Он многое сделал для Лорда лично, для Пожирателей в целом. Это стоит уважать, а не делать ему выговоры, пусть даже это не всерьез, - Если ты считаешь, что я могу поспособствовать тому, что что-то пойдет не так, то ты меня обижаешь, сестрица, - он натянуто улыбается, делай вид, что все в порядке. Вены же на лбу начали бешено пульсировать. Впрочем, это не удивительно, потому что Эван был слишком вспыльчивым и ему стоило огромных усилий, чтобы сдержать себя и не начать конфликт. Выпускник Слизерина прекрасно понимал, что для этого не самое подходящее время. А потом, скорее всего, он обо всем забудет, потому что будет наслаждаться победой, которую он помог достичь. Всегда приятно быть частью чего-то глобального и противозаконного, - Не думаешь ли ты, что Темный Лорд бы доверил мне участвовать в этом всем, если бы хотя бы немного во мне сомневался? – ухмыляется Розье, которого немного отпустила накатывающая злоба.
- Ненавижу ждать, - сквозь зубы цедит Розье, пока они с Беллатрикс пытаются убить время. Ожидание – самая отвратительная часть всего существующего в этом мире, - Вся литература, которая меня интересует, уже давно стоит на полках в нашем особняке, - он берет в руки все, что ему только попадается под руку, не обращая внимания на содержание. Просто хочется занять руки. С кузиной они не переговаривались, словно пришли по отдельности, но он постоянно бросал на нее косые взгляды, наблюдая за тем, что она делает. Лестрейндж, казалось, вообще ни капли не волновалась, в то время как он не знал куда себя деть. Каждый раз Розье боролся с собой, только бы не оборачиваться каждый раз, как слышит какие-то звуки в стороне. А колокольчик над дверью каждый раз предательски звенел, когда, по большей мере, маги покидали магазин. Эвану пришлось стиснуть зубы, только бы не обернуться и не показать свою маску из-под капюшона. Благо, магическая мода позволяла носить такое и ни у кого не вызовет подозрения посетитель, лицо которого скрыто. Даже если их двое. Хотя, Розье казалось, что они вызвали у немногочисленного персонала ком в горле. И очень не зря.
- Думаю, что тебе стоит не открывать рот и тихо стоять, - как только Беллатрикс оказывается рядом с Бэгнольд, он приставляет к работнику, который как раз в этот момент решил расставить книги рядом с ним, - тебе не очень повезло, - маска скрывала довольную ухмылку на его лице, - попытаешься издать хотя бы звук – я тебя убью, - Беллатрикс не видит его вопросительного взгляда, потому что слишком занята Миллисент. Будущий Министр Магии, как казалось юноше, говорил слишком много, а делал слишком мало. Это не могло не раздражать. Да и эти громкие слова по поводу того, что нужно покончить с Пожирателями Смерти вызывали лишь смех. Даже было интересно, что она собой представляет на самом деле. Варианта было лишь два: она на самом деле хочет от них избавиться или просто стремится к власти. Конечно же, Розье предполагал последнее. Он не верил в то, что люди могут искренне тянутся к высокой должности, только бы сделать мир лучше. Люди по своей натуре эгоистичны и делают все только ради себя. Возможно, Эван слишком утрирует и сравнивает всех с собой, но, по крайней мере, он никогда не делал вид, что старается для кого-то, кроме своей семьи, себя и Лорда. Остальные его слабо волновали, и так было всегда.

+4

5

+

Внешний вид: Черные брюки, свободная кофта кремового цвета, черное полу-пальто, черные ботинки на небольшом устойчивом каблуке. Волосы распущены.
С собой: Волшебная палочка, мешочек с деньгами.

Алиса в коем-то веке отдыхала. Нет, даже не так. Она слишком много отдыхала и ей это совершенно не нравилось. Казалось бы, бумажной работы в Аврорате много, но времени остается и на общение с коллегами, и на чтение, и даже на ничегонеделание. И это во время рабочего дня. По крайней мере, девушка надеялась, что дело в том, что она быстро работает и делает все правильно, а не потому что ее стараются не нагружать, ведь иначе она непременно высказала бы свое недовольство и потребовала относиться к ней как к полноценному сотруднику. С другой стороны, она прекрасно знала свое начальство и вот глава Аврората уж точно не стал бы облегчать жизнь Алисе, не смотря на ее положение. В конце концов, она не бегает по заданиям – это уже в какой-то мере уступка с его стороны, которую сама Лонгботтом воспринимала крайне негативно, но ничего не попишешь, того требовала ситуация.
После работы у нее было куда более важное задание, чем какие-то скучные дела, такие как уборка-готовка, которые стали ее вечными спутниками, поскольку дома она бывала чаще и дольше, чем Фрэнк. И все же, девушка была бы более рада возможности пойти домой и делать эти обыденные вещи, нежели искать подарок довольно…специфичному человеку. Нет, Алиса с уважением относилась к своей свекрови и, наверно, можно было бы сказать, что она любила ее, но все же, предпочитала делать это на расстоянии. Вот только Августа не была расположена к такому стилю общения и стала куда более активно проявлять свою чрезмерную заботу и опеку, чем раньше. А ведь тогда казалось, что активнее уже некуда. Как же они с Фрэнком ошибались. Но, тем не менее, у ее свекров на горизонте маячила годовщина свадьбы и они, как самые любящие родственники, должны были подготовить хороший подарок. Все идеи для общего подарка как-то слишком быстро отмелись, ведь вкусы у Августы и Ликориса были настолько разными, что оставалось загадкой, о чем эти двое могли разговаривать. И все же, дарить что-то надо было, посему, волшебники решили подарить два подарка и если Фрэнку досталась возможность выбрать подарок отцу, то на ее плечи легла забота об идеальном подарке для миссис Лонгботтом. Забота, которая занимала все ее мысли последнюю неделю, если не больше. Алиса уже приобрела чайный сервиз, который, как ей казалось, пришелся бы по вкусу свекрови, но подарок был настолько банальным, что одним своим видом раздражал девушку, а посему было принято решение купить что-то для души. А зная душу Августы, ничего лучшего, чем хороший роман быть не могло.
Алиса любила запах книг, не только новых, но и старых, потертых временем. Ей определенно нравилось находиться в книжных лавках, именно тут она теряла счет времени и погружалась в эту умиротворенную атмосферу. Вот и сейчас аврор понятия не имела сколько времени провела, прохаживаясь между полками, рассматривая многочисленные книги и беседуя с продавцом. На кассе лежало несколько книг, дожидавшихся, когда потенциальная владелица выберется из недр книжной лавки и сделает трудный выбор в пользу тех или иных изданий. Пожалуй, если она купит пару книг себе, Фрэнк не будет сильно злиться, конечно, если общее число не будет превышать пяти, иначе муж начнет ворчать, что ее книги уже ставить не куда. И все же, ей нравилось это ворчание, ведь, так или иначе, после очередного похода в лавку она снова принесет книги и снова ему придется немного поворчать. К тому же, сам Лонгботтом наверняка заинтересуется ее приобретениями, ведь им нравился один жанр, а романы пусть собирает Августа. К тому же, тот, что выбрала Алиса, должен был привести мать Фрэнка в восторг, ведь это первое издание довольно редкого произведения писательницы, которую очень любила миссис Лонгботтом. Можно было смело сказать, что она оценит такой подарок и, наверняка, куда выше, чем дурацкий сервиз.
Бросив беглый взгляд на часы, она отметила, что провела за выбором книг не так уж и много времени, однако магазин должен был вот-вот закрыться и она поспешила в сторону кассы. Проходя мимо одного из рядом, она заметила заместителя Министра магии и пару секунд помедлила, размышляя, стоит ли подойти поздороваться, но тут к миссис Бэгнольд подошли двое и, качнув головой, Алиса продолжила свой путь, несмотря на то, что внутренний голос пытался ее о чем-то предупредить. Чем-то, на что она просто не обратила должного внимания.
- Пожалуй, я остановлюсь на этих. – с улыбкой говорит Алиса продавцу, выбрав понравившиеся издания. – Спасибо. – благодарит она волшебника, после того, как расплатилась за свои покупки, вот только девушка не спешит уйти. Что-то ей подсказывает, что ей необходимо задержаться, вот только повода особо не было, а значит, его надо было придумать. – Я тут подумала, все же я возьму и те книги, что откладывала. Конечно, если Вас не затруднит их принести. – с самым невинным видом сказала она, впрочем, возможность получения прибыли обрадовала продавца, несмотря на то, что он уже успел убрать отложенные до лучших времен книги. Ожидание ее ничуть не напряжет, кроме того, не исключено, что ее внутренний голос ее обманывает и никакой угрозы нет. И все же, Лонгботтом делает пару шагов в ту сторону, где видела Миллисент Бэгнольд в компании двух волшебников, которые совсем точно не были похожи на авроров.

+3

6

Внешний вид

Серые видавшие виды брюки, некогда белая рубашка грубой ткани, чёрные ботинки, к чёрному же ремню предусмотрительно пристёгнут бездонный кошель. Внутри кошеля спрятан набор зелий, полезных при оказании первой помощи: животворящий эликсир для придания бодрости, крововосполняющее зелье на случай сильной потери крови, настойка растопырника для облегчения боли от ран, лечебный рябиновый отвар и противоожоговая мазь. Также при себе имеется волшебная палочка.

Если подумать, у Аластора Муди была скучнейшая жизнь - за вычетом работы, составлявшей её неизменную основу. Вместо того чтобы видеться с друзьями, ходить на званые ужины или гриффиндорские вечеринки, бывшие в школьную пору для него обыденными, он предпочитал проводить вечера в одиночестве собственной квартиры в Косом Переулке. Во-первых, здесь он чувствовал себя в относительной безопасности - квартира была защищена едва ли не всеми возможными способами, включая заклинания. Во-вторых, благодаря этому он нередко оказывался в нужное время и в нужном месте - так уж случилось, что Косой Переулок оказался излюбленным местом для всевозможных нападений. Впрочем, в тот момент ни о каких нападениях Муди не знал.
Он мирно, насколько уж способен на это аврор с его опытом, сидел в кресле в гостиной. Канделябр на круглом столике не освещал комнату, но позволял читать лежавшую на коленях книгу. На колонтитуле витиеватым шрифтом было выведено «Развитие и упадок Тёмных искусств». Как Аластор и ожидал, никакой толковой информации в ней не содержалось - может быть, потому что и упадка как такового ещё не случилось.
- Муди! - суровый окрик отвлёк его от малоприятного чтения.
Любой другой на месте Аластора вздрогнул бы, услышав грубый голос в комнате, где никого кроме него не было. Однако он сам в отличие от маловероятных гостей знал, что в этой комнате находится немало артефактов самых невероятных свойств. Одним из них было висевшее на стене Сквозное зеркало, связанное немыслимыми чарами со своей точной копией. И копия эта висела в кабинете главы аврората и его старого друга Руфуса Скримджера.
- Я тебя слышу, - откликнулся Аластор, захлопывая книгу и радуясь про себя тому, что скучный выходной, очевидно, можно было считать законченным.
Несмотря на их приятельские отношения, Скримджер редко связывался с Аластором, если на то не было особого резона. Вот и на этот раз он обращался к другу и подчинённому лишь потому, что министерские допустили беспрецедентную, хотя и очень предсказуемую оплошность: потеряли из вида нового заместителя министра Милисент Бэгнольд.
- И, конечно, кроме меня этим абсолютно некому заняться, - с лёгкой долей иронии в голосе заметил Аластор, чтобы затем полминуты слушать раздражённую тираду о том, что Скримджер не идиот отправлять его на задание в одиночку.
- Пруэтты были свободны, - подытожил свои нотации Руфус. - Если тебе нужен кто-то ещё, связывайся сам. Думаю, Айхенвальд ещё сможет к вам присоединиться.
Аластор кивнул, разрывая связь. Если с Бэгнольд что-то произошло - а он считал разумным рассматривать этот, наихудший вариант, - Айхенвальд ему бы пригодилась. Так что, наспех наколдовав патронуса, он вкратце пересказал серебристому медведю историю об уходе замминистра и закончил послание:
- Встретимся в министерстве.
Поиски было разумным начинать в месте пропажи - вполне возможно, что Бэгнольд решила прогуляться по округе, и Аластор найдёт её, ещё не войдя в министерство. Кроме того, следовало рассмотреть и второй безобидный вариант - думая об этом, Аластор отправил вскоре вернувшегося патронуса к Гидеону Пруэтту с просьбой (хотя судя по интонациям, скорее, с приказом) зайти к Бэгнольд домой: «Вдруг нам повезёт, и она уже мирно пьёт чай со своим супругом».
Наконец, раздав указания, Аластор взмахнул палочкой, аппарировал в «Дырявый котёл» и уже оттуда по каминной сети шагнул в министерство. Да, схема была сложная, но он не был готов жертвовать разумной безопасностью и подключать свой камин к сети, чтобы из него в любой момент мог выскочить практически кто угодно. К тому же, лишние секунды в этом деле ничуть бы ему не помогли: мальчишка на входе в министерство понятия не имел, куда могла направиться Бэгнольд, кроме как к себе домой.
- Я могу подсказать адрес ее камина, за полчаса ей не составило бы труда добраться домой.
- И дай мне открытый камин для связи, - почти прорычал Муди, заставив выскочившего из-за стола мальчишку запнуться от страха.
Отправляться домой к Бэгнольд сейчас не имело смысла, ведь там уже должны были оказаться Пруэтты. Вместо этого Аластор предпочёл, грубо говоря, сунуть голову в камин - благо тот был подключен к сети и разожжён - и заглянуть в гостиную Бэгнольдов, не перемещаясь в неё:
- Гидеон, Фабиан! - гаркнул он, решив, что на расшаркивания с супругом замминистра нет времени. - Что-нибудь узнали?

Отредактировано Alastor Moody (2019-09-15 12:47:21)

+4

7

ВНЕШНИЙ ВИД

Черные брюки классического кроя из твида, темно-зеленая рубашка – рукава закатаны, верхние пуговицы расстегнуты. Кофейного цвета кожаный ремень, на ногах броги в цвет ремня. В качестве верхней одежды – черная куртка без капюшона на молнии, купленная в маггловском магазине. На безымянном пальце правой руки серебряный перстень-печатка с фамильным гербом Пруэттов.
При себе палочка, в карманах мелочь и ключи от квартиры.

Наспех скомканный лист пергамента описал дугу и, легко ударившись, отскочил от своей цели – виска Фабиана, который сгорбился над отчетом.
– Закругляйся уже, есть хочу – сил нет! – Оповестил Гидеон, качаясь на стуле.
Братья уже собирались уходить из отдела, как старшего Пруэтта осенило, что завтрашнее утро – последний срок сдачи отчета по проверке сообщений о преступлениях, поступивших за неделю, и с ревом раненного тролля Фабиан вернулся на свое рабочее место.
Гидеон сначала подумывал оставить брата отдуваться в одиночку, но все же проявил милосердие и составил Фабиану компанию, впрочем, больше мешая, чем помогая последнему.
Первый час он бездумно листал свежий выпуск «Еженедельника ловца», забытый кем-то из коллег, потом разобрал входящую почту, почистил заклинанием ботинки и изрисовал бессмысленными узорами лист пергамента с двух сторон, впоследствии ставший метательным снарядом. Теперь же Гидеон картинно страдал, сверля взглядом брата и тяжело вздыхая, хотя и понимал, что это не заставит отчет написаться быстрее.
Гидеон вновь качнулся на стуле и закрыл глаза, мыча себе под нос мотив приставучей песенки, с утра засевшей в голове, как в эту самую голову тоже что-то прилетело.
Ах, так! Значит, война? – Пронеслось в голове у распахнувшего глаза Гидеона, который уже шарил взглядом вокруг себя в поисках «ответки» от Фабиана, но ничего не находил. В макушку снова что-то ткнулось.
Гидеон запрокинул голову и увидел над собой бледно-фиолетовый самолетик. Он развернул самолетик, гадая, кто мог послать записку после окончания рабочего дня, когда в аврорате уже никого не должно было быть, но едва пробежавшись глазами по строчкам, вскочил, и кинулся к выходу, по пути хлопая брата по спине.
– Скримджер вызывает. Срочно! – Крикнул он, выходя из кабинета.

Гидеон и Фабиан переглянулись, выйдя от начальника пятью минутами позже.
– Кажется, ужин откладывается… Может, она уже дома, видит десятый сон? – Пробурчал себе под нос Гидеон, но его ворчание прервал возникший посреди коридора патронус Муди. Скримджер сказал, что Аластор свяжется с ними для дальнейших указаний, но Гидеон не думал, что это произойдет через считанные мгновения.
– …Вдруг нам повезет, и она уже мирно пьет чай со своим супругом. – Призрачный медведь закончил раздавать приказы голосом Муди и растворился в воздухе.
– Где там у нас живет Бэгнольд? Надо заглянуть в ее личное дело…

Совсем скоро братья стояли у крыльца дома Бэгнольдов, глядя на светящиеся окона нескольких комнат. Если уж заместитель министра сама не дома, там однозначно есть кто-то, кто вполне может знать ответ на интересующий авроров вопрос.
– Идем, а то Скримджер с Муди на пару нас порвут.
Легко преодолев невысокие ступеньки, Пруэтты оказались прямо у входных дверей. Гидеон дернул свисающий сбоку шнурок и через секунду где-то в глубине дома раздался приглушенный звон колокола. Хотя, судя по звуку, скорее колокольчика.
Ждать у дверей долго не пришлось – гостям открыл домовик. Большие глаза с сомнением осмотрели их с ног до головы и обратно.
– Вам кого? Хозяева никого не ждут. – Проскрипел домовик.
Доброжелательность так и прет…
– Миссис Бэгнольд дома? – Спросил Гидеон, стараясь незаметно заглянуть поверх головы домовика в прихожую.
– Нет, а по какому вы вопросу? – Послышался мужской голос, и в дверях возник, по всей видимости, мистер Бэгнольд и жестом отослал домовика.
– Нас зовут Гидеон и Фабиан Пруэтты, аврорат. – Представился Гидеон и доброжелательно улыбнулся мужчине, предлагая дальше действовать Фабиану.

Отредактировано Gideon Prewett (2019-09-18 14:40:59)

+2


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » PENSIEVE » [29.04.1980] the point of no return