19.10.2018 Нам 8 месяцев, друзья! Читаем последние новости! И объявляем об упрошенном приеме студентов Дурмстранга до 04.10
04.10.2018 Упрощенный прием работников Министерства Магии и Объединенного Совета Европы до 19.10
01.10.2018А мы Вам принесли новое развлечение. Встречайте - Enchanted Сoins: Weekly Challenge!
19.09.2018 С новостями можно ознакомиться здесь. Также всем игрокам необходимо пройти в эту тему. Ну и как же без упрощенного приема? До 04.10 мы принимаем работников Лютного и Косого переулка по специальному шаблону!
10.09.2018 Упрощенный прием для студентов и выпускников Дурмстранга до 19.09
28.08.2018 Поздравляем нашу Алису!
27.08.2018 Приглашаем ознакомиться с горячими новостями.
19.08.2018 Нам полгода! Ура, принимаем поздравления! Так же объявляем упрощенный прием для целителей Мунго до 04.09, и приглашаем ознакомиться с обновлениями в матчасти касательно Дурмстранга.
13.08.2018 Поздравляем Элая здесь. С днем рождения, дружище!
06.08.2018 Упрощенный прием для авроров!
23.07.2018 Обновления! Подробнее обо всем можно узнать здесь.
19.07.2018 Упрощенный прием для студентов и выпускников Гриффиндора!
06.07.2018 Упрощенный прием для студентов и выпускников Хаффлпаффа!
27.06.2018 Открыт набор аж в три новых квеста! Немного подробнее о них здесь.
19.06.2018 Новая акция и упрощенный прием для выпускников и учеников Рейвенкло!
04.06.2018 Перевод времени и упрощенный прием для всех преподавателей!
01.06.2018 С первым днем лета! А у нас новости и очередные плюшки. Просим всех сюда. Так же всем игрокам в обязательном порядке необходимо в течении двух недель отметиться здесь, если их персонажи в школьное время были старостами или состояли в команде по квиддичу.
01 november — 31 december 1979
FrankAoifeBellatrix
День, как это говорится, не задался самого начала. И не потому, что Олофссон решила построить из себя главную, взяв обязанность выбора жертвы без предварительного обсуждения (здесь Крис только закатил глаза - в конце концов, хвала Одину, не ему придется обхаживать очередного богатенького старпера... Читать далее

Daily Prophet: Fear of the Dark

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » GRINGOTTS WIZARD BANK » [13.06.1979] How to Get Away with Murder


[13.06.1979] How to Get Away with Murder

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

«How to Get Away with Murder»

http://sg.uploads.ru/1KZVh.gifhttp://s9.uploads.ru/suxRr.gif
Erast Gehkhel, Frank Longbottom

Дата: 13.06.1979
Локация: Министерство Магии, Отдел Тайн

Фрэнк полностью уверен в том, что в серии убийств, которые происходят уже достаточно продолжительное время, виноват никто иной, как заместитель начальника Отдела Тайн - Эраст Гекхель.

+2

2

Заместитель главы отдела тайн министерства магии Англии вовсе не по - министерски прощался с обедом за кирпичным и поросшим ярко-зеленым мхом углом старого дома. В вечерней душной безветренной ночи, которые опускались на центральную Англию неделю к ряду витал сладковатый дурман подсыхающей травы и диких цветов, смешанный с запахом остывающей к ночи земли и разлагающейся плоти. Эраст Гекхель помотал головой, отмахиваясь от услужливого секретаря, бойкого низенького старичка в зеленой мантии, мол "всё хорошо, идите помогите лучше". Рука в белой лайковой перчатке заткнула нос и рот разом, желудок немилосердно вывернуло опять, оставляя мужчину в еще более жалком положении, чем десять минут назад, когда Эраст только вошел в дом и увидел все своими глазами.
- Нашли, господин Гекхель, вторую руку нашли, в ящике письменного стола лежала, крови натекло! , - хотя бы и так, Марджерус Поутли, он же секретарь при заместителе и на данный момент второй представитель отдела тайн, радовался больше не находке, а тому факту, что начальник его оказался хотя бы в чем-то хуже подчиненного. Красные старческие щеки надулись от важности, Поутли хотел было добавить, что собирать будут прямо тут, в этом богом забытом доме с ветхой крышей, но благоразумно промолчал. Изученный тошнотой Эраст кивнул и проговорил что-то невнятное и его снова скрутило. Поутли исчез в надвигающейся быстро темноте, подсвечивая себе путь палочкой. И не мудрено. Вокруг дома была свалена старая мебель, выцветшая и обветшалая, ковры, разбитая посуда, обрывки книги часть обвалившейся когда-то крыши. Заросли из терновника и яблони настолько поработили некогда человеческое жилище, что корни деревьев впивались в фундамент здания. А дом стоял, отстроенный век назад точно, из прочного камня и обожженного кирпича из красной глины, назло английской капризной погоде и сырости. Где-то неподалеку затянули свое пение жабы, словно передразнивая Эраста. По всему выходило, что дом принадлежал богатой семье маглов. Маглов, потому что никакой магии тут не ощущалось и не нашлось следов "старого колдовства", а вот "свежего" хоть отбавляй.
"Привет" из поздней викторианской эпохи простоял бы еще столько же лет без гостей, если бы не местные дети, решившие забраться в интересное место. Разумеется, всем маглам стерли память, но Эраст им все равно завидовал. Он и сам бы желал забыть увиденное, но дело набирало серьезные обороты, раз аврорам понадобился заместитель главы в качестве специалиста по мало знакомым артефактам.
Справившись с позывами тошноты, Эраст осмотрел прилегающую заброшенную территорию, но ничего подозрительного не обнаружил. Пробираться в темноте по кустам и затаптывать возможные следы преступника не решился, авроры по голове за такое не погладят. Внутрь дома больше подниматься не стал, запомнил все и с первого раза. Тело жертвы висело посреди комнаты, словно высушенное, на тонких нитках. Ветер путался в блинных юбках и натянутые нити скрипели, а нутро было пусто. Живописную картину добавляли внутренности, аккуратно разложенные по банкам и кастрюлям, которые только нашлись в доме. Голова была лишена глазных яблок и языка, при жизни ли или после смерти? Гекхель потер переносицу и сжал вялыми пальцами в кармане палочку, словно пробуя вернуть себе ощущение реальности происходящего, а вместе с тем и уверенность.
В ушах еще звенело и Эраст сообразил, что до сих пор слышит жужжание сытых мух, пирующих на разлагающихся останках. Труп без правой руки, зато в белом свадебном платье. Таких сейчас не шьют, это Гекхель знал точно, потому что  прошел через свадебные дрязги. Скривившись то ли тошноты и духоты, то ли от воспоминания о женитьбе, Эраст сделал над собой усилие и поднялся по скрипучей лестнице к входной двери. Магия начиналась тут, авроры уже наложили заглушающее и охранное заклятия, а вот внутри было что-то другое.
- П..простите...если я больше не н..нужен, я бы вернулся домой ,- Гекхель старался дышать через раз, а то и два, не смотреть в сторону библиотеки, где все еще висел труп невесты, а разглядывал старательно пуговицу на одежде мистера Лонгботтома, который и вызвал министерского работника в этот ад. Секретарь Поутли, оказавшийся как нельзя кстати рядом, хмыкнул громко и незлобиво, что означало "ох уж это начальство никудышнее индюка". Эраст Гекхель и сам понимал, что бОльшую и основную часть работы делают авроры, но его компетенции получасом ранее хватило, чтобы заявить аврорату, что тут была применена не просто магия палочек, а важного артефакта. Какого, Гекхель уточнять не стал, не успел, его затошнило.
- От..т..чет. Копию через мистера Поутли, утром, - Гекхель бросил взгляд на выжженные на полу, под ногами Фрэнка, рунами и пиктограммой, заляпанной кровью и нахмурился еще больше. Диаметр знака был настолько велик, что занимал периметр всего первого этажа и если снести стены, то получилось бы красиво, это не мелом чиркать на асфальте. Над головой еще одни руны, в полном хаосе, словно их выскребали ножом на беленом потолке наскоро. Мурашки пробежали по спине чиновника, Эраст запахнулся в черную дорожную мантию и задрал голову повыше.
- Артефакт образует портал между миром мертвых и живых..эт..т..то если верить реестру моего отдела...Но без невесты н..никуда...женщины, везде,- задумчиво прибавил Гекхель, перешагивая с одного место на другое с задранной головой и разглядывая знаки и попутно поясняя аврору тот минимум, который полезно знать без ущерба для чести отдела. Поутли старательно переписывал пером в пергамент рисунок на полу, кряхтя и тщательно перерисовывая письмена. В чем-чем, а в скрупулезности ему не было равных.
- Портал? Да тут на врата тянет, но не удалось что-то...а может и удалось, на руке кольца то нет,- чернильное пятно упало на пол с каким-то оглушающим звуком, Гекхель побледнел сильнее обычного и сообразил, что это не чернила виноваты, а стук сердца в ушах.
- Вы с таким раньше сталкивались? - голубые глаза впились цепко в Лонгботтома, которого видели впервые, но от этого аврор не перестал быть интересным. Они словно сомневались или опасались чего-то, спрашивая невольно, а сможет ли эта боевая машина что-то понять или заподозрить?. Хватит ли у Лонгботтома ума?

Отредактировано Erast Gehkhel (2018-04-20 19:05:21)

+2

3

Как-то это все не внушало Фрэнку доверия. И вообще непонятно, почему побеспокоили именно департамент авроров, а не хит-визардов. Ну да ладно. Ему было не так уж и сложно прибыть на место и узнать, как там обстоят дела. Дело не обошлось без черным артефактов. При чем настолько могущественного, что внутри дома становилось не по себе. И это даже не от вида того, что произошло с телом. Это все - отдельная история. Лишь тот, у кого были стальные нервы не испугался увиденного. Лонгботтом, конечно же, ужаснулся, но старался не подавать виду, что что-то не так. За свою жизнь он видел не мало мертвецов. Как волшебников, так и магглов. И ужасало, что большая часть жертв была из-за Волдеморта и его Пожирателей Смерти. С начала десятилетия произошло много ужасного и Фрэнк был одним из тех, что сражался на стороне Ордена Феникса, стараясь предотвратить все эти убийства. Но в этот раз не Пожиратели все это устроили. Слишком все не так, как у них. Они любят мучить, любят убивать, но только заклятием. Тут же все было очевидно: прихвостни Темного Лорда ни за что не захотят пачкай руки нечистой, по их мнению, кровью. Так что тот вариант сразу отпал. Слишком уж все нетипично. Это, если честно, пугало сильнее всего. Даже не знаешь, на кого и подумать. Но были у аврора мысли, как все выяснить.
Без Отдела Тайн в таких случаях не обошлись. За главой отдела и его заместителем послали почти сразу же, как выяснили,  с помощью чего совершили убийство и нанесли эти знаки на пол дома. Благо, сейчас придут эксперты в своей деле. И хотелось надеяться, что все быстро закончиться. Потому что по коже начинали ползать мурашки. Даже казалось, что со стороны видно волнение Фрэнка. Лонгботтом с прищуром осматривал все вокруг. Молодой человек взмахивает палочкой. Надеется, что заклинание поможет найти какие-то следы, но, увы, ничего. Аврор выходит на улицу, чтобы подышать и в этот момент видит, как аппарирует заместитель с секретарем. Странно, что глава отдела не соизволил лично присутствовать здесь, но, возможно, у него есть дела поважнее. Это не касалось работника Министерства и он лишь сухо кивает, протягивая руку, - Здравствуйте, заместитель Гекхель, - Он его видел пару раз, но никогда не общался лично. Но имена всех глав отделов волшебник знал прекрасно. Никогда не узнаешь, с кем придется пересечься по долгу службы. И что удивительно, Фрэнк со многими был в отличных отношениях. Если, конечно же, не считать некоторых личностей, в которых хотелось отправить проклятие каждый раз, как их глаза встречались в атриуме. К счастью, Лонгботтом совершенно неконфликтный человек и это было очень важно в его работе.
- А с вами мы не знакомы, - Фрэнк протягивает руку мужчине, - Лонгботтом, Фрэнк. Представитель аврората. Я бы настоял на том, чтобы Вы все лично увидели, - маг остается на месте, потому что не горит желанием смотреть на это ужасающее зрелище еще раз. Он терпеливо ждет, похаживая взад-вперед, держа наготове палочку. Никогда не знаешь, что может произойти. Одну руку молодой человек заносит за спину, перебирая между пальцами ткань мантии. Он был рад, что здесь он, а не Алиса. Она, конечно же, сильная, но незачем травмировать свою жену. Она еще успеет насмотреться на работе на всякие ужасы. А пока стоит делать все, чтобы сохранить ее психику в порядке. Не хочется каждый день ходить к ней в Мунго из-за того, что она упрямо себя повела и решила выпендриться. Это глупо и того не стоит. Даже Лонгботтому было не по себе. А что уж там говорить о супруге, которая, хотелось бы верить, что такого никогда бы не произошло, но вполне могла потерять сознание. Признаться, аврора слегка покачивало первые пару минут. Ноги были как вата, руки не сильно хотели слушаться. Хорошо, что в то время от него не требовали каких-то слов. Ибо Фрэнк был уверен, что его язык начнет заплетаться, если его о чем-то спросят. Но, к счастью, пронесло и теперь он мог легко обсуждать происходящее. Ну как, не то, чтобы легко. Но это уже не важно.
Через какое-то время Гекхель и Поутли возвращаются, - Вы какой-то слишком бледный, заместитель, - не сказать, что до этого он был каким-то смуглым красавцем, но сейчас его цвет кожи был как у того трупа. Если не белее, - С вами все в порядке? - Фрэнк старается быть воспитанным. Но, признаться, он не сильно понимает, что происходит, - Нет, я с таким не сталкивался. Я вообще впервые вижу такой ужас, - честно признается аврор, - Мне сказали, что все было совершенно с помощью какого-то артефакта, - продолжает Лонгботтом, понимая, что вряд ли приятно, когда незнакомец лезет со своими вопросами. Жаль, что он понял это только сейчас. Но у него не было маховика времени, в отличии, например, от мистера Гекхеля, который вполне мог иметь при себе такую штуку, - И вот вы нам в этом сможете помочь, - почему-то волшебник уверен, что все сразу станет на свои места, как только он услышит название артефакты и поймет принцип его действия, - Не сочтите за невежество, но мне кажется, что я тут не совсем к месту. Всем должны заниматься хит-визарды и Ваш отдел, - Он повел себя достаточно нагло. Но иногда прямолинейность намного лучше отмалчивания в стороне, - я понимаю, что Вам хочется домой. Мне тоже. Думаю, мистеру Поутли тоже. Но давайте соберемся и разберемся со всем, что здесь произошло и тогда все с чистой совестью смогут разойтись. Фрэнк скорее уговаривает сам себя. Но так уж вышло, что речь была обращена к собеседникам, которые явно были не в восторге от происходящего.

+2

4

Эраст учтиво улыбнулся, ведь что, как ни улыбка говорит собеседнику красноречивее слов, что все в порядке и пусть то была наглая ложь, но молодое ничем не пуганое поколение не заслуживает сакральных подробностей о том, что их руководители все таки тоже люди. А потом министры и заместители.
- С...спасибо, да,- запинаясь от некой рассеянности, которая была следствием долго мыслительного процесса, Гекхель впервые присмотрелся в аврору. Его и самого удивляло, что прислали молодняк, но всему должно быть логическое объяснение. Занятость? Наплевательское отношение к столь сомнительным вещам, как непонятное убийство. Еслибы над крышей дома болталась метка пожирателей, тут явились бы все, от журналистов, до министра. Та была сенсация. Пожиратели перешли на более утонченный и изощренный метод умерщвления своих жертв.
- Кто сказал? - голубые глаза впились в собеседника, словно Эраст хотел подключить к своему вопросу силу Окклюменции. Он даже сжал палочку получше, чтобы наверняка застать аврора врасплох и выпытать у того чуть больше информации, чем будет в сухом официальном отчете. Находка для Гекхеля, кладезь информации, активный и подающий надежды, иначе бы его не отправили сюда. Под ложечкой приятно защекотало в предвкушении признания.
- Надеюсь, в п..последний. Знаете, почему вы тут? А не ваши старшие коллеги? Кто же станет добровольно забираться в пасть неизвестности и рисковать своей жизнью не во благо убеждений? Умереть никчемной смертью, быть выпотрошенным - это не почетно, а умереть от заклинания Пожирателя - да,-   задумчиво произнес Гекхель, все таки распахивая дверь и приглашая аврора выйти из мрачной комнаты первым. Эта короткая квинтэссенция происходящего прервалась так же внезапно, как и началась, мужчина замолчал, словно размышлял о чем-то еще. Алый бок закатывающегося за еловый горизонт солнца золотил листву деревьев и воздух вместе взятые. Глубоко и свободно вдохнув, Гекхель стащил перчатки и потер переносицу тонкими пальцами, словно избавлялся от тяжелого морока.
- Надо установить л..личность погибшей и н..найти родственников, сообщить,- подсказал Эраст, осматривая дом вместе с крышей, так словно искал что-то, что мог забыть в этом месте совсем недавно. Мерится силой и властью в одном определенном взятом месте Гекхель не спешил, хотя бы потому что говорить о большем сейчас не имел право даже Фрэнку. Пусть включит свои шестерни бюрократическая машина министерства и один отдел пошлет запрос в другой отдел. Время, пожалуй, единственная субстанция, которую маги не научились закупоривать в банки.
- Наш отдел займется в..всем остальным, если вы не п..против?Гекхель сделал деликатную паузу, давая понять, что хотел бы чтобы Фрэнк все таки согласился на условия, выставляемые заместителем. Чем меньше свидетелей и лишних глаз, тем лучше работается,но давить на Лонгботтома сейчас не стоило. Чего доброго, начнет самостоятельно рыться в бумагах, найдет то, что не следует. Одного его отпускать нельзя, натворит дел в таком состоянии, потом не провернешь, весь отдел тайн на уши поднимут. Но и впутывать опасно. Мужчина улыбнулся приветливо и достал карманные часы из нагрудного кармашка черной жилетки.
- Интересно, чтобы вы сказали тем, к..кто умер, имей возможность п..повстречать их вновь?  - в голове Гекхеля уже зародился скромный план по нейтрализации досадного свидетеля, который будет только мешать. В помощи от без пяти минут стажера Эраст Гекхель не нуждался, сам помня свои юные годы и свои навыки на тот момент.

+2

5

Заместитель казался безумно странным. Но Фрэнк просто не имел права что-то сказать, учитывая, что он занимал почти самую низкую должность в аврорате. Да, этот отдел Министерства был одним из самым престижным. Но это автоматически запрещало Фрэнку говорить то, о чем он думает. Всегда существовала возможность, что в его голову проберутся и начнут читать мысли. Именно поэтому волшебник старался думать о произошедшем, а не о заместителе главы Отдела тайн, который, мало того, что заикается, так еще и говорит какие-то вещи, в который Лонгботтом совершенно не видит смысла. И он даже не знает, как реагировать. Понимает, что молчание - самый глупый вариант Нужно что-то ответить. Но нужно время, чтобы придумать реплику, которая не выставит его полнейшим идиотом. Фрэнк глубоко вздыхает и выжидает пару минут, -Мне сказал это мой напарник, - Может он сказал что-то не то, но было поздно, - Он осматривал дом. Возможно, Вы с ним разминулись, - аврор пожимает плечами, - Он часто работает с вашим отделом, и понимает, что приблизительно могло произойти. Но все прекрасно знают, что без Отдела Тайн нам не справиться, - Он говорит правду, но с желанием получить расположение мистера Гекхеля. А небольшая лесть, возможно, поможет это ему сделать. В любом случае, ничего не случится, если Фрэнк проявит себя как воспитанный волшебник, которому важнее всего раскрыть дело, а не что-то еще.
- Нет, я не знаю, почему я здесь, - И он действительно задумался, что есть какая-то причина в этом. Стало как-то безумно неудобно, - Наверное, потому, что просто все остальные авроры были заняты? - он делает предположение, потому что этот вариант ему кажется самым очевидным, - Или я не прав? - В душе Фрэнк понимает, что вряд ли тот факт, что он сомневается, сыграет ему на пользу. Наверняка заместитель с секретарем считают, что он слишком молод и ничего не понимает, поэтому так все разжевывают. Это было бы неприятным вариантом, но Лонгботтом надеялся, что Гекхель и Поутли не думают, что он зеленый аврор, который только-только начал понимать происходящее во время этой войны. Фрэнк многое пережил и уже встречался лицом к лицу с Темным Лордом. Он смелее многих авроров. Только многие считали, что, мол, молодняк, ничего не знают, ничего не умеют. А вот и нет! Многие похвастаются умением вызывать Патронуса? А тем более телесного? Вот именно. Волшебник готов ко всему, что его ожидает. А тот факт, что ему мягко намекали на то, что справятся и без него, признаться, задевал. Но ничего не скажешь же! Должность Эраста выше и если он будет настаивать на том, чтобы Фрэнк с напарником ушли, то так и придется сделать. Но ведь убийца может вернуться... Как же выпускник Гриффиндора хотел сказать это в слух. Что он ничего не боится, что он будет полезен.
- Да, этим займутся другие отделы Министерства, - кивает Фрэнк. Потому что это не его работа. Только и всего. Он должен ловить преступников и сажать их в Азкабан, а не отсиживаться в стенах Министерства, - Мистер Гекхель, я понимаю, что Вы думаете, что сами справитесь, но, уверяю Вас, вместе мы справимся намного быстрее. И, насколько я понял, нам лучше отправиться в Министерство и изучить, с помощью чего могло произойти такое ужасное деяние? - Предлагает Лонгботтом. Он хочет проявить инициативу, показав этим, что от него будет польза. Он не был на сто процентов уверен, что на нижнем уровне Министерства хранятся какие-то темные артефакты, но прекрасно знал, как невыразимцы в них разбираются. А уж тем более заместитель главы отдела. Он наверняка с первого взгляда понял, что это за предмет может быть. Иначе, почему бы он так настаивал на том, чтобы аврор ушел? - Только не подумайте, что мы хотим Вам как-то помешать. Мы не меньше Вас хотим во всем разобраться и засадить этого больного в Азкабан. Просто для более эффективной работы нам нужно помогать друг другу, - Он не был хорошим оратором, но, кажется, ему удалось сказать вдохновляющую речь. И сейчас больше всего он боялся, что Гекхель снова настоит на том, чтобы Лонгботтом покинул место убийства.

+2

6

Это ненавязчивое и безотчетное "мы" сводило зубы, Эраст работал уже год с лихом, чтобы навсегда избавиться в разговоре от местоимения, сулящего всеминистерскую причастность ко всякому. Куда плавно вела мир магов политика министра, Гекхель предпочитал не говорить вслух, но про себя давно уяснил, что методы министерства дряхлы, как и сама Великобритания. Тут в Эрасте отчаянно дискутировали русские корни с воспитанием, которое диктовало ему оставаться верным долгу и отечеству, которое дало и взрастило. Маг скривился от мысли, что придется брать с юного прыткого аврора Неприложный обет, дабы тот держал язык за зубами, как того требуют некие внутренние правила отдела. Привлекать же третьего лишнего в столь деликатное дело, тем более личного секретаря, который суетился с записями неподалеку, не хотелось по совсем другим соображениям. Эраст осмотрел Логнботтома внимательно, так, словно видел его сейчас впервые, от макушки с темными вихрами, до кончиков грязных ботинок ( у самого не лучше были, да ко всему прочему на старый манер без шнурков, на маленьких черных лаковых пуговках на боку), нахохлился и выдохнул, словно решался перепрыгнуть через незримое пространство между собой и человеком.
- Не было с..счастья, да несчастье помогло, - проговорил на чистом русском маг, продолжая все так же придирчиво разглядывать "несчастье", словно пытался понять, шутит ли тот или действительно готов помогать.
- Вам придется дать Обет,- уже на привычном английском объявил Гекхель, наконец прекратив разглядывать собеседника. Дрогнет ли тот от вполне ощутимой угрозы смерти, которая будет довлеть над аврором до конца своих дней. Нет, не так. Эраст бы сформулировал это иначе и вслух, но боялся оказаться провидцем или пессимистом. Обет не делал скидок на факт воздействия Круцио или Империо, а шедшая война ( Гекхель вслух деликатно называл это противостоянием) шла без малейших намеков на совесть и рыцарство.
- З..завтра в восемь у меня в к..кабинете, прошу не опаздывать, - Гекхель ловко развернулся на каблуках и направился было за черту антиаппарационного барьера, которую наложили для пущей острастки авроры, но словно бы что-то вспомнил и вновь обратился к Фрэнку.
- С п..поручителем...своим. Советую Вам хорошо подумать, п..прежде чем приходить, господин Логботтом,- против своей воли от волнения Гекхель стал еще больше заикаться, словно хотел живописно описать, что же ждет согласившегося аврора там, за дверями отдела Тайн, но отмалчивался, словно и его связал Обет. Поутли собрал все быстро в папку, небрежно чиркнул в воздухе палочкой, снимая защитные заклинания и действуя явно по какому то внутреннему протоколу по охране верхушки правления отдела. Бросив на аврора снисходительный взгляд, секретарь поспешил за своим патроном, спотыкаясь о запутанную траву и коряги. Больше ни тот, ни другой не оборачивались, а через минуты воздух словно что-то сотрясло. Антиаппарационный барьер чутко среагировал на близость магии, отправляющей двух волшебников восвояси.
***
Следующим утром в кабинете заместителя Поутли поливал два фикуса из кончика волшебной палочки и следил, чтобы письма с запросами не перемешались с письмами с пометкой "доклад". Сам Эраст лежал на кожаном уютном диване, вытянувшись во весь рост в точном таком же костюме, в котором был вчера вечером. По помятому виду рубахи, разъехавшимся в стороны накрахмаленным воротничкам, распутанному узлу галстука и отпечатка обивки на щеке заместителя, было ясно, что ночевал Гекхель не дома. Камин не работал, можно было бы предположить, что тот был подключен к каминной сети Англии, но это не так. Ни какого горшка с порошком на каминной полке не стояло, зато все свободное место занимали книги и брошюры министерства. Поверх книги Элоиза Минтабла "Путешествие сквозь века верхом на метле" лежал маховик времени с желтой маркой инвентарного номера отдела.
На столе заместителя был исключительный хаос, который создавался тщательно и всю ночь. Книги, рукописи и манускрипты в вперемешку с  фарфоровыми чашками и остывшим чаем. Палочка Эраста лежала так же небрежно поверх всего этого "богатства". Сам заместитель только делал вид, что спит, прикрыв глаза и размышляя, он тем самым избегал общения с Поутли, суетившемся нынче утром не в пример активнее. Значит, глава уже на месте и стоит отчитаться о случившемся лично. Лезть в пекло сознательно Эраст не спешил, ведь информация гораздо лучше воспринимается, если будет поступать постепенно. Для начала отчет от аврората, после из Мунго, результаты которого покажут собственно, от чего умерла несчастная. Точнее, что было первым. Смерть или извлечение органов. Тошнота подступила к горлу сразу же, как только маг вспомнил давешнюю картину и буквально ощутил запах крови в комнате. Пришлось выдать себя и распахнуть глаза, вставая. Поутли обрадовался, так как ждал именно этого.
- Волшебница она была, слабенькая, травница больше, отсюда и заросли, - секретарь отстал от фикуса, зато пригвоздил заклинанием колдофото к стене, аккуратно там, где висела карта Лондона и портрет министра. Министр обиделся соседству с покойной и вышел в дверь, громко ей хлопнув. Эраст протер глаза и окончательно избавился от удавки накрахмаленных воротничков с галстуком, уставившись красными глазами в фото вчерашней покойной. Женщина на ней улыбалась, выглядела моложе и в окружении двух молодых людей.
- Тридцать шесть лет, детей нет, муж ушел три года назад, знакомых совсем мало, да и те- школьные друзья. Из родственников братья. Авроры из допрашивают, но у них там странная семейка. Не общаются, не знаются, мать доживает свои дни в Годриковой Лощине. Приехать на опознание отказалась,-  рыжеволосый тоже не уходил домой, суетливо проворочался тут же, в кабинете, сначала на диване, а потом в кресле, приписав себе ночное дежуранство с лишними часами.
- как у..умерла?-голос у Эраста был хриплым после сна, зато голова работала ясно и мысли отличались краткостью.
- я не смог заполучить результаты, этот наш прыткий друг опередил, помахивая Ордером у моего носа. При личном обращении к врачу, который проводил вскрытие узнать ничего толкового не получилось, со слов санитаров - такое там видят впервые,- Поутли перенял манеру Эраста говорить прерывисто и умалчивать о размышлениях. Он прикрепил рядом с колдофото свои записки, чтобы наглядно было, заодно опасливо подводя итоги ночного копания в книгах.
- еще две осталось...А Лонгботтом вроде не так глуп, как кажется и без Обета нельзя. Такие не по простоте душевной, так защищая кого-то, могут проговорится. Я бы ему память отшиб, а еще лучше - отправил бы повестку домой- умер при исполнении,- Эраст Гекхель нахмурился, доводить до таких крайностей расследование не стоило, но вслух ничего не сказал. Он должен был лично убедиться, что помощник из Лонгботтома выйдет хороший. А там, как дело пойдет. Тревога на душе, что поселилась вчера вечером, подкатила к горлу, Гекхель глотнул остывшего чая и окинул себя в зеркало придирчивым взглядом. Помят, не выбрит и бледен. Черные волосы не чесаны и сбились, а на щеках едва горит румянец от внутреннего трепета и страха. Хорошее, отрезвляющее чувство, придающее остроту окружающему миру. Эраст взглянул на часы, без четверти восемь, Агнета по обыкновению своему только возвращается. Если повезет, не заметит, что Гекхель не ночевал дома. Пятнадцать минут, чтобы с помощью магии привести свой внешний облик в относительный порядок, жаль, что невозможно придать бледному и помятому лицу с синевой под глазами более здоровый вид.
-стоит д...дать ему шанс. Если верить з...записям, времени у нас м...меньше недели, м...молодость и безумие отваги в д..данном случае нам на руку. Г...главное, чтобы н...не передумал,- поправив магически отглаженные воротнички и выровняв их, Гекхель вновь приобрел вид, привычный всему отделу Тайн.

Отредактировано Erast Gehkhel (2018-05-03 12:26:11)

+2

7

Если честно, то Лонгботтом совершенно не предполагал, что все может принять такой серьезный оборот. Неужели ему настолько не доверяют? Заместитель главы Отдела Тайн начинал вызывать какую-то антипатию. Непонятно, почему все так обернулось, но аврор без каких-либо колебаний направился прямиком к кабинету Гекхеля. Непреложный обет? Удивительно и невероятно. Но молодой человек не откажет. Он еще вчера твердо сказал Эрасту о том, что согласен, если в этом есть такая необходимость. Фрэнк уже один раз давал Непреложный обет. О том, что ни за что не выдаст местонахождение штаб-квартиры Ордена Феникса. Поэтому его совершенно не пугала перспектива сохранить еще какую-либо тайну. Конечно же, работник Министерства не сильно понимал необходимости во всем этом магическом обряде. Неужели там все так страшно, раз нужно держать рот на замке? Маг не был сильно болтливым и о некоторых рабочих вещах даже не рассказывал Алисе. Но она у него была замечательной и никогда не расспрашивала, если видела, что у аврора нет желания что-то обсуждать. В такие моменты он начинал ценить и любить ее сильнее, понимая, как же ему повезло. И в этот же момент он начинал гнобить себя за то, что всегда считал Фоули лишь своей подругой и не понимал, как сильно ее любит. Глупый Фрэнк, не видел того, что прямо у него перед носом, пока не стал работать аврором. Должность заставляла быть внимательнее к деталям, к словам, ко всему. И это несомненно было огромным плюсом.
- Доброго утра, заместитель Гекхель, - аврор входит без стука, - секретарь Поутли, - молодой человек кивает, - Давайте со всем быстрее разберемся. Сейчас подойдет мой коллега - Уильямсон. Он будет с моей стороны поручителем, так сказать, - Молодой человек становится в углу кабинета и ждет каких-либо указаний. Если честно, он немного волнуется. В кабинете царила какая-то мрачная атмосфера от которой становилось не по себе, - Не подумайте, что мне не терпится, просто могут произойти еще убийства, если мы будем медлить, - Лонгботтом не хотел брать на себя вину за следующие убийства из-за того, что Отдел Тайн по каким-то причинам не торопится. Но сказать все, о чем он думает, аврор не имел ни малейшего права. Ему чем-то не нравился заместитель. Вот только сложно было сказать, что именно вызывало в нем такие чувства. Эраст ведь раньше был аврором и вроде как отлично выполнял свою работу, раз стал заместителем. Но ведь это абсолютно нормально, не доверять незнакомцам. Вот теперь Фрэнк ответил на свой же вопрос по поводу того, почему попросили принести Непреложный Обет. Для работников Отдела он такой же мутный незнакомец, как и они для него. Ну, им придется работать вместе и как-то изменить взаимоотношения, чтобы разобраться с делом. Ведь это сейчас самая главная проблема на повестке дня. И пока Лонботтом ждет каких-либо подробностей, остается только ждать.
- Я прекрасно понимаю, что Вам бы не хотелось вмешательства авроров, но давайте думать о тех, кто еще жив, - Пока коллега не пришел, Фрэнк решает поговорить на чистоту, чтобы между ним и Гекхелем перед началом не осталось никаких недомолвок, - Сейчас идет война и мы каждый день готовимся к самому худшему, готовимся умереть. Я сам лицом к лицу встречался с Темным Лордом. И если добавить к террору Пожирателей еще и этого убийцу, то представляете, какие волнения начнутся? Я лично знаю магов, которые просто боятся выходить на улицу из-за своего происхождения. Ибо все прекрасно понимают, что когда закончат с магглами и маглорожденными. возьмутся за полукровок, - Лонгботтом раскрывает все карты и говорит все, как есть. Его друзья и так боятся за свою жизнь. И с каждым днем на улицах становится все хуже. Как бы сильно авроры и Орден Феникса не пытались остановить Волдеморта, не получалось. А вообще, иногда начинало казаться, что он становится только сильнее. Чем больше отражали атак, тем чаще они нападали. Даже казалось, что у него появляется все больше и больше последователей. Хотя, он может ошибаться. Но хотелось надеяться, что это не значит, что темная сторона одержит победу. Фрэнк знает слишком много людей, которые отдадут свою жизнь за процветающий Магический Мир, где не будет никаких угроз для магов любого происхождения. Но пока это все казалось далекой фантазией, которая ни за что не сбудется. Но, главное, все-таки, не терять надежду.
Фрэнк делает шаг вперед к столу заместителя, где творился полнейший беспорядок. Аврор не славился аккуратностью, но у него определенно все было как-то поприличнее, - Мистер Гекхель, - закашливается выпускник Гриффиндора, не зная, как начать, - Я хочу, чтобы Вы были со мной предельно честны, - короткая пауза, пока он обдумывает продолжение свое речи, - Прежде чем я дам Обет, я хочу знать, были ли еще такие убийства. Мы еле отбились от журналистов Ежедневного Пророка, - Конечно же, молодой человек не занимался этим вечно, но тем не менее. Аврорат и другие отделы Министерства Магии приложили очень много усилий, чтобы предотвратить попадание ненужных сведений в прессу. И если для Отдела Тайн такие действия не являются показательными, то Фрэнк, если честно, понятия не имеет, что нужно сделать кроме совершения магического обряда. Ну, раз другого выхода нет, то придется. И как раз пришел Уильямсон, который станет третьим, - Доброго дня, простите за опоздание, - аврор явно запыхался, - Я готов начать, - Лонгботтом пожимает коллеге руку и ждет начала. Он чувствовал, как руки вспотели и сейчас из них выскользнет все, в том числе и палочка, которая аккуратно была спрятана внутри мантии. Работник Министерства не видел необходимость в ее использовании в этом кабинете. По крайней мере пока.

+2

8

Он и правда оказался настолько изголодавшимся по своему собственному делу и готовому прыгать с места в карьер, что у Поутли невольно вытянулось лицо от поразительной проницательности начальства. Секретарь вопросительно уставился на Гекхеля, словно заподозрил его в использовании маховика времени не по уставу. В ответ Эраст стушевался не в пример сильнее обычного и опустил голубые глаза в пол, ища в трещинах паркета поддержки. Пояснить свое минутное смущение заместитель мог только облегчением, которое наступило, едва Лонгботтом ворвался в кабинет. Всего минута безмолвного переглядывания то с полом, то с руками, то с секретарем, а затем короткий кивок в знак того, что Гекхель полностью одобряет  решение аврора, хотя и принято оно было в полной независимости и самостоятельности. Или Гекхель хотел, чтобы Фрэнк начал так думать. Напористость Лонгботтома шла в разрез со вчерашней мягкостью, стоило быть в разы осторожнее, чтобы не столкнуться с этим айсбергом, попавшим в течение собственной веры в свои же силы. Эраст даже посторонился, когда эта самая глыба двинулась к его рабочему столу, явно не для праздного любопытства ерзая взглядом по бумагам.
- Доброе утро, мистер Л..лонгботтом. Присаживайтесь,- что ж, пора было привыкать делиться всем, в том числе и кое-какими знаниями, которыми не могли обладать авроры. Это сейчас Эраст понимает, что Отдел Тайн поступает исключительно правильно, оградившись от внешнего, суетливого мира своим уставом и почти законами, но в возрасте Фрэнка он не готов был принять того факта, что совсем рядом есть что-то другое и отличное от обыденной магии, то, что могло бы помогать аврорам. Если совсем быть откровенным с собой, то у Гекхеля даже был тщательно расписанный план, уместившийся в обычном блокноте, но содержащий в себе видения устройства Министерства, его реформирование. Глупые, мальчишеские мечты сгорели давным давно в огне, но кое что хранила память, так не вовремя подсовывая абсурдные цитаты из прошлого. Эраст выдохнул, запрещая себе самокопание и въедливость, которые необратимо вызывали приступ стыда за свою наивность и глупость.
- Они п...произойдут,- с абсолютной уверенностью отрезал маг, размышляя над тем, кто же такой этот Уильямсон и не видел ли он его раньше. Нет, память не могла помочь и Эраст сдался, взял свою палочку и нахмурился. Упоминание даже не имени, а так - броской клички, врага министерства в стенах кабинета заместителя выглядело словно вызов не уже устоявшемуся среди волшебного мира страху, а некому режиму, который следовал из этого страха. Не называть по имени. Ясные голубые глаза смотрят выжидательно, осторожно, неуверенность Гекхеля продиктована банальностью данного им самим Обета. Даже прибегать к помощи эфемерной аналогии нельзя, подохнешь ни за что, другое дело, что у каждой клятвы есть кроме магического иной ограничитель - совесть. Она то и заколола внезапно у Гекхеля под ложечкой, так что заместителю стало не по себе и душно. Он потянул ворот подальше от горла и перевел взгляд на Поутли, который буквально ощетинился и напрягся, готовый ко всему.
-Д..да,- сипло выдавил Эраст и не узнал свой голос, настолько он сел. Его признание прозвучало пугающе сухо, как цифры отчетов. Отчего то заместитель в секунду сделался мрачным, на бледном лице отразилась борьба желания раскаяться и сохранить честь отдела. Гекхель вытер мокрый, липкий от пота лоб тыльной стороной ладони, пряча глаза от собеседника и секретаря, который даже тихо присвистнул. Поутли был удивлен не меньше Лонгботтома услышанному, хотя думал до этой минуты, что знал абсолютно все по делу "Потрошителя". Так он условно обозвал убийцу.
Пришедший все таки Уильямсон своим опозданием спас Гекхеля от расспросов, которые посыпались бы на голову мага неминуемо. Он, страшно признаться, сам не до конца разобрался во всем этом, потому что название его отдела говорило само за себя. Тут умели восхитительно прятать то, что не стоило выносить в свет и обзывать это все красивым словом "тайна".
- Прежде, я должен пояснить вам, мистер Лонгботтом, с..смысл даваемого Обета. Я должен быть у..уверен, что вы понимаете его так же, к...как понимаю его я. Никогда, н..ни при каких обстоятельствах Вы не в..вправе рассказывать кому бы то ни было все то, о ч...чем Вы узнаете сейчас и после в с...стенах Отдела, если этот человек не с...связан равным по значению Обетом. Ни в у..устной, ни в п..письменной, ни в к..какой бы то ни было иной ф..форме, даже если Вам будет г..грозить смерть.  Вам и в...вашим близким или кому бы то ни было д..другому. Но если однажды обнаружится, что сам этот Обет влечет за собой г...гибель мира м...магов,  Вы вправе нарушить данную клятву,- хватка у Гекхеля была слабее рукопожатия Лонгботтома, хотя от силы мышц тут мало что зависело. Знакомые световые нити связали руки мужчин, с каждым словом те будто бы набирали силу, а после угасали, чтобы с новой фразой вновь вспыхнуть.
Гекхель рассмотрел в поручителе от Фрэнка какую -то ускользающую зависть, а может это была лишь жалость и страх? Вероятно, сам Эраст выглядел ничуть не лучше, когда клялся главе отдела в том, что будет нем, как рыба при любых обстоятельствах. Этого требовал все тот же мир, зыбкий сейчас и неустойчивый, о котором так заботился аврор." Меньше знаешь - крепче спишь",- гласило устойчивое выражение у русских.
Когда Уильямсон ушел, оставив Гекхеля и Лонгботтома наедине, первым делом Эраст прильнул к графину с водой, который осушил на половину одним махом. Разговор предстоял не из легких, надо было как то подавить волнение.
-Ярмо на ш..шею повесили..очередное,- невозмутимо проговорил Эраст, потирая эту самую шею и не поясняя, что же было ярмом. Сам Фрэнк или его Обет.
- Это была в..восьмой жертвой. В отчете по в..вскрытию, который вы так поспешно забрали из Мунго, наверняка ничего н..нового. Но тут Аврорат опередил нас, я был удивлен, встретив вас на месте преступления. С...считай, невесте повезло с вами. Тела остальных отдел Тайн не выдавал. Сжигали на месте,-  Эраст Гекхель потянулся к кипе бумаг на своем столе и осторожно выудил папку, тощую и уже с архивным номерком.
- Это остальные жертвы. Взрыв котла, неосторожная аппарация и расщепление, р..родственников надо кормить хотя бы такой правдой,- маг заговорил сухо и без эмоций, полностью погружаясь в работу. Затолкав поглубже руки в карманы узких брюк, Гекхель сделал шаг к двум сиротливо висящим листикам на стене.
- М...монета Харона. Артефакт из разряда з...запрещенных на вечно. Последние д..две сотни лет хранился в отделе, но был украден. Мне не известны подробности, к..когда я пришел сюда, его уже не было. Г...говорят, кто-то из своих. С...смерть близкого человека толкает нас на необдуманные поступки,- словно в оправдание быстро проговорил Гекхель и достал инвентарную карточку, оставшуюся от артефакта.
- Чтобы достать ее, мне пришлось действовать п...против некоторых внутренних правил. Я надеюсь, у вас были хорошие оценки по защите от темных искусств и в окклюменции вы разбираетесь? - заместитель недвусмысленно намекал, что доверять тем, кто работает в отделе тайн не стоит, а может просто хотел выяснить у Лонгботтома что-то важное лично для себя.

+2

9

Процесс обета прошел быстро, непринужденно, словно Гекхель и Лонгботтом занимались этим чуть ли не каждый день. Волшебник вел себя твердо и уверенно. Не хотелось показаться каким-то зеленым магом, который ничего не знает и не смыслит ни в чем. Да, конечно же, дело было не самым приятным и мысленно Фрэнк готовился к тому, что сведения, которые вывалят сейчас на него будут ужасающими. Ибо не просто так все это делается. Непреложный обет не проводится из-за простого убийства. но молодой человек решил не гадать. Ему расскажут все, что необходимо. Ведь он, кажется, четко довел свою позицию по поводу того, что для него важно дело. Все остальное и какие-то личные притирания между отделами, если они есть - его просто не касаются. Аврор старался разделять работу и отношения. Все таки, не смотря на свою общительность, выпускник Гриффиндора пришел работать в Министерство для того, чтобы сделать мир лучше, а не находить друзей. Но стоит заметить, что одно другому не мешает. Лонгботтому повезло иметь отличных коллег, с которыми он с радостью пропускает после рабочего дня бокал-другой сливочного пива. Но все никогда не мешало работе. Фрэнк добросовестно выполнял все задания и был инициативен. Как и сейчас. Он не жалеет, что проявил настойчивость. Зато теперь он мог с чистой совестью заниматься важными делами, потому что не отступил, не смотря на то, что заместитель прямым текстом говорил, что Лонгботтому лучше обо всем забыть.
- Восьмая жертва? - Не выдерживает и говорит волшебник, - И почему это так давно скрывалось от авората? Вы с ума сошли? - Он готов был сесть, где стоял. Для мага это все было полнейшим шоком, - Мерлин, у меня просто нет слов, - Чтобы как-то совладать с чувствами и эмоциями Фрэнк начинает ходить из стороны в сторону, - Сжигали тела? Да что ж Вы за звери, мистер Гекхель? - Да, он перегнул палку и слишком груб. Но это было заслуженно, - Я, конечно, извиняюсь за такие слова, но я просто в шоке от услышанного, - он трет глаза и трясет головой, словно надеется, что все это - всего лишь сон. Но нет, это не помогает. Он до сих пор стоит посреди кабинета Эраста. Только Уильямсона уже нет, - Заместитель, объясните пожалуйста, почему Вы так поступили? Увы, я никому не смогу об этом рассказать, иначе я нарушу обет? - Теперь у него уже не было выбора. Все, что он сейчас услышит, останется с ним до могилы. Конечно, он не сильно одобряет метод работы Отдела Тайн, но все уже сделано и у него нет выбора. Придется мириться с тем, что прошлое уже не изменить. Но не стоит на нем зацикливаться, ведь есть будущее, ради которого они должны найти этого убийцу. чтобы он больше не смог никого убить.
- Я даже не слышал о таком артефакте, - волшебник чешет затылок, стараясь вести себя естественно, словно ничего не случилось. Это было трудно, учитывая услышанное. Но не удивительно, раз он столько лет хранился в стенах Министерства. Это было даже до его рождения, - Я читал много книг. В том числе и про разные темные вещи, - Лонгботтом делает паузу, - Но про этот слышу впервые. Расскажите подробнее о принципе его действия, - Фрэнку нужно было знать, с чем он имеет дело. О слабых и сильных сторонах вещи. Да и о том, как она выглядит, - Поделитесь со мной всем. Ничего не таите, мистер Гекхель, я не хочу, чтобы кто-то пострадал из-за недостатка информации, - И узнать все нужно было как можно скорее. Вдруг в этот самый момент кто-то умирает потому, что Отдел Тайн решил держать такие ужасы при себе. Понадеялись, что сами со всем справятся? Как же глупо. Но, как бы сильно все не возмущало волшебника, он решил сдержать свои эмоции и выслушать Эраста. Возможно, он услышит что-то полезное и приметит то, что не приметили работники этого отдела. Кстати, ему стало интересно, не имеет ли Ифа отношение к этому. Он был бы рад пересечься с ней на задании. Их свел случай и, хоть он был не слишком приятным, но молодой человек был рад знакомству с Берк. И, если вдруг, она тоже имеет отношение к монете Харона, то он будет только рад. Лучше иметь дело с ней, чем с Гекхелем, который все равно чем-то не нравился волшебнику. Создавалось чувство, что не смотря на обет, он все равно что-то не договаривал. И вот выпускнику Гриффиндора было немного непонятно, зачем он это делает.
- Я надеюсь, что Ваше незаконное действие принесет свои плоды. Но будьте уверены, что я никому ничего не скажу, - волшебник заносит руки за спину и складывает руки в замок, вытягивая из назад. Спина тихонько хрустнула от того, что волшебник выпрямился, - Чувствую, что нам предстоит много работы. Но для начала, заместитель, расскажите все, что вы знаете, чтобы было проще работать и начнем. Нельзя терять ни минуты, - Лонгботтом всем своим видом показывает, что готов взяться за дело прямо сейчас. Вот так вот сходу отправиться куда угодно. И хотелось бы, чтобы Гекхель это понимал и ценил. На самом деле удивительно, что он оказался одним единственным аврором, которому рассказали все. Это такая честь! Наверное, маг не был уверен до конца. Вся эта ситуация казалась ему ужасающей, но это понятное дело. А еще мутной, с кучей каких-то недоговоренных вещей. И безумно хотелось надеяться, что это ему лишь кажется. Но нужно настроить себя на то, что необходимо друг другу доверять. Фрэнк был уверен, что без этого у них ничего не получится и придется разгребать еще не одну смерть, чего себе просто напросто нельзя было позволить. Магический мир и так несет столько потерь из-за Пожирателей. А тут еще эта монета Харона... Слишком много выпало на стойкие плечи работников Министерства Магии. Остается только стиснуть зубы и держаться, дожидаясь момента, пока не станет лучше.

+2

10

-Весьма относительное понятие,- это Эраст успел вставить про сумасшествие, ему и самому казалось, что "Да", но списывание на маразм и неуравновешенность, перенятое у маглов -дело неблагодарное. Гекхель самостоятельно, без всякой магии налил в кружку с желтыми лимонами себе чай и спрятал свои мысли в терпком отваре Эрл Грея. Нет, кричать о безумстве мира и поступках людей, которые им управляют слишком поздно, мир становится черствым, прагматичным с каждым готов и от того тянет еще сильнее поворчать.
- П...простите, à la guerre comme à la guerre,- философски произнес маг, грея холодные пальцы о кружку и пряча лицо в ней же и в волосах, словно пытался отречься от слов и Фрэнка, да и всего мира разом. Чистая голубизна внимательных глаза уставилась с каким то детским непониманием, словно Лонгботтом вчера только окончил Хогвартс и до сих пор увлекается сбором вкладышей от шоколадных лягушек.
- В..война на дворе, мистер Л..Лонгботтом. Со всей её в..вонью, кровью и обугленными т..трупами,- заикаясь, пояснил Эраст, усаживаясь на свое кресло и ставя кружку поверх всех документов. По желтоватому пергаменту поплыл небрежный мокрый круг от чая.
- А в...вы сидите тут, ждете, п..пока ,- Гекхель небрежно изобразил, что именно ждет аврорат, а конкретно - действует постфактум, ликвидируя и пресекая уже случившееся, не успевая за Пожирателями. Голос не дрогнул, Эраст даже не оторвался от рассматривания заляпанной им же сводки, привычно строгим и сухим тоном обвинив Аврорат в лице мага в безалаберности. Не обвинял ведь только ленивый, Гекхель склонил голову на бок, присматриваясь к собеседнику.
- М..монета Харона, привезена в начале К..крестовых походов в Ватикан. Этот в...вакуум благодати, т..там даже котлы без П..папского разрешения не варят, - обмакнув осторожно в чернильницу кончик пера, маг вывел свою подпись в паре документов, а в третий углубился, но рассказывать от этого не прекратил.
- Пол века п...пролежала в П..папском схроне, пока ее один ф..фанатик не выкрал. З..захотел вернуть возлюбленного, которого сожгли маглы, на к...костре, -уточнил маг очевидную вещь, которую преподавали на курсах по истории еще на первом курсе.
-Ч..чума,-   попытался составить логическую цепочку для Фрэнка Эраст, выставив рядом с кружкой чернильницу паровозиком.
-Артефакт объявился во в..время Первой мировой, попал в Англию и с тех пор хранился в Отделе тайн. Обычная золотая м..монета с дыркой. Т..трупам клали в рот, чтобы Харон п..провез  на т..ту сторону, - Гекхель нарисовал на чистом куске пергамента круг и в самом центре дырку, капля чернил от небрежного нажима поплыла от границы монеты в сторону, словно синяя кровь. Эраст сглотнул, отодвигая от себя лист с наваждением.
- Тот кто им владеет, п..по приданию, способен переправлять у..умерших обратно, н..но видите ли, господин Лонгботтом, все в этом м..мире нуждается в равновесии. И вместо одной д..души, надо оставить другую, - рассказчик замолчал, переводя дыхание или обдумывая что-то, что можно говорить.
- Т..тут ведь в...вся хитрость в том, чтобы обмануть Х..харона, а то...ничего не п..получится, - после минутного молчания продолжил Эраст Гекхель, снисходительно улыбаясь. Об остальном Лонгботтом и сам способен догадаться, не такой и глупый, как казался.
- П..помните эти рисунки на полу в том д..доме? Это от д..действия артефакта. П...пользовать им можно сколь угодно д..долго, пока не  получите ж..желаемого. Не в...вернете умершего. К...кто  л..любовников возвращает, а к..кто-то получает ответы на свои вопросы,-  обронил рассеянно маг, расставляя и кружку и чернильницу обратно по местам.
- Обмануть Смерть практически невозможно, ну вы же н..не верите в сказки барда Бидля?  - Эраст потер переносицу и сдавленно зевнул, замолчав теперь точно. Он ждал вопросов, ждал что его начнут обвинять или упрекать, вероятно с пеной у рта доказывая что-то важное. Действительно важное для других, но не для самого Гекхеля. Он бы с радостью поменялся с Френком местами, вечерами бы пил огневиски, упрятал бы свое мировоззрение в короб, где все делится на черное и белое и обозвал бы все это молодостью.
- Вы с...спрашивайте, спрашивайте, я отвечу на все вопросы, - в кабинет постучал Поутли, коротко и три раза, не дождавшись однако ответа, сам вошел, нисколько не смущаясь наличия новоиспеченного помощника начальства, принялся шептать что-то на ухо Гекхелю и постоянно при этом косился на Френка. Не подслушивает ли тот.

+2

11

Аврор всегда был терпим к чужим недостаткам. И заикание заместителя не вызывало бы никаких вопросов, если бы не то, что говорилось молодому человеку. Слова растягивались, предложения становились длиннее и резали по ушам, словно нож. Местами было совсем непонятно, шутит ли мистер Гекхель или говорит серьезно. Он считал, что авроры ничего не делают? Это было обидно, учитывая, что они в любое время суток могли сорваться на сражение с Пожирателями Смерти. И это, как понял Фрэнк, совершенно не бралось в расчет. Раз Пожиратели и Темный Лорд до сих пор продолжают нападения, то это равнялось плохой работе аврората и хит-визардов? Странное мнение. Но волшебник решил проигнорировать сие высказывание и думать только о деле. После того, как они засадят этого ублюдка в Азкабан, Эраст или изменит свое мнение, или Фрэнку придется высказать все, что он по этому поводу думает. И все-таки молодой человек искренне считал, что все отделы должны работать сообща, а не так, как хочет Отдел Тайн. Они могут сколько угодно вести свои расследования и копошиться в артефактах, но когда дело доходит до убийств в таком огромном количестве, то оставаться в стороне просто невозможно, - Если Отдел Тайн не справляется со своей работой, - Фрэнк делает паузу. Не имеет ничего плохого в виду, - То почему вы не обратились в аврорат? Я не вижу ничего зазорного в том, чтобы попросить помощи, - Пожимает плечами, потому что на самом деле не понимает, почему все вышло именно так. У Заместителя Гекхеля явно был свой взгляд на происходящее и он считал его единственным верным, - А что глава Отдела? Он тоже думает, что не стоило привлекать сторонние отделы? - Фрэнку было интересно мнение по этому поводу. Неужели тут все стали настолько скрытными, что не хотят ничем делиться? Даже если это влечет за собой чужие смерти? Это все, конечно, весьма глупо. Но стоило послушать, что дальше скажет Эраст, который вел себя слишком спокойно, - Простите, но к сожалению я не знаком с французским языком, - волшебник наморщил лоб. Ему не сильно нравилось, когда переходили на языки или наречия, которые он не знал.
Маг с интересом слушает рассказал о происхождении монеты и о том, как она оказалась в Отделе Тайн, - Значит, наш убийца возвращает к жизни мертвых и взамен кто-то умирает. Так? - Мистер Гекхель достаточно подробно и понятно все объяснил, но Лонгботтому необходимо было все проговорить для того, чтобы разобраться во всем хотя бы для себя, - То есть логично предположить, что обряд происходил неподалеку от захоронения тела ожившего? Кладбища поблизости проверяли на предмет раскопок? Возможно, мы смогли бы понять, кто мог попытаться оживить труп. Ведь вряд ли это кто-то случайный... - Фрэнк наблюдает сверху вниз за тем, как заместитель подписывает какие-то документы, а потом рисует монету. Лонгботтом притягивает к себе листок и пытается что-то там увидеть. Но нет. Это просто два круга, не сильно ровные и чернила потекли. Но по крайней мере аврор понимает, что нужно искать, - Еще я хотел спросить, почему тело было так изувечено? Это от воздействия артефакта? Или такое случилось в первый раз? - Молодой человек старался задавать как можно больше вопросов, чтобы понять, что же им дальше делать. И ведь он дал обет и нет возможности с кем-то обсудить происходящее, - Поэтому, Фрэнк, включай голову. Тебе предстоит со всем разобраться в одиночку, не надеясь на помощь Гекхеля, - говорит он сам себе.
- А как давно пропал артефакт? Вы проводили внутренние допросы своих работников? - Да тут нужно всех поголовно заставить выпить сыворотку правды, потому что Министерство слишком надежное место и понятно, что это был кто-то из своих. И если допросы уже проводились - то это отлично. А если нет - то самое время начать делать это прямо сейчас, чтобы больше не терять времени. И так сколько воды утекло, пока все эти убийства всплыли на поверхность, - Я не знаю, что у Вас еще спросить, Мистер Гекхель, - Фрэнк закашливается и чешет подбородок, - Расскажите мне о прошлый убийствах, пожалуйста. Где они происходили, как, кто был жертвами. Все, до самых мельчайших деталей, - аврор говорит уверенно, четко обозначая, что теперь он часть этого дела и он него ничего не должно скрываться. А если они что-то и попробуют сделать, то у них не получится. Фрэнк просто не позволит обвести себя вокруг пальца. То, что он так молод - не значит, что глуп, - Вы говорите про обман смерти. Разве это как-то можно сделать? Да, я читал сказки. Но ведь на то они и сказки, верно? - волшебник вопросительно смотрит на Эраста, рассчитывая на то, что он посмотри ему прямо в глаза и увидит что-нибудь там. Ибо теперь под подозрением абсолютно все. И то, что мистер Гекхель - заместитель, ничего не значит для него.

+2

12

Поутли многозначительно посмотрел на Эраста, тот на него, словно в чужой курятник кто-то впустил лису и теперь оба не понимали, кто свершил сей акт вандализма. Гекхель даже постыдился собственной циничности, которую обрел с годами работы в отделе тайн. Он не ощущал ни угрызения совести, ни желания помогать ни аврорату, ни Лонгботтому лично.  Последний хоть и соблюдал субординацию, которая Эрасту была нужна, как вторая метла в полете, но за этим заборчиком приличия могло крыться что-то большее.
-Д...думаю, что тот, кого так настырно призывают с того света, умер не вчера, - заместитель проглотил замечание аврора с кислой миной, ощущая буквально кожей, как кипучая деятельность Фрэнка вот-вот снесет и заместителя и его секретаря. Гекхель посторонился, на всякий случай взяв со стола палочку. Поутли последовал примеру начальства, явно не испытывая особой симпатии к молодому аврору.
-Н..не уверен,- от одной мысли о выкопанных телах тошнота подкатила к горлу и Гекхель вновь сглотнул, отмахиваясь от неприятной темы. - К...копать не обязательно, если убийце просто надо поговорить, спросить...души не лгут, знаете ли,-  задумчиво произнес маг, обращаясь уже полностью к фото бедной страдалицы, что умерла совсем недавно.
- Хотите к..копаться в архивах, к..копайте. Задавайте вопросы, т..только не спугните убийцу...Знаете, вынести из хранилища что-либо, это п...постараться надо...или р..работать тут,- стукнув каблуками о пол и развернувшись к Лонгботтому лицу, Эраст поежился, словно замерз и на улице было не лето.
- А что если он до сих пор тут?- почти шепотом спросил маг, его голос перестал заикаться, а пауза, что повисла после его вопроса была какой то зловещей. Эраст первым же ее и нарушил, прокашлялся и громко хлопнул в ладоши, потирая их.
- Не смотрите на м...меня так, словно фестрала увидели, я п..перебираю самые невероятные догадки, а вы, как п...представитель власти, вольны арестовать тут в..всех и з...засадить лет так на сто,- быстро отчеканил Гекхель, вновь начав заикаться, словно вновь вернулся к своему привычному состоянию. Поутли уже протягивал ему папку и мантию, словно бы намекая, что пора действительно работать.
- П..прошу меня простить, мистер Лонгботтом, вынужден оставить вас. Р...работа,-  ему помогал Потули. Одеваться, раздеваться. Не магия, которую Эраст использовать любил, но считал, что ее применение должно быть разумным. Сейчас он облачился в черное, длинное и стал опять похож на того, вчерашнего, только глаза уставшие, с тенями под глазами и красные.
- Я прикажу, вас в...впустят в архив, т...только сдадите палочку охраннику. Сами понимаете, безопасность превыше всего,- будто бы извиняясь  проговорил Эраст, поправляя воротнички перед зеркалом и забирая папки из рук Поутли. До этого молчавший рыжеволосый секретарь потерял всякое терпение и прямо на ходу начал говорить Эрасту:
- Миссис Гекхель заходила, я ей сказал, что вы с новым...эмм...напарником заняты. Она к обеду вас ждет,-наконец то Поутли решил обратиться напрямую с Фрэнку, словно данный аврором обет получасом ранее, помог разрушить невидимый барьер между ними.
Заместитель переглянулся с Фрэнком, словно постепенно понимая, что все таки сказал Поутли. Не прийди Лонгботтом на обед, Клара устроит скандал со сценой ревности и слезами, который вымотает сил больше, чем работа.
- Меня и...его? -позволил себе вольность в обращении Эраст, кивнул на Лонгботтома, словно женушка звала великана на чаепитие, не меньше. Поутли мрачно кивнул и тем самым пригвоздил всякую надежду Гекхеля провести остаток дня в прекрасном расположении духа.
- Вы свободны сегодня? - обронил Эраст, мысленно готовый к худшему. Водить в дом коллег по работе Гекхель не любил, это Клара, погруженная в свои миры и актерские грезы, раз в месяц выныривала из облаков, чтобы показать себя достойной женой и заботливой женщиной. Ее начинало волновать все, вплоть до отсталой от моды одежды Эраст и заикания, которое "давно пора вылечить магией". И коллеги ее волновали постольку, поскольку о Лонгботтоме она ничего еще не знала, и тот представлял для Клары кладезь информации и сплетен о работе министерства. А может и наоборот, она найдет свободные уши, в которое можно выливать свои страдания, актерские и яркие. Эраст поморщился, не хотелось видеть Фрэнка в качестве жертвы таланта Клары переносить кинообразы в реальность. Хватит с нее и одного болвана -его самого.

+2

13

Лонгботтом слушал заместителя и с чем-то был согласен, а что-то вызывало сильные противоречия. Но стоит взять себя в руки и настроиться, ведь им предстоит работать бок о бок, возможно, долгое время. Аврору хотелось максимально сократить это время, но там уж, как пойдет, - Да, я с радостью покопаюсь в архивах. С радостью бы почитал, не поймите меня неправильно, о прошлых случаях использования артефакта. Может быть это натолкнет меня на какие-то мысли, - Задумчиво говорит Фрэнк куда-то в пустоту, словно с ним в кабинете никого не было.  Его голос тихий и спокойный, словно он буквально только что не возмущался по поводу услышанного. Конечно же, он чувствовал смятение. А еще этим нельзя поделиться даже с Алисой. Мерлин, как же хотелось ей все рассказать. Как минимум потому, что происходящее ужасало. Возможно, у Отдела Тайн будет какое-то логическое объяснение тому, что это все так скрывалось и, судя по всему, не прикладывались должные усилия для задержки убийцы. Азкабан давно по нему плачет. А уж как дементоры будут рады такой компании, - В любом случае, нам будет необходимо встретиться в скором времени, мистер Гекхель. Дайте мне пару дней, но если кто-то из нас что-то найдет, то, понятное дело, необходимо будет незамедлительно сообщить друг другу о малейших зацепках. Все-таки, когда работает не один мозг, а два, обычно имеет больше положительного эффекта. Не так ли? - Он говорит все на одном дыхании и делает глубокий вдох.
- Вы так спрашиваете, словно сами не уверены в своих подчиненных, - Лонгботтом насупил брови, явно не понимающий того беспредела, который творился внутри отдела. Все кардинально отличалось от аврората. Но не стоит забывать, что Отдел Тайн - не аврорат. Тут свои правила, свои нормы, свой маленький мир внутри Министерства Магии. И не в его компетенции устраивать тут перевороты, - Я просто вынужден настоять на том, чтобы Вы провели допрос. Это необходимо! А если Вы откажетесь, заместитель, то мне придется привлечь вышестоящее руководство. А мне очень не хочется это делать, - Он был молод, но не глуп. А еще был хитер ровно настолько, насколько этим качеством должен обладать любой Гриффиндорец, - Поймите, что для меня очень важно - поймать это чудовище. И я надеюсь, что Вы понимаете, что я ни в коем случае не хочу принести неприятности ни Вам, ни Вашему отделу, - он говорит честно, потому что, как бы это странно не звучало, на данный момент Эраст был единственным, с кем волшебник мог быть абсолютно честным. Но волшебник планировал держать при себе все чувства, если это не касается их расследования, - Я уверен, что Вам тоже не безразличная судьба такого сильного артефакта и Вы сделаете все для того, чтобы он был запрятан как можно более надежно. От этого весь магический мир только выиграет, - Фрэнк делает паузу, - Хотя, не только магический. Магглам тоже будет спокойнее. Кстати, - он резко переводит тему, - А среди убитых были магглы? Или только волшебники? - Еще один момент, который что-то, да прояснит. По крайней мере хотелось на это надеяться.
- Конечно, мистер Гекхель. Я и сам не намерен сидеть на месте. Тем более на сегодня мы, кажется, закончили, - Фрэнк поджимает нижнюю губу, - Я, пожалуй, незамедлительно отправлюсь в архив, - маг кивает головой, - удачного вам дня, заместитель, секретарь Поутли, - он переводит взгляд на мужчину и чуть ли не дергается, когда Эраст спрашивает о его планах на вечер, - Эм, к сожалению, я сразу после работы направляюсь домой. Меня ждет жена, - Ему было чертовски интересно, что хотел от него заместитель, но он постеснялся спросить, - До свидания, - Он выходит из кабинета и выдыхает. Лонгботтом чувствовал, как все его тело расслабилось, ведь в кабинете он был весьма напряжен. Ну а какой нормальный волшебник будет нормально себя чувствовать после такого? Все это в буквальном смысле взрывало ему голову и, кажется, он шел до лифта на автопилоте. Даже забыл, что ему нужно в архив. Успел оказаться в атриуме, пока не понял, что нужно снова спускаться вниз. Все немного было в тумане. Наверное, ближайшие минут десять. А потом его отпустило и он твердой походкой направился в архив. Фрэнк надеялся, что выйдет ударно поработать и найти что-то важное, что на самом деле поможет их расследованию. Пожалуй, стоит отложить до лучших времен суждение о том, что дело волнует только его. Стоит посмотреть, как все будет развиваться дальше. Возможно, Отдел Тайн днем и ночью над этим работает, но Гекхель не сильно понимает, в чем дело и несет такую чепуху. А может быть он просто косит под заику, который вроде как никому не навредит? А что, такой вариант был вероятен и не стоит его отбрасывать. Сейчас под подозрением у Лонгботтоа был каждый. И, упаси господи, даже Ифа Берк. Которая, как раз таки, имела дело с темными артефактами.

+2


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » GRINGOTTS WIZARD BANK » [13.06.1979] How to Get Away with Murder