Этот день начался, как и два предыдущих, совершенно стандартно, совершенно однообразно. Сегодня хотелось поскорее все закончить, а затем бежать на матч по квиддичу, где играл ее знакомый... Читать далее

HAVE YOU SEEN THESE WIZARDS?

19.07.2018 Упрощенный прием для студентов и выпускников Гриффиндора!
06.07.2018 Упрощенный прием для студентов и выпускников Хаффлпаффа!
27.06.2018 Открыт набор аж в три новых квеста! Немного подробнее о них здесь.
19.06.2018 Новая акция и упрощенный прием для выпускников и учеников Рейвенкло!
04.06.2018 Перевод времени и упрощенный прием для всех преподавателей!
01.06.2018 С первым днем лета! А у нас новости и очередные плюшки. Просим всех сюда. Так же всем игрокам в обязательном порядке необходимо в течении двух недель отметиться здесь, если их персонажи в школьное время были старостами или состояли в команде по квиддичу.
19.05.2018 Упрощенный прием для всех Пожирателей Смерти! С другими новостями можно ознакомиться здесь.
19.04.2018 Нам уже два месяца! Узнать об обновлениях и нововведениях можно в этом объявлении!
Также до 19.05 открыт упрощенный прием для всех персонажей. Не пропустите прекрасный шанс зарегистрироваться!
30.03.2018 Мы не заставили Вас долго ждать и открыли для записи сюжетные эпизоды. Ознакомиться можно здесь!
26.03.2018 Открыта запись в "сюжетный квест"! Не упустите возможность принять участие!
05.03.2018 А тем временем подоспел первый выпуск "Ежедневного пророка"! Приглашаем узнать самые актуальные новости в нашем Магическом мире.
19.02.2018 Мы рады сообщить Вам о том, что наш форум официально открыт! Не стесняйтесь, проходите ознакомиться с нашим сюжетом, а так же обратите внимание на действующие акции, которых на данный момент целых три. Учтите, что этим персонажам уготовано место в сюжете!

01 november - 31 december 1979

Daily Prophet: Fear of the Dark

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » DAILY PROPHET » [10.08.1978] sea within a sea


[10.08.1978] sea within a sea

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

«Though youth may fade with boyhood's cares,
New fear will catch us unawares.
I know, it will.»

https://i.imgur.com/F1c4Kbn.png
Emmeline Vance, Frank Longbottom

Дата: 10.08.1978
Локация: Годрикова впадина, штаб-квартира Ордена Феникса

Наверное, объявлять о помолвке при бывшей девушке - не слишком хорошая идея.

+1

2

с собой

маленькая сумочка с зельями на всякий случай, волшебная палочка, мешочек с монетами, на плечах темно-алый плащ

Живу сейчас обломами, обломками не той любви
Попытками не то любить, что нужно
Теряю смысл, ну и пусть, невыносимой стала грусть
И в комнате, что с потолком мне чужда (с)

Этот день начался, как и два предыдущих, совершенно стандартно, совершенно однообразно. Сегодня хотелось поскорее все закончить, а затем бежать на матч по квиддичу, где играл ее знакомый. Эммелина никому об этом не рассказывала, хотя их наверняка не раз видели вместе. Но девушка изо всех сил старалась, чтобы никто и желательно никогда не узнал, что она находится рядом с тем, с кем не надо бы и находиться вовсе.
Быстро перебирая коротенькими ножками (рост Эмми был 159 сантиметров) Вэнс задумчиво направлялась на собрание Ордена Феникса. Поговаривали, что сегодня должно решиться что-то с планом наступления. Не сказать, что она готова была ринуться в бой именно сейчас, но целители на то и нужными живыми для помощи раненым. Правда, волшебница все чаще ловила себя на мысли: попади она в ожесточенный бой – сорвется в самое пекло. Ведь такова сущность этой маленькой королевы шоколадных конфет. Через пару минут Вэнс, цокая каблуками, пролетела мимо одной из комнат, которая обычно была пуста, но краем глаза она заметила знакомую статную фигуру. Фрэнк.
Остановившись недалеко от входа, девушка неуклюже и медленно стала шагать назад, и, достигнув прохода, словно солдат развернулась к членам Ордена. Увидев ее, Лонгботтом дружелюбно махнул рукой, мол, присоединяйся. Пожав плечами, шатенка направилась к большому столу посреди комнаты. Не сказать, что это были шикарные апартаменты, но волшебница никогда не жаловалась. Оглядевшись, девушка отвлеклась на голос Фрэнка, который нежно приобнял свою Алису. Эммелина натянула свою улыбку и стала внимательно слушать долгую, но интересную речь своего товарища. Что-то назревало, что-то очень серьезное. Вэнс это чувствовала каждой клеточкой своего тела, а в один момент и вовсе по телу пробежали колкие мурашки. Съежившись от неприятного ощущения, волшебница аккуратно присела на один из элегантных стульчиков, тяжело вздохнула и продолжила слушать Фрэнка. Но как только он произнес самое важное, у девушки заложило уши. Она резко перестала дышать, уставившись на счастливую пару и продолжая улыбаться. В этот момент все рухнуло. Абсолютно все. Внутри словно оборвалась какая-то ниточка, державшая весь этот груз недосказанности. Лина и хотела было что-то сказать, пожелать от всей души счастья, но лишь хватала губами воздух, не в силах что-то произнести. Все что-то желали, пожимали руки и обнимали невесту, и только Эммелина держалась в стороне, а пока ее не видели, встала и быстро удалилась в сторону комнаты, где должно было пройти собрание. Но что-то ее остановило, сердце не выдержит больше, если наконец-то все не расставить по своим местам. Быстро написав на пергаменте место встречи, Лина стала выжидать, когда за углом появится Фрэнк.
- Lеvio, - тихо произнесла Эммелина и направила свернутый пергамент почти в лоб волшебнику, а затем скрылась из вида.

Живу сейчас попытками, попытками не пытками
Найти себя и что-нибудь родное
Ищу я что-то где-то там, пью чёрный кофе по утрам
И не пойму да что ж это такое. (с)

Прошло несколько минут. Погода вечером была довольно-таки прохладная из-за местонахождения штаба. Вэнс пулей вылетела на холодный воздух, прошла немного вдоль дома и остановилась возле большого окна в конце коридора, который упирался не то в чулан, не то в какое-то ненужное помещение. За все время пребывания в здесь, Мия не раз прогуливалась до этого места и еще ни разу никого здесь не встречала. Именно здесь можно было и поговорить, ведь узкий коридор с низкими потолками хорошо поглощал все звуки, которые могли издаваться, а если еще и находиться снаружи - шанс повышается, ведь никто не смог бы подслушать их из дома.
Что же ему говорить сейчас? Мерлин, а если он не придет? Как дура пропущу собрание. А вдруг там что-то важное, связанная со мной? Нет, сколько раз ходила, то была как приложение. Наверное, пока совсем не время. Я еще смогу всем показать свои способности. Может меня держат для чего-то особенно? Черт, о чем я только думаю. Сейчас ведь совершенно другая проблема. Хотя, какая это проблема? Я же
прекрасно все понимаю, и даже желаю им счастья. О, Мерлин, но почему так тяжело в груди? Почему дышать так сложно стало? Я ведь знала, что ничего не получится, что ничего не вернуть. Был бы у меня маховик, может я и вернулась бы.

Невольно Вэнс вспомнила день, когда они с Фрэнком решили, что их пути теперь расходятся, но дружба же осталась. Именно тогда девушка лишь пожала плечами, покорно согласившись со всеми доводами своего возлюбленного. Всем сердцем девушка любила только его, но не показывала. Почему она была так холодна к тому, кого любила, и так открыта ко всем остальным? Лина последние полгода ничего не понимает. Каждый раз прокручивая свои поступки, свои слова и попытки показать настоящие чувства, но там, внутри, словно стояла заглушка на любовные эмоции. А после расставания замок был сорван, и все полилось наружу, да слишком поздно.
Вдруг волшебница почувствовала на себе чей-то взгляд. Развернувшись, она увидела его. Нервно улыбнувшись, Эммелина понимала, что поступила совершенно не красиво по отношению к их многолетней дружбе. Схватившись руками за подоконник, Вэнс прижалась к стене, почувствовав легкое головокружение. Она не узнавала свое тело: оно вообще не слушалось. До этого ей столько хотелось ему рассказать. А что же сейчас? Вот же он перед тобой.
- Фрэнк, я..., - попыталась начать Лина, но снова не смогла громко говорить, хватая губами воздух. Густой пар изо рта резко вырывался наружу, поэтому продолжила шепотом: - Я так больше не могу, правда. Румянец пропал с ее пухлых щечек, и теперь Эммелина была бледная, словно фарфоровая кукла. - Прости, Фрэнк, - взвыла девушка, соскальзывая по стене вниз и закрывая руками лицо, - но я правда устала.

Отредактировано Emmeline Vance (2018-07-13 13:52:36)

+1

3

Буквально пару дней назад Фрэнк сделал Алисе предложение. Это было так безумно. И он почти не готовился. А за то, каким методом он решил попросить ее стать его спутницей жизни до конца дней, можно было его просто-напросто убить. Но Лонгботтом никогда не был романтиком и ему сложно далось придумывание того, как пройдет один из самых важных моментов в его жизни. А учитывая, что он никому ничего не сказал, даже матери, то понятно, что у окружающих челюсть отвисла. Но на это и был расчет. Ведь можно что угодно отдать за удивленные лица членов Ордена Феникса. Ну, про Августу от вообще молчит. Потому что она минут на пятнадцать упала в ступор, а потом, конечно же, безумно обрадовалась. Она всегда любила Фоули, а теперь выдалась возможность с ней породниться. Ликорис, конечно же, не пустил слезы счастья, так как он мужчина, но искренне был рад за сына. Тем более, как утверждал отец, он всегда знал, что не могут они всю жизнь дружить. Да-да, потом пошли рассуждения о том, что дружбы между парнями и девушками не бывает, но Фрэнк был в таком прекрасном расположении духа, что ему было не до злости на родителей, который от радости не могли перестать верещать. Он всегда думал, что счастлив. А оказалось, что ему все-таки немного не хватало. И вот теперь, когда он вместе с Алисой, то было трудно думать о чем-то, кроме нее.
Было принято решение рассказать о помолвке на очередном собрании Ордена. Лично Фрэнку было очень тяжело скрывать чувства, которые распирали его. И дурацкую улыбку, которую просто невозможно было стереть с его лица. Все, что видели его на работе, могли подумать, что он пьяный. Но нет, Лонгботтом героически молчал, потому что родные и близкие должны были первые обо всем узнать. Это выглядело немного странно. Фрэнк просит минуточку внимания и начинает, - Я сделал предложение Алисе, - он не церемонится и сразу заходит с козырей, - И она согласилась, - он загадочно улыбается, а все начинают их поздравлять. Видно, как искренне радуются люди таким событиям, когда вокруг война и не знаешь, что будет завтра. Такие моменты стоит ценить, потому что их чертовски мало. И, возможно, празднование свадьбы хоть на день поможет им забыть обо всех потерях, обо всех травмах, что с ними произошли. Фрэнк старается не думать о том, что все не так радужно. Сейчас перед ним есть только Алиса и ее волшебная улыбка, которая сводит с ума каждую секунду. Лонгботтом. Определенно, самый счастливый человек на свете, и никто не посмеет это испортить. Было так приятно слышать все, что им говорили. Как за них рады, что они молодцы. Здорово, конечно, когда тебя так поддерживают. Все близкие говорят такие теплые слова, что в них просто хочется раствориться прямо сейчас. Если честно, даже рот начало сводить от того, как много и долго он улыбался.
Когда все поздравили, решено было всем немного отдохнуть и переварить новости, прежде чем начать собрание. Лонгботтом отходит в сторону и видит Эммелину. Ей, наверное, странно было это все слышать. И он хотел спросить, как у нее дела, только не получил никаких объяснений. Дальше все как-то случилось слишком сумбурно, но молодой человек остался стоять в один в руках с пергаментов. Он разворачивает и видит там кратко и по делу: лишь место и время. Он с полминуты стоит и пытается это все переварить. Он понятия не имеет, о чем хочет поговорить девушка, но у него просто нет причины отказываться. И собравшись с мыслями, он выходит на свежий воздух. Он перепада температуры он съеживается, потому что был в майке и как-то не подумал что-то накинуть на себя, потому что голова целиком была занята другими мыслями. Он пытался придумать, о чем пойдет разговор. Но ни одной здравой и адекватной идеи не было. Но, в общем-то, их и других-то не было. Он шел куда-то в пустоту непонятно зачем. На всякий случай он достал палочку, - Люмос, - и на конце сразу же загорелся огонек, который помогал ему идти, минуя различные преграды во дворе. Чем дальше он шел, тем более неловко ему становилось. И вдруг Вэнс сейчас изобьет его за то, что он всегда говорил ей, что Алиса всего лишь его подруга. Да, прошло немало лет с тех пор и, как можно заметить, это суждение изменилось, но от этого легче не становилось. Лонгботтом чувствовал себя так, словно врал Эмме, хотя в то время он и правда считал Фоули всего лишь подругой, которой он может доверить абсолютно все.
- Привет, - начинает Фрэнк, но девушка почти сразу же перебивает его и начинает говорить что-то странное, что никак не вяжется во что-то логичное, - Я.. – снова он пытается начать говорить, но снова девушка его перебивает. Тогда он понял, что пока лучше стоит помолчать, потому что раньше, чем она закончит, он не сможет выяснить, в чем дело. Только ничего не прояснилось. Лонгботтом как пребывал в состоянии недоумения, так и остался. Какое-то время они просто стояли и молчали. И он понял, что пора что-то сказать, - Эммелина, - тихо, почти шепотом говорит он, - я не понимаю в чем дело, но ты же знаешь, что я всегда выслушаю тебя и помогу, если в силах разрешить свою проблему. Но сейчас, прости, я чувствую, словно ты говоришь со мной на другом языке, - между ними часто такое случалось в то время, как они были вместе. Но они садились, говорили и со всем разбирались. Очень часто случалось, что они просто не понимали ценность чего-то друг для друга, пока не садились и не разговаривали. Но все быстро решалось, и в их отношениях снова наступала идиллия. Может быть, стоило бы опять сесть и поговорить? Фрэнк никуда не торопится, а Алиса без компании не останется, - Присядем? – указывает он на скамейку, ожидая, пока Эмма пройдет вперед. Он странно себя чувствовал. Словно сделал что-то не так, но, мерлиновы панталоны, он понятия не имел, где накосячил и что нужно сделать для того, чтобы все снова было как прежде.

0

4

Где-то в глубине души Эммелина понимает, что нельзя себя так вести: закатывать истерики, словно маленький ребенок, умалчивать обо всем, что хочет так стремительно сокрыть. Вэнс всегда тепло относилась к Фрэнку и все его решения готова была принять стойко и с радостью, но что-то в тот миг замкнуло внутри и пошло не так. Вероятно, причиной была многолетняя недосказанность, которая до сих пор витает над ними, которую Лина не в силах из себя выдавить. Но это сейчас слишком необходимо, слишком дорого всем обходится мертвое молчание.
Резко встав на ноги и выпрямив спину, Эмма торопливо вытерла слезы рукавом теплой шерстяной кофты, шмыгнула носом и украдкой улыбнулась, будто смеялась над собой. Так наверняка и будет, потому что сейчас со стороны девушка выглядела как минимум уязвимо. Эммелина этого старалась не допускать, потому что уязвимость - самое страшное качество, ведь из-за нее тебя могут посметь обидеть.
Внимательно выслушав Лонгботтома, шатенка осторожно обошла его и присела как можно дальше от друга, к которому до сих пор что-то внутривенно ощущала. Склонив голову вперед, девушка начала придумывать ответ, и он должен был быть полным, лаконичным и честным, хотя бы по отношению к Эмме. А мысли путались, комками и обрывками летая даже перед глазами. И волшебница пока что не могла их поймать, чтобы собрать воедино.
Северный ветер трепал распущенные волосы, холодил влажные от слез щеки, но румянец так и не появлялся на ее лице, и это настораживало. Молчание продлилось довольно-таки долго по тем меркам, когда пара еще встречалась в школе, ведь тогда Вэнс не могла долго сдерживаться и начинала что-то быстро бормотать, извиняясь даже тогда, когда не была виновата. Да, она вроде и дорожила теми отношениями, а вроде и нет. Одна единственная подруга считала, что Эммелина попросту хватается за единственный шанс на замужество, поэтому якобы терпела его мягкий взгляд в сторону Алисы и не отпускала Фрэнка. Но все было очень и очень запутано, как клубок, которым поигралась кошка. Его нужно было распутывать, поэтому, тяжело выдохнув, Лина тихо начала, медленно шевеля холодными губами:
- Когда мы учились в школе, я и подумать не могла, что стану встречаться с товарищем. Другом, если так можно выразиться. Не оборачиваясь к парню, она продолжила, перекручивая серебряный браслет на запястье правой руки: - И я до сих пор не понимаю, что меня к этому так подтолкнуло, ведь дружбу я всегда считала превыше любви, но, видимо, сильно заблуждалась. Эммелина подняла голову, но все еще не смотрела на друга. Она медленно и аккуратно откинула голову назад, прислонившись спиной с резной спинке скамьи. Ее взгляд теперь устремился вперед, наблюдая за тем как покачиваются ветви деревьев. - Правда, ты ни в чем не виноват. Я сама довела до этого, осознанно молчала и на все соглашалась. И когда я услышала, что ты обрел свое счастье в лице Алисы, то меня что-то будто ударило. Вэнс виновато опустила глаза, сцепившись руками в холодную скамью. - Честно, я за вас очень счастлива. Поверь. Она никак не могла повернуться в сторону собеседника, никак не могла посмотреть ему в глаза, потому что боялась осуждения и непонимания. Но кроме этого девушка опасалась, что, взглянув в его бездонные глаза, снова не сможет ничего сказать. - Просто я слишком поздно поняла, чего на самом деле желало мое сердце в тот день, когда я предложила вернуть все на свои места, а ты поддержал.
Вэнс снова замолчала, но на душе с каждым произнесенным словом становилось все легче и легче. Правда, она даже не предполагала, что это окажется так просто. Но осталось произнести лишь итог, к чему волшебница так медленно подводила разговор. Ей очень не хотелось рушить хорошие отношения между ней и Алисой, между ней и Фрэнком, между ней и его семьей. Эммелина для всех всегда остается лишь приятной и улыбчивой девушкой, которая никому не желает зла, которая всегда будет бороться за справедливость ценой собственных убеждений. Пусть так будет и впредь.
- Мне кажется, - снова начала шатенка, - я до сих пор люблю тебя, Фрэнк. Эмма отвернулась совершенно в другую сторону. Мысленно она стала обвинять себя, что зашла слишком далеко. Этого нельзя было допускать, нельзя было говорить об этом. Что теперь станет с их дружбой? А вдруг после такого признания Лонгботтом и вовсе перестанет общаться с Линой, расскажет Алисе, а та обидится и тоже оборвет все контакты. Ведь тогда придется вовсе покинуть Орден Феникса, чтобы лишний раз не ловить на себе взгляды ненависти и презрения.
Соскочив с места, девушка отошла на пару шагов от парня, прижав руки к груди, и стала нервно кусать губы, а затем резко выпалила:
- Нет, так нельзя! Это неправильно! Она развернулась к Фрэнку и продолжила: - Я... я не хотела этого говорить. Э... это шутка такая. Я же как друга тебя люблю, и Алису люблю, и Вуда люблю. Всех близких мне очень люблю. Не нужно было вообще начинать этот разговор. Девушка недовольно покачала головой и, переминаясь с ноги на ногу, вновь отвернулась от волшебника. - Совсем не надо было.

+1

5

Фрэнку даже сказать нечего. Эмма его в один момент ошарашила. Ему казалось, что после того, как он закончил школу, у них все было хорошо.  Они отлично общались, словно каждый из них не переживал по поводу того, что все закончилось. Но они говорили. Столько раз и ночи напролет. И между ними, казалось, нет никаких недосказанностей. Да и в Ордене они так часто виделись, и все было отлично. Они здоровались, обменивались последними новостями по работе, справлялись о здоровье родителей, с которыми были знакомы, пока встречались. И у Лонгботтома и мысли не могло возникнуть, что что-то не так. Даже спустя столько времени. Кажется, прошло три года с тех пор, как они расстались. И Вэнс ни разу не показывала, что ей нужны эти отношения, снова. А он… А что он? Да, много раз думал о том, что может быть, им стоило бы снова сойтись. Но аврор пришел к выводу, что не зря существует такая поговорка, что в одну реку не вступают дважды. А оказалось, что Эмма наоборот хотела этого. Ели бы они поговорили, все могло бы сложиться иначе. Но теперь просто не было смысла в том, чтобы пытаться повернуть время назад. Эмма – просто его подруга, а еще он помолвлен и скоро женится на Алисе. Этот разговор был ну очень уж неловким, учитывая, что не прошло и пяти минут с тех пор, как они с Фоули сообщили о своих отношениях, к которым так долго шли, что они просто не могли быть неправильными.
- Эмма, - озадачено говорит Фрэнк, - Я… - он не может найти подходящих слов. Начинает казаться, что любые слова из его уст приведут к необратимым последствиям. Он поглядывает на окна, в которых свет, прежде чем сесть на скамейку. Но от дома они были закрыты массивной зеленой изгородью, так что никто может и не узнать, что они здесь были, что, возможно, только к лучшему, - Я даже не знаю, что тебе ответить, - он снова замолкает, потому что хочет провалиться сквозь землю от того, как ему неловко, - У нас было много хорошего. И я рад, что мы до сих пор так отлично общаемся, - он говорит через себя. На самом деле хочется молчать, и вообще уйти отсюда. Но Лонгботтом всегда был хорошим другом и понимал, то сейчас Эммелине просто нужна поддержка. А на ее слова нужно постараться не обращать внимания, ведь у нее просто шок. Он бы себя, наверное, вел точно так же, если бы Эмма выходила замуж. Но обстоятельства сложились так, что после их расставания он первый обрел любовь. Он надеялся, что Вэнс с кем-то встречается. Но никогда не спрашивал напрямую. Считал, что это его не касается и девушка расскажет то, что сама посчитает нужным.
- Слушай, в школе у нас было прекрасное время, - он улыбается, вспоминая все, что было раньше, - Мы же были счастливыми, правда? – он смотрит на нее и ждет, когда их глаза встретятся, но Эмма словно боится на него посмотреть, - Я всегда с теплотой вспоминаю наши отношения, потому что в них было много хорошего, - Он не врет и не пытается как-то успокоить Эмму. По крайней мере, не таким способом, - И я хочу, чтобы ты отпустила это все. Мы ведь дальше будем общаться, дальше сражаться с Пожирателями! – он начинает эмоционально размахивать руками, потому что сам себя убеждал в том, что все будет хорошо. Признаться, он совершенно не подумал о том, что это может так сильно повлиять на его бывшую девушку и вызвать такие переживания. Фрэнк берется на голову и начинает массировать виски, словно желая восстановить ход своих  в голове, - Я хочу, чтобы ты была счастлива, - аврору тяжело говорить, ведь он не был к этому готов, - Просто не со мной, Эмма. Я тебе не нужен, поверь мне, - Будет намного лучше, если сейчас Вэнс возьмет себя в руки, потому что сейчас он сам потеряет голову и будет вынужден уйти, потому что воспринимать информацию становится слишком тяжело. А все, что будет касательно Ордена, определенно пройдет мимо. Сейчас совсем не время терять голову. Нужно быть собранным, чтобы в любой момент быть готовым сражаться.
- Нет, не говори так, Эмма, - его голос становится тише, - Ты не любишь меня. Уже нет, - Он хочет, чтобы девушка перестала так говорить. Становится только хуже, - Эмма, не надо, прошу… - он закусывает губу так сильно, что, кажется, скоро пойдет кровь, - Я тебя любил, сильно, но так сложилось, что мы решили разойтись, посчитали, что так будет лучше, - возможно, он сейчас делает девушке больно. Но это просто необходимо для того, чтобы Вэнс могла справиться со своим потрясением, - Сейчас я с Алисой и люблю ее, между нами больше ничего не может быть, кроме дружбы. Но большего нам и не нужно, - Лонгботтом аккуратно накрывает своей рукой миниатюрные пальцы Эммы, - Я всегда буду рядом с тобой, всегда поддержу, ведь я твой друг, - Он хочет, чтобы девушка сама перевела тему. Он ведь парень и ему не так просто говорить о чувствах. Ему кажется все это таким далеким и непонятным, - И я хочу, чтобы ты всегда об этом помнила, - он легко сжимает руку, надеясь, что это ей поможет и уведет от мыслей про любовь к Фрэнку. Ведь этого давно нет. А, может быть, никогда и не было и это лишь шанс зацепиться за своего первого парня, за которого она могла бы выходить замуж, если бы не их расставание после того, как он окончил школу.

0


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » DAILY PROPHET » [10.08.1978] sea within a sea