Frank LongbottomAoife Burke
19.08.2018 Нам полгода! Ура, принимаем поздравления! Так же объявляем упрощенный прием для целителей Мунго до 04.09, и приглашаем ознакомиться с обновлениями в матчасти касательно Дурмстранга.
13.08.2018 Поздравляем Элая здесь. С днем рождения, дружище!
06.08.2018 Упрощенный прием для авроров!
23.07.2018 Обновления! Подробнее обо всем можно узнать здесь.
19.07.2018 Упрощенный прием для студентов и выпускников Гриффиндора!
06.07.2018 Упрощенный прием для студентов и выпускников Хаффлпаффа!
27.06.2018 Открыт набор аж в три новых квеста! Немного подробнее о них здесь.
19.06.2018 Новая акция и упрощенный прием для выпускников и учеников Рейвенкло!
04.06.2018 Перевод времени и упрощенный прием для всех преподавателей!
01.06.2018 С первым днем лета! А у нас новости и очередные плюшки. Просим всех сюда. Так же всем игрокам в обязательном порядке необходимо в течении двух недель отметиться здесь, если их персонажи в школьное время были старостами или состояли в команде по квиддичу.
01 november — 31 december 1979
Эван редко просил о помощи. Всегда решал свои проблемы сам, потому что знал, что у него есть на это силы и ресурсы. Да и это всегда казалось ему проявлением слабости... Читать далее

Daily Prophet: Fear of the Dark

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » GRINGOTTS WIZARD BANK » [30.10.1979] blackest hour


[30.10.1979] blackest hour

Сообщений 1 страница 20 из 30

1

http://s5.uploads.ru/cx5Mb.gif
Т Р И Д Ц А Т О Е  О К Т Я Б Р Я  1 9 7 9 ,  Х О Г С М И Д

- И Гриффиндор получает еще десять очков! -   трибуны разрываются от восторженных возгласов, наблюдая за матчем Слизерин-Гриффиндор, где красный факультет был на тридцать очков впереди. Ловцы обеих команд были очень близки к снитчу, и игра могла в любой момент закончится. Поимка золотого мячика завершит игру и принесет победу тому факультету, который первым до него доберется.
К недовольству всех на трибунах и на поле, громкий голос директора Дамблдора сообщает о том, что матч прерван, - Уважаемые студенты, к сожалению мы вынуждены прервать матч. Проследуйте за своими деканами и старостами в гостиные ваших факультетов, - на удивление он был спокоен, словно ничего и не произошло.
Сбившись в кучки, студенты начали покидать стадион, перешептываясь между собой:
- Что произошло? Никогда еще не останавливали матчи. Их потом доигрывают? - спрашивает третьекурсник в красно-желтом шарфе с изображением льва на мантии, - Понятия не имею, но мне страшно, - отвечает студентка Рейвенкло, которая шла сразу позади. С самого стадиона и до массивных дверей школы в воздухе витали бурные обсуждения того, что же могло случится.
А тем временем небо становилось чуть ли не черным, а над Хогсмидом появился череп, изо рта которого выползала змея. Ужасающие возгласы вырывались чуть ли не из каждого обитателя Хогвартса. И все понимали, что на деревню напали Пожиратели Смерти. И только у дурака не вздрогнуло сердце.

ПРАВИЛА УЧАСТИЯ В КВЕСТЕ И ОФОРМЛЕНИЯ ПОСТОВ

1. Дабы сделать квест интереснее и более непредсказуемым, итоги заклинаний будут определяться случайным методом и результат будет прописан в течении суток в конце поста участника.
2. Помните, что он Ваших действий зависит судьба персонажа и стоит хорошенько обдумывать свои шаги.
3. В первом посте должны обязательно присутствовать краткое описание внешнего вида и инвентаря в свободной форме.
4. При наличии НПС-персонажей, дайте им краткое описание в начале или конце поста под спойлером.
6. Срок ответа - 3 полных дня.
5. Если у Вас не получается отписаться в срок, то обязательно предупреждайте об этом АМС. Мы понимаем, что у всех могут случиться форс-мажоры, но надеемся на Ваше понимание. Ведь все это делается для того, чтобы в первую очередь было интересно игрокам.
6. Речь персонажа выделяется жирным, мысли выделяются курсивом, речь других персонажей подчеркивается. Посты пишутся только от третьего лица.

ОЧЕРЕДНОСТЬ
MERLIN, RILEY DEVERILL, FRANK LONGBOTTOM, ALICE LONGBOTTOM, HELENA BAGNOLD, EVAN ROSIER, NATHANIEL MULCIBER

+6

2

Альбус Дамблдор внимательно наблюдает за тем, чтобы все ученики оказались в стенах замка. Сейчас быть в своих гостиных для них намного безопаснее, чем смотреть игру в квиддич. Как только массивные двери закрываются, а последние студенты исчезают в коридорах, Директор разворачивается к оставшимся рядом профессорам, - Сегодня мы не должны сомкнуть глаз. Неизвестно, что случилось в Хогсмиде и как нас это коснется. Дежурьте в коридорах и проследите за тем, чтобы никто сегодня не вышел за пределы школы, - Заканчивает Дамблдор. Профессора стремительно расходятся по Хогвартсу, держа палочки наготове. Конечно, школа является одним из самых защищенных мест, но осторожность никогда не помешает.
Оставшись наедине с собой, Альбус взмахивает палочкой и перед ним появляется феникс, освещающий ярко-синим светом фойе, - Передай всем, кто на месте, чтобы немедленно прибыли в Хогсмид. Туда добрались Пожиратели, - Патронус почти мгновенно растворяется в воздухе, а Дамлдор остается на месте, надеясь, что Орден среагирует так быстро, как только это возможно. Пока его место здесь, но если понадобится, то он тотчас прибудет к волшебникам на помощь. Его мягкие черты лица не выдавали волнения, но никто не знал, что случилось в деревне. Было лишь известно, кто напал на деревню, и что кто-то погиб. Все это говорило о том, что Том Реддл, которого он когда-то обучал не планирует сдаваться. Он будет пытаться добиться своего, чего бы ему это не стоило.


В так называемом штабе Ордена все присутствующие в один момент переполошились, как только услышали сообщение, а с глаз исчез Патронус, - Нужно срочно туда! - подскакивают волшебники, готовые рваться в бой сию же секунду. Эти маги, возможно, самые бесстрашны люди во всей Британии, и их не пугает даже смерть. Они поклялись, что будут защищать мир от любой угрозы. И сейчас этой угрозой были приспешники Волдеморта, которые сеяли хаос в магическом мире. Многие из тех, кто собирался в этом доме были аврорами. И мало того, что сражаться с теми, кто представляет опасность для волшебников и магглов, было их работой, приходя сюда они пытались сделать еще больше.
Почти одновременно группа волшебников исчезла и через мгновение они появились на улицах Хогсмида, оглядываясь, - Там метка, - Кто-то указывает на небо, - Это примерно над пабом "Три метлы", - Все держат наготове палочки, ведь враг может возникнуть на пути в любой момент, - Святой Мерлин, будьте осторожны, - орденцы  разделяются на две группы и расходятся в разные стороны. Для кого-то это первое сражение, но это не значит, что для тех, кто достаточно давно тайно собирается в Годриковой впадине, никогда не боится того, что их может ожидать во время битвы. Они сами выбрали такой путь и не хотят ничего менять. И сейчас, когда идет настоящая война, они не собираются отступать.


Хаотично кружась, черный дым двигается между зданиями и вызывает страх у людей, которые спокойно прогуливались по деревушке. Многие сразу начинают прятаться в ближайшие заведения и магазинчики, словно это их спасет. Один за одним в воздухе материализуются фигуры в темных мантиях и масках, которые чуть ли не сразу начинают разбрасываться заклинаниями в разные стороны, вызывая среди волшебников суматоху. Люди в черном - Пожиратели Смерти и сегодня они намерены повеселиться. Они хохочут, когда перед ними разбиваются витрины и падают вывески магазинчиков. Со стороны видно, что беспредел доставляет им коллосальное удовольствие. Они безумно себя ведут и упиваются этим сумасшествием, наслаждаясь им в полной мере. Хогсмид погрузился в темноту.
- Авада Кедавра, - и зеленый луч вырывается из палочки. До паба "Три метлы" не успел добежать молодой юноша, падая на брусчатку в метре от входа, - Морсморде, - И на небе появляется метка. Всем хотелось, чтобы ее было видно из Хогвартса. Если они не достанут всех мерзких грязнокровок сейчас, то это произойдет совсем скоро. Пусть боятся смерти, которая скоро заберет их всех, - Как думаете, как скоро прибудут прихвостни Дамлдора? - улица заливается звонким смехом. Это забавляло их всех. Никто не боялся этот Орден Феникса, потому что победа никогда не была на их стороне. Силы всегда были примерно равны. Но почему-то сегодня слуги Темного Лорда готовы были проявить себя, и заодно лишить жизни парочку авроров, которые всегда только мешались на пути.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

http://sh.uploads.ru/qv3WT.jpg
Орден аппарирует на железнодорожную станцию и разделяется на две группы.
Алиса и Хелена, вы идете по главной улице и можете наблюдать за тем, что витрины разбиты, а на улице нет ни единого жителя.
Фрэнк и Райли, идите вдоль железной дороги и попытайтесь пробраться в "Три Метлы" с заднего входа.
На пост отводится три полных дня. Верхняя и нижняя граница объема в данном кругу отсутствует.
Дополнительную информацию можно получить, в зависимости от ситуации, из поста Фрэнка или из дополнительного поста Мерлина.

+5

3

Внешний вид: темно-синяя шифоновая блузка с длинным рукавом, черные брюки, тонкий ремешок из драконьей кожи, ботинки с небольшим каблуком. На шее тонкая цепочка с кулоном. Волосы убраны в хвост. С собой: волшебная палочка.

Сегодняшний день был приятен своим бездельем. По крайней мере, для Алисы, у которой был заслуженный выходной от работы. По идее, можно было бы заняться домашними делами, порадовать Фрэнка вкусной домашней пищей, например. Или посвятить время себе и прогуляться по Косому переулку, пополнить домашнюю аптечку, купить какое-нибудь легкое чтиво для расслабления или выпить кофе в пока еще открытом кафе. Или же просто-напросто выспаться, ведь завтра ей предстояло провести на работе сутки, но все это было не так захватывающе и интересно. Свой выходной Алиса посвящала далеко не расслаблению и отдыху в традиционном понимании этого слова. Куда приятнее было провести этот день в обществе членов Ордена Феникса, практикуясь в защитных заклинаниях или же, в вызове патронуса. Да, в стрессовых ситуациях Алисе все еще не очень хорошо удавалось это сделать, поэтому всякую свободную минуту она тренировалась, не без помощи боггарта и таких же свободных от работы единомышленников. Еще одной причиной, отчего аврор предпочитала проводить время в этой компании были опасения о том, что в любой момент Дамблдору может понадобиться их помощь. Влияние Того-кого-нельзя-называть усиливалось, его боялось практически все магическое сообщество, а кто не боялся, те обманывали сами себя или же были слишком глупы. По крайней мере, именно таким было мнение Лонгботтом. Она честно могла сказать, что тоже боится. Боится, что однажды Фрэнк может не прийти домой. Боится, что пострадать может ее семья или друзья. Или в списках павших окажется кто-нибудь из членов Ордена. К этим людям, которых объединил Альбус Дамблдор для противостояния Пожирателям Смерти и тому самому Темному волшебнику, выпускница Годрика Гриффиндора относится как к своей семье и всегда переживает, если на очередное собрание кто-то не является. Благо, что во все разы причиной тому была работа. Сложно представить, что кто-то из них когда-нибудь может…
- Ладно, кажется, мне нужен перерыв. – вздыхает она, садясь в кресло. Было довольно неплохо, но Алиса была перфекционисткой и ей хотелось, чтобы все было шикарно, без каких-либо осечек. Взмах палочкой и в руках и девушки появляется чашка кофе – хоть с одним планом на расслабленный день она преуспела. Выпить кофе в приятной компании. Вот только подобное спокойствие не могло продолжаться долго. Это такой закон подлости, видимо. Едва Лонгботтом поставила пустую чашку на соседний столик, в помещении возник до боли знакомый патронус. Он еще не начал ничего говорить, а Алиса вскочила с места, готовая в первую же секунду аппарировать в место назначения. Кто бы мог подумать, что местом нового нападения эти волшебники выберут Хогсмид. Это казалось… как-то неправильно что ли. Отчего? Зачем? Почему? Все равно шансы на то, что им удастся прорваться в Хогвартс чертовски малы. Альбус Дамблдор уже наверняка защитил школу и студентов так, что враг не сможет пройти.
В секунду Алиса аппарирует и появляется на железнодорожной станции. Такой знакомой и даже родной. С ней многое было связано и оттого грустно, что сейчас она совсем не с приятной целью будет бродить по улицам деревушки. Над одним из домов виднеется метка, а значит, ничего хорошего ждать не приходится. Кто-то из орденцев высказывает предположение, что метка находится над пабом Три метлы. Сколько времени было проведено в этом месте.. но, дементор их всех подери, сейчас не время предаваться воспоминаниям. К тому же, всем здесь присутствующим, наверняка, так же не просто. Они здесь не для сантиментов. Необходимо дать отпор тем, кто считает себя выше остальных.
- Думаю, будет лучше, если мы разделимся. – произносит Алиса, не обращаясь к кому-то конкретно. - Хелена? Составишь компанию? – девушка улыбнулась уголками рта, словно желая поддержать Бэгнольд. Мерлин знает, зачем. Просто инстинктивное движение, которое вряд ли наделит их еще большей уверенностью в своих действиях. Девушки идут по главной улице, держа палочки наготове. Просто в голове не укладывается, как сильно изменились дома. Словно какой-то ураган прошелся, выбивая стекла и руша вывески. Словно и не было здесь магазинчиков, а лишь заброшенные дома, в которых уже давно никто не живет. Они подходят к пабу, над которым висит метка, и сердце, словно кто-то сжимает. Перед ними лежит молодой человек, его глаза остекленели, а на лице застыла гримаса ужаса. Алиса присаживается на корточки и прикрывает его глаза рукой. Увы, ему уже никак нельзя помочь. Лонгботтом, тяжело вздохнув, поднимается и сделав еще пару шагов, оказывается у входа и заглядывает внутрь паба. – Люмос! – шепчет она, решив, что лучше осветить себе путь. Наверняка, для Пожирателей не будет сюрпризом, что члены Ордена появились в Хогсмиде, а значит, прятаться особо нет смысла.

+6

4

Внешний вид: белая футболка, поверх надет черный джемпер, синие штаны, ботинки. С собой волшебная палочка и несколько галлеонов в кармане.

День был обычным, и после очередного собрания некоторые члены Ордена остались в доме и проводили там свободное время. Фрэнк был рад тому, что можно было отдохнуть от всего. На улицах Британии было тихо, и это можно было считать своей заслугой. Авроры хорошо поработали в последние несколько недель. и заслужили хотя бы пару дней спокойствия. Но орденцы все равно не теряли бдительность. Каждый из них прекрасно понимал, что это все лишь затишье перед бурей. Волдеморт не повержен, он лишь ненадолго отступил. Лонгботтом плохо спал. Вечно ворочался с бока на бок. Ему снились битвы. Каждый раз. И все время его убивали. Он не говорил Алисе. Она скорее всего подумала бы, что это не к добру. Не хотелось волновать жену. Она и так изводит себя на работе. Самым лучшим решением было просто не говорить об этом. Но  сложновато, учитывая, что они делились всем. Не только новостями или историями, которые добрались до их ушей за день. Они делились эмоциями и переживаниями. Но ведь так и нужно вести себя, когда вы одна семья. Наверное, именно поэтому у них все было так хорошо. И сегодня, вместо того, чтобы наслаждаться обществом друг друга, он проводят время в Годриковой впадине. Фрэнк частенько шутил по поводу того, что сюда пора перевезти вещи. Ведь большую часть вне работы они находятся именно здесь.
В комнате резко возникает патронус Альбуса. Это уже настораживает мага и он подскакивает с дивана, словно, если он подойдет ближе, то лучше все услышит. Кажется, он аппарировал еще до того, как услышал последние слова. Он не мог просто стоять и слушать, когда в Хогсмиде происходило непонятно что. Страшно было даже предположить, что могло произойти. И Пожиратели так близко к Хогвартсу? Кажется, они активно решили пойти в наступление, раз атакуют Хогсмид, от которого рукой подать до школы. Хотелось надеяться, что все ученики за надежными дверьми. Но, зная Дамблдора, он наверняка позаботился обо всех студентах. Лонгботтом всеми силами пытался усмирить волнение, которое полностью овладело им.
На железнодорожной станции один за одним появляются члены Ордена Феникса. Фрэнк оказывается на месте сразу после Алисы. А рядом появляются братья Пруэтты. Их синхронность поражала всех, - Мы знаем, что в пабе есть черный вход! - Не удивительно, что они все знали, - Вперед! - Фабиан рвется вперед, и Фрэнк не может стоять на месте. Он жалобно смотрит на Алису, но понимает, что она в хороших руках, - Будь осторожна, - мысленно говорит он жене и бросается за братьями, - Откуда вы про него знаете? - Лонгботтом нашел не самое удачное время для того, чтобы спросить об этом, - О, Фрэнк, ты еще многое не знаешь о Хогвартсе, - Гидеон оборачивается и одаривает волшебника лучезарной улыбкой. Они с братом, да благословит их Мерлин и в то же время поклюют гиппогрифы, были такими харизматичными и никогда не унывали. Если эта парочка не развеселила вас в самый сложный жизненный момент, то у вас нет души, - Когда-нибудь я все у вас выведаю, - Аврор аккуратно движется за орденцами, - Не вздумайте даже глядеть на сливочное пиво, - подшучивает Лонгботтом, - Он говорил это всем. Сам не против выпить, но ему самому становилось легче, когда он старался выглядеть менее серьезным. На самом деле в голове были мысли только о том, что они все в опасности. Фрэнк крепко сжимает палочку.
Перед тем, как оказаться у аккуратной двери в "Три метлы", Лонгботтом поднимает голову наверх и снова смотрит на небо, останавливая взгляд на метке, которая, кажется, прямо над ними, - как думаете, скольких они успели убить? - Фрэнк начинает волноваться. Никогда не знаешь, что будет ждать тебя за углом или, как сейчас, например, за закрытой дверью, - Заходим? - Это и вопрос и побуждение к действию. Волшебник легонько толкает дверь и заходит внутрь, держа наготове палочку. В него тут же летит заклинание, и он чудом умудряется увернуться, - Святой Мерлин! - выругивается он и не знает, можно ли ему выпрямиться или нет. Пруэтты пинают волшебника и закатывают глаза, - Расслабься, Фрэнки, это же Розмерта! - Только после этого молодой человек прекращает прикрывать руками голову и щурится, пытаясь что-то рассмотреть в полумраке паба, - Спасибо, что не убили! - возмущается маг, - Простите пожалуйста, - Розмерта подбегает начинает извиняться, -  Я думала, что это Пожиратели! - она начинает плакать, а Фабиан и Гидеон благородно обнимают ее за плечи, - Он убили кого-то! Прямо перед дверьми, - Она волнуется, но все еще способна говорить, - Не волнуйтесь, теперь Вы в безопасности, - уверяет ее Лонгботтом.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Хелена и Алиса, вы не попадаете внутрь паба, потому что вас атакуют двое Пожирателей. Попытайтесь от них отбиться и не забывайте, что сработало заклинание или нет определяет только Мерлин.
Райли и Фрэнк, попытайтесь узнать у Розмерты, что она видела.
Пожиратели Смерти получат указания в посте Эвана.

+6

5

Внешний вид: кожаная куртка поверх бордовой майки, джинсы, ремень и ботинки. При себе: палочка, револьвер, несколько монет, фунты и аврорский значок.

- Не забивай себе голову, ты на пенсии, тебя это уже не касается. Наслаждайся свободой, попутешествуй в конце концов. – Райли направила взгляд вдоль длинного ствола ружья и мягко нажала на курок. Прогремевший выстрел заставил ближайших обитателей леса сорваться с насиженных мест и убраться подальше. Еще недавно летевшая в стае утка упала неизвестно где и ирландский волкодав Райли бросился искать добычу. Девушка повернулась лицом к деду, который устало потер глаза и собирался с мыслями. Еще не совсем старик, но годы дали о себе знать. В седых волосах еще виднеется черный цвет, а его живости позавидовала бы и Райли. Она опустила ружье и двинулась дальше, стараясь не наступать на укрывающие землю сухие ветки.
- Знаю, но старые привычки так просто не забываются. Ты можешь хотя бы взглянуть? Парнишке было двадцать, в юношеской команде по футболу, никогда ни на что не жаловался. Патологоанатом сказал, его сердце просто остановилось. Вдруг это по твоей части? – Райли глубоко вздыхает и останавливается, поворачиваясь лицом к деду. Он – маггл, но в курсе всего. В основном потому что его дочь оказалась ведьмой, а внучке больше не с кем поговорить. Она переступила с ноги на ногу и закинула ружье на плечо. Может, он прав. Но она просто хотела, чтобы дед держался подальше от всего, что происходит и не высовывался.
- Завтра утром, у меня ночная смена, утром мы вместе все проверим. – Дед благодарно улыбнулся и перевел взор куда-то за спину внучки. Она даже внимания не обратила, скорее всего это пес возвращается обратно с найденной уткой. Деверилл поправила болтающийся на поясе револьвер – подарок деда на совершеннолетие. Старику было спокойнее, когда он знал, что внучка вооружена. Каким-то образом он до сих пор не воспринимал волшебную палочку как средство самозащиты. Она таскала револьвер с собой в основном, чтобы порадовать старшего Спенсера, но это было в самом начале. Теперь она как-то привыкла к этой штуковине. Несмотря, что оружие было старой семейной реликвией, работало исправно и пару раз спасало хозяйку от очень плачевного исхода. Но был и минус, из-за него на Райли посматривало косо. Факт, что она игнорировала регламент на мантии тоже не помогал.
- Это, кажется, тебя. – Райли обернулась и увидела патронуса Дамблдора. А ей хотелось всего лишь день потратить на себя. Пожиратели совсем не отдыхают? Черт бы их побрал. Дед понимающе ей кивнул и забрал из ее рук ружье. – Иди, долг зовет. Позвони, как все закончится, я дождусь. – Она кивнула ему и аппарировала. Дед давно привык, и много лет назад перестал шарахаться от малейших демонстраций магии.
Глаза устремились в небо, на черную метку. Не было в мире зрелища отвратнее. Холодок пробежал по спине и дрожью разошелся по всему телу. Райли достала палочку и обвела взглядом прибывших. Орден на месте первый, в основном благодаря Дамблдору. Зная расторопность министерства, они опаздают.
- Разделиться - хорошая идея. Тогда Лонгботтом, и вы двое, пошли. Не тормозим, не теряем бдительности. Это я скорее себе, а не вам.– В школе никто бы не сказал, что из Райли выйдет хороший аврор, с ее то манией к нарушению правил. Но все вышло очень даже неплохо. Безбашенность помогла достаточно быстро заработать определенную репутацию и стать старшим аврором на полгода быстрее, чем вышло у ее матери. Райли двинулась вдоль рельс, не забывая проверять, что происходит вокруг. – Все то вы знаете. – Пробурчала она, смотря на братьев. Занятные личности, веселые, с талантом поднимать настроение. Но сюда бы еще несколько авроров. Они то не знали, что их ожидало и сколько Пожирателей осталось посмотреть, кто подтянется к шоу. Приближаясь к черному ходу в паб, она крепче сжала палочку. Хоть бы причиной появления метки была не Розмерта. Она жутко нравилась Райли, несмотря на то, что ни разу не согласилась налить ей чего покрепче, пока той не исполнилось семнадцать. – Если это просто повод заманить нас, то скорее всего одного. Будем надеяться, что так и есть. – Тихо сказала Райли, а ее взгляд уперся в закрытую деревянную дверь. Висящая над головами орденцев черная метка придавала окружающим блеклый зеленоватый оттенок. Райли намеренно игнорировала ее наличие. Хотя бы потому что каждая такая метка была пинком под зад, а в ее случае – двойным. Как аврору и как члену Ордена. Да, предугадать место следующего нападения было невозможно, и легче от этого не становилось. – Заходим. Только осторожно. – Когда такие вот словы произносит Райли, они звучат лицемерно. Она сама не отличалась осторожностью, но вовсе не ради саморазрушения, она просто очень сильно хотела, чтобы люди и волшебники перестали падать ниц жертвами Волдеморта и его приспешников. И быть в опасности это входит в ее обязанности. Она нечеловечески быстро среагировала на вспышку чужого заклинания и послала вслед обезоруживающее. – Да ладно тебе, Фрэнки, она же не авадой в тебя запустила. – Убедившись, что все присутствующие в порядке, Райли устремила взор на ту, которая чуть не попала заклинанием в молодого аврора. – Розмерта! – Она выдавила из себя нервный смешок. – С такими замашками необходимость в Пожирателях отпадет, гражданские перебьют авроров в состоянии аффекта. Но пятерка за попытку, тайминг превосходный. – Райли опустила палочку и зашла в паб. Непривычно было видеть пустые стулья и ощущать кожей промерзлую тишину. Обычно это место всегда было оживленным, хотя, если признаться, выпивать Деверилл предпочитала в маггловских пабах. Там никто ее не знал, и там было гораздо больше выбора. Несмотря на свой статус ведьмы, она не забыла о той части себя, которая была магглом. Каким-то образом обе половины сосуществовали в гармонии и позволяли Райли жить в обоих мирах. – Все окей, Розмерта. Присядь. Тебе налить чего? Или запрет на мое нахождение по ту сторону барной стойки еще не снят? – Она усмехнулась и села напротив хозяйки Трех Метел. Несмотря на все, они с Хантером часто здесь бывали. В последние месяцы гораздо реже обычного, но их все еще считали частыми клиентами. Сначала называли Райли Один и Райли два, потом запутались у кого какой номер, и вслед за многими начали называть обоих вторыми именами – Сперсер и Хантером. – Расскажи что было, постарайся вспомнить все детали, это важно. Сколько их было, узнала ли кого-нибудь, может они что-то сказали? Каждая мелочь важна. – Она действительно переживала за Розмерту, и будь это стандартное происшествие, дала бы ей немого времени придти в себя и собрать мысли в кучу. Но столько времени в их распоряжении не было и пришлось сразу переходить к опросу.

+6

6

Внешний вид: красный свитер, темные брюки, куртка, ботинки. С собой: волшебная палочка, кошелек, часы.

- И все-таки, Хелена, мне это не нравится. Когда-нибудь ты должна поговорить с Миллисент.  - тетя Кэрол подносит чашку с кофе к губам и вопросительно смотрит на племянницу, которая, дурашливо улыбнувшись, тряхнула светлыми волосами и неопределенно покачала головой.
- Чуть позже. Кстати, очень вкусные печенья, тетя. - несчастная попытка польстить обожаемой тете Кэрол, у которой в квартире словно все пропахло вкуснейшим запахом пекарни. Пекарня, кстати, внизу. Девушка отсюда слышала звон колокольчика и голоса продавцов и покупателей. Она любила эту квартиру, тетю и ее потрясающую выпечку. И не хотела лишаться последнего уютного места в этом мире, где все охвачено ужасом и страхом. Но тетя права. Поговорить надо. Неизвестно же, что может случится с ней самой, с мамой, с Энид. Хелена обязательно поговорит с мамой, да, но не сейчас.
Кэрол тяжело вздыхает.
- Ты так похожа на мать, Хелена. Такая же...
Тетя не договаривает. Девушка оборачивается и видит, как в комнату вплывает патронус-феникс. К ней, скорее всего, и от Дамблдора. Пожиратели... Вот гниды, а! Остается лишь молиться, что серьезно никто в Хогсмиде не пострадал.
- Вперед. -Кэрол, которая в курсе всех приключений Хелены в Ордене, становится серьезнее, встает со стула, обнимает племянницу. - Поаакуратнее там, ладно.
Бэгнольд неловко отвечает на объятие и аппарирует в несчастную деревеньку.

Там уже собралась толпа орденцев. Так, кто здесь... Алиса, Фрэнк, Райли, братья Пруэтты. Все взволнованы. Взорам всех присутствующих предстает талантливое произведение скотины-художника. Черная Метка, выполненная в жанре заклинания "Морсмордре". Хелена кусает губы. Только бы не трупы... Дьявол!
Ребята предлагают разделиться, и девушка, почти не понимая, что делает кивает, улыбается кончиками губ и присоединяется к Алисе, на ходу доставая из-за пояса волшебную палочку. Ей кажется, или дерево слегка потеплело в ее руке. Это такой своеобразный "разогрев"? Означает ли он, что хозяйке придется побывать в бою? Кто знает...
Ботинки девушек вскоре захлюпали по октябрьской грязи. Бэгнольд почти ничего не может сказать, видя разбитые витрины, какой-то дымок, руины там, где еще пару дней назад были аккуратные домики, где гуляли люди. Кстати, почему кроме орденцев на улицах никого не видно и не слышно? Срочная аппарация, попытка спастись или...
- О Боже! - труп совсем молодого парня валяется прямо у входа в "Три метлы". Труп, без всяких оговорок. Посиневшие лунки ногтей, мертвенная бледность, застывший взгляд голубых глаз. Алиса присаживается рядом, закрывает юноше глаза. Хелену не хватает и на это. Рука сильнее сжимает палочку, а в груди вновь разгорается пламя ненависти к прихвостням Темного Лорда и к их трижды проклятой Метке, висящей над пабом.
- Нам, наверное, в "Три метлы". - тихим, твердым голосом говорит Бэгнольд, чуть касаясь плеча Алисы. - Место многолюдное... Быть может, кто-то еще жив?
Но она сама не верит своим словам.
Под подошвами ботинок хрустит разбитое стекло. Вслед за Лонгботтом девушка пытается заглянуть внутрь... и тут же каким-то чудом отскакивает в сторону от заклятия, прилетевшего откуда-то сзади, оборачивается.  Пожиратели здесь... Черт!
- Алиса! Обернись! - за долю секунды Хелена, одной рукой сжимая палочку, другой оттаскивает ее от паба, заставляя увидеть врагов. Лонгботтом не должна погибнуть.  Мало здесь трупов...
- Петрификус Тоталус! Ступефай! Инкарцеро! - заклятия брошены в приближающиеся темные фигуры в масках, она готова бросать еще. Пламя в груди горит все сильнее, вызывая почти физическое желание кинуться вперед, в смертельно опасную драку.

Отредактировано Helena Bagnold (2018-04-16 16:35:15)

+6

7

Внешний вид: Черная мантия, под ней белая рубашка, синие брюки и синие ботинки, на лице маска. С собой волшебная палочка.

Все приказы и желания Темного Лорда выполнялись без каких-либо вопросов и возражений. Но их даже не возникало. Эван получал удовольствие от того, чем он занимается помимо работы в Министерстве. Днем он обычный работник, который почти ничем не выделялся, а с свободное время он - волшебник, который носит маску и сеет хаос в магическом мире. Не будь для него важно мнение родителей, он бы давно бросил эту бесполезную работу в отделе магического правопорядка. Лучше убить побольше магглов, чем сидеть в горе свитков, разбираясь с отчетами. Эван одним из первых среагировал на жжение в руке. Молодой человек поднимает рукав и ему кажется, что змея на руке начинает двигаться. Он почти сразу аппарирует и кланяется  Волдеморту, - Мой Лорд, какова причина нашего собрания? - Боковым зрением он выискивает Мальсибера, но рядом появляется Эйвери, ехидно улыбаясь, - Мой Лорд, - кратко произносит он и кивает. Остальные, в том числе и Натаниэль появились достаточно быстро. Он еще не успел получить ответ на свой вопрос, но, наверное, загвоздка как раз таки была в этом. Он ждал, пока соберутся все. Пожирателей было не так уж и много, но это выглядело так, словно они лучшие из лучших. Но ведь так и было, правда? Они все были молоды и сильны, заменив поколение своих родителей.
- Я хочу, чтобы вы все показали Дамлдору, что Хогвартс больше не безопасное место. Что в любой момент мы можем застигнуть их врасплох, - без предупреждения начинает Волдеморт и проходит немного вперед. Эван замечает, как справа от него проползает змея. Он чуть не вздрогнул от неожиданности, но не подал виду, что его что-то смутило, - Я хочу, чтобы вы отправились в Хогсмид и оставили там знак, - Каждый понял это по разному. Розье прекрасно осознавал, что это не только черная метка в небе. Это своего пода послание, которое Темный Лорд жаждет донести до всех волшебников. Юноше было интересно, как далеко им позволят зайти и кто будет им противостоять. Выпускник Слизерина был уверен, что ему все сойдет с рук. Ведь так было всегда. И ситуация с Персеем просто кричала о том, что семейство Розье могут обвинять  в чем угодно, только вот все равно никто ничего не сможет доказать. В этом и была прелесть старинной чистокровной фамилии. Многие ни за что бы не рискнули копать под них, зная, что они находятся, скажем так, под протекцией Темного Лорда. Многие это знали, но никто не говорил об этом вслух. Что уж там, они даже его имя боятся называть, словно, если это кто-то услышит, то сразу упекут в Азкабан. Это было забавно. По крайней мере для мага.
- Крушите, убивайте, разрушайте, - спокойно говорит Волдеморт, - Только донесите до Хогвартса то, что я хочу сказать, - В миг все Пожиратели исчезают из гостиной, где царил полумрак и отправляются в Хогсмид. При виде черных сгустков у жителей деревни сразу началась паника. Жаль, что они не видели широченную улыбку Розье. Все рассредоточиваются. Эван останавливается около главного входа в Почтовое отделение Хогсмида и не церемонясь, он отправляет заклинание здание, - Конфринго, - Эйвери не дожидается и летит куда-то вперед, разрушая витрины на своем пути. Волшебник решает идти дальше пешком, чтобы наслаждаться ужасом в глазах людей, которые аппарируют прямо на месте или сломя голову бегут в ближайшие здания. Наверняка владельцы магазинов молятся, чтобы их не тронули. Пусть прячутся внутрь, словно крысы. Все равно никому не избежать пощады, - Фумос, - Юноша хочет создать побольше дыма, чтобы застать магов врасплох. О, как же ему было хорошо. Наверное, разрушение позволяет ему чувствовать себя живым. Он не силен в проявлении других эмоций. Но ничто не вызывает такой детский восторг, как чье-нибудь убийство. Эвану нравились убийства. Взмах палочки - и ты уже лишил кого-то жизни. Это так просто. И на одну грязнокровку становится меньше. Это еще проще, чем нумерология. А ведь Розье она легко давалась. Но тут все иначе.
Мимо проносится Блетчли и волшебник готов поспорить, что увидел сквозь маску, как он ему подмигнул. Самоуверенный, но опасный. До Розье в очередной раз доносится звук разбитого стекла. Он стукает и слышит хруст под ботинками. Не торопится, потому что понимает, что все равно никто не посмеет им сопротивляться. Перед ним уже виднеется вход в "Три Метлы". В школьное время он там частенько бывал с Мальсибером. Он его не видел и это слегка раздражало. Эван видит, как прямо перед входом падает тело, а Блетчли прямо-таки заливается. Его это так забавляет. Розье лишь приподнял брови от удивления. Кажется, он был слегка неуравновешен. Хорошо, что за маской ничего не было видно, - Не зевай, - кидает волшебник Эвану и направляет палочку в небо. Становится темно и над пабом повисает черная метка. Вот Дамблдор и получил знак.
Маг решает оставить обитателей паба на этот безумный дуэт и направляет палочку на витрину, - Инсендио

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Хелена
Петрификус Тоталус - Заклинание было не слишком сильным и угодило мимо.
Ступефай - Заклинание почти задело Пожирателя Смерти.
Инканцеро - Заклинание вышло не слишком сильным, но угодило прямо в цель. Блетчли опутан веревками. Но стоит поторопиться.

Эван
Конфринго - Заклинание вышло слабым и лишь выбило дверь в Почтовом отделении. Ни одна сова не пострадала.
Фумос - Заклинание оказалось достаточно сильным и между Почтовым отделением и пабом часть улицы окутана  плотным дымом.
Инсендио - Заклинание вышло очень сильным и пламя мигом охватило магазинчик.

Натаниэль, на этом этапе твоя задача - рушить все на своем пути любыми возможными способами. Ты первый замечаешь, что появился Орден и Блетчли обездвижен. Подбирай Розье и присоединяйся к пока еще небольшой битве.

+4

8

Внешний вид: Черная мантия, под ней белая рубашка, черные брюки и черные ботинки, лицо скрывает маска. С собой: волшебная палочка.

Внезапное жжение предплечья отвлекло молодого человека от работы. Ему не было необходимости проверять метку, чтобы понять, что сейчас он должен быть в совершенно другом месте. Уже не один год у Натаниэля на предплечье красуется знак приближенности к Нему, но до сих пор он словно удивлялся, готов был в доли секунды бросить все дела и с восторгом строить домыслы о новом задании. Приоритет всегда был в сторону поручений Темного Лорда, благо его должность позволяла ему отлучиться в любой момент. Кроме того, многие сотрудники негласно поддерживали того, во имя кого совершает многочисленные убийства. Таким образом, Мальсибер мог без особого труда явиться на зов Лорда в любой момент. Вот и сейчас, не говоря ни слова, он поспешил аппарировать туда, где его способности куда нужнее. Да, ему нравилась своя работа, лучшим и более престижным, чем работа в Министерстве довольно сложно себе представить, разве что, если вообще не работать, но это не про Натаниэля. Он не смог бы сидеть дома и ходить лишь по каким-то светским мероприятиям. Даже с учетом того, что молодой человек вполне мог себе позволить не работать и все силы отдавать на служение Темному Лорду, он предпочитал разнообразить свою жизнь рабочими буднями.
- Мой Лорд. – говорит он, едва оказавшись перед Ним, тут же опустившись на одно колено и склонив голову. Нейту не нужна была информация о том, что им нужно будет сделать, каким образом и сколько жертв они оставят. Это незначительные детали, которые можно оставить аврорам, которые будут потом подсчитывать количество павших волшебников. Главным для молодого человека было место сего действия. Конечно, куда более приятным для него был мир магглов, но лишь потому что ему безумно нравилось их выражение лица, когда они видели людей в черных мантиях и с масками на лицах. Практически всегда они думают, что сейчас их ждет какое-то представление. Отчасти они, конечно же, правы. Это то еще шоу. Увы, не все смогут рассказать о нем близким, а если вдруг кто-то и останется в живых для передачи информации, вряд ли из их уст появятся слова совета посетить подобное мероприятие.
Натаниэль внимательно выслушал все указания своего повелителя, стараясь не особо проявлять эмоции, которые стремились вырваться наружу. Ему безумно хотелось уже скорее оказаться в Хогсмиде. Не из-за ностальгии, нет. Он хоть и с удовольствием вспоминал эту деревушку, которая была одним из немногих развлечений во время его учебы в Хогвартсе, но бывший слизеринец без проблем мог бы сжечь ее дотла, дабы дать показать Дамблдору и его пешкам всю серьезность их действий. Они не остановятся ни перед чем, лишь бы дать понять, как далеко они готовы зайти. Наконец, когда все указания были даны, группа волшебников оказалась на импровизированной сцене, где вот-вот начнется представление. О, они, конечно же, ожидали зрителей, и уж тем более, других актеров, которые будут пытаться дать им отпор. Ну а пока, скрытые за масками, они уверенно шли по главной улице, некоторые разбредались по прилежащим улицам, круша все на своем пути.
- Диффиндо! – кидает он, дабы ближайшее здание могло буквально рассыпаться на глазах. Люди, находившиеся внутри, даже не смогли бы понять, что произошло в тот момент. Был дом – и вот они стоят на улице, а то, что некогда было домом, просто валялось бы вокруг. Интересный эффект – ничего не скажешь. – Дуро! – выкрикивает волшебник, надеясь, что обитатели дома превратятся в каменную скульптуру. Он действовал совершенно непредсказуемо, у Мальсибера отсутствовал какой-либо четкий план, как лучше поступить в тот или иной момент. Он использовал всевозможные заклинания для того, чтобы утолить свою жажду убийств. И это не обязательно должны быть убийства. Вот как сейчас, по сути, у этих волшебников была возможность спастись, если только… А впрочем, дементор с ними. - Бомбарда. – с кривой усмешкой произносит маг, направляя палочку на соседнее здание. Вот оно. Вот оно это ощущение власти, могущества. Они только прибыли, а уже успели навести хаос. Дамблдор, должно быть, уже в курсе всего, что происходит в деревушке близ его драгоценной школы, как минимум, благодаря появившейся метки ровно над Тремя метлами. И в качестве подтверждения, он видит прибывших на железнодорожную станцию волшебников, которые разительно отличались по стилю одежды от Пожирателей. И, что не особо удивительно, Орденцы начинают действовать, защищая обитателей Хогсмида и нанося удары по борцам за чистоту крови. Натаниэль кидал защитные заклинания один за другим, не забывая наносить удары и по противникам. Первым пал Блетчли, правда, это временно, от веревок еще не умирали, по крайней мере, не подобным образом.
- Приятель, мне кажется, пора переместиться к более интересным мероприятиям, чем разрушение этой дыры. – произносит Натаниэль, оказавшись поблизости с Розье. И уже вместе с верным другом, они присоединяются к битве с защитниками магглов. – Конфундо! – кидает он в сторону противников, подходя к Трем метлам. Он даже не пытается прятаться, считая, что авроры не смогут навредить ему. Конечно, он мог и заблуждаться, но пока ему, видимо, просто везло. – Флипендо! – бросает он в авроров, рассчитывая на то, что это сможет сбить их с толку не хуже, чем предыдущее заклинание.

Отредактировано Nathaniel Mulciber (2018-04-18 11:34:22)

+5

9

Розмерта все еще всхлипывает, но в объятиях Пруэттов она довольно-таки быстро приходит в себя и утирает глаза платком, который подсовывает ей Фабиан, - Дорогая, все хорошо, мы с вами, - По взглядам орденцев братья понимают, что пора бы отлипнуть от владелицы паба. Она не одного волшебника очаровала, и их поведение было вполне естественным, но не совсем уместным, - Ну вот, Вы и успокоились, - Гидеон отходит от Розмерты, явно не довольный таким окончанием контакта с женщиной, - Они напали так неожиданно, - с тяжелым придыханием говорит волшебница, - Все рушили и поджигали. Но они не попали внутрь. Я не знаю, почему, - колдунья аккуратно вытирает слезы под глазами, - Тут осталось несколько посетителей, - Розмерта указывает рукой под большой стол вблизи барной стойки и оттуда слушаться голоса.
- Мы сразу спрятались и ничего не видели, - Они, почувствовав безопасность, начинают выбираться из-под стола. Гидеон еле сдерживается от того, чтобы не запихнуть их туда обратно. Его поражало, что женщина осталась защищать свой бар, а маги спрятались под стол, - Герои, - хмыкает он, глядя на это, - лучше сидите там дальше, - поддерживает Фабиан брата. Это правильно как минимум из соображения безопасности. Видно, что из них так себе боевые маги и будет лучше, если они не попадутся на глаза Пожирателям. На совести Ордена Феникса ни за что не будет еще чьи-то трупы только потому, что им кто-то не понравился. Пруэтты, конечно, не славились любовью к трусам, как они называли таких людей, но в беде они никогда никого не оставят.
- Вы же из Министерства, да? - спрашивает Розмерта, - Райли, а ты не пользуйся ситуацией, - она сразу становится серьезнее, - Но да, налей мне немного водички. И огневиски! Обязательно стаканчик огневиски! - поспешно добавляет она, - Я пережила такой стресс, - она обмахивает свое лицо ладонью, словно ей не хватает воздуха, - Конечно из Министерства, - говорит Фрэнк, - Мы авроры, - отвечает он за всех. Здесь они скорее как члены Ордена, а не как работники Министерства Магии, - Среагировали так быстро, как могли, - Это была правда. Но все равно они могли бы быстрее. Ведь все равно над пабом Черная Метка. Значит кто-то убит. А это уже горсть драконьего навоза в лицо.
Маги резко отвлекаются от Розмерты и бросаются к двери. Выскочив из паба, они дружно натыкаются на труп. Толком непонятно, кто это и что произошло, ведь тело лежало лицом вниз. Пруэтты дружно затягивают, - Уоооу, - Они никак не были готовы к такому, выйдя из паба, - Протего, - Выкрикивает Фабиан, отражая заклинание. Остальные тоже не стоят на месте. Двое были рядом и один из них был окутан веревками. Нужно было, - Таранталлегра, - Гидеон направляет палочку на Розье и попадает прямо в цель, он бросается к Хелене и Алисе, которые стойко сражались с Пожирателями.


Волшебники уже собирались идти дальше, как почти у самого входа увидели двух девушек, которые обнаружили мертвого волшебника, который пару минут назад пытался сбежать, и пытались попасть внутрь. Легкая улыбка Блетчли плавно перетекает в смех, чем он привлекает внимание незваных гостей, - Эйвери, ты только посмотри, какие они прекрасные, даже жаль заставлять их страдать, - он все еще громко хохочет. Он никогда не был адекватным и остальные частенько удивлялись, как Темный Лорд терпит этого клоуна.
Блетчли пытается дотянуться до палочки, которая выпала из его рук на землю, как только  его окутали путы, - Проклятье, - выругивается он, - Акцио, - Но палочка не хотела оказываться в его руках. Эйвери не мог на это смотреть и пытался освободить Пожирателя, которому не сильно повезло, - Фините, - Волшебник направляет палочку на Блетчли и освобождает его от "оков". Видит сзади Мальсибера и Розье, которые, кажется, не сильно торопились помочь, - Наконец-то - , сквозь зубы цедит он, - Я уже думал, что одному придется сражаться.
- Круцио, - бросает он заклинание в блондинку, вложив в это кучу ярости. Его лицо озарила красная вспышка, вырвавшаяся из палочки. От напряжения от стискивает зубы Волшебник всем сердцем желает, чтобы девушке было больно. Почему-то она показалась ему самой легкой целью, которую не составит проблемы сломить. Как же он был зол, что орденцы появились здесь так быстро. Эйвери еще не успел насладиться разрушением как следует, а его уже пытаются остановить. Он бы услышал ее крики, если бы не Гидеон, который бросился и оттолкнул девушку, тем самым попав под непростительное заклятие. Его голос, кажется, был слышен в Хогвартсе. Как только красный луч исчезает, он падает на колени, трясущимися руками упираясь в землю, чтобы не упасть.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Натаниэль
Диффиндо - Заклинание вышло средней мощности, но угодило прямо в цель. Фасад здания рассыпался на тысячи мелких частиц.
Дуро - Заклятие вышло сильным и ты превратил мужчину в дома в камень. К ужасу его жены.
Бомбардо - Заклинание попадает в цель, но оказывается слабым и лишь слегка деформирует стену здания.
Конфундо - К сожалению, из-за суматохи не вышло создать заклинание.
Флипендо - Очень сильное заклинание, которое попадает прямо в Гидеона Пруэтта, который быстро реагирует и отражает заклятие.

Алиса, постарайся выстоять под натиском Пожирателей.

Остальные получат указания в следующих постах.

+4

10

Алиса уже давно перестала быть одной из новичков. Более того, она уже даже не стажер Аврората и не раз принимала участие в стычках с теми, кто считает чистую кровь превыше всего. Она не входит в число тех, кому стараются давать задания по спокойнее и безопаснее, суть которых заключалась, в основном, в том, чтобы следить за какой-нибудь зацепкой или за кем-то, кто, предположительно, был в сговоре с приспешниками Лорда. Она перестала быть той, которой нельзя предпринимать каких-либо действий, направленных на противодействие и попытки устранения волшебника, даже если это сам Темный Лорд, а палочку лучше вообще держать подальше. Это все уже давно пройденные этапы и она уже неотъемлемый член авроров, не смотря на недовольство Фрэнка. Поэтому, Алиса, конечно же, знала, чего стоило ожидать, когда увидела патронус Дамблдора, вызывающего своих верных солдат на очередной бой. И все же, каждый раз Лонгботтом удивляется человеческой жестокости, той, какую она видит в действиях Пожирателей Смерти. Порой ей хотелось залезть к ним в голову, дабы понять, что же у них там творится, поскольку, по ее мнению, нормальный человек не может хотеть делать все это. Уж точно не по своей воле. Но, к сожалению, волшебница не обладала легилименцией и надежда понять этих людей, таяла на глазах.
- Вполне возможно. – пожимает плечами девушка на слова Хелены. – Хорошо, что сегодня школьники не посещали Хогсмид. Тогда жертв могло бы быть куда больше. – Лонгботтом вспоминала, как сама любила те походы в деревушку, как ждала их и надеялась, что сможет успеть заглянуть во все те места, в которые запланировала. И, естественно, улочки небольшой деревушки было практически целиком заполнены студентами школы магии. Совершить нападение в подобные дни могло бы быть большой удачей для Пожирателей. И все же, хвала Мерлину, это не произошло.
- Протего! – моментально реагирует Алиса, когда двое волшебников в масках нападают на них с Хеленой. Этого следовало ожидать. Удивительно, что их не встретили заклинаниями едва они прибыли на платформу. – Коллошу! – было бы неплохо, чтобы ботинки волшебников прилипли к земле. Это не особо даст фору, однако не помешало бы, ведь в такую погоду босиком особо не походишь. – Экспеллиармус! – вот без палочек сражаться будет куда сложнее, все-таки шанс того, что на них напали именно те волшебники, которые владеют невербальной магией, крайне мал. Да и, в конце концов, должно же им хоть немного повести. – Флипендо! – хотелось закидать их заклинаниями, чтобы не повадно было нападать на мирных жителей. Увы, она, конечно же, понимала, что всего этого не достаточно. И не будет достаточно, пока в ход не пойдут запрещенные заклинания, но это в их правилах. Куда более приятно было бы засадить всех этих нарушителей спокойствия в Азкабан на долгие годы, а лучше, навсегда.
К счастью, на помощь Алисе и Хелене приходят Пруэтты. Она рассчитывала, что теперь они смогут куда сильнее противостоять врагам, вот только события приобретали совершенно иной поворот. Так уж вышло, что Гидеон принимает на себя непростительное заклятие, выпущенное из палочки одного из прихвостней Лорда. Алиса едва успевает поддержать Бэгнольд, которая изначально должна была стать жертвой этого заклинания, дабы она не упала на землю. Злость, кажется, разрывает ее изнутри. Ей хотелось швыряться запрещенными заклинаниями направо и налево за каждую секунду, что Пруэтт провел в муках. Но аврор понимала, что для этого у нее недостаточно силы, да и ярости, должно быть, тоже.
- Ступефай! – она наводит палочку на одного волшебника, - Инсендио! – моментально переводит палочку на мантию другого. Едва заклинания были выпущены, бывшая представительница факультета Гриффиндор подбегает к Гидеону и прикрывает его, давая волшебнику время, чтобы придти в себя. Ей сильно хотелось помочь молодому человеку как-то иначе, но, к сожалению, сейчас приоритет был не на его стороне – необходимо выстоять и сразить как можно больше Пожирателей.

+5

11

Фрэнк просто не успевает следить за всем, что происходит. Не успели они выйти из паба, как на них напали. Да благословит их Мерлин. Увы и ах, не смотря на то, что ему всегда нужно быть готовым к таким ситуациям, он не был готов. И даже слегка растерялся, когда увидел, что происходит на улице, - Треклятые Пожиратели. Их тут не хватало только, - думает Лонгботтом так, словно здесь его могло ожидать что-то другое. Но каждый раз, видя метку в небе, Фрэнк надеется на то, что это просто дурацкая шутка. И каждый раз кто-то умирает. Понятно, что всех не спасти, но все равно он не мог просто стоять и смотреть на ту чертовщину, которая творится в Магическом мире. Ему страшно за жизнь близких, за жизнь Алисы. И Фрэнк еще не настолько глуп, чтобы думать о том, что они сами могут себя защитить. Да, смогут, ведь все его близкие - сильные волшебники. Но Темному Лорду так сложно противостоять. Чудо, что они дважды встретились с ним и дважды выжили. Но ведь следующий раз вполне может стать последним. И волшебник это понимал. Именно поэтому страх и волнение тут же сменились смелостью. И он ринулся в бой, как делал каждый раз до этого. И совершенно не жалеет о том, что оказался здесь прямо сейчас. И даже если вдруг сегодня он окажется не слишком удачлив или хорош, то, значит, так тому и быть. Пусть его запомнят сильным магом, который не боялся смерти.
- Нет, осторожнее! - Кричит аврор, видя, как Гидеон бросается под красный луч. В глазах застывает ужас, когда он слышит крики волшебника. Фрэнк бросается им на помощь, по пути бросая в Пожирателя заклинание, - Инсендио, - но заклинание улетает совершенно в другую сторону, - Дементор их побери, - выругивается молодой человек себе под нос. Ему обидно, что, обладая такими выдающимися магическими талантами, у него не получается попасть в врага таким элементарным, как ему казалось, заклинанием. Лонгботтом становится перед Алисой, чтобы у нее была более мощная защита, чем обычное "Протего", которое не всегда помогало защитить себя, особенно от непростительных заклинаний. Маг видел, сколько в них направлялось заклинаний и везло, что иногда получалось избежать их прямого воздействия. То отразишь, то укроешься. В общем, Лонгботтому пока везло. Но никто не знал, как долго это продлится. Все равно, рано или поздно и ему достанется. Как сейчас Гидеону. Какими же нужно быть больными, чтобы творить такие ужасы? Пруэтт был отличным волшебником, хорошим дуэлянтом, но между своей безопасностью и безопасностью Хелены, он сделал правильный выбор. Он, не смотря на весь свой образ человека, который ко всему легкомысленно относится, очень серьезен. Это все было лишь маской, которая помогала им держаться на этой войне, заряжая всех своим оптимизмом. В эти темные времена этого так сильно не хватало. Надежды, шуток. Да в общем, того, что помогало бы верить в хороший конец. А он непременно будет, не смотря на все ужасы, которые происходят сейчас и последние пару лет, когда Фрэнк был обычным студентом Хогвартса и даже подумать не мог о том, что станет частью всего этого.
- Гидеон, ты в порядке? - Они с Алисой помогают ему подняться, - Держись, все будет хорошо, - Фабиан ни за что не смог бы простить, что его брату причинили такую боль, - Флипендо, - выкрикивает он. В его голосе так много ярости и слышно, что он хочет причинить им боль. Заклинание попадает прямо в Эйвери и его отбрасывает назад, в здание. Пожиратель стонет от боли. Волшебник доволен, но на этом не останавливается, отправляя в сползающего врага еще одни чары, - Титтиландо, - Чары попали прямо в цель и Пожиратель начинает надрывисто смеяться и извиваться, словно червяк. Кажется, результат дал Фабиану хоть немного успокоиться. Ведь он отомстил за брата. И теперь преимущество определенно было на их стороне. Но это еще не конец, - Экспеллиармус, - Фрэнк пытается выбить палочку у Блетчли, который только выбрался из "оков". И у Лонгботтома получается, - Мы побеждаем, продолжайте! - кричит волшебник, отправляя еще одно заклинание в Розье, - Конфундо, - Но в этот раз ему не повезло и заклинание совсем не задело пожирателя, - Гиппогриффов хвост, - снова выругивается аврор и старается делать все для того, чтобы Пожиратели не могли победить. Осталось еще немного продержаться. Еще чуть-чуть и псы Волдеморта соберутся и уползут туда, откуда пришли. И если не удастся заточить их в Азкабан, то хотя бы доказать, что ничего у них не получится и скоро Темный Лорд падет.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Алиса
Протего - увы, следующее заклинание попадет прямо в тебя.
Коллошу - и оно не сработало, пролетев прямо над головой Мальсибера.
Экспеллиармус - ура, ты обезоружила Розье.
Флипендо - Блетчли не повезло. Мало того, что он потерял палочку, так еще его и довольно хорошо откинула на брусчатку.
Инсендио - мантия Розье ярко загорелась!
Ступефай - заклинание не удалось создать, Алиса слишком переволновалась и не смогла сосредоточиться.

Хелена, отведи Гидеона к Розмерте в паб, она может волшебнику.
Райли, защищай их, ведь их путь, хоть и краток, но опасен.

ВСЕ СЛЕДУЮЩИЕ ПОСТЫ ДОЛЖНЫ СОДЕРЖАТЬ НЕ БОЛЕЕ ТРЕХ ЗАКЛИНАНИЙ НА ПЕРСОНАЖА. ЕСЛИ У ИГРОКА ЕСТЬ НПС, ТО НА КАЖДОГО ДАЕТСЯ ПО ДВА ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ.

+6

12

Райли презрительным взглядом одарила посетителей, которые напоминали стаю трусливых псов, а е магов. Она очень хотела вставить и свой комментарий, но заставила себя прикусить язык. Они - гражданские, и не обязаны рисковать жизнью, если не хотят. В отличие от авроров, у них было полное право бездействовать. - Будет сделано. - Она зашла за стойку, куда ее не пускали потому что один раз, после особо паршивого дня, выбор у нее был только один - напиться до состояния коматозницы. Увы, Розмерта не шибко любила позволять посетителям вливать в себя столько алкоголя и в какой-то момент отказалась повторить заказ. Райли попыталась повторить его сама, но встретила сопротивление и пришлось уйти, чтобы достичь нужной кондиции в Кабаньей Голове. Остальное она помнила очень плохо, но на какое-то время все произошедшее стало незначительным и именно этого она добивалась. Несколько часов алкогольного забвения. Впервые с тех пор оказавшись по другую сторону барной стойки, она бросила взгляд на Розмерту и решила, что вода ей ни к чему. Виски лечит все, кроме алкоголизма. Деверилл щедро налила в стакан огневиски и удержалась, чтобы не накатить пятьдесят грамм для храбрости. На работе нельзя. Она искренне верила, что пока не похмеляется и держит свою тягу к спиртному в определенном временном промежутке, проблем у нее нет.  - Выпей. Станет легче. - Она возвращается к Розмерта, вкладывает стакан в ее руки и заставляет выпить. Шум на улице заставляет всех выскочить из паба и оказаться в самом пекле. Райли даже внимания особо не обратила на мертвого волшебника, сначала надо сделать так, чтобы живые таковыми и остались, и только потом заниматься опознаниями и причинами. Она среагировала на ситуацию быстро, на ходу отразила прилетевшее неизвестно откуда заклинание и увернулась от другого. Деверилл заметила, что один из братьев собрался броситься под непростительное, но не предприняла попытки вмешаться. Сделать это сама она бы не успела, и такие вот выходки всегда вызывали у нее долю уважения. - Фабиан, не теряй контроль. Не отвлекайся! - Напомнила она волшебнику. Многие думали, что Райли всегда действовала опрометчиво, следуя за сердцем, а не за мозгом, а она позволяла им так думать. Но те авроры, которые занимались ее подготовкой, прекрасно знали, что Спенсер понимала все риски и успевала взвешивать свои решения большую часть времени. Конечно, она иногда увлекалась или злилась, что сводилось к слишком опрометчивым поступкам, но все равно ей многое сходило с рук. Деверилл, оказавшись в самом пекле, никогда не ставила себя выше других, а даже наоборот, делала все возможное, чтобы прикрыть своих, вне зависимости от последствий.
- Только трусы прячутся за масками. Тем более за такими мерзкими. Ограбили маггловский магазин для Хэллоуина, ребята? - Выкрикнула Пожирателям и рассмеялась. Заставить врага разозлиться и потерять контроль - тоже тактика. Без контроля реакция замедлялась, плюс, стоило кого-то вывести из себя, они отвлекались от первостепенной цели и переключались на Райли. Это был их с Хантером любимый трюк. Когда хит визарды работали вместе с аврорами, Деверилл отвлекала кого-то из Пожирателей на себя, а Хантеру удавалось зайти за спину и обезвредить противника. Они пытались один раз поменяться ролями, но вышло так себе. Не всем дано так сильно капать на нервы. Райли невербально отражала заклинания и пока не применяла непростительных. Это - когда другого выхода не было, она терпеть не могла из применять, но факт оставался фактом, по-другому в некоторых ситуациях никак.
Небо цвета стали и черная метка создавали очень нагнетающую атмосферу. Райли не могла не думать, что выстави Министерство патрули, может, жертв было бы меньше. Но авроров и так недостаточно, и они всегда заняты, стоять в карауле попросту некому. - Хелена! Отведи Гидеона в безопасное место, я прикрою. - Бэгнольд была ближе всех к магу, и Гидеону позарез нужна была передышка. Райли выступила вперед, крепче сжала палочку и перешла в прямое наступление, взяв огонь на себя. - Expulso! - Она предпочитала невербальные заклятия, от которых сложнее обезопаситься. Это давало небольшое преимущество. Еще она меняла свои цели, переключаясь с одного Пожирателя на другого. - Reducto. - Нервы Райли напоминали слишком сильно натянутые струны. И самое страшное то, что ей это нравилось, в каком-то странном смысле. Поначалу она побаивалась этого ощущения, но дед объяснил, что момент между жизнью и смертью заставляет чувствовать все настолько ярко, что не поддаваться ему попросту невозможно. - Быстрее! - Она увернулась от выпущенного кем-то заклинания и, нацелив палочку на ближайшего к ней Пожирателя, невербально отправила в него свое: - Bombarda! - Райли не беспокоилась, что ее агрессивная тактика могла попортить мощеную камнем дорогу или выбить чье-то окно. Это все очень легко исправлялось, и важнее небольшой порчи имущества было сдержать натиск Пожирателей. Орден всегда старался изо всех сил, иногда получалось, иногда - нет. Но это их не останавливало, такой роскоши у них попросту не было. Нужно было давать отпор, забыв про все внешние факторы. Про то, что дома ждут семьи, что ситуация могла быть безвыигрышной, даже что страх присущ абсолютно всем. У Деверилл была очень странная особенность - в моменты крайней опасности она абсолютно забывала про страх, он просто уходил и возвращался только когда все было кончено. Обычно ей жутко везло и она все еще была жива к моменту, когда опасность уже миновала.

+6

13

Весь смысл выражения "Вся жизнь перед глазами пролетела" Хелена Бэгнольд уловила только сегодня, когда Круциатус едва не заставил ее заверещать от нестерпимой боли, но благодаря Господу, Мерлину, а по большей части Гидеону Пруэтту, она просто зашаталась, но был подхвачена рукой Алисы. Наверное, в этот момент мисс Бэгнольд поняла с какими, на самом деле, клевыми ребятами свела ее жизнь. И начала чуть больше ценить ее саму. В те секунды, когда в нее летело заклятие, она успела пообещать себе очень многое.
Бэгнольд вышла из девичье-умилительного ступора за пару секунд. Все вокруг кидались заклятиями, шумели, а она попыталась подползти к упавшему Пруэтту, спасшему ей, если не жизнь, то несколько нервных клеток уж точно. Слава Богу, ему уже помогли встать Алиса и Фрэнк. Хелена бросила на Гидеона беглый взгляд. Сильно бледный, пожалуй, даже слишком. Нехорошо.  Надо быть целителя, но где же его найдешь сейчас... Иногда она жалела, что орденцев так мало.
Релашио! Риктумсепра - последнее было, пожалуй, ребячеством, но, черт возьми, в распаленную схваткой голову Бэгнольд пришло пока только это. Девушка готова была остаться, кидать заклятия еще и еще, но крик Райли Деверилл быстро расставил приоритеты.  Хелена подбежала к Пруэтту. Тот побледнел еще больше, пошатывался. Девушка, которой преподавали в аврорате основы колдомедицины, быстро вспомнила, что они могут сделать. В данной ситуации - ничего, нужен квалифицированный целитель. Но Деверилл была права. Гидеон не может сражаться, его надо немедленно увести. Куда? Ну, судя по тому, что на ребятах, выбежавших из "Трех метел" ни царапины, то можно в трактир ее юных дней.
Бэгнольд перекидывает руку Пруэтта через свое плечо. Встряхивает. Взрослый детина слегка тяжеловат для хрупкой девчонки, но какая, к черту, разница. До "Трех метел" несколько метров, но они кажутся Хелене километрами. Это и грязь, засывающая ботинки, и  страх, что Райли не справится, что нападут со спины... Мелькает мысль, что проще было бы заклинанием, но Хелена уже на пороге трактира.
- Розмерта! Помоги! - почему-то она зовет именно ее. Наверное, воспоминание о том, как команды Гриффиндора и Слизерина после проигрыша зеленых принялись бурно выяснять отношения в "Трех метлах" и о том, как ее чуть ли не за ухо Розмерта выкинула из бара, а следом за Бэгнольд полетели просие нарушители спокойстаия. Хелена была уверена, что самообладания трактирщица не потеряла, пусть и невозможно было сравнить слегка пьяных подростков с Пожирателями Смерти.
Она усаживает Гидеона на чуть ли не единственный целый стул, предварительно смахнув с деревянной поверхности битое стекло. Вскоре к нем подбегают Райли и Розмерта.
- Он ранен Круциатусом. Нужна хоть какая-то помощь. Может быть, есть возможность найти целителя? - Бэгнольд знает, что вряд ли Пруэтту найдут врача или помогут хоть сколько-нибудь  серьезно, но все равно произносит эту фразу.
- Я помогу.
Девушка кивает.
- Нашим там жарко... Тебе помощь не нужна? Я или Райли можем остаться здесь.

+7

14

Розье рычит, когда палочка выскакивает из его рук, и чуть ли не падает, пытаясь ее поднять, - будь они прокляты, - проносится в его голове. Сквозь маску можно разглядеть, как его глаза наливаются кровью. Но не успевает он достать до палочки, как его мантия ярко загорается, - Я убью вас! - кричит он. Он не готов к проигрышу, не готов к тому, что Темный Лорд будет им не доволен. Орден ни за что не должен выиграть. Эван готов идти напролом и разбрасываться непростительными заклятиями направо и налево, только бы враги все лежали на земле, - вы будете страдать, - говорит он сам себе, топча край мантии, который слишком внезапно загорелся, и все было бы намного хуже, среагируй он не так быстро. Как минимум была ещё одна причина жестоко пытать, а потом убить каждого из них. Ему казалось, что они действуют как-то небрежно, что ими движет лишь желание обезвредить Пожирателей. И это было так смешно и глупо. Последователи Тёмного Лорда были умнее и вкладывали всю ярость и ненависть к волшебникам, которые ведут себя неоправданно смело. Это никому не нужно. Эван, например, никогда не подвергал себя опасности, если понимал, что это того не стоит, но не значит, что он был труслив. Скорее, умён. Это и делало его опасным врагом. И наконец он подхватывает палочку с земли, выпуская заклятие в девушку, - Сектусемпра, - его заклинание лишь слегка задевает ее. Наконец-то пролилась первая кровь.
Волшебник видит, как одного из орденцев тащат в сторону паба. Если они хотят укрыться, то это им вряд ли удастся. Ведь Розье твердо нацелен не дать им оказаться внутри. Он подбирается к ним ближе и хочет отправить заклинание в девушку, но она срабатывает быстрее и его отбрасывает назад с огромной силой. Он сильно ударяется спиной и ползет на коленях в сторону, чтобы встать, не попав под очередную вспышку. Еще одно заклятие пролетает прямо над его головой и это чудо, что волшебника не задело. Признаться, он совсем не ожидал такого выпада. Эван был быстр и отлично владел защитными заклинаниями. Но сейчас его застали врасплох. Это была та, которая, вылетев из паба, пыталась раззадорить Пожирателей. Кажется, только Блетчли повелся на ее провокацию. Все остальные держались довольно сдержанно и пытались не отвлекаться. Их было меньше и перевес был явно не на стороне слуг Волдеморта. Но это не повод сбегать. Вся ситуация лишь сильнее подстегивала Розье. А сейчас, когда он лежал на земле и молился на то, чтобы его прикрыли, в голове медленно зарождался план. Пока сырой и не факт, что все сработает. Но терпеть все эти валяния в грязи он не намерен. Это было так унизительно. Каждый раз, словно впервые. Эван ненавидел падать. А ещё больше он ненавидел, когда к этому были причастны Гриффиндорцы. Он узнал этого Лонгботтома, который ему никогда не нравился. А та, которую он ранил, тоже знакома. Выпускник Слизерина обязательно бы отвесил ей несколько комплиментов в Хогвартсе, учись она на его факультете.
Став на колени, волшебник вытягивает палочку вперёд и отправляет заклинание в троицу, пока они не вошли в паб, - Конфринго, - ну судорога в руке, на которую он опирался, сбивает его с цели и он попадает в окно, разбивая его. Ему не пришлось долго лежать, потому что к его счастью к нему подлетел Эйвери, в след которому блондинка, скрывавшаяся в дверях паба пытается, пытается что-то сделать, но у неё даже не выходит создать заклинание, что вызывает у бывшего Слизеринца приступ смеха. Но это не мешает ему помочь Розье подняться, - Нашёл время прилечь, - он рывком поднимает Эвана и в сторону волшебников летит очередное проклятие, - Вингардиум Левиоса, - ему удаётся поднять в воздух темноволосого орденца. Резким движением он забрасывает его на крышу паба. Кажется, теперь снова удача на темной стороне. Розье кратко кивает, выражая свою благородность Пожирателю, - Нужно помочь Блетчли. Он совершенно потерялся, - спокойно говорит маг, наблюдая за тем, как беднягу отбрасывает назад и он раскорячивается на земле, пытаясь доползти за своей палочкой. Достойнее всего держался Мальсибер. Ему то ли везло, то ли он слишком хорош сегодня. И оба варианта казались весьма вероятными. Эйвери на бегу взмахивает палочкой, - Акцио, - и у него в руках артефакт Блетчли, который оказывается в руках у владельца сразу же, как только его ставят на ноги.
Но они потеряли ценное время. Прямо рядом с Мальсибером взрываются яркие искры и троица спешит ему на подмогу, - Авада Кедавра! - кричит Блетчли. Он решил не церемониться. Но под зелёный луч никто не попал, что его безумно разозлило, - Петрификус тоталус! - на этот раз заклятие угодило в Фабиана и он застыл, словно статуя. У Блетчли сегодня был явно не слишком удачный день и он безумно хотел ретироваться. Он был слаб и слишком близко подпускал к себе орденцев. Но сейчас, когда их было в два раза больше, подвернулось столько шансов разобраться с оставшимися на улице раз и навсегда. Эван видит у друга сильные ожоги на руке и может только представить, какую сильную боль он испытывает, - Держись, дружище, - подбадривает он Мальсибера, - это не смертельно, - а по себя думает, что треклятые прихвостни Дамблдора покусились на самое святое, покусились на его семью. И волшебник уже готов переходить к более жёстким мерам, которые с самого начала использует Блетчли. Нужно заставить их страдать. Чтобы они сходили с ума, умоляли о пощаде. А потом кричали о том, чтобы их убили, потому что боль уже невозможно терпеть.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Райли
Депулсо - четкое попадание в Розье! Он подробно изучил рельеф брусчатки своим позвоночником.
Редукто - и, мимо. Совсем немного промахнулась.
Бомбардо - тебя отвлекли и не удалось создать заклинание.

Хелена
Релашио - Мальсиберу не повезло и он получил сильный ожог руки. Но не смертельный.
Риктусемпра - не удалось, увы.

Натаниэль, в ваших руках сейчас преимущество. Пока Фабиан обездвижен, Фрэнк на крыше, Алиса ранена, а Райли с Хеленой передают Гидеона в надежные руки, у тебя есть отличный шанс разобраться с кучкой орденцев.

+6

15

Натаниэль сам не знал почему, но помимо возможности отнять жизнь у грязнокровок и тех, кто их любит и всячески поддерживает, ему нравилось наводить беспорядок. То, что наводило ужас на людей. Разрушить дом, взорвать витрины и все такое прочее. Можно сказать, он, таким образом, оставлял следы. Да такие, что обязательно должны быть последствия. Как правило, в виде дополнительных жертв, которые в тот момент находились в здании или поблизости. Да, порой получалось, что маг погибал не конкретно от рук Мальсибера, но все же, результат был един. А уж от Авады или же от отскочившего от здания камня – это не так принципиально. В любом случае, Лорд будет доволен.
- Неужели ты так слаб, что не смог бы выстоять против этой шайки подпевал Дамблдора? – усмехается молодой человек, когда Блетчли пытается высказать какое-то недовольство. У Нейта этот волшебник вызывал достаточно противоречивые эмоции, но однозначно он мог сказать лишь то, что воспринимать его всерьез для Мальсибера было достаточно тяжело. Возможно оттого, что волшебник слишком много болтал языком, а когда дело касалось реализации… оставалось лишь догадываться, отчего Темный лорд держит Блетчли рядом с собой. Нейт же обычно или старался игнорировать волшебника, или же старался его каким-либо образом поддеть. Сейчас его слова были даже более дружелюбным проявлением их отношений, что было даже удивительно.
- Флипендо! – кидает волшебник в сторону членов Ордена, которые довольно удачно собрались в кучку, прикрывая друг друга и, по всей видимости, не совсем понимая, что так они куда более уязвимы. Правильно говорят, что чувства и эмоции они лишь только мешают. Пожалуй, попади под какое заклинание кто-то из Пожирателей, то остальные не особо и посмотрят на это. Они продолжат наступление, позволяя магу самостоятельно решать проблему, в которую он вляпался. – Мимбл Вимбл! – с неким злорадством выкрикивает Мальсибер. Интересно посмотреть, как быстро авроры смогут выговорить контрзаклинание. А в это время, у них определенно будет преимущество, благодаря которому Пожиратели смогут пройти далеко вперед и нанести довольно ощутимый вред, как противникам, так и Хогсмиду.
Мимо него пролетают те или иные заклинания, но, благо, ему удается или увернуться, или вовремя защитить себя банальным заклинанием Протего. И все же, ему не могло везти так долго. Должна была произойти осечка, которая и случилась. Руку пронзила безумная боль и вот на ней «красуется» достаточно сильный ожог. Пожалуй, даже если руку отрубили бы, боль была куда меньше, чем от этого чертова заклинания. Он видел, чья палочка сделала ему подобный подарок, и про себя решил, что волшебница будет страдать. Специально для нее у Мальсибера заготовлено Круцио, от которого ей уже удалось один раз увернуться и то, лишь благодаря благородству одного из рыжих. – Они будут страдать. – с жестокостью в глазах говорит Нейт своему лучшему другу. – Они все умрут, даже если не сегодня, но, помяни мое слово, я постараюсь сделать все, чтобы эти твари сдохли. – слова были наполнены желчью, ему была противна вся эта шайка прихвостней Дамблдора, считавшие, что они смогут противостоять темным магам. В их арсенале сильные темномагические заклинания, а эти предатели крови дрожат от одного упоминания непростительных заклинаний. Какие они жалкие. – Империо! – вырывается из его палочки. Пусть орденцы сейчас и терпят поражение, неплохо было бы переманить одного из них на свою сторону и не важно, что все это лишь с применением непростительных заклятий. Ничто и никто не помешает им потом забрать этого предателя с собой, Темный Лорд будет счастлив замучить орденца до смерти. Конечно, оставь Пожиратели этого несчастного на поруки остальных членов Ордена, он, естественно, будет прощен, ведь это все было не по воле жертвы. Мерлин, до чего же они приторные добряки. Всепрощение сквозило из всех щелей даже сейчас, когда они старались выглядеть как можно более воинственно.

Отредактировано Nathaniel Mulciber (2018-05-02 20:21:03)

+6

16

- Нет, я в порядке, отпустите меня! - Гидеон пытается вырваться, но у него не слишком сильно выходит, когда Розмерта принимается хлопотать вокруг него, - Я должен быть там! Должен стоять там рядом с остальными, - волшебник пытается встать, но владелица паба крепко держит, - Милок, тебе лучше быть здесь! Ты мог умереть, - Она всегда неровно дышала к Пруэттам и сейчас всячески показывала свою заботу, - Да ни за что, пустите меня! - Он вырывается и бежит к двери, - Хелена, Райли, разве вы не видите, что им там нужна помощь? - Маг показывает на разбитое окно, - Вы помогли погибнуть, потому что тащили меня сюда! - Он, словно ребенок бегает по "Трем Метлам", не понимая, почему они все здесь стоят без дела, - Я не в первый раз "ловлю" непростительное заклятие, - Он на самом деле был безумно счастлив, что жив, - Где мой брат? - он бросается к окну, - С ни что-то не так, он не двигается! - Он не видит Фрэнка, Фабиан обездвижен, а в Алису попало какое-то красное заклинание и она явно не сильно в порядке, - Бежим! - Ему в спину летит вспышка и он замирает на месте, точно так же, как и брат, - Простите, - Розмерта сзади опускают палочку. Она выглядит слишком виноватой, - Иначе он бы не остановился, - Она искренне надеется, что ее поймут. Ведь все знают, какой Гидеон упертый. Им на самом деле нужна ваша помощь, девочки. Поторопитесь, а я пригляжу за ним! Она указывает мужчинам под столом на обездвиженного волшебника, - Помогите оттащить его подальше, пока не произошло чего-то похуже, - Они нехотя выбираются из укрытия и аккуратно утаскивают  Пруэтта за барную стойку, - Ох, он весь горит, - вздыхает Розмерта и прикладывает орденцу ко лбу мокрую повязку, - С тобой все будет хорошо, - шепчет она ему.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Натаниэль
Флипендо - Заклинание почти угодило в Алису, но нет.
Мимбл Вимбл - Не удалось создать заклинание. Видимо, из-за руки стало сложнее сражаться.
Империо - Заклинание угодило прямо в Фрэнка и он сделает все, что ты только пожелаешь.

Алиса, попытайся расколдовать Пруэтта и продолжай уворачиваться от заклинаний.

УБЕДИТЕЛЬНАЯ ПРОСЬБА НЕ ТЯНУТЬ С ПОСТАМИ ДО ПОСЛЕДНЕГО

+5

17

Она кидала заклинания в сторону противников, стараясь не особо отвлекаться на происходящее вокруг. Слава Мерлину, что Гидеону помогают, а она куда лучше справится здесь и будет прилагать все усилия, чтобы дать отпор приспешникам Того-Кого-Нельзя-Называть и защитить как пострадавших представителей Ордена, так и жителей магической деревушки. Она едва не выкрикнула заклинание, которое вместо Пожирателя, могло угодить в Фрэнка. Считанная доля секунды и именно он сейчас мог остаться без волшебной палочки, что было бы им совсем не на руку. А все оттого, что муж, в свойственной ему манере решил защитить ее от угрозы. Это было настолько романтично, насколько и совершенно глупо. Конечно, она и сама нет-нет, но оглядывалась на его действия и следила, чтобы с ним все было в порядке, и, что скрывать, окажись на месте Пруэтта он, то… Мерлин знает, как она поступила бы в этой ситуации. Мозг подсказывал, что она должна была остаться на поле боя и продолжить противостоять Пожирателям, а сердце говорило, что, естественно, она бросилась бы ему на помощь и, если надо бы было, сама потащила его в Три метлы, не доверив это сделать никому другому.
- Будь аккуратнее! – предупреждает девушка Лонгботтома, отчасти радуясь возможности просто быть рядом и лишний раз выразить заботу о нем. И, удивительно, у них появляется толика времени, чтобы помочь подняться Гидеону и передать его на поруки Бэгнольд. Она аккуратно помогает молодому человеку добраться до убежища, где, хотелось верить, Розмерта сможет помочь ему прийти в себя. – Чертовы Пожиратели. – бубнит себе под нос аврор, понимая, что время передышки подошло к концу. – Экспеллиармус! – кидает она в одного из противников, который только приходит в себя от предыдущего заклинания. Надо было придумать какой-нибудь план. Такой, чтобы волшебники в масках решили отступить. И, не плохо бы было взять кого-нибудь из них в плен и отправить на суд в Визенгамот, а после – в Азкабан. Таким гадам там самое место.
Девушка бросает беглый взгляд на Райли, которая помогает Хелене и прикрывает ее вместе с Гидеоном от нападок Пожирателей, и этого оказалось достаточно, чтобы получить достаточно сильный порез. Алиса шипит от боли, которая пронзает ее ногу, на которую и пришелся порез. Руки непроизвольно сжимаются в кулаки, а злость накрывает так, что, возможно, если бы она захотела, то могла бы вызвать неплохое запрещенное заклинание, но нет. Она выше всего этого и сможет обойтись без подобных заклинаний. – Конфринго! – предпринимает она еще одну попытку, направляя палочку на здание, рядом с которым находился один из Пожирателей. Желание, чтобы его похоронило под кирпичами было так велико, что заклинание вышло достаточно мощным. По крайней мере, ей так казалось.
Не известно еще кому повезло больше: ей или же Фабиану, который стоял неподвижно, как статуя. Мерлин, а ведь они только начали думать, что преимущество на их стороне. И вот уже столько потерь. Кто-то приходил в себя после непростительного заклинания, кто-то тушил мантию, кто-то старался помочь пострадавшим. Алиса аппарирует ближе к Пруэтту – необходимо было привести в порядок члена Ордена, поскольку он был достаточно сильным волшебником и хотелось бы видеть его в бою. Оказавшись рядом с ним, она невольно становится за волшебником, чтобы видеть, что происходит вокруг, да и, если понадобится, отразить атаку. Единственное заклинание, которое приходит в голову и которое, вполне вероятно, должно помочь вернуть Пруэтта из этого состояния. – Фините инкантатем! – уверенно произносит она, надеясь, что все получится. Но не может же быть все слаженно и спокойно, нет. Не когда имеешь дело с Пожирателями. Стоило ей выглянуть из-за плеча своеобразной статуи, коей был рыжий волшебник, как первое, что она видит – это Фрэнка, в которого летит запрещенное заклинание. – Нет! – кричит девушка, но, естественно, понимает, что никакого толку от этого нет. Равно как и от того, чтобы бежать к нему, ведь кто знает, что именно прикажут ему делать эти гады. Мерлин, дай нам сил противостоять этому безумству. – думает она, свежим взглядом оценивая импровизированное поле боя.

+6

18

Фрэнку было стыдно перед самим собой  за то, что он не в состоянии защитить свою жену, а уж про себя о вовсе стоит молчать. Он всегда сражался до последнего, но сейчас понимал, что силы его покидают, а он не усмотрел за женой и ее ранили. Точнее, он просто был слишком далеко. Какой-то Пожиратель закинул его на крышу паба и просто так оттуда не слезешь. Есть вероятность переломать себе все конечности. Он мечется по крыше, высматривая, как ему слезть оттуда. Подстегивает его то, что девушки до сих пор не вышли на улицу, оба Пруэтта вне игры, а внизу осталась одна Алиса против стольких Пожирателей, - да благослови меня Мерлин, - шепчет он сам себе и свешивается вниз, прямо напротив двери. До земли около метра. Но времени на раздумья нет. И он прыгает вниз, вроде как обычно приземлившись. Он ногой открывает дверь "Трех Метел", - Нам нужна любая помощь, скорее, - поторапливает Райли и Хелену аврор, - Все очень плохо, - И Фрэнк бросается к Алисе, хотя давно уже должен был сделать это, - С тобой все в порядке? - он смотрит на рану. Вроде бы не такая серьезная, но все равно, - Возвращайся в штаб, скорее! - Он считает, что Алисе теперь не место на поле боя. Но когда она его слушала? Всегда поступает по-своему. И, наверное, за это он ее безумно любит и ценит.
- Инсендио, - волшебник выпускает заклинание в Эйвери и поджигает его мантию. Но она почти сразу тухнет, потому что заклинание было слишком слабым, - Дементор его побери, - проносится в голове у Фрэнка. Ему кажется, что они начинают проигрывать. Пожиратели смерти в своем большинстве и им удается наносить все больше и больше урона. С каждым разом использовать чары становится все тяжелее, - Хелена, Райли, ну где же вы? Мерлин, помоги нам... - Он молится, потому что не знает, что еще сделать. Даже когда он встретился с Темным Лордом лицом к лицу, кажется, было не так страшно. А может, это ему только кажется. Ведь, кажется, это было так давно. Но всегда эти нападения, как в первый раз, когда не знаешь, чем все закончится, кто выживет. И ты рискуешь каждый раз, когда на следующий день все может закончится. Сейчас не было уверенности в завтрашнем дне. И кто знает, сколько это все продлится? Война идет уже так давно. Фрэнк даже не знал, когда официально все началось. Он еще учился в Хогвартсе. И, если честно, никогда не представлял, что окажется в эпицентре сражений и от его действий будет зависеть судьба не только членов Ордена, не только волшебников, но и простых магглов, которые не подозревают о том, какие ужасы скрыты от их глаз.
- Депулсо, - Лонгботтом направляет палочку на Блетчли и его сильно отталкивает назад. Он готов использовать еще одни чары, чтобы обезоружить противника, но резко аврор понимает, что не может контролировать свои действия. У него в голове словно появился голос, который приказывает ему, что необходимо делать. И не получалось сопротивляться. Фрэнк поднимает палочку и дрожащими руками наводит ее на Алису. Губы сами шепчут, - Круцио, - Хотя в голове он пытался остановить себя, - Нет, Фрэнк, не делай этого, не надо, Фрэнк! - Ужасно было понимать, что он сделает больно Алисе, хотя не хочет этого больше всего на свете. Он готов был умереть, только бы заклинание не сработало. Но нет. Из его палочки вырывается красный луч и попадает в жену. На его глазах наворачиваются слезы, когда он понимает, что сотворил, - Нет, нет, нет... - Но он не может сдвинуться с места и так же стоит с поднятой палочкой. Голос говорит ему нападать на своих. И Пруэтт, который освободился от действия заклинания, наконец-то был в строю. Он кидается к аврору и пытается его остановить. Трясет за плечи, но в глазах волшебника все, как в тумане, - Фрэнк, что ты наделал! - Он был шокирован происходящим и не знал, что сделать. Он просто отбирает палочку из его рук и бежит к Алисе. После действия непростительных чар, помощь нужна ей больше, чем кому-либо.
- Алиса, ты в порядке? - Фабиан присаживается на колени рядом с девушкой, - Нам нужно уходить, прямо сейчас, - Волшебник надеется, что она его послушает, - Если мы сегодня хотим остаться в живых, то самое время уйти, - Все, кто хотел покинуть Хогсмид, уже это сделали и Пожирателям больше некого убивать. Все, что можно, и так было разрушено. И как бы не хотелось это признавать, то лучшим решением будет аппарирование куда подальше. А судя по поведению приспешников Темного Лорда, они оставались здесь только потому, что у них были противники, - Умоляю тебя, не упирайся, - И настало время решить, они остаются противостоять врагам или уходят. Но пока не все рядом, а кто здесь, то не в состоянии адекватно мыслить, ответственность легла не плечи Фабиана. И, если честно, Пруэтт понятия не имел, что ему делать.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Алиса
Экспеллиармус - тебе удалось выбить палочку из рук Блетчли. Ему сегодня не особо везет на это заклинание.
Конфринго - не удалось создать чары, увы.
Фините инкантатем - Фабиан снова в движении и готов помогать сражаться.

Хелена и Райли, вы выбегаете на улицу и видите, как Фрэнк использует Круцио на жене. Фабиан настаивает на том, что нужно убираться, но вы не можете просто так отступиться. Защищайте Алису, ведь теперь нет времени на то, чтобы уводить ее в укрытие. Так же обратите внимание на Блетчли, который сейчас безоружен и легко можно схватить и вывести из строя.

+6

19

Райли довольно улыбнулась, когда одно из ее заклинаний попало в цель. Она то знала, что это чертовски больно, вот так впечататься хребтом в кирпичную стенку. Какое-то заклинание пролетело слишком близко от нее, но Райли не обратила внимания, чтобы не переставать атаковать и защищаться. Она периодически косилась через плечо, чтобы убедиться, что Хелену и Гидеона ничем не задело. Все таки, Деверилл обожала свою работу. Во-первых, ей нравится делать хоть что-то хорошее, а во-вторых, в такие вот моменты она ощущала себя по-настоящему живой. Оно было и видно, если обратить внимание, можно заметить, что ее лицо – застывшее выражение сосредоточенности, ледяной злобы и какого-то удовольствия, которое заставляет уголки губ изгибаться в улыбке. Райли выпустила последнее заклинание, прежде чем спиной уперлась в стену. Нащупав ручку, она открыла дверь и проскользнула внутрь. Нужно было убедиться, что в пабе все нормально и что Пруэтт будет в порядке.
- Гидеон, хватит верещать как непонятно что. – Райли быстро осмотрела периметр и, приоткрыв дверь, выглянула наружу. Надо возвращаться, и быстро. – Я вижу, что им нужна помочь и чем быстрее ты перестанешь кудахтать, тем быстрее мы с Хеленой вернемся помогать нашим. – Но Гидеон упрямый, и обвинять его в этом для Райли было бы верхом лицемерия. Будь она на его месте, уже бы нашла способ вырваться и кинуться в гущу событий, не обращая внимания ни на кого вокруг. Она переградила выход из паба, и в этот момент Пруэтт просто свалился к ее ногам. Райли с состраданием посмотрела на валяющегося на полу волшебника. – Круто сработано, я уже сама хотела его обездвижеть. – Деверилл дотронулась до лба Гидеона. – Небольшая температура еще никого не убила, очухается и будет как огурчик. – Она и сама несколько раз попадала под непростительное. Сложнее всего забыть эту агонию, а она так въедается в память, что ее хрен оттуда вытуришь. Но ничего невозможного нет, и со временем боль забывается.

- Так, все, заканчиваем прохлаждаться. – Сказала она и, развернувшись, пинком открыла дверь. На ходу выпустила пару заклинаний, особо не целясь и уклонилась от вражеского. – Ух, это было близко. – Райли заметила, что кирпичи за ней почернели в том месте, куда угодило проклятие. Она аппарировала на пару метров в сторону и увидела, что Лонгботтом совсем спятил. К сожалению, она такое видела не в первый раз. Сама под империус не попадала, но видела тех, кто попадал. – Который из них использовал империус? Его надо вывести из строя и быстро. – Другого способа она не знала, разве что некоторые могут сами воспротивиться действию заклятия, но это – редкость. Ну или если кастер решит отпустить свою жертву. В аврорате ненавидели империус, потому что все поголовно им прикрывались. «Это не я, это все империус», вечная отмазка, которая доставляет уйму хлопот. Раздумывать времени не было, Деверилл аппарировала еще раз, на этот раз оказавшись рядом с Алисой. – Она в порядке? – Спросила Райли, не оторвав взгляда от одного из Пожирателей. – Confringo! – Вспышка, созданная заклинанием отразилась в ее глазах. Не дожидаясь, сработало или нет, она следом отправила следующее: - Incarcerous. – Она ненавидела Пожирателей настолько сильно, насколько вообще могла. За то, что нападали на магглов и обычных волшебников, за то, что прятались за масками и за то, что, скорее всего, некоторых из них уже встречала прежде. Они убивали ее друзей, а в обычное время, может, здоровались с ней в Министерстве или в Косом Переулке, а может даже учились на одном потоке. Но вычислить их было не так просто, и это всегда раздражало.
- Сбежать, поджав хвост? Спятил? – Райли злобно процедила сквозь зубы. Не привыкла она отступать и тем более сбегать от драки. – Можешь остаться на месте и сражаться, или иди спасай свою шкуру. Решай быстрее, а я свой аврорский значок позорить не стану. – Деверилл всегда стоит до последнего, и это знали все.  Исключения, конечно были, к примеру, когда все становилось совсем паршиво и командующий аврор приказывал сворачивать лавочку, но сейчас сдаваться было рано. У них был шанс одержать вверх, и она это видела. Рука, сжимающая палочку, побелела от напряжения. Хогсмид был неузнаваем. Райли всегда любила это место, и позволить Пожирателям уйти безнаказанными считала неприемлемым. Выбитые окна, покореженные после заварушки здания можно было починить, но люди еще долго не забудут, что здесь произошло. Черт, да это как если бы Пожиратели напали на сам Хогвартс! – Everte Statum. – Произнося заклинание, она рассекла палочкой воздух, выводя заученные движения. Деверилл всегда давались боевые заклинания, ну и те, которые казались самыми интересными. Зато бытовые – это до сих пор адская мука.

+6

20

Наблюдая за Гидеоном, которого откровенно колбасило, Хелена вновь захотела сказать ему "спасибо". За то, что спас, за то, что пострадал сам. Она искренне хотела хоть как-то помочь волшебнику, но Мадам Розмерта уже взяла эту обязанность на себя, а Райли обнадежила словами, что с Пруэттом все будет хорошо. Но радоваться было рано. Через разбитое окно Бэгнольд видела, как застыл Фабиан, как упала Алиса, как куда-то исчез Фрэнк, вскоре, слава Мерлину, появившийся. И поняла. Бой еще не закончен. Ей просто дали передышку. Она выпила бы сейчас, что придать себе решимости, но не было чертового времени, поэтому она с улыбкой кивнула Розмерте и Гидеону и выбежала на улицу, обрезав по пути об осколок стекла ладонь. Но девушка не обратила на это внимание. Были вещи важнее, намного важнее. Например то, с какого фига Фрэнк использует Круциатус на собственной жене?!
- Ты одурел, Лонгботтом! - крик Хелены услышали, наверное,  и ученики в Хогвартсе, и кентавры в Запретном Лесу, и русалки в Черном Озере. Она кинулась было оттащить Фрэнка от Алисы, но в ту же секунды отпрыгнула на полметра, едва не схлопотав заклинание, и привычно выбросила окрававленную ладонь с палочкой вперед.
Кру... - губы девушки не смогли прошептать заветное Круциатус. Да, опьяненная битвой, разъяренная ранениями друзей, Фрэнком, попавшим под Империус, она действительно хотела причинить боль мразям в масках. Хотела, черт возьми, но... не смогла. В душе что-то шевельнулось, голос, одновремнно похожий на голос мамы, Энид, тети прошептал ей ты не такая, Хелена, не надо. не уподобляйся им. ты на другой стороне баррикад.И девушка сдалась, и посиневшие от холода губы произнесли не мучительное заклятие, а боевое:
Экспеллиармус! Мимбл Вимбл!
Бэгнольд обернулась, желая увидеть Фабиана и Райли, но вдруг сообразила, что одна, а Пруэтт и Деверилл сидят около Алисы и (молодцы, нашли время!) о чем-то спорят. Она аппарирует к друзьям и орет им все тем же благим матом:
- У нас, если кто забыл.
Девушка осекается и напряженно вслушивается в их спор, хмуря брови. Она не знает, что ей делать. Да, Фабиан прав, что надо уходить. Алиса и Фрэнк сражаться не могут, в полуразрушенных "Трех метлах" укрываются раненый Гидеон, Розмерта и двое мирных человек , никоим образом не подготовленных для видения боевых действий, драться могут только она и Райли. Надо уходить. Но... но разве мыслимо бросить Деверилл одну, опозорить звание будущего аврора, опозорить факультет смельчаков и сбежать? Нет, это невозможно! Но ребята... Но Райли... Черт возьми! Моргана! Мерлин! Что же делать?!
Хотя... Кажется, она пришла к верному выводу. Бэгнольд задумчиво смотрит на кровь, капающую с ладони, вытирает о брюки, ибо все равно черные. Провела языком по пересохшим губам, собралась с духом и холодно сказала.
- Фабиан, если ты хочешь уйти, то уходи. Только... забери ребят, отправь их в Мунго, хорошо? И... и позови помощь. Не важно кого. Аврорат, Орден, народное ополчение, но хоть кого-нибудь, ето способен драться. Я не могу бросить Райли, мы постараемся выстоять

Отредактировано Helena Bagnold (2018-05-11 17:28:23)

+7


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » GRINGOTTS WIZARD BANK » [30.10.1979] blackest hour