01 Jan - 29 Feb 1980
Слово за слово, но тема родственных связей никак не желала покидать уютный стол, поэтому, Мириам оказалась рада, когда, наконец-то, удалось окончательно сменить деликатную тему. Говорить о недостатках родственников интересно, если это не твои родственники, или люди, с которыми ты живешь...читать далее

Daily Prophet: Fear of the Dark

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » DAILY PROPHET » [07.09.1979] dark saturday


[07.09.1979] dark saturday

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

«dark saturday»

https://i.imgur.com/BKlKOLE.gif https://i.imgur.com/TxKKeaj.gif
Emmeline Vance, Armand Deverill

Дата: 07.09.1979
Локация: Госпиталь Святого Мунго

Стажировка началась не лучшим образом, но и кураторство тоже не акхти...

0

2

Как много можно рассказать о стажерах? Смелые и умные или трусливые и глупые? А ведь бывают и вовсе перемешаны: амбициозный неудачник и закомплексованный гений. Середины, увы, не бывает вовсе, либо Лина просто их не замечала. Она часто оглядывалась на таких же практикантов, как и она, и становилось не по себе. Волшебнице казалось, что идеально получается у всех, кроме нее. Школьная уверенность в своих силах куда-то пряталась, вера в самое лучшее - затихла. Эммелине было одиноко в этом месте без поддержки друзей и родных, здесь она чувствовала себя чужой.

Юная волшебница только начала привыкать к странностям в отделении "Волшебных вирусов", не находя в них ничего серьезного. Но внезапности все-таки случаются. Так, например, ее удивила не столько грибковая золотуха, сколько болезнь, а точнее вирус, который передавался с обычными невинными заклинаниями. Сила этого вируса была очень большой, а распространяемость - просто бешеная. Симптомами было следующее: волшебник начинал покрываться фиолетовыми нарывами, которые, лопаясь, высвобождали наружу кислые мыльные пузыри. Бригады целителей с третьего и четвертого этажа носились как сумасшедшие с этажа на этаж. Вэнс не успевала выполнять одно поручение, как ей давали другое и третье. Несколько недель прошли как в тумане: девушка приходила домой ужасно уставшая и буквально валилась с ног от усталости. Но на следующей день по ее виду и не скажешь, что она устала и не выспалась, потому что улыбающаяся стажерка снова носилась со всеми почти по всей больнице.

Эмма решила провести собственное расследование и пропала из вида наставников на пару дней. Она долго и упорно всех расспрашивала, находила все большие доказательства и опровержения, которые порой друг другу противоречили. Вышла волшебница на самовыдуманный заговор, придуманный магглорожденным волшебником, чтобы отомстить обидчикам. У заговора нет обратного пути, а симптомы, как оказалось, проходят спустя несколько недель. Так пришлось обратиться на пятый этаж за помощью в разработке защиты от этого вируса, этимология которого была тесно связано с теми самыми "недугами от заклятий". Историю замяли, а героев не наградили. Более того виновного волшебника вообще лишили памяти и наложили защитное от чар заклинание. Тогда многие считали, что это жестоко, ведь никто особо не пострадал, никто не умер. Но тогда пострадал бы имидж отделения с пятого этажа, потому что они не сразу поняли в чем суть.

Спустя год, в 1979 году благодарность все-таки настигла Вэнс, и ее перевели на тот самый пятый этаж. Однако здесь практика не задалась в первых дней.

В больницу поступил тяжело раненный сторонник Ордена Феникса. Этимология заклятия, которое на него накладывали раз за разом, была совершенно не известна. Опытные целители отчаянно пытались распознать хоть что-то, но без результатов. Заколдованный волшебник не ходил, не разговаривал, не ел, не пил, а только дышал, моргал и, как говорили те, кто оставался на ночь, бывало, что он иногда будто мычал. Но многие скидывали это на собственный недосып и недомогание. В один день всех стажеров и их наставников собрали в палате бедняги. Для всех казалось, что молодые умы должны быть более извилистыми, поэтому и идеи могут возникнуть совершенно из рода вон выходящие. Но а вдруг действенные?

Всех разделили попарно и по времени, чтобы каждый мог собственноручно попробовать свои силы. Наконец-то и дошла очередь Вэнс. Одергивая свой халат, девушка очень сильно переживала, но не от незнания, а от сопереживания. Сколько еще мог продержаться этот человек без еды и воды?

Волшебница часто записывала в тетрадь каждое слово и мысль, а затем самые сокровенные скрывала под тенью заклинания. И вот оно ее чуть и не подвело. В конце каждого дня все пары снова собирались воедино в той же палате, делились своими мыслями и наработками. Вэнс хотела было тихо произнести заклинание, но в этот момент внезапно чихнула и прокричала:

- Апарекиум!

Идеально написанный почерк вдруг заполнился сердечками, всякими закорючками, имя "Фрэнк" и "Алиса". Шатенка моментально покраснела от такого позора, ведь шепоточки начали передаваться из уст в уста. Но внезапно все замолчали. Эммелина подняла глаза и посмотрела на всех вокруг - теперь все устремили свои взгляды на больного, который весь покрылся какими-то символами неизвестного происхождения. Эти символы врезались в кожу бедолаги и наполняли его глаза слезами. Главный целитель выгнал всех, кроме Вэнс и ее наставника, чье имя она по неосторожности забыла, а сам вылетел за всеми, добавив:

- Думайте пока дальше, я соберу совет целителей. Я быстро!

Девушка испуганно уставилась на наставника. Отчаянно стараясь вспомнить имя, Эммелина выглядела крайне растерянно. Ей было ужасно стыдно за тетрадь, за свою забывчивость, а также за применение заклинания во время беседы.

- Кажется, я с первого дня испортила свое стажерство. Сэр, это конец? - дрожащим голосом произнесла Лина. Сэр? Издеваешься? Да, он сейчас же развернется и пойдет писать на тебя бумагу! Идиотка! Забыть имя наставника!!! Только ты так можешь, Вэнс!

Отредактировано Emmeline Vance (2018-08-10 11:33:16)

+1

3

Еще с того момента, как в итоге выяснилось, что у Деверилла будет стажер, он начал волноваться. Ведь это такая ответственность. А в итоге он сам нашел ту, кого будет учить и, не дожидаясь распределения, пошел просить у главного целителя, чтобы Эммелина Вэнс обучалась под его началом.
Вы бы видели, как тряслись его руки, когда он подходил к кабинету целителя. Он долго продумывал слова, с которых стоит все начать. Но в итоге все вышло слишком спонтанно и странно. Арманд даже не собирался обо всем это вспоминать, потому что был уверен, что выставил себя на посмешище.
Но игра стоила свеч. Эммелина Вэнс – молодая девушка, которую он заметил в отделении магических вирусов была безумно старательной и, почему-то целителю казалось, что она не на своем месте. Конечно же, не так легко было подойти к ней и спросить, не хотел ли она стажироваться у них.
Но все прошло гладко, и он заполучил нового человека в отдел недугов от заклинаний. Это была маленькая, но победа. Во всем Мунго была острая нехватка рук и за каждого стажера или целителя велась ожесточенная борьба. И хоть Деверилл не играл против правил, все равно считал, что поступил немного подло. Но дороги назад не было.
Быть рядом с толпой стажеров было тяжеловато, но целителю необходимо было приглядывать за Эммелиной и тем, как она справляется. Пока было не ясно, совершил ли он ошибку или нашел бриллиант среди кучи волшебников с совершенно разным уровнем подготовки. Оставалось только ждать, что будет дальше.
Мужчина не из тех, кто подумает, мол, девушка не подходит его отделению, и ей стоит вернуться обратно в магические вирусы. Раз пошел ради нее на разговор со старшим целителем, которого старался избегать при первой же удобной возможности, то все не подлежит никакому изменению.
Чем Арманд отличался от многих, так это стабильностью своих решений. Он мог долго их принимать. Но зато твердо стоял на своем, не поддаваясь чужому мнению.
Деверилл летал в своих мыслях и немного не понял, что произошло. Все стажеры резко вышли из палаты и он, будучи впереди всей толпы, по чистой случайности, тоже оказался снаружи. Он стал всех рассматривать, выискивая Вэнс, дабы спросить, как у нее дела.
В последнее время целитель слишком часто начинал о чем-то думать и падал в себя, теряя осознание реальности. При чем, мысли были совершенно дурацкие. Он перебирал пальцами свой галлеон в халате и думал о том, что Райли уже не было видно какое-то время. Он даже начинал волноваться о том, жива ли она.
Сестра всегда была больной темой для мужчины. Потому что у нее лишь два состояния: когда она пьяна, и когда она ранена. Других, кажется, просто не существовало. Мужчина встряхнул головой, чтобы расслышать слова Эммелины. Ему понадобилось какое-то время, чтобы понять, что она говорит.
- А? – растерянно переспрашивает он и только через несколько минут переваривает всю информацию, которая на него свалилась, - Да нет, - вдыхает Арманд, - все нормально, - он начинает бегать глазами из стороны в сторону, пытаясь найти объект, за который можно зацепиться взглядом. Было трудно понять, что так сильно взволновала Эммелину, но почему-то ему показалось, что уйти отсюда, будет правильным решением.
- Давай навестим одного пациента, - все еще не получается вернуться «на землю», и он надеется, что по дороге придет в себя, - Ты как, волнуешься? – спрашивает он. Ему было интересно, как девушка справляется со стрессом.  Если он был, конечно же, был. И если вдруг Вэнс хоть чуточку не по себе, он будет отвратительным наставником, если не поможет со всем разобраться.
- Я вот жутко переживал. Да уж, что скрывать, я и сейчас много переживаю, - он смотрит на девушку и улыбается уголками губ, - И да, можешь называть меня Армандом, - он глубже зарывается руками в лимонный халат и старается идти не слишком быстро.
- Как бы это странно не звучало, но я хочу быть тебе не сколько наставником, сколько другом, который может поделиться своими знаниями и поможет разобраться в рабочих проблемах, - На месте глаз остаются лишь щелки, сквозь которые Деверилл высматривает нужную палату.
- Так что, Эммелина, ты часть огромной семьи в Мунго и можешь на многих здесь рассчитывать, - он снова смотрит на девушку, улыбаясь уже намного шире, - На меня в первую очередь, - он кивает головой и останавливается у двери в палату.
- Тут один больной. Давно у нас лежит. Еще до меня положили. И вот такими больными по большей мере нам приходится заниматься, - он толкает дверь и проходит внутрь, где в небольшой палате для одного лежит мужчина лет пятидесяти.
Мужчина показывает Вэнс пройти внутрь и тихо закрывает за собой дверь. Почти круглые сутки шторы тут закрыты. Кажется, солнечный свет заливает комнату только тогда, когда открывают окна и ветер колышет шторы.
- Никто не знает, что с ним, - Он и Райли этого пациента показывал. Чтобы она понимала последствия своей работы, - И наша главная цель, увы, лечить тех, кого мы можем, а не таких, как он, - он грустно вздыхает, - Сколько лет, а мы ни капли не продвинулись.

+1

4

Растерянная Вэнс чувствовала неуверенность своего наставника, но оправдывала это тем, что здесь порой такой ужас происходит, поэтому не мудрено, что самым умным, на ее взгляд, целителям присуще неуверенность. Ей так часто бабушка рассказывала про то, с чем она сталкивалась в госпитале. Иногда даже мурашки по коже бегали табунами. У Эммы никак не укладывалось в голове: как можно быть такими жестокими по отношению к ближнему своему? Накладывать ужаснейшие заклинания, чтобы другой страдал, чтобы страдали их родные? Нет, это очень неправильно! Иногда Лина мечтала о том, чтобы в мире и вовсе не было магии.

Волшебница покорно следовала за Армандом, то и дело одобрительно качая головой на его вопросы. Он переживал за нее, а это первый признак, что и человеком он был хорошим. А также мужчина предлагал быть хорошим другом, к которому можно будет обратиться за помощью. Девушка в ответ все также кивала и еле заметно улыбалась. Ее абсолютно устраивал такой расклад, ведь намного лучше работать в команде. Лина очень боялась этой стажировки, но где-то внутри своей души очень мечтала об этом месте. Часто расспрашивая бабушку поподробнее рассказать про самые необычные истории госпиталя, девчонка мечтала о том, как сможет спасти тех, кого никто не мог вылечить до нее. В своих фантазиях она была смелая, сильная, умная и непоколебимая. В реальной же жизни Вэнс пока что боялась. Боялась своей беспомощности.

Вдвоем они оказались в темной палате, которую еле-еле освещали тусклые светильники. Мертвая тишина больно ударила в уши, когда из шумного коридора они зашли в молчаливую палату. Атмосфера стояла напряженная. Прижав к груди палочку и пергамент, девушка с особой осторожностью сделала два робких шага к кровати больного. Его почти не видно за шторками, которые обрамляли ложе. Эммелина боялась заглянуть и увидеть то, что навсегда отпечатается в ее памяти и будет сниться в кошмарах. Арманд закончил свою речь, и девушка развернулась к нему. В ее глазах читалось отчаяние и паника. Она и подумать не могла, что все так обернется, что все здесь так серьезно и тяжело. Бабушка рассказывала Эмме, что в юности она была очень эмоциональной и впечатлительной, но работа в госпитале сделала ее более сдержанной и сильной. Эммелина была готова к таким переменам, но когда столкнулась лицом к лицу с тем, что считала "ей по плечу", - ее срубило.

- Но если мы бессильны, тогда кто им поможет? - дрожащим голосом произнесла Вэнс. - Может мы не можем помочь, потому что нам не хватает способностей? Вдруг где-то есть человек, который может абсолютно все, но работает в другой среде? Черт! Она тряхнула головой, понимая, что путается в словах. В голове до сих пор эта каша, да и казалось, что легкое головокружение все-таки настигло волшебницу. Девушка измученно выдохнула, закрыла глаза на мгновенье, глубоко вдохнула и посмотрела на Арманда. Ей так хотелось тоже произнести какую-нибудь вдохновляющую речь, но морально девушка была слаба. - Может... наверное, я зря согласилась на эту стажировку. Я ведь совсем ничего не знаю! Как я смогу помочь тем, кому даже вы помочь не в силах? Она снова повернулась к кровати больного и пожала плечами. - Мне страшно. Казалось, что Вэнс совсем не поняла слов наставника, ведь он ясно дал понять, что нужно вылечить тех, кого можно вылечить априори. Но есть и исключения. Однако девушка чересчур переволновалась. - Простите, я..., - неуверенно пробормотала Лина, - я просто испугалась. Я понимаю, что большинству людей можно помочь, но я не могу не думать о тех, кто навсегда потерян для мира. Это слишком больно. Я пока не привыкла, да и не привыкну... наверное.

+1

5

Хочется улыбаться от того, как волнуется стажерка. Но Арманд всегда восхищался небезразличными людьми. Иногда у него у самого руки опускались из-за того, что он не мог ничего сделать с пациентом, не мог ему помочь. Но со временем учишься пропускать все через себя. Хотя, Деверилл считал, что до совершенства в этой области ему еще далеко.
- Как видишь, у нас тяжелая работа. И я не совру, если скажу, что нам труднее, чем, например, аврорату, - он не понаслышке это знал, имея сестру в том отделе Министерства Магии, - Но ты справишься, я в этом уверен, - мужчина подбадривает Эммелину.
- Мне тоже было страшно первые, даже не дни, а пару лет, - почему-то ему казалось, что история из его жизни поможет ей проникнуться и перестать бояться трудностей. Тем более Вэнс казалась ему сильной.
Жаль, но на некоторые вопросы он просто не мог ей ответить. По разным причинам: ответ не понравится, реальность слишком омрачающая и еще куча всего, - как бы жестоко не звучало, но нам приходится следить за теми, кого еще можно привести в порядок. Возможно, существуют какие-то альтернативные методы лечения в других странах, но пока это все не пришло к нам. А, возможно, кто-то не дает зеленый свет на такое, - он мог лишь предположить, потому что понятия не имел, что происходит там, сверху, даже не уровне старших целителей, что уж говорить о главах Мунго.
- Пойдем, сделаем обход, - целителю кажется, что Эмма увидела и услышала все, что необходимо было. И если она еще не сбежала, то все в порядке, - У нас сегодня много дел, - Он старается улыбаться, чтобы хорошее настроение распространялось на стажера, - Шоколадную лягушку? – Деверилл вытаскивает из кармана небольшую коробочку и протягивает девушке, - Обычно я храню их в кармане для детей.
Это было хорошим способом подружиться с ними. Они тогда начинали доверять Арманду и не пытались сбежать в страхе, что он сделает с ними что-то нехорошее, - Но у меня их много, угощайся, - сам он прячет руки в карманы и не торопясь следует в свой кабинет. Он бы мог просто призвать нужные пергаменты, но хотелось показать Эмме, как все устроено внутри, - Заходи.
Мужчина открывает дверь и жестом указывает Вэнс, чтобы она проходила. Он даже не закрывает за собой дверь, потому что они забежали сюда буквально на минутку, - Когда пройдешь стажировку – будешь в таком же, - говорит целитель и перебирает стопку пергаментов у себя на столе, - Обычно нас тут разное количество. Но не более пяти. Иначе придется применять к кабинету заклинание незримого расширения, - отшучивается он.
- А, вот и нужные нам пергаменты, - он победно поднимает их над головой, - Пойдем, - Арманд позволяет девушке выйти впереди него и, закрыв за собой дверь, останавливается, - Смотри, у нас тут пергамент на каждого, кто за мной закреплен. Иногда мы помогаем друг другу и берем чужих пациентов. Порой, случается, что ты просто не справляешься со своими обязанностями. Ну и, сама понимаешь, сейчас Мунго почти всегда заполнен до отказа.
В больнице, и правда, было намного больше больных, чем тогда, когда он начинал стажироваться здесь. И с каждым днем ситуация становилась все более пугающей. Ведь все появлялось все  больше пациентов, которым требовалось серьезное лечение, а не просто наложение пары заклятий. Даже зелья и отвары, порой, не помогали.
- Держи, - протягивает он стопку Эммелине, - читай параллельно все и не стесняйся задавать вопросы, - Деверилл видел в девушке потенциал и знал, что у нее все получится. Стоит только хорошенько постараться и быть смелее, - Готова? – спрашивает мужчина и не слишком быстро идет к первой палате, оглядываясь, чтобы Эмма за ним поспевала, - Я понимаю все твои переживания и вопросы по поводу того, стоит ли продолжать стажировку. Но я твердо тебе заявляю – стоит. Это лучшее, что только может с тобой случится, - он говорит с гордостью в голосе, потому что является частью Мунго.

+1

6

Вэнс кивает на слова о том, что в аврорате тяжелее. Она сталкивалась со многими в Ордене Феникса, выслушивала то, чем они занимаются и никак не могла понять - как им удается держать себя в руках. Она старалась делать как они, старалась сохранять спокойствие, и у нее это уже начинало получаться. Но всему приходит конец. Это отделение просто переворачивает сознание Эммы с ног на голову. Здесь хоть и нет такой ужасной текучки, как, например, на том же первом этаже, в особенности со спортсменами, но боли здесь просто в сотни раз больше.

От шоколадкой лягушки девушка не отказалась, улыбаясь как ребенок. Она обожала шоколад, поэтому с превеликим удовольствием зажевала вкусность. По телу растеклось приятное ощущение насыщенности, за это огромное спасибо шоколаду, который спасал даже в самые ненастные дни и ночи. - Спасибо! Вэнс внимательно слушала Арманда, зачарованно оглядываясь по сторонам. Его спокойный голос напоминал диктора на телевидении, который успокаивал и настраивал на хорошее настроение. Правда, до конца ее никто бы и не смог успокоить, сколько бы не пытались. Девушка слишком переживала за каждого, чья аура витала повсюду, перевязанная невидимыми ниточками судьбы.

В ее руках оказались личные дела пациентов, большинство из которых, к сожалению, должны провести здесь остатки своей жизни. Вэнс вчитывалась в эти строки и не верила своим глазам: кто-то был болен так, что не помнил и собственного имени; кто-то разговаривал на непонятном языке, ничего не видел, и при этом никто не мог разгадать этот язык (человек без умолку разговаривал о чем-то). Были и те, кто под долгими пытками превращались в неразговорчивых существ. Почему существ? Потому что все социальные признаки личности отсутствовали напрочь - это было лишь живое тело, которое почти весь день смотрело в потолок и ело через трубочку (слава Мерлину, если вообще питалось). Эмма читала, и на глазах наворачивались слезы, ведь у каждого были написаны целые списки посетителей от родителей до одногруппников. И ведь они не сдавались, верили в лучшее.

Таких было большинство, но среди прочих были и те, кто просто долго восстанавливался после дуэли или злобной шутки с какими-то темными заклинаниями. Тех, кого можно было спасти, Вэнс пролистывала, понимая, что наверняка штат справляется и без нее. Хотя, с такой-то текучкой может будет не так и просто.

- Готова? Эммелина резко остановилась и ошарашенно посмотрела на Арманда. Это была фатальная ошибка - быстро пролистать всех и вернуться к первому пергаменту, который, видимо, наставник положил сверху специально. - Ага! - глухо отозвалась Эмма, чуть ли не в припрыжку следуя за мужчиной. Они остановились возле палаты. Шатенка взглянула на Деверилла, а потом поняла, что ее знакомство с этими странными пациентами только начиналась.

Они вошли. С виду обычная палата, как и сотни других этажами ниже. На кровати, устремив свой взгляд в потолок, лежала девушка. Она была молода и красива, как успела заметить Эмма. Но кожа ее была бледная-бледная, даже белая, как снег. А руки в мелких многочисленных шрамах, словно кто-то явно поиздевался над девушкой. Эммелина заглядывает в карту. - Оливия, двадцать пять лет... такая молодая.

+1

7

- Тут хватает молодых, для которых, считай, жизнь окончилась, - после недолгой паузы проговаривает целитель, не отрывая взгляда от пациентки, - Но к этому стоит привыкнуть. Иначе никак, - на самом деле, нужно быть сильным человеком, чтобы все это выдержать. Арманд не считал себя таким, но, видимо, ошибался, раз с каждым разом выдерживал все новые и новые испытания, выпадавшие на его долю в Мунго.
Деверилл скрещивает руки на груди, - Мне кажется, что у тебя все получится, даже если ты думаешь совсем иначе, - он старается всячески подбодрить Эммелину. И совсем не потому, что так принято из вежливости. Целитель был уверен, что она на своем месте. Именно там, где и должна быть.
- С началом войны таких пациентов стало слишком много. Благо, денег на их содержание хватает. Но, порой, скучно каждый раз работать с пациентами, когда ничего не можешь сделать, и раз от раза тебя посещает чувство дежа вю, - Арманд устало трет глаза пальцами.
- Но, бывают и позитивные моменты, - улыбается целитель, - у нас отличное отделение и чаще всего попадаются адекватные пациенты, - Это очень важно, потому что бывают такие, которые могу броситься на тебя или, того хуже… - были и безумцы, но достаточно редко, - Однако, Вэнс должна быть готова к такому положению дел.
Арманд подходит девушке и начинает ее осматривать. Осматривает худощавые запястья, осматривает зрачки, - Все в норме, - говорит он стажеру, - как и всегда, - Это все, конечно же, не слишком весело. Но в Мунго они и не для этого.
- Обычно половина дня проходит как-то так. Но, думаю, ты уже успела заметить это, - Арманд отходит от пациентки и еще с полминуты наблюдает за ней, ожидая, что что-то измениться. Какой же он иногда наивный. Словно ребенок. Райли часто делает на этом акцент. Словно он может что-то с этим сделать.
Деверилл поправляет халат, - Пойдем, у нас еще много работы, - направляется он к выходу. Удивительно, как неожиданно для себя он нашел Эммелину. Увидел, как она проходит стажировку в другом отделе и понял, что она должна работать у них. И, кажется, он не ошибся, не смотря на то, что девушка, кажется, немного теряется. Это временно. Все через это проходили.
- Расскажи, почему ты решила здесь работать? – Мужчина неторопливо идет к следующему кабинету, где их ждет очередной пациент, который, к слову, разговаривал и был в своем уме. Просто не повезло попасть под оглушающее заклятие и парочку непростительных.
К слову, следующий пациент нравился Арманду. Хороший был парень. Просто оказался не в том месте, не в то время. Впрочем, наверное, 90% случаев были именно такими.
- Пожиратели Смерти напали на его соседей, и он пытался им помочь, - начинает рассказывать целитель, - Соседи мертвы, а от него пытались отбиться, а потом пытали. Авроры вовремя подоспели, потому что была высока вероятность того, что его тоже убьют. Но все обошлось. Хотя бы для него.
Чужие истории Деверилл всегда слушал с замиранием сердца. Потому что понимал, что вполне может однажды оказаться на месте тех магов, к которым однажды наведаются приспешники Того-Кого-Нельзя-Называть. Никто от этого не застрахован, к сожалению.
- Проходи, - Арманд пропускает девушку вперед, - Привет, Колин, - здоровается он, заходя в палату следом за Вэнс, - Это Эммелина – стажер нашего отделения и она теперь будет на обходах со мной, - Он присаживается на стул рядом с парнем,  - Ну как твое самочувствие? – интересуется мужчина, - судя по прошлому осмотру, - целитель протягивает Вэнс руку, чтобы еще раз просмотреть историю болезни, - Насколько я помню, ты почти полностью здоров! – сообщает он Колину.
С такими пациентами всегда приятно иметь дело. Они бы и не хотели здесь лежать, но так сложились обстоятельства, - Я очень надеюсь, что впредь ты не полезешь на Пожирателей в одиночку, - его улыбка полна грусти и сожаления, - Я уже понял, что поступил как самый настоящий идиот. Но когда услышал крики в соседнем доме, то просто не смог оставаться на месте, - Деверилл слышит это и понимает его эмоции, - Я не устану повторять, что ты копия моей сестры! – та тоже лезет в самое пекло.

+1

8

Окончилась. Это слово звонким эхом отдалось в голове Эммелины, от чего та с ужасом округлила глаза. Она на мгновение представила себя на месте этой девушки, у которой уже не будет ничего, кроме непонятных очертаний незнакомого помещения перед глазами. Интересно, она вообще понимала, что жива? Вэнс не уставала задавать себе эти вопросы, видя таких пациентов, как Оливия. Конечно, стажерка знала, что привыкнет к таким случаям, перестанет с содроганием слушать, как дышит живой труп. Иначе сказать нельзя было, ведь с этого момента все изменилось, когда ты дышишь, но ничего не чувствуешь, не ощущаешь себя; когда рассудок погиб в сознании. Это было действительно страшно.

Попутно что-то конспектируя себе, Вэнс осторожно следовала за Армандом, с интересом разглядывая пергамент с личной карточкой следующего пациента. Но вдруг прервала свои мысли, когда услышала вопрос от наставника. - Почему? - спросила сему себя Эммелина. - Однажды была нехватка работников на этом этаже, а нас троих новых стажеров отправляли с этажа на этаж, вот и сюда отправили. И когда я увидела все это... Мерлин, я вспоминаю свое первое ощущение. Я помню, как чуть ли не плакала, видя молодую девушку. Она была вся в порезах, из которых сочилась кровь. А еще у нее не было пальцев на руке, уже даже не помню каких. Потом нам сообщили, тихо-тихо на ухо, что ее пытали пожиратели. Улыбка на лице Эммы сменилась грозным оскалом, а руки сильно сжали бумагу. - Как же я их всех ненавижу! Как же я презираю тех, кто поступает вот так! Девушка чуть не сорвалась, чтобы заикнуться про Орден Феникса, но тут же осеклась. - Я верю, что любой человек достоин прощения. Вот только не они! Ненависть с Пожирателям смерти медленно тлела в сердце юной волшебницы. Она подпитывалась новостями о новых нападениях, о новых жертвах. И точно бы никогда не угасла, если только на кладбище не появились бы надгробия со всеми именами монстров. Девушка воинственно посмотрела на Арманда и произнесла заключение: - Я просто знаю, что по максимуму смогу помочь, только если буду работать здесь!

Дверь второй палаты была немного скрипучая. Девушка зашла внутрь и увидела перед собой симпатичного молодого человека, который ясными глазами смотрел на них. Мило улыбнувшись, Вэнс слегка отошла назад, пропуская теперь Деверилла, и спряталась за его спину, не подавая своего смущенного вида. Молодой человек и правда казался привлекательным, к тому же ему нужно было помочь. А все мы знаем, как Эммелина млеет перед красивыми мальчишками, которым порой кроме слов поддержки ничего и не нужно.

Но когда наставник присел, взор на парня снова был открыт. Смущенная улыбка будто поселилась на губах Эммелины. Она задумалась о том, что он настоящий герой, ведь она, на самом деле, кинулась бы в бой точно также. Ради всеобщего блага шатенка готова была рискнуть, возможно и собственной жизнью. - Я горжусь нашим Авроратом, - четко произнесла Лина, протягивая карточку пациента Арманду. - И Вы огромный молодец. Я бы поступила так же.

Деверилл заикнулся про свою сестру. У него сестра в Аврорате? Наверняка я видела ее на собраниям Ордена. Или нет? Почему-то я более чем уверена, что видела ее. Ну вот, теперь спать спокойно не смогу, пока не узнаю, кто она.

+1

9

Арманд заметил, как изменился тон Эммелины, когда речь зашла о Пожирателях Смерти. Он видел, что ей не нравится происходящее. Мужчине тоже не нравилась война. Но как-то прекратить ее он не мог. Оставалось лишь лечить сотни пациентов, которые попадают к ним из-за нападок последователей Темного Лорда. Впрочем, говорят, что в их отделении всегда хватало больных. Только сейчас их стало намного больше.
- Я надеюсь, что все изменится когда-нибудь, - поджимает губы Арманд, - А пока нам нужно держаться, потому что от нас тоже многое зависит, - целитель старается улыбнуться, дабы подбодрить Эмму, - Мы не воюем в первых рядах, но наша работа очень важна. Поэтому каждый человек в Мунго на вес золота
Волшебник говорил серьезно, но это не походило на серьезные наставления. Просто беседа, - Мы вкладываем много сил на то, чтобы все стажеры получили как можно больше знаний. А опыт сейчас легко получить, потому что в любой палате наберется пяток разнообразных проклятий или неправильно наложенных заклинаний, - с Вэнс было легко. Арманд радовался, что удалось ее в буквальном смысле выкрасть из другого отделения.
- Даже не нужно читать миллион пособий, чтобы представить, что случается. Достаточно просто почитать дела магов в нашем отделении, - мужчина заводит руки за спину, продолжая рассказ. Обычно он с трудом сходится с новыми людьми, но тут все было по работе, изредка затрагивая какие-то на самом деле волнующие темы.
- У нас хорошее отделение и все целители профессионалы своего дела, - не слишком скромно, но он говорил скорее о коллегах, чем о себе.
Арманд всегда считал себя опытным ровно настолько, насколько от него требуется. Хотя ему часто давали премии за то, что он как-то нестандартно подошел к делу или же проработал больше положенного. Но, а как иначе, когда просто-напросто не хватает рук? Любой бы поступил точно так же на его месте. Почему он так уверен?
Да стоит посмотреть, что больше половины работающих здесь постоянно уходили позже или появлялись здесь в свои выходные. Это стало нормальной практикой. И дело даже не в лишних галлеонах, поступающих на счет в Гринготтс. Это все любовь к своей работе.
Да, в Мунго маги бесспорно получали не мало. Но и для того, чтобы стать целителем нужно потратить много времени и многому научиться. Те, кто выдерживают это, на самом деле достойные работники госпиталя.
- Я вижу, что у тебя в глазах огонь, когда ты говоришь про помощь другим. Это очень ценится в нашей профессии, - кивает Деверилл, - Я уверен, что ты многого добьешься, когда станешь полноценным целителем, - почему-то мужчина не сомневался в Вэнс. Хоть девушка и побаивалась, но явно знала, чего хочет и это трудно скрыть, даже если очень сильно хочется.
Сложно было не заметить смущение девушки перед Колином. Целитель даже улыбнулся, - Да, он наш местный герой. Попадает сюда примерно так же часто, как и моя сестра, - Арманд часто говорил про Райли. Приводил в пример, просто травил про нее какие-то забавные истории. Наверное, потому, что жизнь у нее намного более насыщенная и интересная.
- Да перестаньте, - отмахивается молодой человек, садясь намного ровнее. Перед красивой девушкой всегда хочется проявить себя в лучшем свете. Колин не сильно обращал внимание на своего целителя, потому что был занят девушкой.
- А это новая целительница? – заинтересованно переспрашивает он, а потом закашливается от неожиданности, - Да, аврорат у нас силен. Только не так много таких сорвиголова, как я, - смеется он и перевод взгляд на Деверилла.
- Главное, чтобы ты всегда живым сюда доставлялся, понимаешь, Колин? – хотелось обернуть это все в шутку, но эта просьба слишком серьезная, - Я Райли так тоже постоянно говорю. Не удивлюсь, если вы вдвоем на Пожирателей кидаетесь без палочек даже, - закатывает глаза мужчина, - Кстати, она там жива или я обнаружу ее в соседней палате? – мягко улыбается целитель.

+1

10

- Герой? - неожиданно выпалила Эмма, но тут же смущенно улыбнулась и отвела взгляд в сторону. Арманд в ее глазах был тем человеком, который слов на ветер не бросает, и если он назвал парнишку героем, nо, значит, так оно и есть. Таких людей как Деверилл, считала Вэнс, осталось совсем немного. Сейчас в моде больше напыщенности, больше сделан акцент на красивых речах, совершенно позабыв о том, что всех людей судят по поступкам, а не словам, которые порой лишь ветер.

- Пока еще не целительница, - мягко произнесла Эммелина, слегка улыбнувшись и посмотрев сначала на Арманда, а потом на Колина. - Я всего лишь учусь. Шатенка говорила это как-то приглушенно, стеснительно. И это очень на нее непохоже, ведь в школе она была старостой своего факультета, а сейчас напоминает тех серых мышек, которые жались со своими учебниками в углах комнаты, будто опасаясь не только людей, но и вообще весь мир в целом. Однако в первые школьные дни Лина ничем не отличалась от той себя, которая сейчас стояла в палате, прижимая к груди кипу личных дел.

Внезапно Эмма услышала от целителя имя "Райли". Ее глаза округлились. Девушка резко повернула голову в сторону Арманда и затаила дыхание. Неужели та Райли, которую Вэнс встречала пару раз в отрядах Ордена Феникса - жена ему? Или сестра? Или все-таки жена? Девушка глазами начала искать точку, чтобы не зацикливать свой взгляд на наставнике, иначе по ее глазам можно было что-нибудь понять. Эммелина вообще была как открытая книга, спроси ее - она прямо ответит. Даже если бы сейчас Арманд спросил ее, мол, откуда она знает Райли, то Лина тут же бы полноценно отчиталась. Чего таить? Наверняка он был в курсе, где она и чем занимается. Погоди?! Он только что говорил про свою сестру, а сейчас упомянул имя "Райли". Так она точно его сестра? Вот это да, не устаю удивляться тому, насколько наш мир тесен - везде одни родственники и знакомые." Теперь эта мысль долго не будет давать покоя волшебнице, потому что она не очень легко может отпускать столь интересную информацию. Однако она была осторожна, поэтому тут же сделала вид, что читает следующее досье, хотя на самом деле смотрела словно сквозь пергамент, думая о своем.

- Не переживайте Вы так, - посмеиваясь ответил молодой человек? и вновь обращается к Эмме. - Не будь Вы такой застенчивой, я бы предложил Вам бросить госпиталь и пойти в Аврорат. Но... Он искоса взглянул на Деверилла и снова засмеялся. - Но думаю, что Ваш наставник потом меня побьет! Вэнс шевельнула ушками, улыбаясь самой широкой улыбкой, на которую способна. Она и правда в школе подумывала пойти работать туда, но вовремя одумалась, оценив свои силы. Да и родители были рядом в нужный момент, помогли сориентироваться в лучшую сторону. Поэтому Эммелина сейчас здесь, и наверняка не раз скажет маме и папе спасибо, за этот толчок. - Думаю, я слишком боюсь причинять боль другим, если это не коснется моих родных, конечно. Лина перелистнула следующее личное дело, где было слишком мало информации. Видимо, очередной безвыходный вариант. На сегодня ей было достаточно видеть такую боль, поэтому девушка молилась, чтобы Арманд решил закончить на этом. Правда, если они пойдут дальше, Вэнс не сможет сказать что-то против, - слишком уважает наставника и понимает, что это всего лишь малая часть стажировки, причем самая важная.

+1

11

- Учишься, причем очень быстро, - поспешно добавляет целитель, - Она талантлива и хотела пойти в другой отдел, - обращается мужчина к больному, - Но я увидел ее потенциал и просто не мог не забрать ее к нам на этаж, - он никогда не говорил Эммелине, но верил, что она станет лучшим целителем, чем он, когда-нибудь. Пока еще она молода и чувствовался страх в каких-то действиях. Но не беда – все пройдет со временем.
Если честно, Деверилл не думал о том, что между стажером и больным словно проскочит молния и они так мило начнут общаться с первой минуты. Нет, он ни в коем случае ни на что не рассчитывал, но раз все вышло именно так, то, почему бы нет? Колин был отличным парнем, а девушке не помешает познакомиться с одним из самых частых гостей, потому что еще не раз придется с ним столкнуться в стенах Мунго.
- Честно? – он прикрывается рукой и переходит на шепот, словно стажер не услышит, - Она лучшая из тех, кто мне попадался, - Арманд расплывается в широкой улыбке, - И это правда, - он снова начинает говорить громче и что это уже – не тайна. Деверилл никогда не жалел похвалы, если она была заслуженная, как в случае Эммелины.
Целитель неодобрительно качает головой, - Колин, не пытайся лишить меня целителя! Тем более такого хорошего, - улыбка никак не сходит с его лица, а, учитывая, что чаще всего он выглядит так, словно у него кто-то умер, это поистине редкость, - А то не буду тебя больше лечить, - эта угроза, конечно, была шуточной, но Деверилл на самом деле не хотел, чтобы в один момент в Мунго стало меньше целителей. Они и так не всегда справляются, что уж таить.
- Я не побью, но стану агитировать аврором пойти к нам, - кивает мужчина, поджав губы, - Только не таких, как ты, а то вы себя в жертву ради первого больного, который только попадется под руку, - он имел в виду и Райли. Они с Колином были чем-то похожи. Почему Арманд такой? Потому что он умнее, он умеет планировать и никогда не бросается в пучину. Возможно, это его минус, а не плюс. Но хочется думать иначе.
- Вот если бы ты сказал, что найдешь мне новый стажеров – вот это другое дело! – мужчина поднимает указательный палец выше, - Но, уверен, у вас там тоже не все сладко, - понимающе кивает мужчина, - К слову, да, как там все? У сестры в том числе, - хоть он и видел сестру чуть ли не каждую неделю, но всегда спрашивал у других, как она. Арманд за нее волновался и никогда этого не скрывал.
Ответ Эммелины полностью удовлетворил его, - Вот видишь, к вам в аврорат не хотят! – целитель чувствовал, что победил и радовался этому, как ребенок, громко хлопнув в ладоши, - Я рад, что ты в порядке, но нам с мисс Вэнс необходимо проверить еще больных. Так что отдыхай до вечера и набирайся сил, а мы обязательно проверим, как хорошо ты делал, что тебе посоветовал целитель.
Арманд не всегда был таким легким в общении. Он сам прекрасно понимал, какой тяжелый человек, и как с ним сложно найти общий язык. Но стажеру это удалось, причем без особых усилий. Только Деверилл в этом никогда не признается.
- Я надеюсь, что тебе у нас понравится, - кивает он, - Есть хорошие пациенты, как Колин, которые слишком добрые и смелые, поэтому часто оказываются здесь, - начинает перечислять он, - А есть как моя сестра, которые будут кричать и плеваться ядом, - он преувеличивает, но это не важно, - со многими будет легко. А у кого-то трудные случаи или характер
Целитель не хочет врать о том, что ожидает Вэнс. Будет много хорошего. И плохого. Часто придется видеть смерть и ничего с этим не поделать. Нужно быть сильным духом, чтобы решиться на такую работу. И мужчина видел, что Эммелина именно такая.

+1

12

Похвалу в свой адрес Эмма слышала со школьных времен, но каждый раз это воспринималось как в первый, и потому щеки начинали предательски наливаться румянцем. Она думала, что еще не заслуживает такого внимания, ведь она толком ничего не сделала, хоть и научилась многому за несколько лет стажерства. Но это чрезмерно приятно. Особенно от таких талантливых целителей, каким был Арманд.

Эммелина смущенно промолчала, предпочитая ничего не отвечать и не лезть в разговор. Ее взгляд уже зацепился за новое личное дело девушки, которая лежала через палату отсюда. Кривые пометки, сделанные чьим-то немного непонятным почерком, настораживали. Девушка даже не слышала то, о чем болтали Колин и наставник, словно полностью погрузившись в разгадку написанных закорючек. Было ясно одно - у девушки постоянные вспышки амнезии, в чем-то схожие с болезнью Альцгеймера, которая обычно поражала магглов, а иногда и магов, но в очень глубокой старости. Правда, на следующий день девушка снова все хорошо помнила, а затем, буквально несколько минут, снова билась в истерике, никого вокруг не узнавая. Также у нее наблюдались и метаморфозные нарушения: мог внезапно появиться хвост, или шестой палец на одной из рук, или уши как у эльфов. Все это списано на последствия ее самостоятельных экспериментов - девушка бывший целитель, упорно желавший доказать эффективность нестандартных методов лечения не испробованной рунической магией.

Больше Лина ничего не смогла разобрать, что-то недовольно бормоча себе под нос. - Ваша сестра? - внезапно очнулась девушка, сквозь пелену услышав голос наставника, направленный непосредственно в ее адрес. - А что с Вашей сестрой? Ведьма испуганно выпучила глаза, опасаясь, что таким погружением в чтение дела могла попросту прослушать что-то ужасно важное. - Простите, я отвлеклась - пыталась разобрать этот почерк. Этому человеку шпионом только работать можно.

Направившись к выходу, Эмма сначала дождалась целителя, а когда тот вышел, скромно помахала Колину и вышла следом. - В школе мне говорили, что у магов есть лекарства от болезней магглов в случаях, равных почти на восемьдесят процентов. А что же тогда остальные двадцать? Неужели даже наша медицина бессильна перед матушкой природой? - обеспокоенно тараторила девушка, пока пара шла до нужной палаты. - Вопрос, конечно, глупый. Но мне всегда было интересно. И правда, Вэнс с детства интересовалась этим вопросом, вспоминая, как частенько простывала, а матушка лечила ее каким-то травами и настойками. Время шло. Эммелина росла, а вопрос так и не исчезал.

Когда они зашли в палату, то в глаза бросился письменный стол, над которым возвышался стенд с различными рисунками, каким-то надписями и заметками, сделанными карандашом. Лина старалась издалека рассмотреть все, прищуриваясь. Нужно было подойти еще ближе, но пока что Эмма боялась этого сделать - вдруг пациентка расценит это как вторжение в личное пространство.

Девушка лежала на кровати в позе эмбриона и что-то напевала себе под нос, совершенно не обращая внимания на то, что в палату кто-то зашел. Ей будто было плевать на все и на всех, а в голове, видимо, играла одна и та же надоедливая мелодия.

Символично, но девушку звали Мелоди.

+2

13

- Сестра? – озадаченно спрашивает мужчина, - ну она… она просто ненавидит, когда ее сюда привозят, - Не смотря на то, что Райли всегда требовала, чтобы ее лечил именно Арманд, она каждый раз высказывала свое недовольство тем, что ее в принципе привезли сюда. А раз уж так вышло, то пусть братец займется ее ранами. Даже если это все было не в его компетенции.
- Если ты услышишь, как кто-то кричит так, что слышно на всех этажах, то это моя сестра, - конечно же, Деверилл преувеличивал, но это все эмоции, под действием которых так достаточно часто происходило.
Целитель не сразу заметил, как Эммелина начала рассматривать бумаги у него в руках, - А, что? – не сразу понимает он, о чем речь. Спустя несколько секунд он улыбается, потому что, наконец догадался, к чему Вэнс заговорила про шпионаж.
- Мерлин наградил меня разборчивым почерком и, хорошо, что это писал не я, - он разворачивает бумаги к себе, - Я долгое время разбирался, что здесь написано и просьба писать более внятно пропускается мимо ушей каждый раз, - пожимает плечами Деверилл, - Вот любят некоторые гадость сделать. Еще бурчат потом, что от них много требуют.
Мужчина старался делать все по полной, потому что понимал, что за его пациентами будет смотреть кто-то другой. Если не поймут его записи или отчет за смены, то это может привести к смерти больных. Арманд понимал, насколько большую несет ответственность, будучи на рабочем месте.
- Ты внимательна, это хорошо, - мужчина даже ничуть не обиделся, что Вэнс отвлеклась. В принципе, он не рассказывал ничего интересного, так что не удивительно. Арманд редко, когда уходил от темы, но если такое случалось, то его было сложновато остановить. Нет, он рассказывал интересные истории, иногда немного личные. Все же иногда его асоциальность давала сбой, и ему очень требовалось какое-то общение. Как, например, сейчас. Тем более, как ему показалось, стажер его слушала не только потому, что должна.
- Есть много целителей, которые больны своим делом, как бы это пугающе не звучало, они бросают работу и занимаются наукой, исследованиями, чтобы открыть как можно больше способов лечения, - Арманд вздыхает и пожимает плечами.
- Я не совру, если скажу, что каждый день кто-то во всем мире делает открытие на счет того, как лечить что-то. Но этого все равно недостаточно, - от осознания того, что целители не всесильны, становилось как-то не по себе. Деверилл часто задумывался о том, чтобы тоже уйти, делать что-то более глобальное, но головой он понимал, что здесь и так не хватает рук. Арманд не мог поступить с теми, кто дал ему работу, научил всему. И с коллегами, тоже.
Мужчина смотрит на пациентку и не может выдавить себя и слова на счет нее. Он продолжает отвечать на вопрос Эммелины, - Те проблемы, которые как раз-таки, не могут вылечить, это проблемы с головой. Мозг магов ничем не отличается от маггловского. И они тоже не преуспели в этом деле, увы, - Деверилл разводит руками.
- Если ты заметила, то у нас много постоянных пациентов, которые здесь долгое время. И мы никак не можем помочь. Все ждем, пока кто-то научиться с этим справляться, - он смотрит на Мелоди, - Многие в состоянии ходить, разговаривать, просто не совсем понимают, что происходят и могут проявлять какую-то агрессию, - с Мелоди такого не было, но мужчина привел это в качестве примера, - А кто-то, словно овощ, прошу прощения за прямоту, лежит без движения. И на такое больно каждый день смотреть.
Причин такому состоянию было не мало. Кому-то разум повредило заклинание, кто-то неудачно упал и ударился головой. Не суть важно, как это произошло. Последствия все равно были схожими, в зависимости от того, насколько сильные повреждения.
- И мы ничего не можем сделать, - он грустно улыбается Вэнс, - Мелоди, привет, - он присаживается на корточки рядом с ее кроватью, - как ты себя чувствуешь? - он смотрит ей прямо в глаза, а она словно не замечает, что он здесь. Так случалось слишком часто, - Ты сегодня ела? – заботливо спрашивает он, - Мне кажется, ты исхудала.
Арманд всегда старался поддерживать связь с больными, разговаривать с ними, интересоваться тем, как у них дела. Они не виноваты, что оказались здесь, и нужно было создать дружественную атмосферу. Это самый минимум, который целитель считал обязательным для себя. Ему самому было намного комфортнее видеть перед собой кого-то, если не счастливого, то хотя бы с улыбкой на лице.

0


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » DAILY PROPHET » [07.09.1979] dark saturday