Frank LongbottomAoife Burke
19.08.2018 Нам полгода! Ура, принимаем поздравления! Так же объявляем упрощенный прием для целителей Мунго до 04.09, и приглашаем ознакомиться с обновлениями в матчасти касательно Дурмстранга.
13.08.2018 Поздравляем Элая здесь. С днем рождения, дружище!
06.08.2018 Упрощенный прием для авроров!
23.07.2018 Обновления! Подробнее обо всем можно узнать здесь.
19.07.2018 Упрощенный прием для студентов и выпускников Гриффиндора!
06.07.2018 Упрощенный прием для студентов и выпускников Хаффлпаффа!
27.06.2018 Открыт набор аж в три новых квеста! Немного подробнее о них здесь.
19.06.2018 Новая акция и упрощенный прием для выпускников и учеников Рейвенкло!
04.06.2018 Перевод времени и упрощенный прием для всех преподавателей!
01.06.2018 С первым днем лета! А у нас новости и очередные плюшки. Просим всех сюда. Так же всем игрокам в обязательном порядке необходимо в течении двух недель отметиться здесь, если их персонажи в школьное время были старостами или состояли в команде по квиддичу.
01 november — 31 december 1979
Эван редко просил о помощи. Всегда решал свои проблемы сам, потому что знал, что у него есть на это силы и ресурсы. Да и это всегда казалось ему проявлением слабости... Читать далее

Daily Prophet: Fear of the Dark

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » GRINGOTTS WIZARD BANK » [30.10.1979] blackest hour


[30.10.1979] blackest hour

Сообщений 21 страница 30 из 30

1

http://s5.uploads.ru/cx5Mb.gif
Т Р И Д Ц А Т О Е  О К Т Я Б Р Я  1 9 7 9 ,  Х О Г С М И Д

- И Гриффиндор получает еще десять очков! -   трибуны разрываются от восторженных возгласов, наблюдая за матчем Слизерин-Гриффиндор, где красный факультет был на тридцать очков впереди. Ловцы обеих команд были очень близки к снитчу, и игра могла в любой момент закончится. Поимка золотого мячика завершит игру и принесет победу тому факультету, который первым до него доберется.
К недовольству всех на трибунах и на поле, громкий голос директора Дамблдора сообщает о том, что матч прерван, - Уважаемые студенты, к сожалению мы вынуждены прервать матч. Проследуйте за своими деканами и старостами в гостиные ваших факультетов, - на удивление он был спокоен, словно ничего и не произошло.
Сбившись в кучки, студенты начали покидать стадион, перешептываясь между собой:
- Что произошло? Никогда еще не останавливали матчи. Их потом доигрывают? - спрашивает третьекурсник в красно-желтом шарфе с изображением льва на мантии, - Понятия не имею, но мне страшно, - отвечает студентка Рейвенкло, которая шла сразу позади. С самого стадиона и до массивных дверей школы в воздухе витали бурные обсуждения того, что же могло случится.
А тем временем небо становилось чуть ли не черным, а над Хогсмидом появился череп, изо рта которого выползала змея. Ужасающие возгласы вырывались чуть ли не из каждого обитателя Хогвартса. И все понимали, что на деревню напали Пожиратели Смерти. И только у дурака не вздрогнуло сердце.

ПРАВИЛА УЧАСТИЯ В КВЕСТЕ И ОФОРМЛЕНИЯ ПОСТОВ

1. Дабы сделать квест интереснее и более непредсказуемым, итоги заклинаний будут определяться случайным методом и результат будет прописан в течении суток в конце поста участника.
2. Помните, что он Ваших действий зависит судьба персонажа и стоит хорошенько обдумывать свои шаги.
3. В первом посте должны обязательно присутствовать краткое описание внешнего вида и инвентаря в свободной форме.
4. При наличии НПС-персонажей, дайте им краткое описание в начале или конце поста под спойлером.
6. Срок ответа - 3 полных дня.
5. Если у Вас не получается отписаться в срок, то обязательно предупреждайте об этом АМС. Мы понимаем, что у всех могут случиться форс-мажоры, но надеемся на Ваше понимание. Ведь все это делается для того, чтобы в первую очередь было интересно игрокам.
6. Речь персонажа выделяется жирным, мысли выделяются курсивом, речь других персонажей подчеркивается. Посты пишутся только от третьего лица.

ОЧЕРЕДНОСТЬ
MERLIN, RILEY DEVERILL, FRANK LONGBOTTOM, ALICE LONGBOTTOM, HELENA BAGNOLD, EVAN ROSIER, NATHANIEL MULCIBER

+6

21

Больше всего Эван ненавидел, когда противник понимал, что сейчас все закончится, но при этом не мог угомониться. Когда они с Нейтом убивали магглом, все было намного проще. Они кричали, пытались убегать, умоляли о пощаде, но сдавались и можно было легко завершить начатое дело. С аврорами, как и с членами Ордена Феникса все всегда было намного сложнее. Они готовы были проглотить свою боль и стоять до конца. С одной стороны, это всегда впечатляло, но сейчас не вызывало ничего, кроме сильного раздражения. Розье порядком подустал, остальные тоже не в лучшей форме, но это не повод сдаваться. По крайней мере волшебник пока абсолютно не видел в этом резона. У них было ясное преимущество. А то, что Мальсибер захватил контроль над одним из них, было только на пользу и делало их еще сильнее. Ведь Пожиратели могли делать грязную работу чужими руками. Но на самом деле, Эван бы не отказался самолично помучить волшебницу, которой досталось. Выпускнику Слизерина нравилось делать все своей палочкой, вкладывать в заклинание всю злость и ярость, которая в нем накопилась. Для мага чужие муки были сущим удовольствием. Как же ласкают слух чужие крики. Наверное, это самое прекрасное, что доводилось ему слышать в своей жизни. Если бы ваш мозг был устроен точно так же, как у него, то определенно бы получилось оценить то, что доставляет ему удовольствие.
- Хватит терять палочку, - он чуть ли не орет на Блетчли. Это нужно быть таким неудачником, чтобы не суметь защитится от почти всех заклинаний, которые только летели в него. Розье даже начинало казаться, что его, так сказать, коллега, не попадал только под чары, которые были направлены аккурат мимо него. Сегодня Блетчли не играет им на руку. И с этим срочно нужно что-то делать, - Нам лучше будет без тебя! - Прямой намек на то, что волшебнику сделать ноги, пока их не поймали из-за него, - Я справлюсь, - Пожиратель падает на землю и начинает медленно ползти к палочке, пока прямо над его головой происходит что-то, напоминающее фейерверки, - Чертовы прихвостни Дамблдора, - Бурчит от себе под нос, - Темный Лорд будет мной недоволен, - Он чувствует себя униженным от того, что приходится пробираться за палочкой сквозь грязь. Но умирать не хотелось, ровным счетом так же, как и не хотелось расстраивать Темного Лорда. Волшебник прекрасно понимал, что не самый лучший, талантливый и смелый, но все равно служил настолько хорошо, насколько ему это удавалось. И хоть он редко был в первых рядах, никогда не оступался от высшей цели, которая была у Волдеморта, которого маг уважал больше всего на свете. Блетчли был готов ради него на все. В буквальном смысле слова. И все было бы отлично, если бы его не отбросило назад и он не ударился головой о землю. В глазах медленно начинает темнеть, но он изо всех сил пытается не потерять сознание.
- Черт, они вернулись, - Эйвери кивает на девушек, выбежавших из паба. У Ордена подкрепление и это определенно не радует, - Мальсибер, кончай с теми голубками, - он кивает на волшебника, который был под действием "Империо", - Она, конечно, здорово кричит, но нам нужно или кончать с ними или сваливать. Уверен, что сейчас тут будет толпа авроров, - Эйвери всегда мыслил рационально, но он не уйдет, если останутся остальные. Он - командный игрок. Да и все прекрасно понимают, что вместе они намного мощнее, что по отдельности, - Агрх, - взвывает Розье, когда его скрутили длинные веревки, - Помогите, - шипит он. Его сжало настолько сильно, что он не способен был двигаться, - Скорее освободите меня! - он сходит с ума и пытается использовать силу, чтобы разорвать оковы. Но они созданы магией и это, наверное, просто невозможно, - Нет! - Эйвери отбрасывает назад и оН стонет от боли после того, как упал на землю. Еще несколько таких падений и спину придется лечить в Мунго, - Палочка! - Из рук Розье вылетает палочка и он полностью бесполезен, пока ему не помогут, - Эй, нам нужно кого-то их них спасти, -Эйвери кивает Мальсиберу, - Протего, - Выкрикивает он, отражая заклинание, отправленное в него. Теперь маг на сто процентов уверен, что еще несколько выпадов и стоит убираться отсюда, - Круцио, - отправляет маг заклинание в одну из девушек, - Я хочу кого-нибудь убить, - в глазах Пожирателя загорается огонь, - Пора кончать со всеми ними, пока мы еще целы, - Это не совсем так, но все их ранения - сущий пустяк по сравнению с тем, что они хотят сделать с членами Ордена Феникса. Но, в общем-то, их работа здесь по большей мере закончена. Они устроили в Хогсмиде хаос, оставили Черную Метку. Если до Дамблдора не дойдет, что Темный Лорд ни перед чем не остановится, то он старый дурак, которому уже давно пора на пенсию, доживать свои годы в гордом одиночестве.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Райли
Конфринго - Чары были очень мощные, но мимо. В такой-то суматохе нелегко сосредоточиться и попасть в цель.
Инканцеро - путы обездвижели Розье. Прекрасная работа!
Эверте Статум - Блетчли обездвижен и обезоружен. А еще почти потерял сознание. Лакомый кусочек для Азкабана.

Хелена
Экспеллиармус - Розье скован и без палочки. Противников становится все меньше!
Мимбл Вимбл - Увы, Эйвери отразил заклинание.

Натаниэль, теперь перед тобой и Эйвери стоит выбор: освободить Розье или помочь Блетчли, который не способен себя защитить.

+7

22

Он не испытал особого ликования от того, что его заклинание сработало. Более того, было бы, наверно, очень удивительно, если бы что-то пошло не так. Уж что-что, а запретные заклинания требовали определенных эмоций, которые в Мальсибере всегда преобладали. Да, всякие простые заклинания периодически давали осечки, но та ужасная тройка заклинаний – никогда. Вот оно – преимущество перед этой шайкой волшебников, которые, кажется, имени своего боятся. Впрочем, стоило признать, что некоторые из них слишком рьяно развались в бой. Некоторые лица даже были ему знакомы, как например тот волшебник, на которого он только что наложил заклинание Империо. И та, против кого сейчас этот несчастный будет накладывать круцио. О, это будет невероятно весело. По идее, аврор еще должен спасибо ему сказать, ведь без помощи Нейта, вряд ли у того хватило смелости хоть на кого-нибудь наложить непростительной заклинание.
- Используй Круцио против той, что сейчас помогает одному из ваших. – с усмешкой на губах говорит волшебник и не без удовольствия наблюдает за происходящим. Да, все это становится куда интереснее. Ох, как же она кричит, пожалуй, он мог бы слышать это вечность. И не важно, что крики магглов ему нравились куда сильнее, было во всем этом что-то вдохновляющее на новые свершения против их рода. И тут он вспоминает, где видел этих двоих. Точно, они же представители чистокровных семей. Мерлин, и как они могут защищать интересы Дамблдора, а не того, кто хочет только лучшего для их мира, для поддержания чистоты крови. Что ж, им от этого только хуже. Вряд ли Лорд простит предателей крови, когда придет к власти над магической Британией, а в последствии, и всем миров. У Натаниэля не было никаких сомнения относительно того, что Лорд добьется этого.
Все шло достаточно неплохо пока один из авроров, который тоже уже был немного потрепан, не отобрал у его марионетки волшебную палочку. Чертовы орденцы. И куда смотрят его братья по разуму? Почему не помогли, ведь многое можно было сделать чужими руками. Ну и, самое главное, Нейт еще не успел наиграться. Да, такой себе аргумент, но почему бы и нет? Их цель – нанести вред как жителям Хогсмида, так и аврорам и уж тем более членам Ордена Феникса. Но нет, едва волшебник остается без палочки, действие заклинания прекращается и вот уже рядом с девушкой собираются ее коллеги в надежде помочь. Сам того не замечая, Мальсибер фыркает от отвращения.
- Депулсо! – направляет заклинание Нейт в одну из девушек, стоящих рядом с той, которая испытала на себе запрещено заклинание. – Сектусемра! – кидает он в другую. Конечно, у них и без того есть чем заняться, но почему бы не подкинуть еще проблем? Кроме того, ему необходимо было помочь Розье, который на данный момент немного выбыл из битвы. Даже Пожиратели могут быть сопереживающими, особенно, если у них такие отношения, как у Мальсибера с Розье, ведь они были практически как братья. Должно быть, именно поэтому у него не было сомнений кому помогать: Эвану или Блетчли. – Помоги мне! – бросает он Эйвери и подбегает к Эвану. – Сейчас мы тебя освободим, дружище. – серьезно говорит он и поочередно с приятелем они накладывают одно и то же заклинание. – Фините инкантатем.
- Что будем делать с ним? – бросает Эйвери в сторону обездвиженного Блетчли. – Мы не можем спасти всех. – отвечает ему Нейт. Его в принципе не особо заботила судьба Пожирателя, он куда сильнее переживал за свою шкуру, впрочем, в этом не было ничего удивительного. – Можем уходить, мы и так нанесли значительный урон. Думаю, Лорд будет доволен. – произносит волшебник, слегка улыбаясь. Он готов аппарировать в любой момент, дабы доложить обо всем Темному Лорду.

+6

23

Послушав остальных, Фабиан понял, что не отступит. Ведь на самом деле он же не какой-то трус. Он - смелый волшебник, который никогда не отступал. И что пошло не так? Наверное то, что произошло с братом, его слегка подкосило и он начал колебаться. Но слова орденцев подняли в нем боевой дух, и он, крепко сжав палочку, был готов сражаться
- Я с вами до конца, - твердо говорит он, - Импедимента, - направляет волшебник палочку на волшебника, который приказал Фрэнку пытать Алису. Пруэтт чувствует, как лбу выступают капельки пота. Он не знает, как остановить Лонгботтома, а от этого становится только хуже. Маг старается не терять концентрацию и самообладание. И лучшим решением в данный момент он считает "заботу" о  Пожирателе, который слаб и не может дать отпора.
- Локомотор, - Он поднимает его в воздух и перемещает ближе к пабу, - Я разберусь с ним и доставлю его в Министерство. Вы справитесь? - спрашивает он у девушек, хотя он прекрасно знает, что они ответят. Он намного сильнее, чем может показаться на первый взгляд.
Сам же волшебник не отстает от живого объекта в воздухе, ибо хочет все контролировать. А еще он уверен, что тот слуга Волдеморта сегодня больше никому не сможет навредить, потому что он отправится в Азкабан. Фабиан дал себе слово. Тем более это, кажется, был тот самый, кто причинил боль его брату. Пруэтт опускает тело на землю и смотрит на Пожирателя сверху вниз. Так хочется взять и убить его прямо на месте. Но он не такой. Он поклялся защищать магический мир и нарушит свое слово, если не сможет себя сдержать. Ведь тогда он будет не лучше, чем прихвостни Темного Лорда. Только это и помогло ему сдержаться от глупых поступков.
Волшебник кидает взгляд на своих друзей и кладет руку на мужчину. Он почти мгновенно исчезает. И от него не осталось никаких следов. Орденцам оставалось только надеяться на то, что он не совершит глупостей и передаст Пожирателя прямо в руки к Скримджеру. Но авроры на поле боя слишком были заняты противостоянием и, возможно, не сразу заметили пропажу одного из своих.
Только с начала этой битвы на улицах Хогсмида вывели уже двух бойцов, состоящих в Ордене Феникса. И не смотря на их количественный перевес, они проигрывали. Или нет? Но Фабиан считал, что такие потери нельзя считать победными.


Конечно же, Эйвери не сильно нравилась идея бросать Блетчли здесь. Но перед ними с Мальсибером стоял выбор. Натаниэль сделал первый шаг, освободив тем самым волшебника от гипотетических мук совести, которые ему совершенно не присущи, - Вставай, - Он помогает Розье подняться, наобум бросая заклинания в девушек, - Авада Кедавра, - Не сдерживается Эйвери и посылает заклинание в орденцев, но зеленый луч ни в кого не угодил, - Я согласен, потому что нас мало, - я не ясно было, в состоянии ли сражаться Розье - Протего, - Волшебник выбирает тактику защиты, потому что сражаться, когда у тебя под рукой слегка побитый врагами волшебник - не слишком уж и просто, - Как бы сильно мне не хотелось расправиться с ними, я думаю, что нам лучше аппарировать.
Эйвери колеблется, ведь это решение может вызвать к нему недоверие, мол он слаб и не смог продержаться до конца. Но среди них все, за исключением Блетчли не сильно рвались подставлять свою шкуру. Делать все для Темного Лорда и умирать для него - совершенно разные вещи. Да и он, определенно, будет не слишком доволен. А может и все прошло как нужно. Он уже вообще ничего не понимал.
- Нет! - кричит маг, когда видит, что один из авроров аппарирует вместе с Блетчли, - Он же нас всех выдаст! - Конечно же, Эйвери сомневался во всех и каждом. А в нем - тем более, - Я не собираюсь сегодня отравляться в Азкабан, - Рычит он, - Или мы прямо сейчас уходим, или я валю отсюда один, - Лучше спасти свою шкуру, чем до конца жизни сидеть в Азкабане. Пусть Розье и Мальсибер делаю, что угодно, а он лучше получит наказание от Темного Лорда. Это меньшее из двух зол.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Натаниэль
Депулсо, - заклинание слегка оттолкнуло Хелену, но она все еще в строю.
Секстусемпра - тебе удалось ранить Райли в плечо. И довольно сильно. Но это же ей не в первой?
Фините Инкатем - Розье свободен! Ура!

ВНИМАНИЕ! ЭТО ПОСЛЕДНИЙ КРУГ. РАССЧИТЫВАЙТЕ ТАК, ЧТО В КОНЦЕ ЭТОГО КРУГА ВАМ НУЖНО БУДЕТ АППАРИРОВАТЬ.
ТАК ЖЕ УБЕДИТЕЛЬНАЯ ПРОСЬБА ОЗНАКОМИТЬСЯ С ИЗМЕНЕНИЯМИ В ОЧЕРЕДНОСТИ НАПИСАНИЯ ПОСТОВ В ШАПКЕ ТЕМЫ


Хелена, Райли,
конечно, покидать поле боя не хочется, особенно, когда битва не выиграна, но Райли и Алиса ранены. Деверилл может отключиться в любой момент из-за потери крови. Фрэнк все еще не сильно в состоянии помогать. Аппарировать в Мунго - лучшее решение, которое вы можете принять сейчас. Или нет?

+6

24

В словаре Райли не существовало слова «сдаться». Она башкой о стену расшибется, но поставленную задачу выполнит. Плюс такой исполнительности - большое число арестов. Минус - слишком частые попадания в больницу святого Мунго. А там ее брат каждый раз заводит одну и ту же пластинку. «Надо быть осторожнее, блаблабла». Как будто она специально лезет под заклятия. Конечно же нет, но если цель оправдывала вероятные последствия, сидеть на жопе ровно она не собиралась. Вот и сейчас, она же прекрасно видела, что один из Пожирателей явно тупит, и это им на руку. Слаженная и эффективная атака могла по сути позволить орденцам выиграть и выгнать прихвостней Волдеморта из Хогсмида. И это - ее прямая обязанность. Не только как члена Ордена, но и как аврора. Эти две вещи только дополняли друг друга. Цель же была одна - положить конец террору Волдеморта. Иногда зачала казалась невыполнимой. На каждого задержанного или убитого Пожирателя приходились еще двое, свирепее и беспощаднее предыдущих. На этом фоне и авроры становились более грозными, приходилось отодвигать мораль на задний план. - Не постараемся, а выстоим. - Райли заверила стажера. Во-первых, потому-что упасть духом значило заведомо проиграть, ну а во-вторых, сдаваться, пока еще был шанс, не в ее стиле. К тому же, выслушивать выговор на очередном собрании авроров не хотелось. Почти каждый раз все сводилось к простому вопросу «где результаты?». Встречный вопрос Райли «а где авроры?» начальство не оценило. Она не раз и не два поднимала вопрос об упрощении принятия стажеров, чтобы увеличить численность, но все без толку. Причина крылась в бюрократии или в чем-то еще, но факт оставался фактом. Авроров было недостаточно, даже вместе с хит визардами сил было, мягко говоря, маловато. - Мы продержимся сколько сможем. Сдай этого в Министерство и отправь к нам ребят. - Оставалось только давать отпор и ждать подмоги. Пришлось сменить тактику и глубже уйти в защиту. По сути их оставалось только двое, и Хелена - стажер. Полноправный член Ордена, но это не отменяло факта, что в случае чего шапка полетит именно с головы Райли. Нужно было выиграть время до прибытия авроров, хит визардов, или кого там позовет Фабиан. - Надо попытаться из оттеснить. Не давай этим клоунам разбредаться. Проще держать оборону, когда они все в одном месте. - Она крикнула Хелене и отразила летящее в нее заклинание. Следом Райли отправила обезоруживающее, но промахнулась. А отраженное взрывное заклинание влетело в стену и осколки кирпичей разлетелись в разные стороны. Деверилл мысленно взвесила все за и против и приняла решение, что сейчас ситуация стала крайне опасной и церемониться больше нельзя. Ей не впервой использовать непростительные. Конечно, то крайняя мера, и ситуации, в которых Райли приходилось прибегать к таким крайностям, можно было сосчитать на пальцах одной руки. И каждый раз она чувствовала себя паршивее некуда. Ну а куда деваться? Это ведь как с ножом переть на человека с пистолетом. Противостоять можно, но не всегда. Да и эффективности намного меньше. Она помедлила, но потом подняла палочку: - Авада... - Закончить заклинание не удалось, плечо пронзила резкая и уже знакомая боль. Не нужно было смотреть, чтобы понимать, что оттуда хлещет кровь и очень сильно. Она стиснула зубы и чудом не выронила палочку из поврежденной руки. Пришлось перехватить ее целой. Дерево уже было скользким и липким от крови. Райли прошептала короткое заклинание и приложила кончик палочки к ране. Одежда начала дымиться, а плечо как будто пронзило раскаленным железом. В воздухе резко запахло паленым, но другого способа ненадолго приостановить кровотечение она не знала. Деверилл дышала быстро, борясь с болью. - Все, сворачиваемся. - Было пора признать поражение. Скоро сила заклятия пробьется через прижженную рану, и даже если она купила себе достаточно времени, сражаться левой рукой было сложнее. И давать Бэгнольд взять огонь на себя было неправильно. - Аппарировать можешь? - Она выставила щит, чтобы отразить заклинание, затем кинула в сторону пожирателей парочку своих: - Stupefy! Bombarda maxima!
- Забирай наших отсюда и отправляйся в Мунго. Я отправлю людей из паба в безопасное место, потом заберу Пруэтта и встретимся там. - Райли кинула еще пару взрывных заклинаний в ближайшие к Пожирателям стены, чтобы они ненадолго отвлеклись. Не теряя времени, она аппарировала в Три Метлы. Деверилл выглядела бледной, но от одежды больше не поднимался дымок. Она сгорела вокруг соприкосновения с палочкой, а свежий ожог уже начинал сочиться кровью. - Пора делать ноги. - Райли проконстатировала факт и быстро обшарила глазами помещение в поисках подходящего предмета. Схватив жестяную кружку для пива, поставила ее на пол, направила на нее палочку и произнесла: - Portus. - Первое, что пришло в голову - заброшенный и всеми забытый дом на окраине Кэмдена. Эта часть Лондона далеко от Хогсмида, и от Косого Переулка тоже. Кто знает, вдруг Пожиратели решили разом ударить по обеим точкам. Кружка засветилась голубым светом и снова приняла обычные облик. - Хватайтесь за портал, он ведет в жопу Лондона. Оттуда выберетесь сами, там безопасно. После прибытия порт ключ уничтожить. - Райли уже начинала ощущать слабость. Создание порталов без разрешения перечит закону, но другого варианта она не видела. Позволять им самим эвакуироваться казалось непрофессиональным, и не факт, что Деверилл смогла бы аппарировать их всех разом. - Быстро! - Когда волшебники исчезли из паба, она кинулась к Гидеону, схватила его за плечо и аппарировала в свое наименее любимое место. Если ад существовал, то для Райли он бы выглядел в точности как больница Святого Мунго. Последней ее мыслью перед отправкой было «хоть бы там не было брата».

+6

25

Всего трясет. Лонгботтом падает на колени и смотри на свои ладони, боясь поднять взгляд на Алису. Осознание того, что он причинил боль человеку, которого любит больше всего на свете просто разрывала его на части. Такое с аврором впервые. И поэтому голова отказывалась нормально соображать. Он только и мог делать то, что смотреть в землю. Из глаз начинают течь слезы. Волшебник никогда не плакал на людях, за исключением детства, когда был слишком маленьким, чтобы все это контролировать. А сейчас он перед коллегами, перед соратниками, перед своей женой и врагами сидит и плачет, не в силах контролировать свои действия. Но ему было плевать, кто и что увидит. Пытается восстановить дыхание, когда слышит голос Пруэтта, который отобрал у него палочку. Это было самым верным решением. А если вдруг, пришлось бы, то он даже смог бы понять, если бы маг принял решение сломать артефакт. Этим Пожиратели Смерти и пугали больше всего. Они не понимали, что орденцы не столько бояться боли, сколько не хотят причинять ее другим. А в этой ситуации они вообще поступили подло, заставив пытать Фрэнка свою жену. Не хотелось даже думать о том, в курсе ли они об этом браке. А если те в масках знали об этом, то они чертовы твари, которые не ценят семью и совершенно бесчеловечны. Таким нужно лечить голову в Мунго. Это намного эффективнее, чем заключение в Азкабане. Есть еще шанс сделать из Пожирателей волшебников, которые достойны находиться в этом обществе, не причиняя ему такой летальный вред.
- Алиса… - шепчет Лонгботтом и ползет к ногам жены, - Прости меня… - прекрасно понимает, что в этом случае слова не помогут. Даже думать не хочется, какую боль она испытала. На ее месте должен быть он. Он должен был мучиться и кричать. А сейчас ее заберут в Мунго. И неизвестно, сколько жена там пробудет. Он уже знает, что возьмет отпуск. Плевать, если его не дадут. Да пусть хоть уволят из Министерства Магии, но он не отойдет от Алисы ни на шаг. Когда они поженились, в его клятве были такие слова «Буду с тобой рядом и горе, и в радости».  В их семье наступило горе. Не смертельное, но это не имеет значения.  Но, тем не менее, Лонгботтом будет сидеть в ее палате сутки напролет и молиться Мерлину, чтобы все с ней было хорошо. На данный момент это самое важное для него. Важнее, чем победа над Пожирателями, важнее, чем сохранность Ордена. Возможно, те, у кого никого нет, не поймут его мыслей. Стоит найти того самого человека, чтобы понять, что все остальное совершенно не имеет значения, когда вы вместе. Любовь – страшная сила. Самая страшная во всем мире. И тот счастлив, кому удается ее познать. Аврору удалось. И сейчас перед глазами мелькали все моменты, начиная с их знакомства в Хогвартс-Экспрессе и заканчивая свадьбой. Такое чувство, словно ты проваливаешься в бездну. И это Алиса жива. Не хочется даже думать о том, что станет с ним, если Алиса умрет. У него не будет повода жить.
- Нет, отойди от нее, я сам, - он говорит уверенно, словно уверен в своих действиях. Подхватывает ее на руки и целует в лоб, - Все будет хорошо, дорогая, - Он не в силах использовать какие-то заклинания и вся надежда только на Хелену и Райли. Только они могли сейчас защитить остальных, когда Фабиан разобрался с одним из Пожирателей и аппарировал. Лонгботтом этого не видел. В глазах все плыло. Только вспышки и какие-то глухие звуки доносились до его ушей. Прямо под ногами видит свою палочку, которую, наверняка, кинул Пруэтт. Небрежное отношение к «лицу» любого мага, но в той ситуации он не знает, как поступил бы сам, - Родная, нужно вызвать Патронуса и отправить в Хогвартс, - не отпуская жену с рук, он аккуратно нагибается. Момент явно был очень удачным, потому что  над его головой пролетел зеленый луч смерти, - Экспекто  Патронум, - шепчет он, находясь у земли. Из палочки возникает яркое голубоватое свечение и буквально через мгновение в воздухе появляется четко очерченный барсук – Патронус Фрэнка, - Скажи, что мы проигрываем, - Мысленно говорит он и взмахивает палочкой. Барсук трогается с места и растворяется где-то между зданиями, - Все, а теперь мы отправимся в Мунго, - шепчет он на ухо супруге, сильнее прижимая ее к себе. Но ничего не выходит. Он пытается аппарировать. Только остается на месте. Кажется, он еще не в состоянии. У него не вышло уже в тот момент, когда его закинуло на крышу. А сейчас стало только хуже.
- Хелена, ты должна нас доставить в Мунго. Ты сможешь? – он понимает, как ей тяжело. Райли только что аппарировала и теперь на той, кто всего лишь стажер аврората висело две жизни. А еще и своя в нагрузку. Тяжело уговаривать девушку сделать то, чтобы он сам ни за что в жизни не сделал бы. Да умирай он – все равно бы не сбежал. Но сейчас Алиса была самым главным, - Протего, - взмахивает волшебник, отражая заклинание, которое летело в Хелену, - Поторопись, - умоляет он.
А дальше все как в тумане. Видит перед собой Пожирателей. Так близко и отчетливо. Потом его словно засунули в трубочку и сжали одновременно со всех боков. А ноги и голову схватили в тиски и начали растягивать в разные стороны. Но это было так быстро. А в следующий момент он уже в здании Мунго. Никогда не забудет эти стены, которые всегда так узнаваемы. Алиса все еще у него на руках и дышит, - Ей срочно нужна помощь! - Вопит он, оглядываясь по сторонам. Фрэнк, наверное, выглядел безумно, ведь его глаза были больше чем галлеон самого большого достоинства.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Райли
Бомбарда Максима - тебе удалось устроить небольшой взрыв, который не причинил Пожирателям особого вреда, но сбил их с толку.
Ступефай - мимо.
Алиса, увы, ты не сильно в состоянии что-то сделать. Просто держись!
Хелена, Райли ушла и на тебе ответственность за жизни Лонгботтомов. Пока Пожиратели на пару секунд дезориентированы взрывом - аппарируй как можно быстрее. Если повезет, то еще успеешь отправить в след пару заклинаний.

+5

26

- Не говори ерунды, никуда я не уйду! Это всего-то незначительная царапина! – восклицает аврор, слегка передернув плечом. Такая забота со стороны мужа была приятна, очень, но не на поле боя. Она всегда считала, что необходимо разделять эти два понятия. Дома – да, он может заботливо обработать ей порез, который она получает во время готовки ужина. А на поле боя она такой же боец, как и все они. И бежать с боя получив какое-то незначительное раненье – это глупо. И, должно быть, именно это решение Фрэнк еще долго будет ей припоминать, ведь тогда все могло пойти иначе.
Трудно залезть в голову человека и предугадать его действия. Если бы это было возможно, то, Алиса… впрочем, глупо об этом думать. Да и все равно девушка ничего бы не изменила. Знай она, что сейчас в нее полетит непростительное заклинание, она бы приняла его с гордо поднятой головой. Она не стала бы бежать и подставлять кого-то другого. Кто-то может сказать, что она совсем отбитая, но Лонгботтом понимала, что вполне может пожертвовать собой, дабы защитить близких ей людей. Да, это опрометчиво и невероятно глупо, но ей казалось, что это правильно. Вряд ли муж поддерживает ее подобное отношение к своей собственной жизни, но ведь он сам готов ринуться в бой и подставить самого себя, лишь бы защитить ее и членов Ордена или авроров. Они одного поля ягода, хоть и не совсем довольны теми решениями, которые порой принимают.
Боль была неимоверно сильной. Сначала Алиса старалась держать себя в руках – она крепко стиснула зубы, сжала руки в кулаки, вонзила ногти в кожу, словно ей недостаточно было того, что дарует ей Круцио. Пару секунд спустя она уже прикусывает губу, из последних сил сдерживая крик боли, рвущийся из ее груди. Прошло всего лишь какие-то считанные секунды, ей же казалось, что эта мука длится куда больше. Из глаз невольно потекли слезы и, словно достигнув какого-то неведомого предела, Алиса начинает кричать. Мерлин, как же ей хотелось быть сильной, показать этим монстрам, что ей не страшны их непростительные заклинания, что она сможет их принять, но нет. Она оказалась куда слабее, чем сама думала.
Все закончилось так же внезапно, как и началось. Не понятно откуда, но рядом оказались знакомые лица Фабиана, Хелены и Райли. – Я… - ей хотелось сказать, что с ней все в порядке, что она готова продолжить битву, но девушке не хватило сил для того, чтобы выдавить из себя эти слова. Хотелось лечь и лежать, глядя в серое небо, пока ломота не пройдет, вот только не понятно, сколько на это потребуется времени. Нет, надо прекращать строить из себя неженку и пойти навалять всем Пожирателям, которые остались. Да и, откровенно говоря, разговор, происходящий рядом с ней, несколько напрягал. – Нет, надо.. мы еще можем победить. – говорит Алиса, предпринимая попытку подняться. Безуспешно, к слову. Злость снова давала о себе знать, но в этот раз, злость была направлена на нее саму, не способную взять себя в руки и продолжить то, что они начали. Но уже все было решено. Фабиан с одним из Пожирателем аппарирует, вероятнее всего, в Министерство. Скоро здесь будет куда больше волшебников из вышестоящих органов и Лонгботтом понимает, что все кончилось. Как бы она не хотела сделать еще что-нибудь, можно даже не стараться. Почему бы тогда и не посмотреть на небо? Авроры потихоньку стали аппарировать, а к ней подошел Фрэнк. Мерлин, на него было больно смотреть. Еще никогда, будучи другом, женихом и уже мужем, он не выглядел подобным образом. Он подхватывает Алису на руки, а она обхватывает его шею руками. – Все хорошо. Все хорошо. – шепчет она, прижавшись лбом к его щеке. Она понимала, что в том, что произошло нет его вины. Конечно, боль это ни в коем разе не уменьшило, но все равно, тот, кто причинил ей боль – это тот чертов Пожиратель, а никак не Лонгботтом. Еще будет многое сказано и сделано, особенно между ней и Фрэнком. Им предстоит длинный тернистый путь, финальной точка которого будет самопрощение. Фрэнк должен будет простить себя, ведь против такого заклинания практически ничего нельзя сделать и самобичевание им не поможет. Ну а пока… пока они, не без помощи Хелены, оказались в Мунго и теперь ее, да и самого Фрэнка ждет лечение и хотелось надеяться, что оно не займет много времени, все-таки, Пожиратели не дремлют и, наверняка, быстро восстановят силы.

+4

27

Хелена неожиданно поняла, что просто выдыхается. Сильно болела порезанная ладонь, из-за последнего заклинания Пожирателей ее отбросило назад, и девушка, судя по всему, сломала кисть руки. Она устала, задора, глухого гнева и ненависти уже не было. Ей было холодно, несмотря на детское время, хотелось спать. Куратор сказал бы ей, что она итак неплохо справилась, но девушка знала, что может больше. И она научится, обязательно, но не сейчас.
-Мама... - зачем-то шепчет она - Мамочка. Это не страх, это не ребячество, ей просто необходимо видеть маму сейчас, ибо взрослая и самостоятельная Бэгнольд, наверное, впервые поняла, что такое настоящий бой и всю глубину переживаний Миллисент Бэгнольд, которая знала это раньше. Она обязательно помириться с мамой. Обязательно. Сегодня же. Слово будущего аврора.
Она утвердительно кивает на вопрос Райли об аппарации и, пользуясь, устроенным ей небольшим взрывом, подбегает к Алисе и Фрэнку. Те сражаться даже не пытались. Оно и понятно, им досталось, наверное, больше всех, а Лонгботтому еще и в моральном плане.
- Ступефай! Петрификус Тоталус!
Райли устроила неплохой взрыв, но ей нужно обезопасить ребят и себя получше. Фрэнк говорит ей  о Мунго, и Хелена решается съязвить.
- В Мунго?! Ой, а я-то дурочка в бар собиралась, душу лечить. Удивил ты меня, Лонгботтом.
Но шутки шутками, а аппарировать надо. Вновь оглядывается на Пожирателей, одной ладонью, которая в крови, хватает Фрэнка за рукав куртки, другой, которая сломана, Алису за воротник, боль в руке была, конечно, адовой, и что-то там нехорошо хрустнуло, но Бэгнольд это волнует мало, она сосредоточивается, как следует, и после непродолжительных позывов к рвоте падает на девственно белый пол больницы. Девушка сглатывает и прижимается затылком к стене, пытаясь посидеть немного в тишине, подумать о вечном, ибо ее физическое и психическое здоровье этого требует, но дикий крик Лонгботтома выводит ее из полублаженного состояния.
- Я... найду, Фрэнк, сейчас... Она поднимается было, но тоже далеко не уходит. На крик Фрэнка сбегаются целители и стажеры, кто-то узнает в ней дочку заместителя министра магии. Поднимается суета,  Лонгботтома окружает одна группа колдомедиков, Алису другая, ее саму уводит третья, которая укладывает ее  в постель, бинтует ладонь, лечит запястье. Для Хелены все, как во сне, пока вдруг дверь в палату не распахивается, и туда не врывается женщина  в строгом, деловом костюме, перед которой все как-будто робеют.
- Мама. - девушка утыкается носом в синюю ткань пиджака и на несколько минут замирает в объятиях женщины. Теперь все хорошо, все закончилось, ребятам помогут, все хорошо.

+5

28

Как бы Эвану не хотелось это признавать, но он согласен с Эйвери. Глупо продолжать дальше сражаться, глупо пытаться спасти Блетчли. Темный Лорд будет недоволен, но если они полезут в огонь, то будет еще хуже. Перспектива оказаться в Азкабане вчетвером – не самая лучшая. Особенно для Розье, семью которого только недавно перестали обвинять  в связи с Пожирателями Смерти. Он мог сломать свою жизнь, если сделает неправильный выбор. Именно поэтому он понял, что стоит уйти, - Мы сделали то, о чем нас просили. Жертвы были неизбежны, - говорит волшебник, подбирая с земли свою палочку. Конечно же, не хотелось бросать Блетчли, особенно учитывая, что он был истинным безумцем, который делал все, что приказывал ему Волдеморт. Для него это значило намного больше, чем для остальных, - Спасибо, Нейт, - говорит Эван так, чтобы слышал только друг. Он ни на секунду не сомневался, что Мальсибер спасет его шкуру. Это было бы как минимум странно, если бы тот ушел, оставив Розье на растерзание аврорам. Маг поступил бы точно так же. Свою семью нельзя бросать. Какая бы она ни была. Это все отсылки к Катрин, которую хоть и стоит выжечь с семейного древа за своевольство, но заботиться о ней он не перестанет. Такие же отношения были у него Натаниэля. Знакомые с самого детства, они всегда стояли друг за друга горой.
- А Блетчли, он никого не выдаст, - начинает спорить с Эйвери, отражая заклинания, - Он надежнее некоторых, - Не сказать, чтобы это был какой-то упрек. Скорее злило, что в том, кого он привел к Пожирателям, кто-то сомневается. Розье всегда умел выбирать себе окружение и знал, кому можно доверять. А если Эйвери в этом хоть на секунду усомнился, то лучше пусть держится подальше от него. Эван не торопился говорить то, что может в дальнейшем ему навредить, но сделал для себя определенные выводы, - Что бы с ним не случилось – мы его вытащим, - дает он обещание сам себе. Как-то давно молодой человек взял над ним покровительство и считал, что нельзя бросать тех, кого однажды приручил. Возможно, со стороны это звучит так, словно он говорит о каком-то животном, но это не так. Блетчли был равным ему и ни в чем не уступал. Был безумнее, но в этом был какой-то свой шарм. Никогда не перед чем не останавливался, в отличие от других, что всегда заставляло уважать его. Эйвери думал иначе, раз заговорил о предательство, - Да плевать! Нужно спасти хотя бы свои шкуры! – С этими славами Пожиратель превращается в черный дым и стремительно исчезает с место битвы. Эвану только и остается, что фыркнуть.
Когда он видит, как один из Орденцев забирает Блетчли, от крепко сжимает палочку в руках и шипит Мальсиберу, - Они его забрали, - Розье чувствует себя так, словно его ударили под дых, - Уходим, нам здесь больше нечего делать, - Волшебник следует примеру Эйвери и исчезает.


Спустя какое-то время он стоит перед Темным Лордом, преклонив колено, - Мой Лорд, мы ничего не могли поделать. Они забрали Блетчли. Но я сделаю все, что только в моих силах, чтобы вернуть его обратно, - Розье боится поднимать голову и смотреть Волдеморту в глаза. Он берет вину на себя, потому что понимает, что подставить кого-то – не самый лучший вариант решения. Сказать, что Блетчли сам виноват? Нет, только не так. У него, тогда, в любом случае будет весьма плачевный исход: Азкабан или смерть. Не слишком радужно, - Я буду завтра в Министерстве и все разузнаю. У меня есть свои способы, - Горделиво говорит он, пока его не перебили. Даже осмеливается поднять взгляд, - Я Вас не подведу, мой Лорд, - Волшебник поднимается с колен, кланяется и уходит ха массивные двери, выдыхая. Кажется, все то время, что он стоял на колене, он не дышал. Иначе сложно было объяснить такую нехватку кислорода, - Мерлин, неужели мне придется хоть немного разрушить Азкабан? Я лицемер, если мечтаю, чтобы Блетчли отправили за решетку? – В голове было много мыслей. Но почти сразу, как он оказался вне поле зрения Темного Лорда, Эван начал думать о том, как все произошло и что он может сделать для того, чтобы исправить положение. Рано делать какие-то выводы. Стоит дождаться завтрашнего дня и пронюхать, куда его дели. Потому что вряд ли его переместили в другое место. Орден не настолько глуп, чтобы держать при себе Пожирателя Смерти. Они точно сдали его аврорам. А если нет, то это странно и не поддается объяснению.

+3

29

Мысль о бегстве всегда казалась неимоверно постыдной и куда ниже его достоинства, но в данный момент не было иного выхода. Поэтому, вполне можно думать о их действиях как о тактическом отступлении. Именно таковым оно и было, ведь, по сути, они неплохо ударили по аврорам и орденцам – все они получили увечья: кто-то в большей, кто-то в меньшей степени. Да, это не смерти в их рядах, но все же жертвы есть и им в очередной раз удалось заявить миру о том, что Пожирателями и Лордом шутки плохи. С их стороны было куда меньше пострадавших. Ну и, конечно же, по каждому из них они прошлись морально. Взять хотя бы то, что Хогсмид сейчас далек от милой деревушки, в которой можно выпить сливочное пиво и немного отдохнуть от домашних заданий. Что скрывать, Мальсибер тоже любил здесь бывать, должно быть, как и любой из студентов Хогвартса, но времена меняются. Сейчас он любит Лорда и готов сделать все, что он скажет. И не стоит ставить некие ярлыки или штампы, он любит его совершенно другой любовью, не той, которую дарят любимой женщине. Он любит его как патрона, как предводителя. Школа и посиделки в Хогсмиде остались далеко, где-то в другой жизни, когда у них особо не было выбора куда податься из стен школы, а сейчас, когда перед ними открыты все двери…
- А могло ли быть иначе? – усмехается молодой человек, слегка похлопывая Розье по плечу. И лишь один фактор выставлял их далеко не в самом лучшем свете – Блетчли попал в руки одного из их противников, который поспешил аппарировать вместе с задержанным Пожирателем и передать его в руки правосудия. Испытывал ли Нейт муки совести? Совершенно нет. Даже знай он, что соратник попадется, он все равно помог бы Эвану, а не ему. Эван – брат с которым они еще в детстве поклялись защищать друг друга. Скажете, что детские обещания ничего не стоят? А вот зря, потому что именно тогда зарождаются самые крепкие и надежные дружеские отношения. – У него все равно не будет доказательств, что это мы. Даже если Блетчли и расколется. – в отличии от Розье, у Натаниэля не было абсолютного доверия к пленному. К тому же, он всегда предпочитал ожидать худшего, от этого куда приятнее, когда исход получается более радужным.
- Согласен, нам пора уходить. – поддерживает Эйвери молодой человек. Хотя, что скрывать, сейчас была довольно хорошая ситуация для нападения, ведь один аврор аппарировал вместе с Блетчли, еще одна тоже поспешила ретироваться, а другой извинялся перед девчонкой, на которую сам же направил Круцио (впрочем, все было несколько не так и все это знали, но ему нравилась мысль, что один из них пошел против своих же, пусть даже посредством специального заклинания). Можно было бы напасть, но они уже приняли решение.
Он аппарирует следом за Эйвери и Розье и уже спустя считанные секунды оказывается перед суровым взором Лорда. Мальсибер не считает, что они допустили ошибки, будем откровенны, Блетчли с самого начала принимал не самые лучшие решения и сам подвел себя к тому, что попался в руки авроров, а им теперь принимать на себя наказание за его ошибки. Натаниэль всегда держал в голове, что все они связаны и при ошибке одного страдают все, но, видимо, не все помнили об этом. Молодой человек молчал все время пока Эван докладывал Темному Лорду сложившуюся ситуацию, Нейт прекрасно знал, что Он не любит, когда волшебники галдят и стараются перебивать друг друга, поэтому, все, что ему оставалось – молчать и проигрывать в голове события сегодняшнего нападения на Хогсмид, на случай, если Лорд залезет ему в голову.
- Я считаю, что мы все сделали правильно, - сказал Мальсибер другу, когда они выходили из помещения. Сейчас он мечтал скорее оказаться дома и в полной мере насладиться общением с мачехой, но молодой человек прекрасно понимал, что в ближайшее время это не случится – надо было подчищать за собой и обеспечивать алиби.

+4

30

Темный Лорд задумчиво поворачивается к огромному окну, как только массивные двери перед ним закрываются, и рядом остается только один который все это время стоял во углу, куда не попадал свет, - Мне разобраться с ними? - спрашивает волшебник, лицо которого скрывал Темный капюшон. Под мантией не было понятно, кто это. Телосложение не просматривалось, а голос был твердый и уверенный, словно магу не меньше тридцати лет, - Нет, пусть думают, что я на них злюсь. Уверен, что мое молчание для них будет самым лучшим толчком к действиям, - Но на этот раз ему никто не отвечает и он продолжает, - Я ни капли не разочарован в них. Самую главную часть они выполнили - привлекли внимание. Конечно, я немного в смятении, как Блетчли удалось попасться, но это ненадолго. Уверен, что они не оставят это просто так, - Наконец он отвлекается от тьмы за окном и поворачивается к собеседнику, - Но я хочу, чтобы ты за ними проследил. Не потерплю очередного такого провала, - Это ни капли не провал. Все прошло почти так, как Темный Лорд и планировал. Конечно, он не планировал потерю одного из своих ярых последователей, но Блетчли обязательно вернется к ним, - Не сомневаюсь, что Розье с Мальсибером без проблем узнают, где будет Блетчли, но у тебя получится сделать это быстрее, - тонкие губы растягиваются в легкой улыбке, - Да, мой Лорд, - Фигура растворяется в воздухе, а к ноги Темного Лорда подползает его змея, заставляя его легко улыбаться, когда он чувствует холод у своих ног.


В атриуме резко возникает два человека и волшебники отскакивают в стороны от неожиданности. Один из прибывших истошно кричит, - Авроров сюда! Хит-визадров! Да кого угодно! У меня в руках Пожиратель Смерти! - Возможно, это все вышло немного театральнее, чем хотелось бы, но тем не менее. В стоящем на ногах волшебнике, держащем палочку, направленную на лежащего человека в черной мантии и маске, многие могли узнать Фабиана Пруэтта, который сейчас выглядел слишком возбужденно и взволновано. Вокруг все женщины, да и мужчины, заохали и лишь нашлась пара смельчаков, подбежавшая на помощь магу, который, казалось, боится пошевелиться, - Все хорошо, можешь опустить палочку, - говорит седовласый мужчина. Но член Ордена Феникса не делает этого. Лишь резким движением нагибается вниз и срывает маску с приспешника Волдеморта, который все еще лежал без сознания. Фабиан задерживает дыхание и резко прищуривается. С первого раза не может разобраться, кто перед ним. Лицо кажется таким смутно знакомым, но никаких идей. Пока кто-то из толпы громко не высказывается, - Да это же Блетчли! - Волшебник приглядывается - и правда Блетчли. Никогда не не смог подумать, что он станет Пожирателем. Иногда, конечно, казалось, что он не от мира себя. Все равно это не укладывалось у мага в голове. Слишком много потрясений за сегодня. И он не знает, что делать: то ли возвращаться обратно в Хогсмид, то ли аппарировать в Мунго и икать брата. Он убьет этого Блетчли, если с братом будет что-то серьезное. Ну ему нужно остаться и рассказать, что случилось. Чтобы все присутствующие в зале знали, на что способны Пожиратели Смерти. Ведь были те, кто не верил в то, что в Магическом мире сейчас безумно опасно, - Они напали на Хогсмид и убили минимум одного, - тихо говорит Фабиан темноволосому парню примерно своего возраста и тому, что был постарше, - Я не видел убийства, но видел труп, - Он молчит про Орден Феникса. Нельзя рассказывать, что он был там. И нельзя прямо сейчас уходить. Рано или поздно Министерство поймет, что они с братом были там не просто так. И тогда у них начнутся реальные проблемы. Лишь вопрос времени, когда здесь появятся журналисты “Пророка” и прочих, более мелких изданий.


В разных концах Мунго с небольшой разницей во времени возникает пять волшебников. Райли на пару с обездвиженным Фабианом появились прямо на пятом этаже, словно девушка знала, куда им нужно. Вторая часть Ордена, состоящая из Хелены, Фрэнка и Алисы аппарировали в холл, где на истошные крики Фрэнка сразу же сбежались все: и целители, и пациенты, и простые посетители, - Мы Вам поможем! - тучная женщина помогает подняться Хелене, а два крепких юноши оказывают помощь Лонгботтомам: Фрэнка просто берут под плечи, а Алису поднимают на руки.
Деверилл не пришлось искать помощи, потому что по чистой случайности ей удалось наткнуться на брата.  Целитель тут же собрал коллег и они тут же взяли на себя ответственность за жизни членов Ордена и занялись их лечением. В ход шли заклинания, мази, зелья. Пришлось потратить не мало сил и времени перед тем, как стало ясно, что жизни волшебников ничего не угрожает. Все были расположены в отдельных палатах. Старший целитель принял решение оставить всех на пару дней для наблюдения за состоянием. Но прогнозы были отличные и стало понятно, что авроры здесь надолго не задержатся. Как только все раны исчезнут - их смело можно выписывать.

- КВЕСТ ЗАВЕРШЕН -

+4


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » GRINGOTTS WIZARD BANK » [30.10.1979] blackest hour