FrankAoifeBellatrix
04.10.2018 Упрощенный прием работников Министерства Магии и Объединенного Совета Европы до 19.10
01.10.2018А мы Вам принесли новое развлечение. Встречайте - Enchanted Сoins: Weekly Challenge!
19.09.2018 С новостями можно ознакомиться здесь. Также всем игрокам необходимо пройти в эту тему. Ну и как же без упрощенного приема? До 04.10 мы принимаем работников Лютного и Косого переулка по специальному шаблону!
10.09.2018 Упрощенный прием для студентов и выпускников Дурмстранга до 19.09
28.08.2018 Поздравляем нашу Алису!
27.08.2018 Приглашаем ознакомиться с горячими новостями.
19.08.2018 Нам полгода! Ура, принимаем поздравления! Так же объявляем упрощенный прием для целителей Мунго до 04.09, и приглашаем ознакомиться с обновлениями в матчасти касательно Дурмстранга.
13.08.2018 Поздравляем Элая здесь. С днем рождения, дружище!
06.08.2018 Упрощенный прием для авроров!
23.07.2018 Обновления! Подробнее обо всем можно узнать здесь.
19.07.2018 Упрощенный прием для студентов и выпускников Гриффиндора!
06.07.2018 Упрощенный прием для студентов и выпускников Хаффлпаффа!
27.06.2018 Открыт набор аж в три новых квеста! Немного подробнее о них здесь.
19.06.2018 Новая акция и упрощенный прием для выпускников и учеников Рейвенкло!
04.06.2018 Перевод времени и упрощенный прием для всех преподавателей!
01.06.2018 С первым днем лета! А у нас новости и очередные плюшки. Просим всех сюда. Так же всем игрокам в обязательном порядке необходимо в течении двух недель отметиться здесь, если их персонажи в школьное время были старостами или состояли в команде по квиддичу.
01 november — 31 december 1979
День, как это говорится, не задался самого начала. И не потому, что Олофссон решила построить из себя главную, взяв обязанность выбора жертвы без предварительного обсуждения... Читать далее

Daily Prophet: Fear of the Dark

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » DAILY PROPHET » [27.12.1979] escape from hell


[27.12.1979] escape from hell

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

https://i.imgur.com/xYoRALl.gif
Д В А Д Ц А Т Ь  С Е Д Ь М О Е  Д Е К А Б Р Я , 1 9 7 9 ,  А З К А Б А Н

Темный Лорд до сих пор недоволен тем, что одного из его слуг схватили и он оказался прямиком  Азкабане. Вот уже полтора месяца Блетчли находится в тюрьме и даже не надеется на спасение. Но сегодня ему улыбнется удача, ведь Пожиратели Смерти прибыли за ним и не уйдут, пока не вытащат одного из самых ярых последователей Волдеморта на свободу.
Увы, придется столкнутся с трудностями буквально на каждом шагу, начиная от подступов к Азкабану. Молится ли Блетчли Мерлину, дабы его спасли? Нет, ну и правильно, ведь спасать его отправляется отнюдь не Мерлин.

ПРАВИЛА УЧАСТИЯ В КВЕСТЕ И ОФОРМЛЕНИЯ ПОСТОВ

1. Дабы сделать квест интереснее и более непредсказуемым, итоги заклинаний будут определяться методом броска дайсов. Ссылки на броски из темы должны быть приложены в конце поста и спрятаны под спойлер.
2. Помните, что от Ваших действий зависит судьба персонажа и стоит хорошенько обдумывать свои шаги.
3. В первом посте должны обязательно присутствовать краткое описание внешнего вида и инвентаря в свободной форме.
4. При наличии НПС-персонажей, дайте им краткое описание в начале или конце первого поста под спойлером.
5. Срок ответа - 5 полных дней.
6. Если у Вас не получается отписаться в срок, то обязательно предупреждайте об этом АМС. Мы понимаем, что у всех могут случиться форс-мажоры, но надеемся на Ваше понимание. Ведь все это делается для того, чтобы в первую очередь было интересно игрокам.
7. Речь персонажа выделяется жирным, мысли выделяются курсивом, речь других персонажей подчеркивается. Посты пишутся только от третьего лица.

ОЧЕРЕДНОСТЬ
MERLIN, EVAN ROSIER, WALDEN MACNAIR, VIGDIS SJÖGREN, NATHANIEL MULCIBER, POLYJUICE POTION AS ATTICUS BLETCHLEY, BELLATRIX LESTRANGE, LORD VOLDEMORT

+3

2

Ветер яростно швыряет волны об одинокую крепость посреди Северного моря. Это продолжается уже не первый век. Кажется, со времени создания, даже время обходит постройку стороной. Это плохое место. Никогда не было другим. Сначала – пристанище безумного темного мага. Он заманивал, пытал и убивал неудачливых магглов-моряков. А когда умер сам, защитные чары спали. Крепость больше не была тайной. Населенная дементорами, она вселяла страх во всех, кто осмеливался бросить на нее свой взгляд. Многие в Министерстве хотели уничтожить крепость. Потому что место, пропитанное таким злом, никогда не принесет ничего хорошего. Может, стоило их послушать. Может, стоило положить конец и странной крепости посреди злых волн, и прекратить мучения тех, кто умер в ее стенах? Но этого не сделали. Решили позволить крепости доставлять мучения. Но тем, кто их заслужил. Худшим из худших. Азкабан сводит с ума, душит жажду жить, дышать или хотя бы думать. Дементоры охраняют. Следят, чтобы безумие, обитающее внутри, там же и оставалось.
В Азкабане пополнение. Старых постояльцев от новых отличить просто. Как и отличить безумца: нужно лишь прислушаться. Где-то в глубине крепости, в маленькой комнатке, мечется человек. Кричит и пытается найти выход. Откуда-то с другой стороны кто-то кричит, чтобы новенький заткнулся. Чтобы перестал тратить воздух понапрасну. Потому что тут никого нет, никто не ответит и не поможет. Голос, хриплый то ли от старости, то ли от времени в обществе Дементоров, говорит, - Смирись, - сразу стало тихо, - Чем сильнее ты надеешься, тем больше шансов, что быстрее сойдешь с ума, - голос спокоен и полон смирения, что многих пугало до чертиков. Особенно тех, кто еще не успел познать весь ужас пребывания в «четырех» стенах, - Я бы умер, если бы мог, - и почему в голосе слышаться дрожащие нотки? И вот, кажется, что стоило бы испугаться. Ведь ты сгниешь в одиночестве в своей камере, никому не нужный, разговаривающий сам с собой. Поговаривают, что последнее особенно актуально, ведь большая часть магов попадают сюда на такой внушительный срок, что нет сомнений, что они здесь умрут.
Помимо заключенных, внутри находилось около двух десятков работников, отвечающих за посещение и кормление узников крепости. Посетители были здесь не такими уж и частыми. Наверное, не смотря на защитное заклинание, которое не давало Дементорам приближаться к заключенным, все равно чувствовался холод, исходящий от них и страх пробирался в самую глубину души. Хоть они и были стражами Азкабана, все равно никогда не упускали возможности «поцеловать» кого-нибудь, высосав из него самые теплые воспоминания.
А тем временем готовился налет на Азкабан. Кто-то мог посчитать, что это безумство, но отступать уже некуда. Возможно, кто-то из Пожирателей Смерти и испытывал страх, но это невозможно было прочесть на серьезных лицах, которые внимательно слушали своего Лорда.
Среди темных магов не раз ходили разговоры о том, что Блетчли их сдаст. И до последнего момента каждый второй придумывал изощренный способ, как покончить с ним и со всем, что ему дорого, если вдруг опасения оправдаются. Но, что удивительно, Аттикус был готов проглотить язык, но не сказал лишнего слова. И у Министерства Магии просто не было никаких зацепок. Им оставалось лишь упрятать волшебника в Азкабан, потому что от него не было толку. Сколько прошло допросов, столько он твердил, что скоро Министерство падет. Его даже приняли за невменяемого. Это было намного проще, чем думать о том, что такое на самом деле может произойти.
Ну и, конечно же, никто и подумать не мог, что сам Темный Лорд в компании своих слуг нагрянет в тюрьму, дабы вытащить одного из своих. Да, Блетлчи был немного безумен, иногда доставлял слишком много проблем. Но был верен Темному Лорду. А благодаря связям в Министерстве некоторых из Пожирателей, удалось узнать точное расположение камеры Аттикуса.  Дело оставалось за малым, хотя на словах все всегда звучит намного проще, чем есть на самом деле. Удастся ли сегодня узнику почувствовать запах свободы? Возможно, ведь во главе Пожирателей сегодня лично стоит Лорд Волдеморт. И он не даст никаких поблажек.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ


На ответ отводится пять полных дней. Верхняя и нижняя граница объема в данном кругу отсутствует.

Эван, Натаниэль и Вигдис, покажите, что твердо настроены и не боитесь встретиться лицом к лицу с Дементорами.
Лорд, в Вашем распоряжении три (а может и больше) Пожирателя Смерти, которые выполнят любой Ваш приказ. Одно слово - и они начнут штурм.

+4

3

Розье, хоть и не проявлял этого, но винил себя в том, что Блетчли оказался в Азкабане. И каждый раз, когда поднималась эта тема, он стискивал зубы от злости и шипел, чтобы все заткнулись. Он был уверен, что некоторые из Пожирателей между собой перетирают его кости, мол, никто не сомневался в том, что молодое поколение начнет косячить чуть ли не с первого дня, как получит метку. Эван всячески опровергал это глупейшее суждение. Даже Темный Лорд не считал его виноватым, но, тем не менее, отдал приказ выяснить, где Аттикус. Волшебник воспользовался своими связями, которые наработал за срок в Министерстве. Да и плюс просто семейные знакомства. Все это было очень кстати и ему не понадобилось много времени, чтобы узнать, где именно Блетчли. Природное обаяние сделало свое дело и уже через неделю после того, как вынесли приговор и Пожирателя отправили в тюрьму, они с Мальсибером уже были в курсе всего и тотчас доложили обо всем Темному Лорду. Конечно же, он не ждал за это похвалы. Но, впрочем, он ее не получил. Ведь это всего лишь исправление своих проступков.  И даже удивительно, как его не прикончил прямо на месте после того, как он вернулся из Хогсмида.  Он чувствовал ответственность за Аттикуса и то, что с ним произошло. И каким бы подлым он не был, Розье не простит сам себе, если маг сгниет в Азкабане по его вине.
- Это все, конечно, прекрасно, но я понятия не имею, как  мы его вытащим, - говорит от Вигдис и Натаниэлю, пока они одни, - В Азкабане не так уж и много волшебников, с ними мы легко разберемся. А вот дементоры меня очень смущают, - Пока был шанс обсудить все, что их ожидает, - Вигдис, ты уверена, что пойдешь с нами? Ты не обязана, - не смотря на то, что с Пожирателями девушка была не так давно, она проявила себя верной Волдеморту. И не было сомнения в ее преданности. Только вот Розье не хотелось, чтобы она отправлялась с ними в Азкабан. Все-таки он ей не до конца доверял. Ну и, конечно же, будет обидно, если такая прекрасная девушка пострадает. Сьёгрен, как всегда хотелось думать, была с ними только для того, чтобы радовать его взор. Все не так, конечно же, но мечтать о чем-то своем ему никто не запретит, - Натаниэль, я сказал в Министерстве, что нам, возможно, потребуется несколько выходных, - ухмыляется он, - Так сказать, восстановиться, в случае чего и от души напиться, - Эван всегда достаточно предусмотрителен и старается продумывать все заранее. И хотелось надеяться, что Темный Лорд ценит эти качества и именно поэтому выпускник Слизерина все еще жив.
- Мой Лорд, - Эван входит через массивную дверь и легко кланяется. Чувствует, как все внутри съеживается. Даже в первую встречу ему было не так страшно, как сейчас. Но Розье никогда не давал окружающим увидеть его настоящие эмоции. Никогда в его глазах не будет страха, - Мы готовы отправляться, - молодой человек чувствует, как волнение застряло у него в горле и он не может выдавить из себя ни слова. В этой ситуации он чертовски надеется на Мальсибера или Сьёегрен, потому что сейчас он готов откусить себе язык, чтобы не сказать чего-то лишнего, что может разгневать Темного Лорда. Это даже было делом принципа – не разочаровать его. Чтобы доказать отцу, что он что-то большее, чем просто старший ребенок, который пошел по стопам родителя. Все внимание доставалось Катрине. Теперь его очередь. Со стороны может показаться, что это какие-то глупые комплексы. Но Эван искренне считал, что он чего-то в жизни не дополучил и сейчас ему это просто необходимо, - Так что ждем Ваших указаний, - он делает еще один поклон и намного отходит назад, ровняясь с Вигдис и Нейтом. Его пальцы слегка дергались от волнения, и он быстро спрятал их за спину, только бы никто не увидел, что он нервничает. Это было бы унизительно. И, учитывая, что Темный Лорд мог запросто забраться в его голову и все это легко прочесть, то нужно было держаться достойно. Хотя, Розье был уверен, что Волдеморт был настолько опытным магом, что мог углядеть любую деталь в чужом поведении. Особенно такого юнца, как волшебник, который самоуверенно думает о том, что самый умный и может прятать свои чувства и эмоции так глубоко, что никто не доберется до них. Как же он ошибается. Но пока он ни разу не выдавал себя и хотелось бы верить, что так будет и дальше.

+4

4

Прошел практически месяц с того злополучного дня, когда ему пришлось пожертвовать Блетчли ради спасения Эвана. Никаких угрызений совести относительно этого Натаниэль не испытывал и если ему пришлось снова оказаться в подобной ситуации, он ничего не стал менять. Розье он ценил в разы сильнее, чем Блетчли. Пожалуй, к последнему он относился несколько пренебрежительно и не совсем понимал, действительно ли стоит его спасать. По всей видимости, им ничто не угрожает, ведь за этот промежуток времени, во время которого их, с позволения сказать, коллега, находился в руках аврората, а теперь и в Азкабане в компании дементоров, Аттикус ничего не сказал и не раскрыл секретной информации. Кто знает, может, за это время он уже успел лишиться рассудка и никакой ценности в себе не несет. Однако приказы Лорда не поддаются обсуждению. Да еще Эван только и делал, что винил в происшедшем себя. Первые пару дней Нейт пытался убедить друга, что если кого и надо было винить, то это самого Мальсибера, ну или Блетчли. Ведь, будем откровенны, Аттикус в тот день был не в самой своей лучшей форме и словно специально подставлял самого себя. А теперь из-за его ошибок и глупости им придется рискнуть своей собственной жизнью и встретиться с, пожалуй, самыми мерзкими тварями – обитателями Азкабана.
- Я тоже не знаю как это все осуществить. – поддерживает друга Нейт. – Можно было бы его там оставить, но Лорд отчего-то очень его ценит. – он говорит спокойно, однако слегка выгнутая бровь показывала его отношение ко всей этой затее. В конце концов, они не группка гриффиндорцев, готовые стоять друг за друга горой и все же, собираются здесь, дабы получить ценные указания от Темного Лорда. Он кивает в качестве приветствия Вигдис, отмечая про себя, что компания у них собралась куда более приятная. Такое себе утешение, но стоило поднабраться счастливых моментов перед тем, что их ждет. Сегодня утром ему в этом уже помогли, правда, все счастливые моменты, связанные с Патрисией вполне могли помочь разогнать сотни дементоров. По крайней мере, в это очень хотелось верить.
- Думаю, нам в любом случае стоит воспользоваться этими выходными. После встречи с обитателями Азкабана я намерен хорошенько подправить свое душевное здоровье. Естественно, буду рад видеть всех присутствующих. – его губы изгибаются в усмешке, вспоминая, что у него уже припасено достаточное количество алкоголя чтобы провести неплохой званый вечер, не говоря уже о простых посиделках с соратниками и друзьями. Что бы он не думал о их предстоящей операции, в положительном ее исходе он ни на секунду не сомневался. У них должно все получиться, иначе и быть не может.
Едва оказавшись в помещении за массивными дверь, все мысли из головы Мальсибера словно улетучились. Он настолько привык, что необходимо или думать только о задании, или не думать вообще, что это выработалось на каком-то подсознательном уровне.  Самое главное, что должен был понять Лорд, так это то, что они готовы пойти на все ради достижения поставленной цели. – Можете не сомневаться, мы доставим Блетчли, даже если придется разобрать Азкабан на кирпичи, и не подведем Вас, мой Лорд. - он слегка склоняет голову в качестве повиновения и готовности исполнить свое предназначение. Он сдержан, собран и совершенно спокоен. По крайней мере, сейчас, а что будет потом – это вопрос времени и действовать он будет по обстоятельствам. Сейчас хотелось уже покинуть пределы этой комнаты и отправиться выдворять Блетчли из лап дементоров. Чем раньше они туда отправятся, тем быстрее все закончится. А это – именно то, чего сейчас хотел Мальсибер.

+3

5

[indent] Безумие переоценивают.
[indent] Секунды слишком быстротечны. Они сменяют друг друга столь стремительно, что пытаться угнаться за ними, как минимум, глупо. Минута и по стене камеры стекает капля, звонко ударяясь о каменный пол. Еще одна и на смену ей приходит другая, а затем, еще одна. Еще и еще. Если придираться, то можно заметить, что они подчинены определенному ритму, следуя строгому плану. Две в минуту, не больше, не меньше. Всегда. Нет, почти всегда. Кроме тех случаев, когда в ритм закрадывается фальшь. Это редкость, но бесит даже сильнее. Слабое звено. От таких избавляются.

[indent] Ну вот, опять.

[indent] За годы заточения в Азкабане он сбился со счету, пытаясь уследить за тем, как день сменяет ночь, чтобы снова исчезнуть на рассвете. Считал в уме, пытался засечь время. Жалкая видимость жизни как токовой. Скорее существование, но была ли теперь разница?  Всего лишь глупая попытка ухватиться за призрачный шанс подчинить себе время. Хотя бы угнаться, уследить за ним. Безобидное хобби, чтобы не сойти с ума. По крайней мере, поначалу это было даже интересно. Первые день или два. В конечном счете, он просто перестал считать.

[indent] Глупо. Слишком глупо.

[indent] - Уже близко…, - Кто-то может подумать, что он сошел с ума, повторяя одни и те же слова, раз за разом, словно в условиях одинокой камеры в Азкабане, это имело смысл. Нелепые диалоги с собственной тенью, лишенные всякого смысла для большинства, но столь очевидные для него. Он знал, что это все не напрасно. Устал ждать, но продолжал. В конечном счете, чем еще заняться в Азкабане?

[indent] Уже близко. Скоро все случится. Надо подождать.
[indent] И снова тишина. Пронзительный смех. Вскрик. Тьма. Капля. Чей-то крик.

[indent] Он произносил каждое слово с усердием, словно читал важнейший монолог в своей жизни, представ на сцене, перед толпой. Медленно, выразительно. Раз за разом, одно и тоже. Будто у него были зрители, не видимые для толпы, но от того не менее внимательные и верные, наблюдающие за ним с первого дня заточения в Азкабане.
[indent] В какой-то момент, он потерял нить разговора и начал сначала. Стараясь даже не дышать, во избежание досадного недоразумения. Он не мог забыть текст, просто не мог. Он даже не знал, действительно ли произносит слова вслух. А, может, все это просто сон? Отвратительный сон, после которого просыпаешься весь мокрый и липкий, подскакивая на кровати. Ищешь в темноте призраков, рассматривая их в тенях, а после, снова ложишься, медленно выдыхая. Прислушиваешься к сердцебиению. Засыпаешь. Он любил такие сны.
[indent] Случайный очевидец мог сказать, что Атикус Блетчли обезумел.
[indent] Окруженный дементорами, в тесной сырой темнице. Поехал рассудком, рассуждая о времени, когда Темный Лорд подчинит себе всех магов и, что было весьма желательно и даже обязательно, избавится от маглов. Глупых и бесполезных, лишь засоряющих этот мир. Таковым было его желание, пусть даже никто не слышит.
[indent] Он любил вести долгие и вразумительные диалоги, предвкушая время, когда мировой порядок будет изменен. И не важно, что некому было слушать. Вдвойне все равно, что со стороны эти речи были рваны и, порой, даже бессмысленны. Все это было с целью запутать. Напугать. Повергнуть в замешательство. Он знал смысл. Его оппонент – тоже. Он все знал, скрываясь в темном углу камеры. Не видимый для окружающих, но весьма любопытный собеседник.
[indent] У стен есть уши. Все тайное станет явным.

[indent] Скоро все случится.

[indent] Безумие переоценивают.
[indent] Никогда заведомо не известно, чей разум тронулся рассудком больше других. Чья, правда сильнее или хотя бы интереснее? Прав или виноват. Герой или предатель. Злодей ли? Все относительно и попытки угнаться за истиной столь же тщетны, как и желание подчинить время. Секунды сменяют одна другую столь быстро.

[indent] А ведь осталось совсем чуть-чуть.
[indent] Еще минуты. Или две. Разве кто-то считает?

[indent] - Скоро, совсем скоро, - он шепчет, отлипая щекой от холодной стены. Прислушивается к крику новоприбывших и чувствует холод, который, когда-то, пробивал до самых костей, а теперь приносил не более чем приятную прохладу.
[indent] Камера наполняется заливистым смехом, перебивающим мольбы о смерти.
[indent] Дементоры никого не оставят равнодушными.

[NIC]Atticus Bletchley[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/BJezOEP.png[/AVA][STA]mad mad mad[/STA]

+5

6

Неприятности случаются так часто, так что нет особого смысла сожалеть об этом, и в итоге только останется свести ущерб к минимуму. Вот и с Блетлчи приключилась беда, а товарищи по приказу Темного Лорда беспрекословно выполнять задание. Но Вигдис не знала точных намерений нынешних напарников, однако наверняка каждый хочет уберечь свою шкуру в таком диком месте как Азкабан. Девушка ещё плохо знала всех этих людей, ну кроме Эвана, разумеется, но и доверять им в полной мере глупо. Эта вылазка и есть тот самый шанс, чтобы узнать каковы союзники в бою, а также себя показать. Всё это время Вигдис жутко нервничала, а от того ей становилось холоднее. Для того чтобы отвлечься от ужасных мыслей, которые будут только угнетать, Виг мельком оглядела неприступные каменные стены и обратила всё своё внимание на молодых людей. С виду такие спокойные и уверенные, каждый надевает маску, но никто не знает, что поистине скрывается под ней. Волшебница засунула руки в карманы своего тёплого пальто попутно проверяя палочку на поясе.

Всё в порядке, я пойду, —с фальшивой уверенностью высказала она. Раз уж девушка пошла на это дело добровольно, поздно сдавать задний ход. Несмотря на всю опасность, подстерегающую их, какого-то черта они все здесь. А по работе её отпустили без проблем, как раз тот самый проводник в лёгкую готов отпускать Вигдис по болезни, только бы лишь снова увидеть девушку в добром здравии. Но пора болтовни закончилась, пора бы приступать к делу. Раньше начнут, значит раньше покончат со всем этим делом.

Уже за дверьми их ожидал сам тёмный лорд. У Вигдис все мысли и волнения из головы в миг пропали. Под взглядом Лорда хотелось съёжиться до состояния комка бумажки, только вот невозможно. Она, как и другие кланяются своему лидеру. На перевес всем мыслям беспокоящих Сьёгрен, всем тем страхам засевших так глубоко. Приятно понимать, что цели у людей в этой комнате очень схожи. Это объединяет и неплохо сплачивает. Самой Вигдис нечего было сказать или добавить, потому оставалась только молчать.

+4

7

Внешне: зимняя мантия поверх повседневной, перчатки тонкой кожи, ботинки без каблука; волосы в тугом узле.
При себе: палочка, обручальное кольцо и отцовский медальон, разумеется; клатч с наложенным заклятием невидимого расширения.

Беллатрикс аккуратно проходится пуховкой по скулам и возвращает пудреницу на место с педантизмом, что вызвал бы у маггловского психиатра смутные сомнения в нервной стабильности женщины. Однако чистокровной волшебнице нет дела до глупостей охочих до досужих вымыслов червяков, лишь по недоразумению именующихся профессорами и вообще людьми.
А поход в Азкабан - не повод плохо выглядеть.
Как не повод это и нестись сломя голову, сверкать оголтело пятками ради нелепой надежды выслужиться перед Лордом приходом ранее назначенного. В конце концов, леди не опаздывают.
Она поправляет костяные булавки в тугом узле на затылке, подхватывает с туалетного столика давно дожидающийся ее крохотный клатч и выходит из комнаты, не удостоив взглядом домовика, оттирающего несуществующие пылинки в углу.
Аппарировать из спальни - безвкусица.

Женщина прибывает минута в минуту к указанному времени. Едва сгибает колени, приветствуя Его легким реверансом. По этикету положено опустить взгляд, не пялиться на стоящего выше, но ее хватает на долю секунды. Ресницы вздрагивают; густо накрашенные, они бросают на веки тень, что скрывает бесстыжие глаза, ищущие ответного взгляда. Это своеобразная игра, правила которой придумала она сама, и она сама единственный ее участник. И только получив желаемое, оборачивается к остальным, кивая, как равным.
Впрочем, авансом - они моложе и горячей, насколько может быть горячей змеиная кровь, что толкает на глупости, последствия которой теперь и предстоит пожинать.
Не то чтобы в действиях группы Пожирателей не было смысла, когда они отправлялись в Хогсмид. Но ее, по счастью или на беду, среди сторонников в тот раз не оказалось. Беллатрикс настоящая леди, а, как и всякая леди, несколько ленива и не станет делать ничего сверх нужды, если не увидит в том выгоды или не получит на то указания. И когда супруг вернулся ближе к ночи, сообщив о фатальной самодеятельности юнцов, только укоризненно качнула головой.
Будь ее воля, разбираться со своими проблемами стоило бы предоставить им самим, а не утруждать Темного Лорда спасением незадачливого последователя. Но их так мало, хранителей чистоты крови, и если они не будут держаться друг за друга, прикрывать спину в бою, забыв об обидах и разнице взглядов, что с ними станет?
- Что же, Руди, - сказала она тогда. - Это хороший урок, если он не затянется до необратимости.

Пожалуй, что урок несколько затянулся.
Беллатрикс сомневается, что узник сохранил прежнюю ясность ума - если, разумеется, обладал ею до позорного заключения. Но взглянуть на жертву дементоров было любопытно, как и на самих стражей Азкабана; так юные аристократочки брезгливо морщат носы, подавая пенни безногому калеке, тайком от компаньонки с интересом разглядывая грубо запеленутые культи.
- Помилуйте, к чему портить памятник архитектуры, - едва заметно улыбается она. Достойный порыв, красивый, что ни говори - еще достойнее было бы вообще не допустить этого, не оставлять товарища орденским ублюдкам. - Бедным дементорам нужно где-то жить и что-то кушать.
А то, не приведи Мерлин, повадятся еще летать по многострадальной Британии, и ладно бы, если по души грязнокровок.
Замерев по левую руку от Лорда, миссис Лестрейндж только надеется, что ей не понадобится отходить далеко от Него. Право галопировать по коридорам многоэтажной мрачной тюрьмы она охотно предоставит другим. Или другие тут и вовсе лишние, массовка, пушечное мясо - разгадывать стратегические замыслы кажется увлекательным занятием, но за великим темным разумом она не всегда поспевает, лишь после складывая паззл в цельную картинку.
Это интересно. И полезно, что ни говори.
Легкое чувство нетерпения так и тянет за язык, требует спросить о своей роли, но это так недостойно - торопиться, требовать, спрашивать. Особенно у тех, кто сильнее; сами предложат и сами все дадут.
- Удивительно ветреный вечер, - говорит Белла вместо этого.
Как и положено по роли.

+4

8

К острову Азкабана они прибыли рано - с запасом, что было совершенно не лишним в данной ситуации. Ветер зло кусал за щеки, пробираясь даже сквозь защитные чары, морозил, приносил ворох морозных соленых брызг...
Едва ли в Магическом Мире было то, что Лорд ненавидел бы сильнее, чем Азкабан. Старая, древняя крепость, безусловно темномагическая, в этом не было сомнений. И какой насмешкой над всем миром было то, что Магическая Британия сделала с этой крепостью.
В конце концов, Пожиратели Смерти хотя бы признавали себя фриками, маньяками и полными ублюдками. Политика же Министерства, считающего "светлым" то, что происходило здесь...
Когда он думал об этом, внутри поднималась тяжёлая, глухая ярость, не желающая оставлять от крепости, от Министерства Магии, от Магического мира камня на камне.
Да, они убивали, но убивали окончательно и бесповоротно. Лично он даже не имел привычки для куражу мучать тех, кто и без того дал все ответы - им полагалась ровная, быстрая Авада, как лёгкий способ уйти на Авалон.
Здесь же...
Ему не надо было даже напрягать свое чуткое восприятие. Впрочем, его и вовсе не нужно было напрягать, стоило отвлечься и волна легилименции могла снести с ног. Азкабан кричал, выл, стенал сотнями голосов в его голове и вот это было по-настоящему чудовищно. Сотни, тысячи британских магов, лишившиеся здесь не жизни, но личности. Обречённые гнить здесь до самого конца своего существования, потому что жизнью назвать то, что происходило одило здесь, было нельзя.
Это было хуже смерти и хуже убийства, в этом Лорд не сомневался. Убивая человека, ты лишал его жизни и отправлял его на Авалон. Отправляя же в Азкабан, ты подвергал жертву нескончаемой, чудовищной смерти - никакое Круцио не шло в сравнение с тем, как умирали осуждённые на пожизненное.
Будь его воля, он бы сравнял бы Азкабан с землёй здесь и сейчас. Но это было бы слишком легко - куда интереснее было бы обречь тех, кто был в силе и в праве, именно на то наказание, что они считали соответствующим любой вине.
- Здесь всегда ветер, - замечает он, обводя взглядом владения дементоров. Даже интересно, они не согласовывали план, поэтому посмотреть, как справится орава Пожирателей было забавно. Приказов он отдавать не собирался, зато собирался посмотреть на личную инициативу. В безвыходной, разумеется, ситуации.
- Эффект места. Мнение, что дементоры создают туман, ошибочно. Скорее это самое комфортное место для их обитания, там где холодно, туманно, влажно и ветрено. А поскольку Азкабан - своеобразный инкубатор околомагических созданий, то условия соответствующие.
Он вынимает тяжёлый том, подвешивая его в воздухе, неспешно перелистывает страницы.
- У тебя достаточно сил, Беллатрикс? Это нелегкий ритуал, - впрочем, волнуется он не о волшебнице, а о том, как все пройдет и только об этом.

+4

9

Уолден как раз сидел в своем кабинете, когда получил анонимную записку с адресом о встрече. Гренка приятно хрустела на зубах, но на мгновение он даже прервался в пережевывании, слизывая частицы хрускости с зубов. Он, конечно же, знал кем назначена встреча и почему. "Эван," - пролетело в голове и взгляд мужчины соскользнул с пергамента и уставился в дверь собственного кабинета. Эван - мальчишка, к которому Макнейр относился почти как к сыну, которого у него нет. Надо признать, что какие-то зачатки и ростки альтруизма всё же проклёвывались в отношении юнца. Из этого вырастет прекрасное дерево, на котором Уолден когда-то повесится. В целом, Макнейр полагал, что зерно этого кроется в том, что Розье во многом напоминает ему самого себя. Только, увы, не так осторожен. Но, это поправимо. Мужчина едва щурится, берётся за вторую гренку левой рукой и откусывает кусок хлеба. Правой рукой комкает записку в шар, перекатывает шар пергамента на ладонь и сжигает его в своей руке.
Пепел едва уловимо скользит по воздуху и рассеивается, когда мужчина шумно отправляет недоеденную гренку в тарелку и поднимается. Ему нужно отправить несколько сов и уладить несколько тонких вопросов, кое где соврать, а в некоторых местах сказать не совсем правду, чтобы его отсутствие тем вечером не вызывало никаких вопросов. Алиби. Ему нужно 100% алиби.

***

Заблаговременно подготовленная черная мантия, которую нужно вычистить ещё до того, как он попадёт домой, маска в её карманах и волшебная палочка - Макнейр сделал всё, чтобы его не могли заподозрить даже при желании. Он выбрал ботинки на два размера больше, подложив несколько комков бумаги к носку, чтобы следы не давали на него наводок. Он выбрал штаны с чёрной ткани, ту, из которой брюки носит каждый второй маг. Слишком осторожный? Да. Его главной задачей было остаться в тени, оставаться вне подозрений и, безусловно - выжить.
Дождь неприятно моросил в лицо, поэтому Макнейр накинул капюшон мантии. Скинет, когда придёт пора атаковать, чтобы не мешался. Краем глаза отмечает Эвана, надеясь, что юнец готов. В конечном счёте - он _должен_ быть готов. Никто не говорил, что это его вина, ведь вина за то, что попался, всё же, полностью лежала на том, за кем они пришли. Уолнер морщится с какой-то долей омерзения. Юность, когда у тебя в голове ветер - порой играет злую шутки с подобными самонадеянными глупцами, но то, что какая-то доля ответственности на Розье всё же есть - отрицать не стоит. "Это хороший повод проявить себя, не облажайся", - мысленно, в спину, но Уолден знает, что Розье и сам понимает, как много сейчас на нём. Уолден переводит взгляд на Лорда. Выжидательный, с собачьей преданностью. Вероятно, так смотрит цербер, прежде чем получит команду "фас!". Макнейра это даже немного смешит в себе. Чего только стоит ему такая слепая привязанность к идеалам и горячим речам Лорда? Увольнением? Смертью? Если, конечно, его раскроют раньше, чем Лорд окончательно захватит власть. Всё же, под крылом сильного лидера гораздо приятнее. Макнейр улыбается в темноту и устремляется взглядом в Азкабан. В место, в которое он никогда не попадёт. Ни живым, ни мёртвым. Уж лучше как собака в подворотне, чем там.

+5

10

Розье жалел, что так непредусмотрителен, когда аппарировал. Создавалось впечатление, что в этом месте не бывает ни хорошей погоды в принципе. Сколько Розье видел фотографий этого места, сколько слышал разговоров. Все одно: осадки круглый год. Молодому человеку было интересно, видел ли Блетчли солнце за все это время, что торчит в Азкабане, - Может потому, что он выполняет задания так отчаянно, словно готов умереть прямо сейчас? – маг уже не был ни в чем уверен и оставалось только предполагать, останется ли Аттикус таким же, после того, как его вытащат из Азкабана, - Я слышал, это место слишком сильно меняет людей, -  Эвану не хочется однажды там оказаться, и от этого он лишь сильнее желает вызволить не столько друга, сколько того, кого он сам «приручил» много лет назад. Нет, все ведь было совершенно не так, но Розье думал о своем превосходстве даже в такие моменты. Стоило бы давно поменять свою жизненную позицию, но сейчас для него существует лишь несколько первоочередных задач, среди которых служба Темному Лорду. Это было, можно так сказать, превыше всего. Ведь выпускник Слизерина думал наперед и знал, что это выгодная позиция, которая поможет ему оставаться в победителях и откроет в будущем немало перспектив. Да, Эван был эгоистичным и почти во всем искал выгоду. Иногда, что удивительно, совершенно этого не понимая. Он был еще юн и местами глуп касательно чего-то, в чем у него не хватало опыта, но амбиции у него были огромнейшие. И кто знает, может именно поэтому Розье среди Пожирателей.
- Говорят, что даже американцы боятся угодить в Азкабан,- говорит он Сьёгрен, словно хочет ее напугать. Нет, такой цели он не преследовал. Просто хочется, чтобы девушка, ни разу не участвовавшая в таких вылазках, понимала, куда они идут, зачем, и что вполне могут не вернуться, - Пугающее место, не правда ли? – он подмигивает девушке, словно совершенно не волнуется за то, что их ждет внутри. Никто не был там и имел лишь примерное представление о тюрьме, где содержатся самые опасные преступники не только ближайших стран, а, возможно, и всего мира. Волшебник непроизвольно съеживается от вида этого сооружения странной формы, которое вода омывает со всех сторон, - У нас нет выбора. Или вытащим Блетчли, или сами останемся здесь гнить навсегда, - Розье не знает, слышит ли Темный Лорд на таком расстоянии все, что он говорит, но хотелось все-таки быть сильным перед Волдемортом и не упасть в грязь лицом. Маг, вестимо, оставался снаружи, не желая даже ступать на порог Азкабана. Беллатрикс как всегда была с ним. Конечно, молодого человека слегка раздражало, что кузина иногда не делает грязную работу, но тут он не мог ничего сказать, потому что кашу, которую он заварил, придется самому, так сказать, вкушать. Да, так никто не говорит, но разве это имеет значения?
Волшебник откашливается и отчитывается перед Темным Лордом, - Он находится на пятом уровне. И если он сейчас смотрит через решетку наружу, то вполне может нам увидеть, - ухмыляется молодой человек, не понимая, уместно ли это сейчас, - Ну, думаю, нам стоит двигаться, - Дементоры, кружащие впереди пугали, но Лорд и Лестрейндж должны были этим заняться. Кивнув всем, они апарируют к массивным воротам, через которые можно попасть внутрь. Да, Розье этот вариант не сильно нравится, но или так, или разрушить половину тюрьмы, выпустив всех на волю. А ведь тут сидят многие. В том числе и грязное отребье, которому стоит оставаться и дальше гнить здесь до конца их жизни. Подправив маску, он достает палочку, - Петрификус тоталус, - бросает он и первый, кто встречается Эвану, как только он открывает ворота, замирает, не имея возможности пошевелиться. Немного раздражало, что внутри работают такие же чары, как и в Хогвартсе, не позволяя им пробраться сразу к цели, - Делайте что хотите. Пытайте всех на своем пути, убивайте, но не вздумайте отставать. Нам нужно держаться вместе. Только мы с Нейтом знаем точное расположение камеры, сообщает он, - Держись меня, - говорит он Вигдис, пропуская вперед Макнейра и Мальсибера, - Мне будет спокойнее так, - улыбается он, держа палочку вытянутой перед собой, - Люмос, - зажигается огонек и становится видно, куда им идти.
Атмосфера внутри была не самая приятная. Заключенные, завидев их, начинали истошно кричать и вопить, чтобы их освободили, - Откройте, умоляю Вас, - стонет мужчина, у которого было такое исхудавшее лицо, словно он не ел как минимум год, - Вы с Темным Лордом? Заберите меня с собой, я буду вас служить! – он начинает орать, когда они двигаются дальше, будто бы Розье пожалеет их и освободит. Смешно. У них определенная цель и они не отступятся. А уж тем более, не будут отвлекаться на еле живых трупов, - Я бы сказал, что лучше всех этих отбросов, попадающих сюда, убивали, но, тогда бы Аттикус покоился неизвестно где, - А пока он жив, Эван сделает все, чтобы вытащить его отсюда. Он надеялся, что это первый и последний раз, когда он здесь находится, ибо желания возвращаться сюда совсем не было. Ни в качестве посетителя, ни в качестве заключенного. Второе особенно пугало мага, учитывая, что не так давно его отцу грозил срок, если бы аврорат что-то нашел на него. Но нет. Никаких следов связи с Темным Лордом. Потому что его отец умен и, хотелось надеяться, он пошел в него.

+5

11

Под маской у Макнейра искажается от отвращения лицо. Он так сильно ненавидел Азкабан. В основном из-за страха здесь оказаться. По мнению Уолдена, нужно быть совершенно грязным кровью и тупым поведением, чтобы оказаться в этом отвратительном месте. Он считал, что чистокровные волшебники ни за что не попадают сюда, не попадают в эту помойную яму те, кто заслуживает поклонения. Их банально нельзя сюда помещать, потому что это портит и их кровь и их сознание.

В голове он уже знал, что от мальчишки, за которым они идут, наверняка уже мало что осталось. Одно безумие, возможно, ходячий овощ, но вряд ли тот, кого стоит спасать. Тем не менее, раз его призвали, значит он должен быть здесь. Макнейр, правда, предпочитал другого типа задания. Ему больше нравилось работать в одиночку, чем в команде. Особенно с теми, кого он до сих пор считает если не детьми, то школьниками. Кому из них можно по-настоящему доверить свою жизнь? Лорду? Беллатрисе? Мальсиберу? Нет, Макнейр предпочёл бы здесь и вовсе не появляться. Тем более он не любил работать не своей палочкой. Свою он заблаговременно оставил дома, украв из Министерства какую-то, которую конфисковали у незадачливого преступника. Уолден даже не уверен, что сможет полноценно колдовать те заклинания, которые ему нужны.

Тем не менее, они аппарируют к воротам. Макнейр хмыкает неслышно, слушая самого болтливого мальчишку всей их маленькой компании, но как-то по-отечески. Он надеется, что Эван сделает всё правильно, что вытащит того странного паренька, потому что проводить здесь много времени, в компании и чокнутых и дементоров Макнейру не хотелось. Каждый шаг вглубь тюрьмы давался ему тяжело, мужчине приходилось буквально отключить голову, чтобы делать это. Всё его естество орало ему о том, что ему тут не место. Отлично сработав, Розье буквально проталкивает их через ворота в Азкабан и Макнейр с Мальбером шагают вперёд. Мужчина перебирает волшебную палочку в пальцах, пытаясь прочувствовать её, но у него не получается. Матернувшись, грубо взмахивая рукой, он отправляет заклинание в какого-то волшебника, который гниёт мозгом и телом в камере.

- Круцио! - палочка в руке задрожала и тут же успокоилась. За-ме-ча-тель-но! Злость накатывает на Уолдена с такой силой, что буквально заставляет его краснеть под маской, заставляет его ощущать эту вуаль бессилия над своим мозгом. В следующий раз он должен попрактиковаться, прежде чем идти на вылазку с неизвестной ему палочкой. Тем не менее, он понимает, что выбора у него не было, - похоже, - он хмыкает, говоря Мальсиберу, - я сегодня не слишком боевой.

Глупое оправдание. На Макнейра накатывает стыд и ненависть к себе же. Жутко не предусмотрительно. Остается надеяться, что заклинания, требующие меньше силы и магии будут идти гораздо плавнее. Что удивительно, весь уровень был пуст, не считая грязных волшебников, угодивших сюда по своим причинам. Уолден разминает шею и движется вперёд слишком быстро, слишком крепко сжимая в руке волшебную палочку. В целом, сами смотрители ему не особенно интересны, их тут, должно быть здесь крайне мало, а авроров и вовсе по пальцам пересчитать. Никто не хочет быть в такой опасной близости к дементорам. И вот последние представляли самую большую опасность. Потому что против них ни у Макнейра, ни у кого-то кто сейчас вместе с ним - нет заклинаний достаточных, чтобы их остановить.

+5

12

Магия – это Хаос, Искусство и Наука. Это – проклятие, благословение и прогресс. Все зависит от того, кто, как и с какой целью пользуется ей. А магия – всюду. Но малодоступная. А все собравшиеся в этой комнате используют магию практически с одной и той же целью, ведь и Пожирателям нужно защищаться от напастей. Особенно если это Дементоры. Из-за этого внутри, гадкой и липкой субстанцией разливается страх перед невиданным ранее существом. Главное не застыть на месте, когда это действительно произойдёт. Для Вигдис это некая тайна внутри самой себя, и как она поведёт себя ей не понятно. Застынет как вкопанная или как на адреналине без оглядки пойдёт на таран. Эти задания не самые лучше для неё, волшебница хороша в другой ипостаси.

Руки с ногами дрожали из-за неподобающе холодной погоды, Азкабан и не славиться как пляжный курорт. Однако даже для закалённой норвежки здесь оказалось холодно, а тёплое пальто из черного драпа как выяснилось внезапно не по погоде. Хорошо то, что додумалась надеть старые высокие сапоги. После вылазки она их обязательно выбросит на помойку. В который раз содрогаясь мелкой дрожью Вигдис ещё плотнее, запахнула пальто и только плотнее прижала маску к лицу. Приходилось унимать дрожь, а спину держать ровно. Взгляд зацепился в самые дальние углы, где сгущалась темнота, в пустоту.

Думать о чем либо, кроме как холода, слишком холодно. О самой вылазке, но они уже здесь. О том, что есть не малый риск погибнуть, настроение не то. Люди, окружающие её, и сам заключенный, которого они идут спасать, всё это странно в данный момент. Виг так и замерла на месте вслушиваясь в чужие голоса, пока из этого забывавшегося состояния её не вывел Эван. Она смотрела на него как на неопознанный объект, и потому шутка не была расценена по достоинству.

Хотелось бы ещё остаться вот так ненадолго, стоять и ждать у моря погоды. Нет, конечно, лучше оказаться внутри и пройти через всё это как можно скорее. В полной тишине все проследовали к воротам, и все знали на что идут. Некоторые уже ушли вперёд, а просьбу Розье она проигнорировать не могла. Ей и самой так будет спокойнее. Только вот выдавить из себя улыбку вышло не очень хорошо, но и это было не важно. Почти у всех лица скрыты под масками.

Внутренняя атмосфера давила всем чем только можно, каменными стенами, криками заключенных иглами, впивающимися в мозг. Вигдис попутно вытаскивает палочку из-под одежд и крепко сжимает её в руке. В тот момент Вигдис чувствовала только опустошение внутри себя. Знают только Творцы чем всё это закончиться.
Заглядывая в каждый угол её сознание играет с ней злую шутку, однако четкие очертания человеческого образа за ближайшим углом не смутили иностранку.

Круцио…, – довольно нервно взмахнув палочкой, магический сгусток отправляется прямо в цель. Заклинание попадает, но из-за не сосредоточенности самой девушки, оно не срабатывает в полную силу.

Отредактировано Vigdis Sjögren (2018-09-18 22:19:35)

+5

13

Если бы Нейт не был таким преданным своему делу, то, вероятнее всего, он постарался бы сделать хоть какую-нибудь маломальскую ошибку и, якобы, именно поэтому аппарировать в любую другую точку на планете, кроме их нынешнего местоположения. Мысли о том, чтобы оказаться в непосредственной близости к Азкабану всегда пробуждали страх, да такой, что он мог бы рискнуть своей жизнью, лишь бы не оказаться внутри. И все же, Мальсибер был лишком верен Темному Лорду и именно поэтому с самого начала храбрился и гнал мысли о том, что их там может встретить, куда подальше. Натаниэль хоть и принимал участие во всех многочисленных обсуждениях и составлении идеального плана по спасению Блетчли, надеялся, что удастся еще немного оттянуть неминуемое. В какой-то момент ему казалось, что страх отступил, вот только теперь, оказавшись рядом со стенами магической тюрьмы, он снова почувствовал, как его внутренности сжались, возрождая ненавистное ему чувство страха.
- Не удивительно, что оно меняет людей. Если здесь постоянно такая милая атмосфера, то лично мне куда предпочтительнее, чтобы меня просто убили, а не заточили на гниение в компании с дементорами. – высказывает свое мнение Натаниэль, лишь бы отвлечься от своих собственных мыслей. Ему было трудно представить хотя бы сутки в этом месте, а ведь некоторых приговаривают к нескольким годам, десятилетиям, а порой даже до окончания жизни. Удивительно, что волшебники не ищут здесь возможности покончить с собой любым возможным и не возможным способом.
- Это точно. Не хотелось бы остаться в этом месте из-за подобной глупости. – усмехается Нейт, понимая, что все присутствующие, наверняка, поддерживают мысль Эвана. Ему хочется казаться максимально расслабленным, но пожирателю самому кажется, что голос несколько дрожит, оставалось лишь надеяться, что это ему только кажется. Молодой человек вместе с Уолденом идет в первых рядах, прокладывая пусть остальным. Очень уж безлюдно, нет никакого намека на то, что в здании обитает хоть кто-нибудь, да это не удивительно – вряд ли какой-нибудь человек смог работать в обществе существ в черных балахонах.
- Не переживай. В таком месте у всех нервы на пределе. – Нейт старается подбодрить Макнейра, а сам надеется на то, что сможет справиться со всеми своими эмоциями и не допустит подобной оплошности. Удивительно, что они не встретили еще ни одного дементора, а Мальсиберу казалось, что он уже лишился всего светлого, что было в его жизни. Вот только, было ли оно, это светлое? Ведь даже самое доброе в его жизни шло бок о бок с болью и ненавистью. И, признаться, это разозлило его. Разозлило настолько, что он был готов броситься в бой с первым попавшимся ему дементором, заключенным или с любой живой душой.
- Алохомора! – произносит молодой человек, переводя палочку от одной камеры к другой. Не особо оригинально или устрашающе, но в этом был его замысел. Во-первых, ему нравились слова благодарности и готовность сделать ради них все, что угодно. Если уж на то пошло, эти заключенные вполне могут сойти за пушечное мясо и их будет не жалко пустить в расход. Да и, возможно, всю ситуацию смогут списать на бунт заключенных. Откровенно говоря, Мальсибер пока не понимал какая из версий казалась более подходящей – что Пожиратели пришли за одним из своих и устроили массовые беспорядки в Азкабане или же что сами заключенные вышли из-под контроля своих стражей. С другой стороны, его это не особо волновало, Натаниэлю нравилось устраивать или помогать устраивать беспорядки и потом читать об этом в газетах. В любом случае куда лучше, если дементоры отвлекутся на уже сбежавших заключенных, чем на тех, кто продолжает свой путь ради одной единственной цели – Аттикуса Блетчли.

+4

14

Говорят, что акулы способны учуять единственную каплю крови в воде через десятки футов.
Говорят, в реках Латинской Америки водятся серебристые пираньи, что могут обглодать несчастную жертву за считанные секунды.
Говорят, что дементоры не от мира сего, порождение магии столь древней и столь забытой, что никому из ныне живущих не под силу повторить от и до таинственных ритуалов. Что они бесплотны, но их поцелуй ощутим. Что они тени мрачного прошлого.
Так отчего же, Мерлин подери, стражи Азкабана так похожи на стаю голодных рыб, что вьются в некотором отдалении от причала, на котором рыбак деловито раскладывает хитрые снасти?

Беллатрикс бросает взгляд на вновь прибывшего, не поворачивая головы - лицо ее обращено к дементорам. Фарфоровая маска, за которой скрывается если не беспокойство, то его тень. Хотя бы потому, что она, в отличие от орденских шавок, совершенно точно знает, что никакого Патронуса создать не в состоянии уже давно; а если быть честной, то и до окончательного обращения к темной магии светлое заклинание не давалось тогда еще молодой девице: в ее жизни не было радости, лишь протоколы.
- Да, милорд, - сухо бросает в ответ на вопрос. Не оскорбления ради, а экономии времени для.
Резкий порыв ветра грубо дергает подол, бросает в лицо крошево то ли льда, то ли скальпельно острых капель воды. И, кажется, доносит запах затхлости и гнили. Женщина старается дышать ртом - это проще, когда эхом повторяешь те слова, что велено повторить, ощущая, как в грудину вкручивают незримый шуруп. Или бур, норовящий проткнуть ее насквозь.
Тонкая ниточка силы уверенно утолщается до размеров корабельного каната, а во рту горчит от желчи, комком подступающей к горлу.
Быть собакой на привязи совершенно не нравится. Даже если в жизни ты та еще сука, а поводок подвластен лишь Ему. Белла упрямо стискивает зубы, отходя на несколько шагов в сторону от точки концентрации ритуальной магии, чтобы не попасть под ее удар.

Она еще успевает пронаблюдать спину последнего из скрывшихся за стенами тюрьмы так называемого соратника; минутой - или часом, не разберешь - кто-то из бравых стражников человеческой породы, проснувшихся наконец, вспомнивших, что у них, кроме просиживания штанов и насмешек над заключенными, есть и непосредственные обязанности, показывается в дверном проеме. Тело работает куда медлительнее разума - Беллатрикс поворачивается тяжело, словно на плечи ей давит изрядный вес, да и палочку поднимает как-то слишком уж лениво, пока мысли из мечущегося хаоса успевают выстроиться в логическую цепочку.
- Конфринго, - шепотом, ласковым, проникновенным.
Лиловый луч бьется в каменную кладку и рушит ее на головы людей.

Если бы они были большей из проблем.
Завороженные ритуалом, как кобры танцем факира, дементоры слетаются ближе, но не трогают Лорда, тянутся к его магии, изучают ее, слушают. На заклинание же миссис Лестрейндж, обыденное, привычное, несколько тварей срываются, словно псы.
- Флиппендо Триа! - ей не приходит в голову ничего более.
Ручное торнадо проносится мимо слепых существ, не задев ни одного из них - разве что заставив всколыхнуться оборванные края их балахонов. Белла аккуратно ступает назад, за спину Волдеморта.

Говорят, рядом с дементорами люди ощущают тоску. Говорят, отчаяние захлестывает их, и нет больше ни света, ни счастья.
Психопатка Беллатрикс никогда не была знакома с ним в своей жизни. Стражам нечего отнять. Кроме этой самой жизни.

дайсы

броски

+4

15

На острове холодно - слишком холодно. Сквозь защитные чары ветер и соленые брызги жгут и щиплют его кожу, постепенно сводя на нет любые попытки сохранить тепло. Он редко отвлекается на то, чтобы снова небрежным движением бросить на себя покров согревающего заклинания. Но все же - отвлекается. С каждой лишней минутой промедления остужаются все сильнее его обнаженные руки, не укрытые перчатками, ветер и холод пробираются за ворот. В конце концов, у него, безо всякой магии, куда меньше времени, чем у Беллатрикс. Куда меньше та высота градусов, которой стоит упасть, прежде чем Лорд, как обычный маггл, утратит контроль над собственным телом.
Плата за темную магию, увы, бывала беспощадна.
Но пройдет еще немного времени до того момента, как Лорд начнет действительно серьезно сплетать нити ритуальной магии. Как потеряет возможность отвлекаться окончательно и там останется только вопрос времени - как быстро ледяной ветер Азкабана отнимет и без того жалкие крохи тепла у его тела.
Дементоры не подлетают к нему близко. Их куда больше интересует Беллатрикс - горячая, полная жгучей крови, полная яда, силы, смелости и дерзости девчонка Блэк - уже Лестрейндж. Полная эмоций, как приведенный на закланье жертвенный барашек. Как заблудшая в лесу овца, от которой у волков начинают капать слюни. Лорд им не интересен. Холодная, лишенная эмоций, острая, как стилет, слишком привязанная к посмертию сущность - о, это как закусывать картонкой вместо куска свежего мяса. Впрочем, Лорд и не хочет вызывать у дементоров гастрономический интерес, сейчас ему куда важнее интерес другого толка.
Он неспешно, совершенно никуда не торопясь, по памяти чертит на земле магический круг, легким движением разжигает в его углах свечи.
Что ж, темная магия, что однажды породила дементоров на этом всеми забытом острове, была не такой уж и сложной. Если, разумеется, брать в расчет его собственные умения, а не умения большинства темных магов в этой стране. И в этом мире.
Но если много сотен лет назад у Экриздиса получилось создать из боли, смерти и тумана этих существ, значит, существовал схожий способ переполучить бразды правления. Что ж, именно к этому способу он и собирался обратиться.

+3

16

Маги, охранявшие Азкабан, совершенно не ожидали вторжения. Двери просто в один момент вылетели. Да так неожиданно, что никто из них даже за палочки не успел схватиться. Их поражают непростительные, да и самые простые заклинания. Кто-то бежит прятаться, кто-то выступает против Пожирателей смерти, но немногие вспомнили о своем долге на работе и побежали следить за заключенными, пытаясь защищаться от нападок Пожирателей, - Протего! – Кричит Алек, когда поднимается наверх и чудом отражает какое-то заклинание, летевшее в него. Противники отстают, - Нам нужно быстрее найти остальных, - говорит он коллеге и начинает просто быстро идти, тяжело дыша, - И предупредить, что здесь Пожиратели! – Алек – мужчина тридцати пяти лет. Почти сразу после школы пошел работать сюда, так как больше никуда не взяли. Семьи или кого-то близких людей у него не было. Именно поэтому он здесь, а не дома перед камином в окружении жены и детей, - Они наверняка пришли за своими. Они находятся выше, - мужчина пытается глубоко дышать, чтобы успокоиться и взять себя в руки. Это не сильно хорошо выходит, но, по крайней мере, он хотя бы пытается, а не сдался, когда в тюрьму вломились. Наверняка кто-то так и сделает. Будет умолять о пощаде, клясться, что сделает все, только бы сохранить свою жизнь. Алек был не такой. Ему нечего терять, именно поэтому он будет противостоять Пожирателям Смерти, если придется, - Фумос, - волшебник направляет палочку на лестницы и торопится подняться выше. Туда, где нет выхода.
- Да что за чертовщина происходит?! – Хэмиш торопится за коллегой. Он совсем молодой – ему чуть больше двадцати. Работать здесь стал, когда согласился на сделку с Министерством Магии и вместо того, чтобы стать здесь пленником, он подписался отработать здесь в течение двадцати лет. Его просто запугали. Сейчас он считал, что лучше бы отсидел свои три года за решеткой, чем пахать в окружении дементоров столько лет. Они пугали волшебника, но, пока, к частью, ни разу не тронули. Но от этого легче не становилось, - Зачем они здесь? – поторапливается вверх по лестнице он. Неужели Азкабан падет? Такого, конечно же, никто не ожидал. Тем более Хэмиш, которому просто клялись, что уже сотни лет там спокойно, - Ну мы и попали… - протягивает он и старается не отставать от старшего коллеги. Он видит, как тот создал облако дыма и достает из рукава свою палочку. У него не сработал инстинкт самосохранения раньше и только сейчас здравый смысл подсказал сделать это, - Куда мы идем? Нам нужно скорее сваливать! – Сейчас молодой маг хочется оказаться дома, но почему-то ему кажется, что у Алека совершенно другие планы, - Там же… - делает паузу он, - другие Пожиратели… Да? – Медленно он начинает понимать, к чему все это идет, но все еще не уверен, - Дружище, нам надо бежать, они же всех перебьют! Или ты пророк не читаешь? – сколько там было статей о нападениях. Просто буквально на каждой странице мелькала хоть одна маленькая заметка. А чаще всего – огромный заголовок на первой странице. Да просто магический мир сейчас почти ничего не волновало, - Конфринго! – направляет Хэмиш на лестницу и там образовывается огромная дыра, которую в облаке дыма не так уж и просто разглядеть. Он кивает Алеку, как бы говоря, что не будет стоять на месте. Хотя, впрочем, будто бы у него есть выбор.
Дементоры чувствуют, что рядом кто-то есть. Тех, кто внутри им просто нельзя трогать, да и защитное заклинание. А вот те, двое, кто остался снаружи, привлекли их. Они стремительно подлетают и парят почти у самой земли. Мимо них пролетает взрывное заклятие, но оно не причиняет им вреда. Они двигаются все ближе и ближе, ощущая человеческое тепло. Одна фигура не вызывает у них интереса. У него почти не чувствуется душа. А вот девушка. Хоть она холодная и не боится, все равно каждый из них хочет урвать кусочек ее души. Они начинают кружить вокруг нее, словно коршуны, подлетая близко-близко. Но они не торопятся поднять капюшоны и «поцеловать» ее. Они словно чего-то ждут. Или кого-то. Никто не знает, что в голове у Дементоров. Хотя, впрочем, скорее всего, там ничего и нет. Лишь слепое желание высосать из мага душу, а, впрочем, магглы тоже подойдут. Это то единственное, что приносит существам удовольствие. И они все ближе. Еще немного, и их разорванные рясы коснуться ее силуэта. Только почему они не чувствуют страха, который от нее исходит? Словно она знает, что они ничего не сделают. В ней не было светлых эмоций, никаких. Но такого не может быть! Все должно быть спрятано глубоко внутри нее. И если фигура рядом больше напоминала живого мертвеца, который не вызвал у дементоров интереса, то женщина была другой. Она хотя бы источала тепло.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Эван, Натаниэль, Вигдис, Уолден.
Ваша задача - подниматься выше.
На лестнице уже ждет сюрприз в виде огромного облака дыма и дырки в лестнице. Вы туда, конечно не упадете, но вот застрять там - запросто.
А еще - за вами идет десяток охранников, намеренных вас задержать. Поторопитесь.
Лорд, Дементоры уж очень "облизываются" на Беллу. Стоит поторопиться подчинить их, иначе ничего хорошего не случится.

+1

17

Если обычно во время нападений Розье даже не пытается как-то себя сдерживать, то сейчас он был безумно аккуратен. Все-таки осознание того, что он находится в Азкабане, безумно давило на него. Одна ошибка, малейший просчет – и он заточен здесь. Возможно, даже навсегда. Это подстегивало Эвана быть более внимательным, атаковать первым, но все равно было не по себе от того, что в любой момент все может закончится. Да, сюда Эван прибыл с одной единственной мыслью – спасти Аттикуса. Вот только все так обернулось, что Блетчли отошел на второй план. Скорее всего, это все из-за дементоров, которые высасывали из тебя все хорошее и заполняли страхом. В любом случае, был бы рядом с ним легилимент, сразу бы прочувствовал, как он боится. Это чувство было совершенно не свойственно магу. Он ведь всегда такой дерзкий и резкий, словно ему любое море по колено. Словно у молодого человека в жизни нет никаких страхов. А сейчас они выплывали наружу, захватывали его разум, заставляя судорожно думать о том, как отсюда спастись, в случае чего. Сам Эван старается выбросить эти мысли из головы, повторяя про себя, - Блетчли, Блетчли, Блетчли, - Но у него ничего не получалось. Совсем. Вот так вот и проявлялась его эгоистичная натура, даже если на самом деле он хотел поступить совершенно иначе.
- Не отставай, - Говорит он Вигдис. В голове само собой проясняется, когда он слышит из ее уст сладкое «Круцио» и крики боли. Это словно отрезвляет мага и возвращает его на землю. На лице даже появляется кривая усмешка. Эван снова начинает нормально дышать, а не так, словно сейчас задохнется, - Стой! – резко кричит он всем и оттаскивает Сьёгрен назад, потому что перед ними возникло облако дыма. Все бы ничего. Вот только почти сразу же в лестницу полетело какое-то заклятие, и Розье четко увидел, как она обваливается. Не ясно было, насколько, но пройти там просто так будет уже не так просто, - Проклятие, - цедит он сквозь зубы, - Я вижу каких-то ублюдков наверху. Убью, как только доберусь до них, - Эван ненавидел, когда все шло не по плану. А еще не мог понять, каким же нужно быть отсталым, чтобы попытаться противостоять Пожирателям Смерти. Они точно умрут. Может не от рук мага, но это уже не важно, - Решили, что нас остановят таким способом? Забавно, - проносится у него в голове. Конечно же, туда закрадывается мысль о том, что, возможно, это все просто для того, чтобы отвлечь внимание, или просто задержать их, но он старался просто двигаться вперед так быстро, насколько это возможно.
- За нами идут, - холодно сообщает Эван, пытаясь не выдавать свои эмоции, - Я слышу, - сначала говорит он, и почти сразу добавляет, - И вижу, - за ними шла толпа работников Азкабана. Магу казалось, что они делают это как-то без энтузиазма и с толикой боязни. Это его улыбнуло, - Мальсибер, задержим их? - С вызовом говорит он, - Макнейр, забери Вигдис и идите на пятый уровень. Мы догоним, - Он не командовал. Просто ему больше всего хотелось освободить Блетчли, который и так настрадался из-за того, что просто немного оступился. Другие, возможно, не имею на это право. А вот Аттикус мог ошибиться. Вот только, увы, это стоило ему свободы. Но ненадолго. Скоро они его вытащат. Совсем скоро, - Депулсо, - он направляет палочку вниз и ничего не выходит. Кажется, он слишком переволновался, потому что масштаб ада, в который они попали, увеличивался с каждой минутой, - Давай, дружище, - кивает он Натаниэлю, - Чем быстрее мы с ними разберемся – тем лучше, - Розье говорит достаточно очевидные вещи, но самому как-то спокойнее от того, что он делает именно так, - Конфундо! – на этот раз заклятие удалось. Вот только оно пролетело мимо, - Ааааа! – кричит он, наверное, на весь Азкабан. Это безумно бесило, когда все из рук валится, и ты ничего не можешь сделать. Нужно собраться, потому что в голову снова начали лезть мысли, что он станет одним из тех, кто кричит из-за решеток, чтобы его выпустили. Сложно даже представить, что его черты могут стать более резкими, чем сейчас. Он и так в плохом освещении напоминает живой труп. Что уж там говорить о нем, если какое-то время он проведет в Азкабане. Но такого не будет, нет. Если они облажаются, их спасет Темный Лорд. Он не оставит их гнить здесь, нет, ни в коем случае. Если в тюрьму зашло четыре Пожирателя, то выйдет пять, не меньше.

ДАЙСЫ

http://cruciatuscurse.rusff.ru/viewtopic.php?id=281#p37686

+1


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » DAILY PROPHET » [27.12.1979] escape from hell