05.11.2018 Упрощенный прием для всех игроков в квиддич до 19.11!
19.10.2018 Нам 8 месяцев, друзья! Читаем последние новости! И объявляем об упрошенном приеме студентов Дурмстранга до 04.11
04.10.2018 Упрощенный прием работников Министерства Магии и Объединенного Совета Европы до 19.10
01.10.2018А мы Вам принесли новое развлечение. Встречайте - Enchanted Сoins: Weekly Challenge!
19.09.2018 С новостями можно ознакомиться здесь. Также всем игрокам необходимо пройти в эту тему. Ну и как же без упрощенного приема? До 04.10 мы принимаем работников Лютного и Косого переулка по специальному шаблону!
10.09.2018 Упрощенный прием для студентов и выпускников Дурмстранга до 19.09
28.08.2018 Поздравляем нашу Алису!
27.08.2018 Приглашаем ознакомиться с горячими новостями.
19.08.2018 Нам полгода! Ура, принимаем поздравления! Так же объявляем упрощенный прием для целителей Мунго до 04.09, и приглашаем ознакомиться с обновлениями в матчасти касательно Дурмстранга.
13.08.2018 Поздравляем Элая здесь. С днем рождения, дружище!
06.08.2018 Упрощенный прием для авроров!
23.07.2018 Обновления! Подробнее обо всем можно узнать здесь.
19.07.2018 Упрощенный прием для студентов и выпускников Гриффиндора!
06.07.2018 Упрощенный прием для студентов и выпускников Хаффлпаффа!
27.06.2018 Открыт набор аж в три новых квеста! Немного подробнее о них здесь.
19.06.2018 Новая акция и упрощенный прием для выпускников и учеников Рейвенкло!
04.06.2018 Перевод времени и упрощенный прием для всех преподавателей!
01.06.2018 С первым днем лета! А у нас новости и очередные плюшки. Просим всех сюда. Так же всем игрокам в обязательном порядке необходимо в течении двух недель отметиться здесь, если их персонажи в школьное время были старостами или состояли в команде по квиддичу.
01 november — 31 december 1979
FrankAoifeBellatrix
Фрэнку не было больно, когда он отключился. Это все произошло так быстро, словно по щелчку пальцев. Аврору было не слишком хорошо до этого. Сильный жар и видения, которые вполне могли быть и не видениями вовсе. Лонгботтом слабо понимал, где он и что происходит. Но это было вполне нормально в его состоянии. В голове волшебника проскакивало столько образов, когда он заснул. Приятных, которые вызывают лишь теплые воспоминания. Это смерть? Если да, то в ней было все, что Фрэнк так сильно любил... Читать далее

Daily Prophet: Fear of the Dark

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » DAILY PROPHET » [07.09.1979] dark saturday


[07.09.1979] dark saturday

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

«dark saturday»

https://i.imgur.com/BKlKOLE.gif https://i.imgur.com/TxKKeaj.gif
Emmeline Vance, Armand Deverill

Дата: 07.09.1979
Локация: Госпиталь Святого Мунго

Стажировка началась не лучшим образом, но и кураторство тоже не акхти...

0

2

Как много можно рассказать о стажерах? Смелые и умные или трусливые и глупые? А ведь бывают и вовсе перемешаны: амбициозный неудачник и закомплексованный гений. Середины, увы, не бывает вовсе, либо Лина просто их не замечала. Она часто оглядывалась на таких же практикантов, как и она, и становилось не по себе. Волшебнице казалось, что идеально получается у всех, кроме нее. Школьная уверенность в своих силах куда-то пряталась, вера в самое лучшее - затихла. Эммелине было одиноко в этом месте без поддержки друзей и родных, здесь она чувствовала себя чужой.

Юная волшебница только начала привыкать к странностям в отделении "Волшебных вирусов", не находя в них ничего серьезного. Но внезапности все-таки случаются. Так, например, ее удивила не столько грибковая золотуха, сколько болезнь, а точнее вирус, который передавался с обычными невинными заклинаниями. Сила этого вируса была очень большой, а распространяемость - просто бешеная. Симптомами было следующее: волшебник начинал покрываться фиолетовыми нарывами, которые, лопаясь, высвобождали наружу кислые мыльные пузыри. Бригады целителей с третьего и четвертого этажа носились как сумасшедшие с этажа на этаж. Вэнс не успевала выполнять одно поручение, как ей давали другое и третье. Несколько недель прошли как в тумане: девушка приходила домой ужасно уставшая и буквально валилась с ног от усталости. Но на следующей день по ее виду и не скажешь, что она устала и не выспалась, потому что улыбающаяся стажерка снова носилась со всеми почти по всей больнице.

Эмма решила провести собственное расследование и пропала из вида наставников на пару дней. Она долго и упорно всех расспрашивала, находила все большие доказательства и опровержения, которые порой друг другу противоречили. Вышла волшебница на самовыдуманный заговор, придуманный магглорожденным волшебником, чтобы отомстить обидчикам. У заговора нет обратного пути, а симптомы, как оказалось, проходят спустя несколько недель. Так пришлось обратиться на пятый этаж за помощью в разработке защиты от этого вируса, этимология которого была тесно связано с теми самыми "недугами от заклятий". Историю замяли, а героев не наградили. Более того виновного волшебника вообще лишили памяти и наложили защитное от чар заклинание. Тогда многие считали, что это жестоко, ведь никто особо не пострадал, никто не умер. Но тогда пострадал бы имидж отделения с пятого этажа, потому что они не сразу поняли в чем суть.

Спустя год, в 1979 году благодарность все-таки настигла Вэнс, и ее перевели на тот самый пятый этаж. Однако здесь практика не задалась в первых дней.

В больницу поступил тяжело раненный сторонник Ордена Феникса. Этимология заклятия, которое на него накладывали раз за разом, была совершенно не известна. Опытные целители отчаянно пытались распознать хоть что-то, но без результатов. Заколдованный волшебник не ходил, не разговаривал, не ел, не пил, а только дышал, моргал и, как говорили те, кто оставался на ночь, бывало, что он иногда будто мычал. Но многие скидывали это на собственный недосып и недомогание. В один день всех стажеров и их наставников собрали в палате бедняги. Для всех казалось, что молодые умы должны быть более извилистыми, поэтому и идеи могут возникнуть совершенно из рода вон выходящие. Но а вдруг действенные?

Всех разделили попарно и по времени, чтобы каждый мог собственноручно попробовать свои силы. Наконец-то и дошла очередь Вэнс. Одергивая свой халат, девушка очень сильно переживала, но не от незнания, а от сопереживания. Сколько еще мог продержаться этот человек без еды и воды?

Волшебница часто записывала в тетрадь каждое слово и мысль, а затем самые сокровенные скрывала под тенью заклинания. И вот оно ее чуть и не подвело. В конце каждого дня все пары снова собирались воедино в той же палате, делились своими мыслями и наработками. Вэнс хотела было тихо произнести заклинание, но в этот момент внезапно чихнула и прокричала:

- Апарекиум!

Идеально написанный почерк вдруг заполнился сердечками, всякими закорючками, имя "Фрэнк" и "Алиса". Шатенка моментально покраснела от такого позора, ведь шепоточки начали передаваться из уст в уста. Но внезапно все замолчали. Эммелина подняла глаза и посмотрела на всех вокруг - теперь все устремили свои взгляды на больного, который весь покрылся какими-то символами неизвестного происхождения. Эти символы врезались в кожу бедолаги и наполняли его глаза слезами. Главный целитель выгнал всех, кроме Вэнс и ее наставника, чье имя она по неосторожности забыла, а сам вылетел за всеми, добавив:

- Думайте пока дальше, я соберу совет целителей. Я быстро!

Девушка испуганно уставилась на наставника. Отчаянно стараясь вспомнить имя, Эммелина выглядела крайне растерянно. Ей было ужасно стыдно за тетрадь, за свою забывчивость, а также за применение заклинания во время беседы.

- Кажется, я с первого дня испортила свое стажерство. Сэр, это конец? - дрожащим голосом произнесла Лина. Сэр? Издеваешься? Да, он сейчас же развернется и пойдет писать на тебя бумагу! Идиотка! Забыть имя наставника!!! Только ты так можешь, Вэнс!

Отредактировано Emmeline Vance (2018-08-10 11:33:16)

+1

3

Еще с того момента, как в итоге выяснилось, что у Деверилла будет стажер, он начал волноваться. Ведь это такая ответственность. А в итоге он сам нашел ту, кого будет учить и, не дожидаясь распределения, пошел просить у главного целителя, чтобы Эммелина Вэнс обучалась под его началом.
Вы бы видели, как тряслись его руки, когда он подходил к кабинету целителя. Он долго продумывал слова, с которых стоит все начать. Но в итоге все вышло слишком спонтанно и странно. Арманд даже не собирался обо всем это вспоминать, потому что был уверен, что выставил себя на посмешище.
Но игра стоила свеч. Эммелина Вэнс – молодая девушка, которую он заметил в отделении магических вирусов была безумно старательной и, почему-то целителю казалось, что она не на своем месте. Конечно же, не так легко было подойти к ней и спросить, не хотел ли она стажироваться у них.
Но все прошло гладко, и он заполучил нового человека в отдел недугов от заклинаний. Это была маленькая, но победа. Во всем Мунго была острая нехватка рук и за каждого стажера или целителя велась ожесточенная борьба. И хоть Деверилл не играл против правил, все равно считал, что поступил немного подло. Но дороги назад не было.
Быть рядом с толпой стажеров было тяжеловато, но целителю необходимо было приглядывать за Эммелиной и тем, как она справляется. Пока было не ясно, совершил ли он ошибку или нашел бриллиант среди кучи волшебников с совершенно разным уровнем подготовки. Оставалось только ждать, что будет дальше.
Мужчина не из тех, кто подумает, мол, девушка не подходит его отделению, и ей стоит вернуться обратно в магические вирусы. Раз пошел ради нее на разговор со старшим целителем, которого старался избегать при первой же удобной возможности, то все не подлежит никакому изменению.
Чем Арманд отличался от многих, так это стабильностью своих решений. Он мог долго их принимать. Но зато твердо стоял на своем, не поддаваясь чужому мнению.
Деверилл летал в своих мыслях и немного не понял, что произошло. Все стажеры резко вышли из палаты и он, будучи впереди всей толпы, по чистой случайности, тоже оказался снаружи. Он стал всех рассматривать, выискивая Вэнс, дабы спросить, как у нее дела.
В последнее время целитель слишком часто начинал о чем-то думать и падал в себя, теряя осознание реальности. При чем, мысли были совершенно дурацкие. Он перебирал пальцами свой галлеон в халате и думал о том, что Райли уже не было видно какое-то время. Он даже начинал волноваться о том, жива ли она.
Сестра всегда была больной темой для мужчины. Потому что у нее лишь два состояния: когда она пьяна, и когда она ранена. Других, кажется, просто не существовало. Мужчина встряхнул головой, чтобы расслышать слова Эммелины. Ему понадобилось какое-то время, чтобы понять, что она говорит.
- А? – растерянно переспрашивает он и только через несколько минут переваривает всю информацию, которая на него свалилась, - Да нет, - вдыхает Арманд, - все нормально, - он начинает бегать глазами из стороны в сторону, пытаясь найти объект, за который можно зацепиться взглядом. Было трудно понять, что так сильно взволновала Эммелину, но почему-то ему показалось, что уйти отсюда, будет правильным решением.
- Давай навестим одного пациента, - все еще не получается вернуться «на землю», и он надеется, что по дороге придет в себя, - Ты как, волнуешься? – спрашивает он. Ему было интересно, как девушка справляется со стрессом.  Если он был, конечно же, был. И если вдруг Вэнс хоть чуточку не по себе, он будет отвратительным наставником, если не поможет со всем разобраться.
- Я вот жутко переживал. Да уж, что скрывать, я и сейчас много переживаю, - он смотрит на девушку и улыбается уголками губ, - И да, можешь называть меня Армандом, - он глубже зарывается руками в лимонный халат и старается идти не слишком быстро.
- Как бы это странно не звучало, но я хочу быть тебе не сколько наставником, сколько другом, который может поделиться своими знаниями и поможет разобраться в рабочих проблемах, - На месте глаз остаются лишь щелки, сквозь которые Деверилл высматривает нужную палату.
- Так что, Эммелина, ты часть огромной семьи в Мунго и можешь на многих здесь рассчитывать, - он снова смотрит на девушку, улыбаясь уже намного шире, - На меня в первую очередь, - он кивает головой и останавливается у двери в палату.
- Тут один больной. Давно у нас лежит. Еще до меня положили. И вот такими больными по большей мере нам приходится заниматься, - он толкает дверь и проходит внутрь, где в небольшой палате для одного лежит мужчина лет пятидесяти.
Мужчина показывает Вэнс пройти внутрь и тихо закрывает за собой дверь. Почти круглые сутки шторы тут закрыты. Кажется, солнечный свет заливает комнату только тогда, когда открывают окна и ветер колышет шторы.
- Никто не знает, что с ним, - Он и Райли этого пациента показывал. Чтобы она понимала последствия своей работы, - И наша главная цель, увы, лечить тех, кого мы можем, а не таких, как он, - он грустно вздыхает, - Сколько лет, а мы ни капли не продвинулись.

+1

4

Растерянная Вэнс чувствовала неуверенность своего наставника, но оправдывала это тем, что здесь порой такой ужас происходит, поэтому не мудрено, что самым умным, на ее взгляд, целителям присуще неуверенность. Ей так часто бабушка рассказывала про то, с чем она сталкивалась в госпитале. Иногда даже мурашки по коже бегали табунами. У Эммы никак не укладывалось в голове: как можно быть такими жестокими по отношению к ближнему своему? Накладывать ужаснейшие заклинания, чтобы другой страдал, чтобы страдали их родные? Нет, это очень неправильно! Иногда Лина мечтала о том, чтобы в мире и вовсе не было магии.

Волшебница покорно следовала за Армандом, то и дело одобрительно качая головой на его вопросы. Он переживал за нее, а это первый признак, что и человеком он был хорошим. А также мужчина предлагал быть хорошим другом, к которому можно будет обратиться за помощью. Девушка в ответ все также кивала и еле заметно улыбалась. Ее абсолютно устраивал такой расклад, ведь намного лучше работать в команде. Лина очень боялась этой стажировки, но где-то внутри своей души очень мечтала об этом месте. Часто расспрашивая бабушку поподробнее рассказать про самые необычные истории госпиталя, девчонка мечтала о том, как сможет спасти тех, кого никто не мог вылечить до нее. В своих фантазиях она была смелая, сильная, умная и непоколебимая. В реальной же жизни Вэнс пока что боялась. Боялась своей беспомощности.

Вдвоем они оказались в темной палате, которую еле-еле освещали тусклые светильники. Мертвая тишина больно ударила в уши, когда из шумного коридора они зашли в молчаливую палату. Атмосфера стояла напряженная. Прижав к груди палочку и пергамент, девушка с особой осторожностью сделала два робких шага к кровати больного. Его почти не видно за шторками, которые обрамляли ложе. Эммелина боялась заглянуть и увидеть то, что навсегда отпечатается в ее памяти и будет сниться в кошмарах. Арманд закончил свою речь, и девушка развернулась к нему. В ее глазах читалось отчаяние и паника. Она и подумать не могла, что все так обернется, что все здесь так серьезно и тяжело. Бабушка рассказывала Эмме, что в юности она была очень эмоциональной и впечатлительной, но работа в госпитале сделала ее более сдержанной и сильной. Эммелина была готова к таким переменам, но когда столкнулась лицом к лицу с тем, что считала "ей по плечу", - ее срубило.

- Но если мы бессильны, тогда кто им поможет? - дрожащим голосом произнесла Вэнс. - Может мы не можем помочь, потому что нам не хватает способностей? Вдруг где-то есть человек, который может абсолютно все, но работает в другой среде? Черт! Она тряхнула головой, понимая, что путается в словах. В голове до сих пор эта каша, да и казалось, что легкое головокружение все-таки настигло волшебницу. Девушка измученно выдохнула, закрыла глаза на мгновенье, глубоко вдохнула и посмотрела на Арманда. Ей так хотелось тоже произнести какую-нибудь вдохновляющую речь, но морально девушка была слаба. - Может... наверное, я зря согласилась на эту стажировку. Я ведь совсем ничего не знаю! Как я смогу помочь тем, кому даже вы помочь не в силах? Она снова повернулась к кровати больного и пожала плечами. - Мне страшно. Казалось, что Вэнс совсем не поняла слов наставника, ведь он ясно дал понять, что нужно вылечить тех, кого можно вылечить априори. Но есть и исключения. Однако девушка чересчур переволновалась. - Простите, я..., - неуверенно пробормотала Лина, - я просто испугалась. Я понимаю, что большинству людей можно помочь, но я не могу не думать о тех, кто навсегда потерян для мира. Это слишком больно. Я пока не привыкла, да и не привыкну... наверное.

+1

5

Хочется улыбаться от того, как волнуется стажерка. Но Арманд всегда восхищался небезразличными людьми. Иногда у него у самого руки опускались из-за того, что он не мог ничего сделать с пациентом, не мог ему помочь. Но со временем учишься пропускать все через себя. Хотя, Деверилл считал, что до совершенства в этой области ему еще далеко.
- Как видишь, у нас тяжелая работа. И я не совру, если скажу, что нам труднее, чем, например, аврорату, - он не понаслышке это знал, имея сестру в том отделе Министерства Магии, - Но ты справишься, я в этом уверен, - мужчина подбадривает Эммелину.
- Мне тоже было страшно первые, даже не дни, а пару лет, - почему-то ему казалось, что история из его жизни поможет ей проникнуться и перестать бояться трудностей. Тем более Вэнс казалась ему сильной.
Жаль, но на некоторые вопросы он просто не мог ей ответить. По разным причинам: ответ не понравится, реальность слишком омрачающая и еще куча всего, - как бы жестоко не звучало, но нам приходится следить за теми, кого еще можно привести в порядок. Возможно, существуют какие-то альтернативные методы лечения в других странах, но пока это все не пришло к нам. А, возможно, кто-то не дает зеленый свет на такое, - он мог лишь предположить, потому что понятия не имел, что происходит там, сверху, даже не уровне старших целителей, что уж говорить о главах Мунго.
- Пойдем, сделаем обход, - целителю кажется, что Эмма увидела и услышала все, что необходимо было. И если она еще не сбежала, то все в порядке, - У нас сегодня много дел, - Он старается улыбаться, чтобы хорошее настроение распространялось на стажера, - Шоколадную лягушку? – Деверилл вытаскивает из кармана небольшую коробочку и протягивает девушке, - Обычно я храню их в кармане для детей.
Это было хорошим способом подружиться с ними. Они тогда начинали доверять Арманду и не пытались сбежать в страхе, что он сделает с ними что-то нехорошее, - Но у меня их много, угощайся, - сам он прячет руки в карманы и не торопясь следует в свой кабинет. Он бы мог просто призвать нужные пергаменты, но хотелось показать Эмме, как все устроено внутри, - Заходи.
Мужчина открывает дверь и жестом указывает Вэнс, чтобы она проходила. Он даже не закрывает за собой дверь, потому что они забежали сюда буквально на минутку, - Когда пройдешь стажировку – будешь в таком же, - говорит целитель и перебирает стопку пергаментов у себя на столе, - Обычно нас тут разное количество. Но не более пяти. Иначе придется применять к кабинету заклинание незримого расширения, - отшучивается он.
- А, вот и нужные нам пергаменты, - он победно поднимает их над головой, - Пойдем, - Арманд позволяет девушке выйти впереди него и, закрыв за собой дверь, останавливается, - Смотри, у нас тут пергамент на каждого, кто за мной закреплен. Иногда мы помогаем друг другу и берем чужих пациентов. Порой, случается, что ты просто не справляешься со своими обязанностями. Ну и, сама понимаешь, сейчас Мунго почти всегда заполнен до отказа.
В больнице, и правда, было намного больше больных, чем тогда, когда он начинал стажироваться здесь. И с каждым днем ситуация становилась все более пугающей. Ведь все появлялось все  больше пациентов, которым требовалось серьезное лечение, а не просто наложение пары заклятий. Даже зелья и отвары, порой, не помогали.
- Держи, - протягивает он стопку Эммелине, - читай параллельно все и не стесняйся задавать вопросы, - Деверилл видел в девушке потенциал и знал, что у нее все получится. Стоит только хорошенько постараться и быть смелее, - Готова? – спрашивает мужчина и не слишком быстро идет к первой палате, оглядываясь, чтобы Эмма за ним поспевала, - Я понимаю все твои переживания и вопросы по поводу того, стоит ли продолжать стажировку. Но я твердо тебе заявляю – стоит. Это лучшее, что только может с тобой случится, - он говорит с гордостью в голосе, потому что является частью Мунго.

+1

6

Вэнс кивает на слова о том, что в аврорате тяжелее. Она сталкивалась со многими в Ордене Феникса, выслушивала то, чем они занимаются и никак не могла понять - как им удается держать себя в руках. Она старалась делать как они, старалась сохранять спокойствие, и у нее это уже начинало получаться. Но всему приходит конец. Это отделение просто переворачивает сознание Эммы с ног на голову. Здесь хоть и нет такой ужасной текучки, как, например, на том же первом этаже, в особенности со спортсменами, но боли здесь просто в сотни раз больше.

От шоколадкой лягушки девушка не отказалась, улыбаясь как ребенок. Она обожала шоколад, поэтому с превеликим удовольствием зажевала вкусность. По телу растеклось приятное ощущение насыщенности, за это огромное спасибо шоколаду, который спасал даже в самые ненастные дни и ночи. - Спасибо! Вэнс внимательно слушала Арманда, зачарованно оглядываясь по сторонам. Его спокойный голос напоминал диктора на телевидении, который успокаивал и настраивал на хорошее настроение. Правда, до конца ее никто бы и не смог успокоить, сколько бы не пытались. Девушка слишком переживала за каждого, чья аура витала повсюду, перевязанная невидимыми ниточками судьбы.

В ее руках оказались личные дела пациентов, большинство из которых, к сожалению, должны провести здесь остатки своей жизни. Вэнс вчитывалась в эти строки и не верила своим глазам: кто-то был болен так, что не помнил и собственного имени; кто-то разговаривал на непонятном языке, ничего не видел, и при этом никто не мог разгадать этот язык (человек без умолку разговаривал о чем-то). Были и те, кто под долгими пытками превращались в неразговорчивых существ. Почему существ? Потому что все социальные признаки личности отсутствовали напрочь - это было лишь живое тело, которое почти весь день смотрело в потолок и ело через трубочку (слава Мерлину, если вообще питалось). Эмма читала, и на глазах наворачивались слезы, ведь у каждого были написаны целые списки посетителей от родителей до одногруппников. И ведь они не сдавались, верили в лучшее.

Таких было большинство, но среди прочих были и те, кто просто долго восстанавливался после дуэли или злобной шутки с какими-то темными заклинаниями. Тех, кого можно было спасти, Вэнс пролистывала, понимая, что наверняка штат справляется и без нее. Хотя, с такой-то текучкой может будет не так и просто.

- Готова? Эммелина резко остановилась и ошарашенно посмотрела на Арманда. Это была фатальная ошибка - быстро пролистать всех и вернуться к первому пергаменту, который, видимо, наставник положил сверху специально. - Ага! - глухо отозвалась Эмма, чуть ли не в припрыжку следуя за мужчиной. Они остановились возле палаты. Шатенка взглянула на Деверилла, а потом поняла, что ее знакомство с этими странными пациентами только начиналась.

Они вошли. С виду обычная палата, как и сотни других этажами ниже. На кровати, устремив свой взгляд в потолок, лежала девушка. Она была молода и красива, как успела заметить Эмма. Но кожа ее была бледная-бледная, даже белая, как снег. А руки в мелких многочисленных шрамах, словно кто-то явно поиздевался над девушкой. Эммелина заглядывает в карту. - Оливия, двадцать пять лет... такая молодая.

+1


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » DAILY PROPHET » [07.09.1979] dark saturday