Наблюдая за Гидеоном, которого откровенно колбасило, Хелена вновь захотела сказать ему "спасибо". За то, что спас, за то, что пострадал сам. Она искренне хотела хоть как-то помочь волшебнику, но Мадам Розмерта уже взяла эту обязанность на себя, а Райли обнадежила словами, что с Пруэттом все будет хорошо... Читать далее

HAVE YOU SEEN THESE WIZARDS?

19.05.2018 Упрощенный прием для всех Пожирателей Смерти! С другими новостями можно ознакомиться здесь.
19.04.2018 Нам уже два месяца! Узнать об обновлениях и нововведениях можно в этом объявлении!
Также до 19.05 открыт упрощенный прием для всех персонажей. Не пропустите прекрасный шанс зарегистрироваться!
30.03.2018 Мы не заставили Вас долго ждать и открыли для записи сюжетные эпизоды. Ознакомиться можно здесь!
26.03.2018 Открыта запись в "сюжетный квест"! Не упустите возможность принять участие!
05.03.2018 А тем временем подоспел первый выпуск "Ежедневного пророка"! Приглашаем узнать самые актуальные новости в нашем Магическом мире.
19.02.2018 Мы рады сообщить Вам о том, что наш форум официально открыт! Не стесняйтесь, проходите ознакомиться с нашим сюжетом, а так же обратите внимание на действующие акции, которых на данный момент целых три. Учтите, что этим персонажам уготовано место в сюжете!

01 september - 31 october 1979

Daily Prophet: Fear of the Dark

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » ANOTHER STORIES » [17.05.1982] long way down


[17.05.1982] long way down

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

«long way down»

http://sa.uploads.ru/PNmbo.png
Frank Longbottom, Aoife Burke

Дата: 17.05.1982>>24.06.1978
Локация: Лондон>>Питерборо

Уже несколько лет Ифа и Фрэнк женаты. Никому из них не доставляет удовольствие этот союз. Берк идет на отчаянный шаг и выкрадывает из Отдела Тайн маховик времени, чтобы вернуться в прошлое и все исправить.
Они, хоть и живут вместе, но спят по отдельности, не планируют заводить детей и ведут себя на светских приемах так, словно у них самая счастливая семья на свете.

+1

2

Этот брак с самого начала был ошибкой. Но ни Фрэнк, ни Ифа не посмели возражать своим родителям. И как только они окончили школу, сразу же отыграли грандиозную свадьбу, где, кажется, были абсолютно все представители чистокровных семей из ближайших стран. Лонгботтом чувствовал себя неловко все эти годы, когда знал, что у него невеста и он не может даже посмотреть на какую-нибудь прекрасную девушку  без опаски, что это дойдет до четы Берков. Жена так и не взяла его фамилию. Осталась Ифой Берк. В какой-то мере это казалось безумно правильным. Но только местами. Сам их брак был огромным провалом, с которым они ничего не могли поделать. Каждый из них страдал и мучился, но терпел. И у каждого наверняка были свои причины. Фрэнк не знал о мыслях супруги, а если взять себя, то он всего лишь не хотел разочаровать своих родителей. Это все было для него чертовски важно. В отличии от многих, семья была для него всем. А сейчас его семья - девушка, которой совершенно плевать на этот брак. Как и ему. Наверное. Лонгботтом сам не понимал, учитывая, что это все было лишь для галочки. Ради чьего-то удовлетворения. Но чьего? Он точно не доволен тем, на что согласился. Лето перед седьмым курсом. Он был слишком молод и глуп. Настолько, что поставил крест на своей жизни.
Их отношения совершенно не были похожи на супружеские. Они спали раздельно, почти не разговаривали. А единственной близостью между ними был поцелуй на свадьбе, который произошел скорее из-за того, что они должны, а совсем не потому, что хотелось. Дома они почти не разговаривали. Да и на работе. Но там приходилось делать счастливый вид, а не мрачно ходить по Министерству, рассказывая всем, как у него все плохо в жизни. Но что он, что Ифа, были намного выше этого. Раз по какой-то причине им необходимо было все это сделать, значит так тому и быть. Лишь ребенка они не заводили. Потому что дети, к сожалению, не появляются благодаря магии. Так бы все было намного проще. Но нет, увы и ах, им нужно пройти этот адский путь. И если бы Фрэнку была дана возможность выбирать между схваткой с Пожирателями Смерти и зачатие ребенка с нелюбимой женой, то он определенно бы выбрал первое. Просто там всегда присутствовала вероятность умереть. А сейчас, с окончанием террора Темного Лорда, шансы на такое были настолько малы, что, наверное, в нумерологии даже нет определения для таких маленьких чисел. Кажется, что род семьи Лонгботтом вот-вот прервется. И отчасти Фрэнку даже не было стыдно за это. Он не думал, когда на все это согласился. А теперь приходится расхлебывать последствия.
В этот вечер аврору удалось придти с работы немного раньше. Сейчас в Магическом мире намного спокойнее, и можно себе такое позволить. Почему-то ему безумно захотелось приготовить Берк ужин. Фрэнк не считал себя поваром, который получил благословение от Мерлина, но его стряпня как минимум никогда не разочаровывала. Ты многого не ожидаешь, а в итоге оказывается очень даже выше среднего. Даже удивительно, что за столько лет он так и не узнал, какие блюда и супруги самые любимые. И ему совсем не стыдно, ведь она тоже о нем ничего не знает. Так они и жили. А ужин, скорее всего, был поводом поговорить и решить, что же они будь дальше делать. Ведь так продолжаться не может. Они оба ведут такой обособленный образ жизни и при этом обманывают всех остальных. У них все не хорошо. И они не мечтают о том, чтобы завести наследника. Но почти каждый, кто их видит, уверен в обратном. Фрэнк не изменял Ифе. Никогда. Просто потому, что чувствовал себя обязанным. Не важно, что между ними ничего нет. И даже если Ифа не так относилась к этому браку, все равно. Иногда Лонгботтому приходилось заглядываться на какую-нибудь красивую колдунью. Но никогда все не заходило дальше простого обмена улыбками. В такие моменты становилось обидно, что из-за чьих-то желаний оказались сломаны аж две молодые жизни. И ведь развестись невозможно. Пока смерть не разлучит.
Все было готово. Осталось только дождаться жену и придумать, с чего начать разговор. Фрэнк был каким-то поникшим, потому что в голову не приходило ни одной мысли или фразы. И каждый раз он начинал, и каждый раз понимал, что это все - полнейший бред. Вроде же ничего сложного. Просто сказать, что больше не можешь мириться со всем этим. Они ведь даже не попробовали что-то сделать. А вдруг им бы удалось влюбиться друг в друга? Ну а если? Никто не знал, как бы могла сложиться их жизнь, приложи они хотя бы немного больше усилий. Им ведь не сложно было пойти друг другу на встречу. Просто ни у кого из них не было желания развивать эти отношения, которые, заранее было известно, никуда не приведут. По глупости, а может быть лени, они пустили все на самотек. Фрэнк услышал шаги и сразу подскочил, чтобы встретить Берк, - Добрый вечер, я приготовил нам ужин, - Волшебник зазывает Ифу к столу, помогая присесть. Он на какое-то время вернулся на много лет назад, когда в их доме проходил ужин, на котором они, будучи студентами, узнали, что им придется пожениться. Каким бы сильным не был их внутренний протест, все равно пришлось согласиться. И это, словно яд, медленно отравляло его изнутри. И вот еще чуть-чуть осталось до того момента, как его мозг начнет умирать, приближая его к состоянию пациентов Святого Мунго, которые никак не могут оправиться от заклятий.

+1

3

Ифа сидит за рабочим столом. Невидящий взгляд упирается в стоящую в рамке фотографию со свадьбы. Две семьи, она и Фрэнк по центру. Все улыбаются, Ифа, чуть наклонившись к отцу что-тотему говорит. Любой смотрящий подумал бы, что говорит что-то хорошее. Нет. Камера не смогла запечатлеть то, что улыбаясь как в последний раз, дочь шепчет на ухо отцу «я тебя ненавижу». Последние слова, которые она сказала ему наедине. Они все еще виделись, когда было необходимо. Чистокровные семьи всегда посещают одни и те же мероприятия, и окружающие ждут определенного поведения. Конечно Ифа подыгрывает. Но оказавшись с отцом наедине, всегда молчит. Я тебя ненавижу. Последний разговор между отцом и дочерью. Другого не будет. Ифа сначала сопротивлялась. Делала, что могла. Могла она немного. Никто не мог помочь. Даже дед. Подчиняясь своим семейным законам, не посмел нарушить слова, данного сыном. Так мечты Ифы разлетелись осколками. Звон битого стекла, обвинения и постоянные семейные скандалы. Все за плотно закрытыми дверями особняка Бёрков. Что ее в конец доломало? Не стало матери, не стало соратника в семейной борьбе. Одна против Бёрков. Никто не выдержит. Даже она. Данное отцом обещание забрало у старшей дочери семью, наследие и мечты. Все, что она смогла - отвоевать право сохранить фамилию и забрать себе их эльфа. Наследство за победу не считает. Всегда было плевать. Уже не помнит, сколько денег получила от деда. В ее распоряжение давали какое-то имущество? Не сможет сказать с уверенностью. Ей от них ничего не нужно. И все равно скучает. Не была в особняке со свадьбы. Не была на острове, на своей земле. Вычеркнуть. У Ифы нет земли. Ненормальная любовь к особняку, острову и к наследию Бёрков принадлежит другой Ифе. Незамужней. Счастливой, насколько это было возможно. Есть Ифа до и есть Ифа после. Они разные. У прежней были мечты и планы, были друзья, которым не нужно было врать в лицо, что все замечательно. Семейная жизнь просто супер, слов нет. Каждый раз. Ложь и вранье. Может, ее собственная вина. Даже не пыталась наладить отношения. Сообщила Фрэнку, что не станет его к себе привязывать, что он волен делать что хочет, не делая правду достоянием всего сообщества. У Ифы не было времени делать, что она хочет. Она не знала, чего хочет. Хотела особняк на острове, магазин в Лютном переулке и быть наследницей. Ничего из вышеперечисленного не вышло. Теперь все будет принадлежать ее отцу и его зарубежному ублюдку. Желание придушить бастарда с годами не прошло. Но и не усилилось. Это прогресс.

Ифа подталкивает рамку с задней стороны. Она падает вниз. Стук металла о дерево. Локти на поверхности стола, ладони закрывают лицо. Устала. Заслужила все это? Возможно. Никогда не была примерной дочерью или просто хорошим человеком. В отличие от Фрэнка. Иногда притворялась, что читает новости, на самом деле наблюдая за мужем. Задавая себе вопрос, почему происходит то, что происходит. Правда в том, что он - случайная жертва в борьбе за семейную власть. Было бы проще, если бы на месте Фрэнка был кто-то другой? Да. Кого можно было ненавидеть и кто ненавидел бы ее. Все было бы просто и понятно. Можно было бы действовать без страха за чужую репутацию. Поэтому отец выбрал Лонгботтома? Знал, что у дочери есть границы, которые не перешагнет? Не сможет открыто действовать против него, не подставив кого-то другого. Обезопасил себя со всех флангов. Отец намного умнее, чем думала в детстве. Недооценила. Сама виновата.
- Третьи сутки на работе. Еще пара часов и поставишь рекорд. Личный, разумеется. - Ифа поднимает голову и смотрит на человека в дверях. Стоит, оперевшись о косяк. На лице - язвительная ухмылка. Но он не язвит, это просто такое лицо. Его голос всегда насмешливый, с норвежским акцентом. Человека зовут Айнар Линдгрэн, один из ведущих исследователей отдела. Многие говорят, никто не знает, сколько ему лет. Спекулируют, что Фламель был ему другом и отдал половину своего камня. Что слишком долго экспериментировал с маховиками времени и были последствия. Многие говорят, Айнар безумен. Многие говорят, он неприкасаем, никто не может уволить Айнара. Слухи разнятся. Кто-то утверждает, что он сам в тайне управляет отделом. Другие уверены, что он настолько умен, что никто кроме него не сможет выполнять его обязанности. Ифа не знает, что из всего правда. Знает, что Айнар немного странный. Не признает ничьей власти и ему это позволяют. - Скажи мне, Айнар, сколько тебе лет? - Спрашивает Ифа и доброжелательно улыбается. Мужчина проходит в кабинет и садится в кресло. В котором обычно спит Ифа, когда очень много работы.
- Ты всегда задаешь неправильные вопросы, поэтому получаешь ненужные ответы. - В насмешливом произношении слышится вызов. Ифа оживляется на глазах. Ей нравится вызов. Айнар предлагает угадать, какой вопрос правильный. Так тому и быть. На лбу появляются морщинки. Она молчит ровно десять секунд: - Почему ты здесь? - Спрашивает норвежца. Его смешок звучит как довольное восклицание. Один раз хлопает в ладоши. - Я всегда знал, что ты умная. Никто никогда не хочет задавать правильных вопросов. Но твой - верный, поэтому я отвечу. Я тут, чтобы подарить тебе историю. - Айнар - безумец, Айнар - чудак, Айнар - гений и, по всей видимости, еще и загадка. Играет словами и приглашает вступить. Ифа не откажет. Она готовится слушать его историю и он это видит. - Я вижу все, кроме того, что происходит у меня за спиной, Ифа. И история про человека, который раньше меня увидел, что у меня за спиной - опасность. Я не заметил, потому что наблюдал за человеком, изучающим маховики времени. Никто с таким интересном и желанием не смотрел на маховики времени, как тот человек. - Ифа напрягается. Но внутренне. В сознание продирается страшная мысль, что он знает. Айнар знает, что она планирует выкрасть один маховик из тех, над которыми трудится норвежец. Давно планирует. Чем это грозит? Ничем хорошим. Самое верное решение сейчас - слушать. - Айнар не заметил, что у него за спиной предатель. Заметил человек, в отражении маховика. Человек мог остаться на месте, но решил вмешаться. За это Айнар всегда будет благодарен. Но Айнар любит свои исследования, поэтому не может позволить их украсть. - Это конец. Сердцу падает в пятки и Ифа замечает, что ей все равно, что с ней станет. Надеется, что от неверных сотрудников избавляются. Надеется, что не Азкабан. Каждый должен умереть, и это правда. Кому навредит ее смерть? С этой мыслью жила весь рейх Темного Лорда. Не поддерживала его и Пожирателей, отказывалась. Выступала против. Почти открыто. Ждала, что в любой момент за ней придут. Ее смерть не навредила бы никому. Может, многое бы исправила, а ей уже было бы все равно. Наказание лучше Азкабана. Не знает, что ожидать от такого, как Айнар. - Я не люблю воров, но люблю друзей. Еще сильнее ценю друзей, которые мне помогли. Как ты в тот раз. Еще мой отец говорил, знаешь что? Защищай тех, кто позади, уважай тех, кто рядом и борись с теми, кто стоит против. На моем языке красивее звучит, но смысл тот же. Я сказал, что подарю историю, но не сказал, чью. То, что я рассказал - просто причина, а не сам подарок.  - Он достает что-то из кармана и кладет на стол перед Ифой. Она разворачивает грубую ткань. Маховик времени. Поднимает на Айнара удивленный взгляд. - Я дам тебе твою историю, потому что она - твоя и ты имеешь право ее исправить. Никто никогда не узнает про этот маховик, он не числится ни в одном регистре всего Министерства. - Последние слова говорит нараспев. Откидывается на спинку кресла и сцепляет пальцы в замок. Подносит их к губам, пряча улыбку, и смотрит на Ифу.
- Спасибо, Айнар. Как я могу отплатить? - Все что-то хотят взамен. Такие правила. Так всегда. Но норвежец обиженно цокает языком и отмахивается: - Выслушай совет и мы квиты. Только слушай внимательно. Договорились? - Ифа неспеша кивает головой. Мужчина, повременив, говорит приглушенным голосом: - Никогда не ожидай ничего хорошего, только так сможешь избежать всех разочарований. - Расцепляет пальцы, снова хлопает в ладоши, потирает руки и резко встает с кресла. - Я все сказал и теперь мне пора. - Ифа прощается с мужчиной и, отодвигая стул, стает на ноги. В глазах - отблеск надежды. Первый за годы. Заворачивает маховик обратно в грубую ткань, убирает во внутренний карман и уходит с работы на полчаса раньше положенного. Никто ничего не скажет, она и так работает слишком много. Чтобы не мозолить глаза Фрэнку и не играть в молчанку в собственном доме.
Дома ее встречает запах еды. Неожиданно. Снова забыла какую-то важную дату? Убивает себя работой, поэтому часто забывает даже собственный день рождения. Даже день свадьбы, повод, чтобы открыть бутылку и вместе выпить за трагедию и испорченную молодость. - Что я забыла? Говори сразу, потому что я понятия не имею что за повод. - Садится за стол. Впервые за долгое время у нее приподнятое настроение. - Но каким бы он не был, у меня для тебя подарок. Если повезет, самый последний. - Достает из кармана сверток и, держа в руках, теребит край ткани. Может, все можно исправить. Опасно и последствия непредсказуемы, но что еще остается? Ифа терпеливая. Ифа может стиснуть зубы и ждать нужного момента. Но не знает, сколько терпения в запасе у Фрэнка. Ей было его жаль. А еще ее бесили нормы поведения в элитном чистокровном обществе. И что ей до сих пор не хотелось позорить фамилию. Как и ему. Иначе, можно было развестись, проститься и разойтись своими дорогами. Но сам факт разрыва брака в волшебных семьях довольно редок, поэтому считается дурным тоном. Поэтому бросить Фрэнка она не могла. Как и не могла даже попытаться стать настоящей женой. Было настолько тошно играть свою роль на публике, что сама идея приложить старания и сделать ложь правдой казалась немыслимой. Стоит отдать ей должное - всегда была верна. За исключением ночи перед свадьбой. Слишком много виски, ненависти и желания хотя бы раз распорядиться своей жизнью по собственному усмотрению. Но это не считается. Технически, Ифа ни разу не сделала ничего, что могло плохо отразиться на репутации ее семьи. Она ненавидела живых Бёрков. Молча. Но не мертвых. Не могла позволить, чтобы кто-то, смотря ей в спину, сказал, что дочь Астрид - позор для династии. Родиться в такой семье - ответственность, которая никогда не заканчивается. И не закончится. Передастся следующему поколению, но это не ее проблема. За это отвечают ее сестры и ублюдок ее отца.

+1

4

Фрэнк не знает, с чего начать. Но у Ифы тоже есть новости. Видимо, ему первому нужно начать говорить. Трудно подобрать слова, чтобы признать, что ваш брак развалился на части. Хотя, чему разваливаться, если они так и не смогли ничего построить? В какой-то мере это было обидно. Они ведь, вроде как, не чужие друг другу. Но, видимо, им суждено страдать до самой смерти. Только если Лонгботтом наконец-то не возьмет себя в руки и не скажет все, как есть. Это так легко: "Ифа, давай со всем этим покончим или я убью Авадой Кедаврой сам себя". И это вроде смешно звучит, но в его голову не раз закрадывалась такая мысль. Мол, будет проще и для них все закончится. Ифа освободится от оков этого брака. А волшебник просто сможет не думать обо всем этом. Но это все так глупо и трусливо. Но звучит всяко лучше, чем дальше жить так. Ему это все надоело и он каждую ночь молится Мерлину перед снов, словно он - подобие Бога. Но это только магглы думают о религии. У магов все совершенно иначе. Но иногда нужна надежда и то, кому можно рассказывать о том, что ты таишь глубоко в душе. У Фрэнка почти не осталось друзей. Даже дружбу с Алисой пришлось разорвать. Просто потому что ей стыдно было смотреть в глаза после того, как он взял и сдался. А всегда был таким сильным и целеустремленным. Что-то в нем сломалось, когда его статус в обществе изменился.
- Подарок? - С недоумением спрашивает Фрэнк, - Не стоило. Я тебе никогда ничего не дарил, - Ему даже становится стыдно. Но время не вернуть назад. По крайней мере, это не в силах волшебника, - Нет, ты ни о чем не забыла. Просто я подумал, что никогда не делал тебе ничего приятного, - честно признается аврор, - Я посвящал так много времени работе, что иногда мне кажется, что ты специально не приходила домой, чтобы не оставаться в одиночестве. Даже если это не так, то все равно мне кажется, что именно из-за меня мы даже не попытались, - Фрэнк взмахивает палочкой и их бокалы наполняются вином, а на столе появляется рулет из индейки, два вида салата и овощи, которые имели причудливые формы. Молодой человек честно пытался приготовить все самостоятельно, но книга по кулинарии не поддавалась ему. Хорошо, что эльф Берк не смог на это смотреть и помог. Но они решили, что это все будет их тайной. Но Ифа всегда была проницательной. Скорее всего она догадается, что не смотря на все свои магические способности, он бы не смог сделать все в одиночку за такой короткий срок. Но она тактично промолчит. Потому что умна не по годам. Даже тогда, когда они впервые познакомились, он восхитился ее образованностью, не смотря на столь юный возраст. У них с Берк было пару лет разницы, но она казалась ему намного более серьезной, чем он сам.
- Пей и расслабься, я слишком много говорю, - Фрэнк наконец садится за стол. Он был длинный и предназначен для семейных ужинов, но сейчас они сидели вдвоем в самом начале. Друг напротив друга, - Я тебя пару дней не видел. Ты все это время была на работе? - Он никогда не задавал ей лишних вопросов. Но почему-то начинать с прямого вопроса в лоб ему не хотелось. Лучше он немного подготовит свою супругу к разговору. Не смотря на все ее равнодушие, он не знает, как она на самом деле к нему относится. Ведь была вероятность того, что до Лонгботтома у нее никого не было, а сейчас она вынуждена страдать из-за того, что все прелести юношеского возраста прошли мимо нее. В общем, сейчас выпускник Гриффиндора просто сидел и думал обо всем, чего лишилась Ифа. А что бы было, если бы он сопротивлялся? Что бы было, если бы он тогда пошел против решения Деклана и Августы? Все бы могло пойти иначе. Но они никак не могли проверить, что случилось бы, если бы они повели себя иначе. Фрэнк был идиотом, раз повелся на то, что навязала ему мать Эммелина до сих пор не смотрит на него, когда они случайно встречаются. Он даже не смог с ней расстаться. Она узнала о помолвке от школьных сплетниц. Фрэнк хотел сказать все лично! На самом деле хотел. Просто его опередили и теперь он - самый страшный ночной кошмар любой школьницы, которая влюблена.
- Я просто хотел с тобой поговорить, - Фрэнк осушает бокал залпом и понимает, что сейчас лучшее время начать говорить, пока алкоголь не ударил ему в голову. Еще один взмах палочки и бокал снова полон. Лучше бы там было огневиски. Чтобы полностью быть уверенным в том, что он сможет все сказать, - Ты сама прекрасно понимаешь, что у нас все не так и мы только причиняем друг другу неудобства, - Пока все вроде неплохо и он доносит до Ифы именно то, что хочет сказать, - И я не могу так больше жить, - он вздыхает, - мне приходится спать внизу, мы почти не разговариваем. А с каждым разом, что мы на людях, мне все сложнее изображать счастливого мужа, - Он вываливает на нее все, что накопилось в нем за долгое время. И понимает, что скорее всего Берк к этому не готова и может ничего не ответит. Но Лонгботтом не требует от нее ответа прямо сейчас. Просто нужно все сказать, как есть, а не делать вид, что все это в порядке вещей, - Тебя же ведь тоже все это не устраивает, да? - на всякий случай спрашивает он. Лонгботтом так сильно сжимает бокал, что, кажется, еще немного и он разобьется на сотни осколков. Но его хватка ослабевает, - Я просто хочу, чтобы мы были счастливы. Ты для меня - очень важный человек, которого я безумно ценю  и уважаю. И я хочу, чтобы я смог с тобой иногда видеться и разговаривать. Но этот брак - словно заточение в Азкабане дня нас обоих, - Аврор не говорит о том, как ему каждый раз хотелось погибнуть на задании.
- Ифа, ты для меня намного больше, чем просто супруга. Мы столько лет с тобой прожили и не было ни одной ссоры, - Подводит итог маг, - Я не хочу ломать тебе жизнь. Хочу завести семью, где жена будет меня любить, захочет от меня ребенка. Ты же понимаешь, как мне важно иметь наследника? - он смотрит ей прямо в глаза. И хочет, чтобы она все поняла. Чтобы не было осуждений и ссор, - Ты же меня не любишь? Ведь так? - А теперь алкоголь ударил ему в голову и он спросил то, что хотел оставить напоследок, - Если нет, то давай что-нибудь сделаем, а не будет терпеть то, что нам самим неприятно, - Фрэнк не знал, что еще сказать. Наверное, остается просто ждать, что ответит его жена. Он не ожидал, что она его поймет. Никому не нравится, когда говорят такое. Но это к лучшему. Аврор был в этом уверен еще больше, чем в то, что Темный Лорд повержен.

+1

5

Ифа оглядывает пустую комнату и невольно задается вопросом: а где все? Риторическим, разумеется. Когда то у нее были друзья. Те, с кем можно поделиться мыслями. Немного, но были. Когда-то у нее была семья. Не совсем любящая, но все же семья. Ифа бы за них убила. Почти за всех. Без вопросов. А теперь? Связь с друзьями истончилась и почти пропала. Связь с семьей оборвана. Напротив нее сидит почти незнакомец и ее единственный за долгое время разговор не о работе, не лживый, не из вежливости, произошел час назад с Айнаром. Неожиданный, но приятный. Ифа начинает понимать, что нарочно оттолкнула всех. Отталкивала месяцами, чтобы меньше врать и притворно улыбаться. Так было нужно. Для себя. Для них? Возможно. - Ты и не должен был. - Спокойно отзывается. - Я говорила, ты ничем мне не обязан и волен поступать как считаешь нужным. - В ее силах было только это. Дать ему призрачную свободу и не задавать лишних вопросов. Никогда не лезла в его дела. Даже не думала, что на это есть право. - Я не приходила домой, чтобы у нас обоих был шанс на одиночество. - Они оба в тонущей лодке. Поэтому не считает нужным привирать и приукрашивать. Фрэнку, чтобы добиться прямого ответа, нужно просто задать вопрос. Тогда Ифа ответит. Но не раньше. Считает политику правильной, для данных условий. Поэтому все свои проблемы решает самостоятельно. Не лезет за советом, не спрашивает мнения. Полная автономность. В Отделе долгое время было тяжело. Опасно. Шпионы Волдеморта в Министерстве пытались наложить руки на работу отдела. Некоторые противостояли. Такие, как Ифа - из принципа. Как Айнар - из любви к собственному труду. Как несколько других работников, со своими причинами. Для всех окружающих у Ифы всегда все нормально. Что бы не происходило. Не помнит какого это - полагаться на другого.

На столе появляется ужин. Ифа подмечает, что к некоторым блюдам причастен эльф. Ничего не скажет. Залпом выпивает вино. - Морт. - Говорит спокойно. Эльф появляется позади. Всегда незаметный, но всегда все видит и знает.
- Хозяйка чего-то желает? - В больших глазах существа желание угодить и верность. Редкое качество для волшебников. Врожденное для эльфов. Через секунду взгляд Морта меняется на понимающий. Всегда без слов понимает, что нужно хозяевам. Видит по Ифе, что она устала, долго не спала и рабочие неприятности наложили отпечаток. Эльф знает, что это значит. Хозяйке нужно выпить. Щелкает длинными узловатыми пальцами, в кубке, где только что было вино, появляется ирландский виски. Благодарно кивает домовику и он отступает. Ифа возвращает внимание к Фрэнку.
- Действительно. Не помню тебя таким разговорчивым. Где мне еще быть? У меня никого нет, если ты намекаешь на это. - Сдержанная улыбка трогает ее губы, прежде чем она делает небольшой глоток виски. Кубок скрывает улыбку, которая пропадает, как только Ифа ставит виски на стол. - Продолжай, я слушаю. - И она слушает. Не перебивает. Первый откровенный разговор. И, если повезет, последний. Она не притрагивается к еде. Это - реакция на усталость. Она не допьет виски, ей просто нужно небольшое напоминание о доме. Чтобы стало легче. Она сама не замечает своих привычек. Их замечает Морт. Все до единой. До чего интересные существа, рады служить и ничего не просят взамен. - Разумеется меня устраивает, что у меня отняли право выбора и выгнали из моей страны. - Вот и первая колкость за всю продолжительность брака. Не зная, Фрэнк давит на два больных места - на факт, что у нее отобрали абсолютно все, и на факт, что это сделала ее семья. У Ифы много больных мест. О которых она забыла и о которых даже не подозревает. - Не было ссор, потому что мы ни разу не разговаривали. По крайней мере открыто. - Не торопится делиться содержимым свертка. Старые привычки не умерли до конца, ей все еще интересно сначала выслушать, потом действовать. - Я знаю. Тебе нужно то, чего я не смогу дать. - Ощущает виноватый укол совести. Но это - не ее вина. У них никогда не было разговора о детях. Если бы был, она бы отказала. Ни к чему обрекать невиновного на все это. Стоит посмотреть в прошлое на Бёрков и увидеть, что происходит в таких случаях. Еще одна Ифа этому миру не нужна. Она усмехается и снова отпивает виски. Ощущает приятное тепло. - Тебе серьезно нужен ответ на этот вопрос? - Все и так очевидно. Ифа любила то, что стояло за ее фамилией. И у нее все отобрали. И это было крайне неприятно. Она любила мать, хотя поняла слишком поздно. Тоже было неприятно. Ей не понравилась. Третий раз ей подобное не нужно. Держит все эмоции под замком. Там, где они не станут мешать разуму. Там, где им самое место. А Фрэнк? Привыкла и научилась уважать. - У меня есть решение. То, которое не послужит началом сплетен, не навлечет позор на твою семью и не отдаст меня обратно в распоряжение моего отца, который непременно снова от меня избавится. - Холодная правда. Произнося эти слова, крепче сжимает кубок. Она не может снова стать угрозой для Деклана, это может быть опасно. Но если все получится, ей не придется. - Я собираюсь все исправить, можешь присоединиться, если пожелаешь. - Распахивает сверток из грубой ткани. Маховик времени почти новый, хотя на самом деле жутко старый, искрится надеждой и возможностями. Ифа пододвигает устройство ближе к Фрэнку. - Если все сделать правильно, ты снова будешь свободен, а у меня будет шанс стать свободной. Но это - опасно. Очень. - Отодвигает от себя тарелку, а затем и кубок. Проводит пальцами по устройству. Есть причины, по которым маховики хранятся в в Отделе Тайн. Почему за ними пристально следят. Почему попытка выкрасть казалась почти самоубийством, но в то же время оправданным. Время - не игрушка. Но в их случае может стать полезным инструментом. - Как насчет самого креативного развода за всю историю? - Кажется, слышит сдавленный писк эльфа за своей спиной. Он хочет что-то сказать, выразить опасения, предупредить. Необходимость служить и обязанность оберегать конфликтуют. Он не знает как поступить. В конце концов сдается. Решает, что сохранность хозяев важнее. - Не надо, маховики стоили жизни многим волшебникам. - Он знает. Он слышал истории. Когда события ломались из за перемены в прошлом и когда маги переставали существовать, потому что не рождались. И когда Министерство узнавало и наказывало очень жестоко. Морт прикусывает пальцы и смотрит снизу вверх. Топчется на месте и еле слышно поскуливает. Ифа вздыхает и поворачивается. Всем видом внушает ему спокойствие. Ни разу не наказывала эльфа и не собирается начинать. - Морт, успокойся. Разве не будет лучше, если бы мы снова могли быть на острове? Как раньше? - Начинает мягким тоном.
- Да, но... - Не дает ему продолжить: - Станет хуже, если мы с хозяином просто разведемся и мы с тобой вернемся на остров сейчас? - Морт задумчиво чешет голову, пока вытаскивает скрытый смысл из слов хозяйки. Понимает, что она имеет ввиду и боязливо кивает. - Я прошу никому ничего не говорить, не пытаться вмешаться и остановить. Вне зависимости от обстоятельств, ты понимаешь? - Ифа знает, что из страха за хозяев любой эльф может решить поступить согласно собственному мнению. Поэтому не хочет просто приказывать. Хотя в голосы слышится строгость. Лучше донести до Морта суть, чтобы сам понял, чем грозит альтернативный вариант. Тогда не станет путаться под ногами. - Да, я не буду мешать. - Обещает, хоть и нехотя. Этого должно быть достаточно. И план должен сработать. Фрэнк прав, продолжать послушно исполнять свои роли - глупо. Ни к чему не приведет. И будет только хуже.

+1

6

Фрэнк волнуется и чувствует себя студентом первого курса, который стоит перед распределительной шляпой, которая решит его дальнейшую судьбу. Только вот сейчас решать должна не шляпа, а он сам на пару со своей супругой. В домашних условиях язык никогда не поворачивался назвать Ее так. Только по имени. Но за стенами этого дома все менялось. Приходилось натягивать улыбку и рассказывать, как ему с Берк прекрасно живётся. Первое время было слишком много вопросов о том, почему она не сменила фамилию. Приходилось долго и упорно объяснять причину, на середине рассказа осознавая, что собеседник уже потерял интерес. Но Лонгботтом был этому только рад. Не нужно было в конце оправдываться, почему он не настоял на том, чтобы жена носила его фамилию. Признаться, это задело его. Да, он понимал, что так лучше. Но все равно. Первое время аврор часто задавал себе вопрос, не считает ли она себя выше него? Но нет. Даже молчание может раскрывать человека. И с годами он понял, что фамилия - все для нее. И чуть ли не единственное, что осталось. Он был бы самым настоящим злыднем, если бы отобрал это. Фрэнк не считал, что в этом случае он поступил благородно. Но если ей приходится делаете с ним дом, не смотря на своё желание вернуться в родовые имения Берков, то она явно заслуживает большего, чем эльф и возможность гордо, а может быть и не очень, носить свою фамилию.
- Я знаю, что не должен, - Фрэнк протяжно вздыхает, перед тем, как выдавить из себя истинную причину ужина, - просто мне хотелось, - не смотря на их весьма странные взаимоотношения, точнее их полное отсутствие, молодой человек безумно уважал Ифу и не мог ее обманывать. И вот, когда он сказал самое страшное, стало как-то легче. Но не смотря на то, что вроде как с плеч должен был упасть груз, волшебник все равно чувствовал себя как-то не так. Словно сказал самые страшные слова в своей жизни, - знаешь, иногда я жалел о том, что мы почти все время молчим. Потому что нам всегда было о чем поговорить, - возможно, будь между ними дружеские отношения, обстановка не так сильно давила бы на него. Но они ничего не вложили в этот брак. А теперь непонятно, почему его так тяжело разрушать. Только для Фрэнка это выглядело как дом, который медленно разбирается по кирпичику, давая свету извне пробираться в их тёмное царство, - как бы не хотелось это признавать, но мы сами во всем виноваты, - алкоголь помогает говорить то, что так долго скрывалось. Только не стоит переходить границу, которая превратит его в слезливого нытика, рыдающего о том, что все должно быть не так. И с каждым глотком он становился ближе к этому, хоть и пытался держаться уверенно.
- Благодарю за откровенность, - Лонгботтом смотрит в тарелку и как-то несмело улыбается, - я бы понял, если бы кто-то был, честно, - на самом деле он был бы рад, что хоть не в браке, но Берк пытается хоть как-то разобраться со своей жизнью. Сам же он не мог переступить через себя и нарушить священные узы брака. Хотя, он нагло врал сам себе. Он был женат на работе. Как Ифа была замужем за своей. В Министерстве Магии они проводили куда больше времени, чем друг с другом или дома, - если бы я знал, что ты предпочтешь виски, то я бы не травил тебя вином, - чувствует себя как-то неловко, когда появляется эльф. Морт и так все слышит. Он него ничего не скрыться, но он ничего и не выдаст, - мне показалось, что красное будет более уместно к нашему ужину, - Фрэнк чувствует, что провалился по всем пунктам, сделав все абсолютно не так, как нужно. Но Ифа все ещё его слушает. Он может сказать даже больше: она разделяет его точку зрения. Он видит это по ее глазам, которые, как ему казалось, молчаливо соглашались со всем. В который раз хочется заметить, что она умна не по годам. Берк повезло родиться такой смышленой. Потому что Фрэнк видио понимание в Ее глазах ещё в середине предложения, словно она знала, как оно  закончится. Ну, или он хотел его видеть. Иногда было так жаль, что он не умел приукрашивать для себя реальность. В придуманном мире ему было бы намного легче.
- Я знаю, как ты много потеряла, - голос Лонгботтома становится увереннее, - и мне искренне жаль, что я не напрямую, но причастен к этому, - если бы он был на месте супруги, он бы не вёл себя так спокойно, как она. Наверняка бы аврор до сих пор ругался с Августой, как это было в самом начале. Он никогда не рассказывал это Ифе, но первый год он ругался с матерью при первой удобной возможности, высказываясь ей о том, что она сломала две жизни. Не одну. И ему всегда хотелось понять, зачем она так поступила со своим единственным ребёнком. Самым смешным вариантом было бы нежелание стать бабушкой. Женщина всегда молодилась. А новый статус в обществе мог бы ее сломить. И Фрэнк непроизвольно отрицательно качает головой, не обращая внимание на то, как это глупо выглядит со стороны. Августа, конечно, безумна, но не до такой степени. В ее голове ещё должен остаться здравый смысл. И он бы дальше тонул в этой пучине размышлений, если бы не фраза, которая заставляет его посмотреть на что-то кроме бокала и полупустой тарелки. Еда, кстати, была превосходна, но это совсем не его заслуга, - теперь я хочу, чтобы ты продолжала, - пол воздействием алкоголя от откровенно пялится на Ифу, но совершенно этого не стесняется. Она заинтриговала его. Говорила так завуалировано и издалека, что волшебник даже слегка подался вперёд, будто бы это поможет ему лучше слышать Берк.
Лонгботтом внимательно смотрит на то, как девушка разворачивает свёрток. Сердцебиение в миг ускоряется от того, что он видит вживую маховик времени. Он не может сдержаться от ругательства, - чтоб меня лягнул кентавр, - он так переливался, что, казалось, освящает всю гостиную, - можно к нему прикоснуться? - он не дожидается ответа и проводит рукой по маховику. Казалось, что он излучает тепло, - и ты хочешь, чтобы мы отправились в прошлое и все исправили? - он даже перестал дышать, пока говорил это. И пока Фрэнк все переваривает, Ифа продолжает диалог с эльфом, который выражает явное беспокойство за хозяйку. Молодой человек всегда неловко себя чувствовал от того, что к нему обращались "хозяин". От своего эльфа в Питерборо он привык такое слышать. А вот Морт всегда заставлял чувствовать себя неловко, - Я не знаю, получится ли у нас, но я готов попробовать, - он говорит уверенно. Его голос совершенно не дрожит. Они сделают это не только ради себя. Но и ради друг друга, - Только скажи, что мне нужно будет сделать, - добавляет Лонгботтом, - он ни разу не путешествовал во времени и ему хотелось бы сделать все правильно. Чтобы супруга не пожалела о том, что рассказала ему обо всем. Признаться, Лонгботтому было безумно приятно, что Берк не решила все делать в одиночку, а обратилась к нему. Значит, он для неё не посторонний человек. И хоть они не любят друг друга, все равно не чужие друг другу, - Морт, так будет лучше для всех. И для тебя в том числе. Ты будешь дома, где ты хочешь быть, а не здесь. Я же вижу, что тебе тут не нравится. И понимаю, что не твой хозяин, - Фрэнк всегда относился к эльфу уважительно. И прекрасно понимал его страхи. Но этот риск будет оправдан, он уверен. И все станет, как должно быть.

+1

7

- Почему? - Иногда бывает прямолинейной. Ифа намеренно держала Фрэнка подальше. Отстранялась. Чтобы ни у кого из них не возникало желания падать в банальности и усложнять ситуацию к примеру, такими ужинами. Решение казалось логичным и рациональным. Ифа верит, что сердце - просто мышца, а все эмоции в мозгу. Значит, их можно контролировать. Свои и чужие. Видимо, ее теория не совершенна. Взять под контроль злость и разочарование касательно семьи не смогла. Вероятно, некоторые вещи прощать не умеет. Как предательство.
- Раз уж мы разоткровенничались... Я знаю, что мы сами виноваты, что ничего не вышло. Но эту ситуацию создали не мы. Не ты. Я и отец. Претендовали на одно и тоже и он выиграл. - Взгляд смотрит в пустоту. Так кажется с виду. На самом деле - в прошлое. Время, когда еще знала, что за человек ее отец. Но Ифа до сих пор не знает. Пройдут годы, прежде чем она поймет, что Деклан проявил милосердие. В его понимании. Что отец считал, амбиции дочери не приведут ни к чему хорошему. Если она получит все в свое распоряжение, вороны слетятся как только не станет ее деда. Женщина во главе маленькой империи Бёрков. Сочтут легкой добычей и ошибутся. Дочь их уничтожит, но это отразится на семейном деле. К тому же, наследство - его. По праву рождения. Деклан считал, что проще разбить ее глупые мечты сразу. Замужество было самым безболезненным вариантом. Конечно он бы никогда не навредил дочери физически. Но война за власть в семье никому не нужна. А Ифа как раз ее начинала. - Пару раз приходила в голову идея, что так лучше. Если бы я продолжила, неизвестно во что бы превратилась. Но это просто попытки убедить себя, что я могу продолжать спектакль. Теперь могу узнать второй исход наверняка. - Глаза становятся задумчивыми. Ее жизнь, которая ее по праву, теперь так близко. В очередной раз. Нужно лишь протянуть руку и схватить. Как снитч. Все же предыдущий провал заставляет задуматься, что она не ловец и гоняться за снитчем против правил. Правила нарушить можно, цель того стоит. Узнать наконец, какой была бы жизнь в особняке. Ифа на глазах становится решительной. Есть шанс перестать быть чьей-то собственностью. Отец распоряжается жизнями дочерей по собственному усмотрению и никто не может ему помешать. Можно сказать, что отчасти Ифе повезло - Фрэнк не тиран и настолько далек от образа Деклана, насколько возможно. Все могло быть печальнее, но этот ошибочный союз Фрэнку не нужен. Вдвоем проще все исправить.
- Откуда тебе было знать, я никогда не заостряла внимание на собственных предпочтениях. - О ее предпочтении виски знали трое: она, ее дед, который привил эту тягу, и эльф, который неизвестно как знал все, что касалось хозяев. - Если ты так считаешь. - Соглашается, хотя считает, что если бы захотела, могла бы скрывать. Никто бы не узнал. Ифа хранит много секретов. Которые касаются ее и других. И которые связаны с работой. Не раскрывать информацию буквально входит в обязанности. Но Ифа бы не опустилась до измены. Не после того, как вскрылась интрижка ее отца. Не хочется уподобляться образу, который так сильно презирает. А раньше, в детстве, обожала его. Не понимает, что уже стала другой. Все страшатся перемен, поэтому, когда они наступают, даже не замечают, что изменились. - Ты ничего не знаешь, Фрэнк Лонгботтом. - Позволяет себе улыбнуться и покачать головой. Безусловно недооценивает внимательность мужа, но слишком много фактов хранит в секрете. Такая с детства. Когда сестры бежали к родителям, если что-то было не так, Ифа всегда отмалчивалась. Разбиралась со всем сама. Это в привычку вошло, держать мысли при себе и разбираться с проблемами в одиночку. Она автоматическим движением крутит кольцо на безымянном пальце. Еще одна привычка. Взгляд все время возвращается к маховику. Устройство притягивает к себе внимание. Смотреть на устройство при ярком свете иначе. В полусумрачном освещении кабинета, под воздействием эмоций, маховик казался самым обычным. Теперь есть шанс посмотреть свежим взглядом. Становится ясно, что устройство выглядит старым и новым одновременно, потому что прототип. Безумная идея Айнара, его эксперимент. Часы на цепочке отливают золотом, установленные колесики отвечают за время назначения. Ифа не может оторвать взгляд. Что-то в ней хочет разобрать маховик и понять, как все устроено. Нельзя. Они сделают, что нужно, потом она вернет подарок Айнару. Оставлять у себя слишком опасно. Искушение использовать будет слишком велико. Нельзя этого позволять. Но такие возможности! «Которые могут привести к ужасным последствиям». Приходится себя одернуть. Сделать глубокий вдох и заставить сердце стучать медленнее. - Да, именно это я и предлагаю. Вернуться в прошлое и все исправить. - Ифа встает, обходит стол и останавливается рядом с Фрэнком. - Раз мы все решили, надо тебе вернуть. - Кольцо поддается не сразу. Ни разу не снимала. Прикладывает чуть больше силы и свадебное кольцо снимается. Снять обручальное оказывается проще. Кладет оба на стол и смотрит на свою руку. Светлая полоска на безымянном пальце заставляет руку выглядеть незавершенной. Со временем это пройдет.
- Время - не моя специальность, но насколько знаю я, маховик отправит нас в нужное время и на то же самое место, где мы его запустили. Остаться в прошлом надолго нельзя, обычно максимальный срок - несколько часов. Но это - личная игрушка Айнара, насколько я поняла. Поэтому ничего нельзя сказать наверняка. Ты же помнишь Айнара? Высокий чудаковатый норвежец неопределенного возраста. Изъясняется странно. - Не знает как по другому описать этого человека. У него одно из тех редких лиц, для которых не придумали слов. Ифа вспоминает все, что слышала о маховиках. Не так много, на самом деле. В Отделе не принято делиться исследованиями. - Нельзя, чтобы прошлые мы увидели настоящих нас. Время не любит парадоксы. Это может быть крайне опасно. - Все это говорят, но никто не вдается в детали. Определить что вызывает парадокс и как это отражается на времени невозможно. Не для Ифы. Ругает себя, что не задала эти вопросы Айнару. Слишком увлеклась его шарадами. Но он бы не ответил. Сказал бы, что она снова задает неправильные вопросы. Нормального диалога с таким как он никогда не выходит. Поэтому Ифа чуть ли не единственная, кто не избегает общества норвежца. Морт бросает на Фрэнка оскорбленный взгляд, но ничего не говорит. - Не обращай внимания, он гордый. Насколько это позволительно. Я его не заставляла уходить со мной. Я спросила, он согласился. Теперь потратит весь вечер, припоминая каждую секунды своей службы и вычисляя, что сделал, чтобы тебе не угодить. - Сочувственно смотрит на эльфа. Он воспринимает все слишком близко к сердцу. И понимает слишком многое, к сожалению. Ифа это поняла, когда в прошлом месяце ради эксперимента позволила эльфу говорить абсолютно открыто, все что он думал. Так много и так быстро Морт не изъяснялся за всю свою жизнь. Это была единственная минута, когда Ифе все высказали в лицо. Как есть. Глоток свежего воздуха, хорошее ощущение. Иногда немного жестокой правды не помешает. - Надо выбрать дату. И место. И оставить наставления Морту, если что-то пойдет не так и мы не вернемся. - Снова слишком прямолинейна. За период войны научилась рассматривать наихудший вариант как вероятный. Барабанит пальцами по лакированной поверхности стола, пока мысленно ставит галочки на списке дел, которые должны быть решены в случае, если их дерзкий план провалится. Единственный рабочий проект, за который переживала, отправила «наверх» еще утром. Никаких посланий и объяснений никому оставлять не хочет. Завещание в полном порядке, составлено как только обстановка в Министерстве стала слишком опасной. - Если у тебя нет незавершенных дел, предлагаю не откладывать. - Ифа ощущает тепло внутри. То ли виски на пустой желудок действует так быстро, либо предвкушение берет свое. Непривычное ощущение, не помнит такого. Немного волнуется, но в хорошем смысле.

+1

8

- Не смей себя винить, - резко отвечает Фрэнк, - Я виноват ровно настолько же, насколько и ты, - Ифа зря наговаривала на себя и отца. Лонгботтом мог бы хоть немного попытаться пойти на встречу супруге. Возможно, если бы он попытался хоть что-то предпринять, то все было бы совершенно иначе. Но они выбрали путь обмана общественности и отлично его придерживались. Но почему-то только сейчас говорят об этом и пытаются переспорить друга друга на тему того, из-за кого все так сложилось, - Но сейчас поздно говорить обо всем, что мы не сделали. Вопрос в том, что мы можем сейчас делать, - Ифа была ему не безразлична и нужно было что-то решить. Чтобы они смогли жить полной жизнью. Осталось совсем немного и, судя по всему, у Берк есть план. Если это поможет им освободиться друг от друга, то, почему бы нет? Хуже все равно не будет. Потому что, куда уж? Волдеморт повержен, больше нет никаких убийств и преследований магглорожденных. Весь мир процветает, только в их семье все медленно загнивает. Листья и цветы их брака уже давно опали, словно сейчас осень. Корни еще живы, но если и они и дальше будут так жить, то скоро "растение" окончательно вымрет, - Я был глупцом, что ничего не делал. Все надеялся, что дальше будет лучше. Но все становилось только хуже. И пару дней назад я понял, что нельзя дальше тянуть, - Кажется, они впервые с того момента, как поженились, искренне разговаривают. Этот день нужно навсегда запомнить, пока еще не поздно. Ведь, насколько аврор понимает, скоро этого всего может и не быть.
- Не понимаю, почему мы раньше не делали этого, - Фрэнк не выпускает из рук столовые приборы. Чувствует себя как-то спокойнее, когда может пальцами что-то перебирать, - Ну, то есть мы не говорили раньше, хотя могли столько раз это сделать, - поспешно добавляет выпускник Гриффиндора. Рука тянется к бокалу, но он сдерживается, потому что не знает, стоит ли ему еще выпивать. Аврор кладет руки на колени и внимательно слушает жену, -  Думаю, не стоит дальше думать о том, что было раньше и что мы не сделали. Лучше подумать, как разрешить нашу проблему с браком, - Как-то неловко становилось от того, что он называет их союз проблемой. Но другие слова просто не приходили на ум, - Прости, что так говорю. Я не готовился и вино слегка дало в голову, - Лонгботтом отодвигает бокал подальше смотрит на Ифу. На сегодня ему хватит, - Я очень волновался, что ты не так все поймешь, - Но это наименьшая из проблем, о которой ему пришлось беспокоиться. Все-таки ему чертовски повезло, что Берк думала так же, как он и сейчас ему не закатили скандал. Ведь любая другая на ее месте начала бы винить его в том, что она потеряла столько времени. Его супруга была другой. Нет, у них определенно все было бы хорошо, если бы они прикладывали какие-то усилия. Но поздно пытаться что-то исправить, если настало время закончить все на такой хорошей ноте.
Наконец Ифа озвучивает то, о чем он думал. В голове это все было не таким волнующим и странным. На словах это такое безумство, но видя маховик перед собой, Лонгботтом понимал, что это правильно. И им ведь просто нужно вернуться в тот день, который Фрэнк помнил, словно это было вчера. Он слабо представлял, что они будет делать в прошлом. Не допустят того ужина вообще? или подговорят молодых себя сбежать? А ведь аврор планировал так поступить. Просто взять, сесть на метлу и улететь, но это показалось ему таким низким и не достойным своей фамилии. Ликорис предлагал подумать. Потому что была возможность отказаться от этой авантюры. Но волшебник всегда был достойным человеком. И раз нужно, значит он женится на Берк, - Да, я не знаю о тебе почти ничего и это меня гложило почти все эти годы с того самого момента, как за наш все решили, - И это опять его вина, - Сейчас я понимаю, что был отвратительным супругом, - Маг вздыхает и аккуратно касается пальцами маховика. До сих пор не верилось, что этот маленький артефакт поможет все вернуть назад. Он уже начинает думать о том, что сделает иначе, после того, как ему не нужно будет жениться на Ифе. Наверное, не отпустит просто так Эммелину. Нельзя было позволить ей просто так уйти. Но он согласился жениться. И со стороны его бывшей школьной подружки было бы глупо оставаться с ним, когда у него скоро свадьба. Поэтому он полностью понимает поведение Вэнс. Он не даст ей уйти. Ни за что в жизни. И сделает ей предложение. Потому что он много думал о ней.
Молодой человек слегка отодвигается назад, когда супруга снимает с пальца кольцо, - Нет, оставь его себе, - Он не позволит просто так выкинуть его из памяти. Пусть оно будет с ней до конца, - Оно было сделано специально для тебя и, наверное, как только мы исправим прошлое, оно исчезнет. Так что, - Фрэнк берет его и вкладывает ей в аккуратную ладонь. Он что-то почувствовал, когда взял ее за руку, - пусть будет с тобой, прошу, это мне важно, - волшебник прикрывает своей ладонью ее руку, - Мне будет приятно, - Надеется, что Ифа выполнит эту просьбу. Ведь это самое меньшее, что он у нее просил за все время его брака, - Если я много прошу, то просто выкинь его. Я не могу принять это назад, - Пусть потеряет, сохранит или оденет обратно себе на палец. Он не сможет заставить Берк сделать что-то против своей воли. И он это знал. Супруга была слишком свободолюбивой. Кажется, это единственное, что он о ней знал. И что она часто любит быть в себе. Все-таки, наверное, он не так и плох, раз смог подметить хотя бы это. Фрэнк часто наблюдал за ней со стороны, когда она читала в гостиной или колдовала что-то по дому. Ему нравилось смотреть за ней. И почему он понимает это только сейчас? Неужели нужно все потерять, чтобы осознать ценность того, что имеешь?
- Да, я помню Айнара, - Лонгботтом смутно припоминал его лицо, но отлично помнил его речь, которая всегда звучала так странно, что не всегда было легко понять, что он имеет в виду. Он видел его несколько раз, когда провожал Ифу прямо к дверям отдела. Он не часто так делал, но пару раз удавалось встретиться с ее коллегами. В том числе и с Айнаром. Больше он ничего не знал об этом работнике Отдела Тайн. Почему-то казалось, что сама Берк не сильно в курсе, что он из себя представляет, - Не знаю, зачем ему понадобилось помочь тебе. Или нам... Но в любом случае, хочу сказать ему спасибо. Жаль, что не удастся, - Вздыхает Фрэнк и поднимается из-за стула, выслушивая инструкции той, кто еще пару часов будет его супругой, - Я все понял. Надеюсь. что мы не отойдем от плана, - аврор протягивает Берк руку и помогает ей встать, - А что делать, если нас заметят? Мы же навсегда изменим прошлое... - Было страшно об этом думать. Ведь их ошибка может сломать время, - Я помню ту дату. Просто взяться за маховик и подумать о том дне? - Фрэнк слишком схематично знал о том, как работает артефакт и не хотелось бы, чтобы что-то пошло не так из-за него, - Нет, у меня нет никаких дел. Все закончено, - А сам задумывается о том, чтобы ему хотелось сделать, прежде чем настоящее навсегда изменится и станет другим, - Я готов, - Волшебник складывает руки за спиной, - А ты? - Это была ее идея, но все равно. Он все отменит, если она будет против или испугается. Но когда супруга пугалась? Она же работает в Отделе Тайн. А Фрэнк - один из самых смелых работников аврората. Но не смотря на это они так много лет не могли поговорить друг с другом.

0

9

- Указываешь мне, что я могу делать, а что нет? Это в новинку. – Ифа редко слышит резкие нотки в голосе Фрэнка, поэтому заостряет внимание. – Возможности безграничны, сделать можно много чего, но у меня есть относительно беспроигрышный вариант. – А еще крайне опасный, но она не испытывает страха. Только интерес. Маховик времени – завораживающее приспособление, ей не терпится проверить его возможности. По сути, предотвращение брака – лишь хороший предлог, чтобы оправдать столь опасную затею. Ифе всегда нужна причина, и эта – стоящая. Сколько можно изводиться и играть на публику? Она может поддерживать спектакль сколько нужно, но раз супруг начал разговор на чистоту, пришло время заканчивать. – Раньше не было времени, наверное. – Пожимает плечами. С войной работы было больше у всех, как и проблем. Ифа понимает, что это – не оправдание. Но другого у нее нет.
- Всегда думала, что пора научить тебя пить, но не нашла повода. – Потому что не предлагала. Мысль приходила в голову и тут же отодвигалась на задний план. У нее это умение врожденное. Плюс, у ирландцев своя барная этика. Отправляясь с компанией в паб, каждый должен оплатить один круг. Иначе это считается дурным тоном. Не дать кому-то угостить собравшихся выпивкой – тоже. Поэтому в большой компании никто не расходится, пока каждый не оплатил хотя бы один раунд. Негласное правило, которое не нарушают. Умение Ифы держать алкоголь не исходит исключительно от ирландской крови. В один момент дед решил, что внучка достаточно взрослая. Объяснил, что в мужском мире надо уметь соответствовать. К сильному вкусу виски привыкала долго, но привыкла. Потом начало нравиться. Потому что все дело опыта и времени. – На самом деле, все могло быть гораздо печальнее. Отец мог выбрать кого-то намного хуже. – Не вдается в детали, но знает множество историй о по-настоящему ужасных браках. Один из наиболее подозрительных постоянных клиентов магазина всегда смотрит исподлобья. Его маленикие поросячьи глазки сверкают чем-то опасным. Его жена моложе него на двадцать лет. Когда она повыше посильнее натягивает рукава, пряча синяки, всегда опускает глаза в пол и говорт, что неуклюжая. Что споткнулась на лестнице или упала со стремянки, доставая что-то с верхней полки. Ифа понимает, что тоже могла оказаться в такой ситуации. Но Ифа не из тех, кто смотрит в пол. Лучше она будет смотреть на каменную кладку азкабанской стены.
- Оно не исчезнет. – Говорит с уверенностью. – То, что при нас, остается. Вещи, воспоминания, и так далее. Мы меняем свое прошлое, но мы не можем изменить себя. – Обидно, что не могут. Ифа никогда не сможет смотреть на отца как раньше. Все еще его ненавидит и это не изменится. Может, он не будет понимать эту перемену в дочери, но факт останется фактом. – Оставлю как напоминание. – Соглашается. Снимает с шеи тонкую цепочку, зачарованную, чтобы никогда не порвалась. Не глядя привязывает кольца замысловатым рыбацким узлом. Детство, проведенное на острове, не забыто. Как и некоторые навыки, перенятые у живущих там простых волшебников. Многие предпочитают заклинания, но старое поколение островитян любят работать руками. Говорят, некоторые вещи надо уметь делать без магии. Ифа продевает голову в цепочку и прячет ее под одежду. - Я один раз помогла ему, он решил в ответ помочь мне. Он странно выражает свою дружбу. – Несмотря на свои странности, ей нравится Айнар. С ним хотя бы интересно разговаривать. Потому что невозможно предугадать его последующие слова и действия. - Ты сможешь сказать ему спасибо, если мы вернемся обратно. Только он скорее всего не поймет за что, помнить эту жизнь будем только мы. Я не уверена, как память заполнит образовавшиеся пробелы. Либо мы будет помнить обе жизни, либо о второй придется узнавать самим. Там разберемся. – Некоторые детали лучше изучить по ходу дела. Действовать надо сейчас, пока никто из них не передумал. Не осознал всей опасности задуманного. На данный момент холодную голову сохраняет только эльф. Ифа и Фрэнк слишком увлечены, чтобы здраво мыслить. Еще раз перебирает в голове факты. О чем нужно помнить перед отправкой. - Нельзя, чтобы нас заметили. Я предлагаю дезиллюминационное заклинание, или что-то вроде, и какое-нибудь звукоизоляционное, чтобы нас никто не слышал. Скрытность – дело аврората, ты лучше знаешь как это сделать. Это поможет оставаться скрытыми от чужих глаз и ушей. Лучше сделать сейчас, чтобы там не попасть в неприятную ситуацию. – Покалывание током пробегает по нервным окончаниям. Ифа собирается нарушить правила и это будоражит. Столько времени делать все по протоколу, согласно правилам отдела. Оправдывать чужие ожидания, притворяясь счастливой парой, согласно общественным устоям. Утомительно. Однообразно. Ифа не любит «однообразно».
- Еще ты должен понять, что то, что мы совершим – нарушение нескольких законов. - Она сводит ладони вместе и подносит к лицу, перед тем как взять в руки маховик времени. Сердце ускоряет темп. Как делает всегда перед тем, как Ифа нарушит правила. Интересно, Фрэнк догадывается, что в школьные годы Ифа, как и многие другие, сбегала ночью в скупой компании друзей погулять по Запретному Лесу? На спор переплывала Черное Озеро и проверяла насколько близко сможет подойти к Гремучей Иве? Иногда позволяла себе расслабиться и делать то, что хотелось. Но школьные шалости не сравнятся с тем, что собирается сделать сейчас. Несанкционированные эксперименты со временем запрещены законом. Влекут за собой тяжелые последствия. Запретили в самом конце девятнадцатого века, когда одна ведьма на несколько дней застряла в 1402 году. Позволила себе лишнего. Заплатила не только жизнями двадцати пяти неродившихся людей, но и своей. По возвращении резко состарилась состарилась и умерла. Но они с Фрэнком не так беспечны. Они будут осторожны. Ифа берет маховик и крутит в руках. Металл холодит пальцы, но руки не дрожат. Губы почти бесшумно произносят: - Go n-éirí an bóthar leat. - Старое ирландское напутствие придает уверенности. – Готов? – Спрашивает супруга и, не дожидаясь ответа, настраивает устройство. Берет Фрэнка за рукуи невольно стискивает пальцы, когда ощущает натяжение. Как будто чья-то невидимая рука сжимает позвоночник и тянет за собой. Остается только поддаться. Закрыть глаза и позволить времени забрать себя. Туда, где все началось и где должно закончиться. При условии, что все получится согласно плану, которого ни у кого из них пока нет.

+1

10

Фрэнк слегка опускает голову и берет ее в руки, - Я не то имел в виду, - вздыхает он, - Я просто не хочу, чтобы ты говорила о своей вине, ведь это не правда. Я поступал точно так же. Работал и совершенно не уделял этой семье внимания, - И снова в голове альтернативные варианты их судьбы, если бы они поступали иначе. Да, там был вариант счастливой семьи с детьми. Он очень хотел сына и даже знал, как его назовет. Невилл и никак иначе. Готов был спорить с Ифой до посинения, но отстоял бы право выбрать имя наследника. Это все могло бы у них быть, но судьба распорядилась иначе. И как-то было больно и обидно за то, сколько лет потрачено впустую. И ведь никого нельзя винить во всем этом. Ни Деклана, ни Августу. Хотя при каждой удобной возможности Лонгботтом младший выказывал свое недовольство, словно это что-то изменит. Разве что, окончательно испортит отношения между матерью и сыном. Он думал, что до этого никогда не дойдет. Потому что все их ссоры были такие мелкие, что максимальный срок того, сколько они не общались – неделя. Не смотря на то, что отношения с отцом были куда лучше, все равно Августа была ему ближе. Видимо, правду говорят, что связь матери и ребенка – самая сильная на свете.
- Пить?  О, я не из тех, кто любит прикладываться к алкоголю, - оправдывается он, - Немного сливочного пива мне всегда достаточно, - Ифа пила больше его. И крепче. Но волшебника это никогда не смущало. Почему? Ну, просто это полностью ее дело. Это не выглядело как алкоголизм, она не пила зелья от головной боли поутру, и никогда не устраивала дебоши. А это значило, что Берк полностью контролировала свои действия, и Фрэнк правильно поступил, что не полез во все это, - Да, тебе со мной еще крупно повезло, - молодой человек отшучивается, потому что ему кажется, что это как-то разрядит обстановку. Не смотря на их откровенные и спокойные разговоры, волшебнику было не по себе. На душе как-то тяжело от осознания того, что они все уничтожили. Лонгботтом слишком сильно загнал себя, - Я до сих пор так и не узнал, как сошлись наши родители и почему они так все решили. Я никогда не слышал о твоем отце. Не верится, что они только познакомились и решили, что вместе нам будет лучше. Это так жутко звучит со стороны, - выпускник Гриффиндора опускает глаза в пол, - Выглядит так, будто бы два человека просто встретились, и дальше все решилось само по себе. Не находишь? – аврор нервно усмехается. А если так подумать, что он на самом деле был для Берк одной из лучших партий.
- Я не хочу все забывать, - говорит Фрэнк. Наверное, память - самое ценное, что только у него есть. И что он будет делать, если он потеряет такой продолжительный кусок жизни? - то есть ты до конца не знаешь принцип действия маховика? - молодой человек удивлённо приоткрывает рот, - Ты точно уверена в том, что нам нужно это делать? - немного страшно. Да, его жизнь изменится к лучшему, но какой ценой? Просто пару лет резко проскочат, словно из и не было? И ты каждый раз будешь доводить себя до головной боли, пытаясь что-то вспомнить, - но, даже если это слишком рискованно, то мы справимся, - одобрительно кивает Лонгботтом, - мы ведь вместе, - в его голове последняя фраза звучит так, словно ее сказал не он. Все чётко слышал, но будто бы это произнёс кто-то рядом с ними. Но в комнате лишь они и эльф. Просто, видимо, от волнения закружились голова. Он всегда знал, что путешествия во времени пальцы, он знал про маховики времени, но был уверен, что это лишь помогает волшебникам, а не позволяет менять свою судьбу. Конечно же, у него было много вопросов. Например, почему не остановили Темного Лорда, если была такая возможность? Сколько смелых волшебников погибло? А о бедных магглах и маглорожденных речь вообще не идёт. Волдеморт не жалел их, истребляя десятками, если даже не сотнями. А потом он исчез. А в магическом мире появился Мальчик-который-выжил. Это звучит как сказка, но все это было на самом деле. И с тех пор Подиратели исчезли. Кто-то сидит в Азкабана, кто-то успел сбежать. Но суть в том, что на улицах наконец-то стало тихо. А этого он и добивался, как в составе аврората, так и Ордена Феникса.Ифа должна была догадываться о том, что он занимается не только работой. Но искренне надеялся, что она даже не думала об измене. Он не лицемер, чтобы так поступать.
- Не волнуйся, я позабочусь о вашей безопасности, - говорит и смотрит супруге в глаза, - будет плохо, если мы встретим себя? - наверное, это нарушит ход времени и что-то случится. Не хочется проверять на себе догадки, но лучше спросить, - а заклинание забвения не поможет в нашем случае? Может просто заставить забыть наших родителей о том, что он. Хотели нашего брака? - хороший вариант, но непонятно, получится ли все провернуть. Они ведь будут против себя и четырёх взрослых волшебников. Какими бы талантливыми не были, нужно зелье удачи, чтобы все прошло без сучка и задоринки, - я не знаю, - он грустно опускает глаза, потому что его идея кажется ему водным бредом. В общем, лучше пусть Ифа руководит их приключением. А он, как и собирался, займётся тем, чтобы их никто не видел, - Все бы отдал за то, чтобы у меня была мантия-неведимка, - издаёт глухой смешок. Но ее местонахождение неизвестно. С тех пор как... Не важно. Это все осталось в прошлом и все прошли стадии отрицания, гнева, смирения. Лонгботтом не знал, в каком порядке они идут.  Да и это не имело значения. Уже не имело, я нарушил много законов, Ифа. Просто об этом никто не знает, - пытается ещё раз улыбнуться. орден Феникса был вне закона. И он тоже. Если бы его поймали, то могли посадить в Азкабан. Но теперь не было необходимости в Ордене и Министерство перестало роняться за призраками.
- Я готов, - Ифа берет его руку и резкая боль познаёт его тело. Он не был к такому готовы и даже слегка вскрикнул. Совсем немного. Но этого хватило для того, чтобы ему стало безумно стыдно за своё поведение. Фрэнк складывается пополам и резко разгибается. Он все ещё держит супругу за руку и понимает, что они находятся в его саду. Даже удивительно, что спустя столько лет он так прекрасен. Там словно ничего не изменилось. Если они на самом деле вернулись в пошлое, - у нас получилось? - он разгибается и слегка сжимает руку Берк, потому что все ещё не верит в то, что они вернулись в прошлое, - или мы просто аппарировали? - нет, ощущение во время аппаратик совершенно другие. Значит, получилось.

0


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » ANOTHER STORIES » [17.05.1982] long way down