01 Jan - 29 Feb 1980
Каждый раз, когда Арманду доводилось находиться рядом с эпицентром каких-то событий, пусть даже и локальных, ему перехватывало дыхание. Мужчине довелось увидеть столько ужасного, что, казалось бы, пора привыкнуть. Но он никак не мог смириться с ужасами, происходящими вокруг...читать далее

Daily Prophet: Fear of the Dark

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » GRINGOTTS WIZARD BANK » [19.12.1979] if i had a heart


[19.12.1979] if i had a heart

Сообщений 21 страница 40 из 40

1

«where is the edge?»

http://funkyimg.com/i/2LYH1.jpg
Nikola Krum - Wolfgang Freyr - Dymitr Milke - Marco

Дата: 19.12.1979, под вечер
Локация: The Wolfe's Den, Лютный

У Вольфганга Фрейра есть принципы, но принципами можно поступиться, если просит кузен.

+4

21

- Перебор? – удивленно спрашивает Никола, глядя на кузена? – нет, я так не думаю, - но, в принципе, он прав, в первую очередь мне нужна смерть. А там, если вдруг получится, то я буду безмерно благодарен капле жестокости, во время убийства этого мага, - Крам говорит совершенно невозмутимо. Ни один мускул не дергается на его лице, - Мне кажется, что он все это заслужил. И я считаю, раз я плачу, то я в праве это просить, если все не выходит за границы, которые устанавливает мистер Тихоня, - мужчина даже не поворачивается к Волфи. Он подло поступит, потому что съязвил тому, кто ему помогает, но раздражало, что ему начинают указывать, пытаются подсказать, как лучше. Болгарин уже не маленький мальчик и отлично знает, что ему нужно. Если для того, чтобы полностью завладеть Йенсен, ему нужно убить единственного, кто между ними стоит, то так оно и будет. Они с норвежкой связаны, и пути назад просто нет. Он пришел к убийце. Дал его фото. Буквально через пару минут он поделится известной о нем информации. И все свершится. Потому что он так решил. Играть в бога – не лучшее решение, но он так ослеплен страстью и влечением, что ему больше ничего не нужно, - Мне кажется, что мы сработаемся, - Никола улыбается и берет стакан виски, который стоял прямо на карте перед ним.
На самом деле, он ничего не знал о Марко, кроме как то, что он спит с женщиной, которая ему принадлежит и, что логично, его имени. Ни места работы, ни должности, ничего. Разве что, наведя небольшие справки, благополучно прослушав всю ту информацию, которая требовалась Тихоне, он запомнил лишь, что у него сегодня встреча в Бухаресте, - Я не знаю ничего, кроме того, где он сегодня будет. На обороте фото написано место, - Крам указывает пальцем на обрывок перед мужчиной, - Его зовут Марко. И он, насколько я могу судить по Вашему акценту – вы земляки, - болгарин наклоняется немного вперед, разглядывая карту, - Интересная вещь, - он даже не обратил внимания на нож, резко воткнутый в стол. Как-то его не впечатлил этот жест, посчитав это все за показуху, но решив оставить мысли при себе. По крайней мере до момента, пока Тихоня не разберется со своей работой. И очень хотелось бы, чтобы в это время Вольфи не указывал ему, что стоит делать, а что нет. Болгарин был уверен, что братец не сильно рад происходящему, но пусть выскажется после того, как они покинут этот дом и будут наедине. Публичные сцены никто не любит, между кем бы они не происходили. Пара, семья или просто друзья – все это не касается мужчины напротив и той женщины в углу, которая с их прихода, кажется, не проронила и слова. А даже если что-то и говорила, то болгарин точно не услышал.
- Ваш диалог, конечно, интересен, - Никола залпом допивает содержимое своего стакана, - мне кажется, что мы решили все вопросы и, как правильно сказал мой спутник – нам нужно уходить. Мы достаточно занятые и у нас нет времени на долгие беседы, - Никола немного раздражен, но старается держать это все при себе, - Я дал всю информацию, что мне известна, - твердо говорит он, глядя в глаза Тихоне, в которых он ничего не мог прочесть – никаких эмоций ровным счетом, - Я дам вам монету, трижды прокрутив которую, я узнаю, что все готово. Я буду готов сразу прибыть в назначенное место для произведения оплаты, - Крам поднимается со стула, не готовый задерживаться здесь еще хотя бы на минуту. Он поправляет пальто, задвигая стул на место, - Я вижу, что вы любите помогать тем, кто нуждается, - болгарин широко улыбается, прикрывая глаза на несколько секунд, представляя тело мертвого Марко, - это весьма благородно. И сегодня я – один из тех, кому это нужно, мистер Тихоня, - он поворачивает голову и смотрит на Вольфганга, - А мы на самом деле торопимся. Увы, мы провели здесь непозволительно много времени. И учитывая, что часики уже тикают, мы удалимся. Не буду желать удачи, раз Вас считают профессионалом. Надеюсь, что мнение о Вас, сформированное со слов других, никак не изменится, - мужчина громко идет к двери, отворяя ее, но останавливается, и оборачивается к женщине, - Всего Вам доброго, миссис, - он умел быть обаятельным и приятным, но в то же время каким-то неприятным, внушающим страх. Сейчас Крам производит именно такое впечатление, - Дружище, нам пора, - обращается он к Фенриссону и покидает дом. Спустившись с небольшой лестницы, он отходит на несколько шагов и оборачивается, - Мне кажется, все прошло прекрасно, - Никола засовывает руки в карманы пальто, - Я уверен, он все сделает без нареканий. Нам остается лишь пойти в место, где нас увидит как можно больше глаз, и не обязательно пар, - мужчина усмехается, - Пес, ты слишком бледный. Все замечательно, - говорит он, начиная идти спиной вперед, - дело сделано и сейчас мы можем расслабиться и выпить. Уверен, что любая забегаловка не сравнится с тобой в выборе алкоголя, но ты же не бросишь меня в одиночестве пить ту дрянь, которая у них есть? – его настроение определенно улучшилось по сравнению с тем, какое оно было до встречи с Тихоней. А вот брат, наоборот, был не сильно рад, как казалось болгарину.

+1

22

В его руках наконец-то оказался вещдок. Пристально разглядывая фотографию, Димитр, казалось, поменялся в лице: сползла ехидная улыбка, появился хищный блеск в глазах. Оказалось, что он знал его - парня с фотографии. У Милке и в мыслях не было, что такой как он сможет перейти кому-то дорогу. Мужчина не показывал своего смятения, напротив, он наигранно изображал хищника, который готов вонзить свои когти в мягкую плоть жертвы. Щелчок пальцами. Женщина вновь, словно верный пес, оказалась подле румына. Он медленно понюхал фотографию, перевернув ее другой стороной, а затем протянул старухе. - Отдай ему. Пусть собирает легион. И бабка, словно молодая, пулей вылетела из дома, при этом аккуратно прикрыв двери.

Он не обращал внимания на какие-то недомолвки между посетителями - это его никогда не заботило и не интересовало. В голове вертелось лишь то, как подойти к Марко так, чтобы он уловил мысль. У наемников напрочь отсутствует чувство, благодаря которому они могут отказаться от убийства, но никто не знал, на самом деле, что был всего лишь один случай, когда Милке не тронул жертву, заказав самостоятельно того, кто отдал приказ. Как упоминалось ранее, румын чувствовал людей, видел насквозь их мотивы. И сейчас он дико сомневался в том, что его знакомый заслуживает смерти.

- Отдала? - произнес брюнет, словно в пустоту. Но оказалось, что женщина, незаметно для всех, уже сидела в кресле и вязала дальше. - Хорошо! Димитр будто разговаривал сам с собой, но на самом деле это все была чертова магия: и старушка была далеко не своих лет, и разговоры не с самим собой. Милке ждал, когда двое покинут его, чтобы наконец-то поговорить с глазу на глаз.

Румын, молча кивнув, проводил взглядом двоих незнакомцев, бросая им вслед жест прощания - поклон. - Можете не сомневаться, - вновь ехидно улыбнувшись, произнес Димитр вдогонку. И как только хлопнула входная дверь, все тотчас изменилось. Мужчина перевел взгляд на бабку, взглядом показывая ей на дверь. Женщина поднялась с места, взмахом руки спицы превратились в волшебную палочку. Старуха что-то прошептала и нацелилась на двери. А Милке сорвался с места, прихватив с собой клинок, и помчался наверх. Бабка за ним.

- Какого хрена он натворил? - грозно кидает мужчина, захлопнув двери собственной комнаты после того, как в него зашла женщина. - Ты видел? Видел его глаза? Да это, черт побери, я года три назад. Димитр обернулся, а перед ним уже стоял жилистый светловолосый парень. - Я знаю его. Это сын Златана. Димитр округлил глаза, вытаскивая из кармана брюк пачку сигарет. - Твою мать! Быстро закурив, Милке упал в мягкое кресло, закинув ногу на ногу. - Вот это прилетело. Черт, что ему сделал Марко? - Ну ты идиот, - глухо засмеявшись, произнес блондин, присаживаясь на противоположное кресло. - Ты серьезно веришь в это? - Джо, я верю в то, что они разного поля ягоды. И что-то здесь явно не так! Что он из себя представляет? Милке всерьез задумался о том, что не видит порой ничего дальше своего носа. - Ты ведь ищейка, а не я. - Он спортсмен. И у него баба работает в заповеднике. Улавливаешь? Подозрительно посмотрев на собеседника, брюнет смачно выдохнул сигаретный дым. - И к чему ты клонишь? - К тому, что ты порой слеп, как трехдневный котенок. Димитр откинулся на спинку дивана, устремив свой взгляд в потолок. Он серьезно задумался о том, что судьба подкидывает кошмарные подарки. Нужно было что-то придумать, и смерть не была выходом. - Ты представляешь, Джо. Я впервые не знаю, что делать, - медленно произнес брюнет, докурив сигарету. - Мне надо с ним поговорить. Какого хрена он связался с семьей Златана. - Уверен, что хочешь знать? - все также спокойно говорил блондин, крутив в руке волшебную палочку. - Мне кажется, что все это давно оставить нужно в прошлом. У тебя заказ. Милке закрыл глаза и тяжело вздохнул, прикрыв лицо ладонью. Он не верил собственным ушам, не верил, что сейчас все взаправду. - Это наказание. Чертово наказание за мои грехи. - Это не грехи. Это жизнь, друг. Это жизнь. Минута молчания. Звук тикающих старинных часов прямо напротив. И больше ничего. - Мне надо идти, - резко прервавшись, произнес Димитр и встал с места. Он нехотя подошел к вешалке, накинул на себя плащ и двинулся прочь. - Найди меня позже. Есть разговор, - кинул он на прощание собеседнику и с угрюмым выражением лица вышел из комнаты. Брюнет знал, куда ему идти. И он шел туда.
[NIC]Dymitr Milke[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/TM17a.gif[/AVA][SGN]

Зря ты связалась со мной, киса.
Я убиваю, я монстр.
Прости, что все так сложно.

http://sh.uploads.ru/y8sWa.gif

[/SGN]

+2

23

Вольф вопросительно смотрит на брата, но продолжать не собирается. Всегда давал поблажки тем, кто из близкого окружения. Потому что таких людей в его жизни всегда мало было. Да и не место вступать в спор. Не здесь и не сейчас. Барабаня пальцами по поверхности карты, переводит свое внимание на хозяина дома. Тот берет в руки фотографию, смотрит хищно. Может, действительно безумен, как говорят слухи? Пока не может понять до конца. И не хочет понимать до конца. Уверен, что ему лично услуги Тихони никогда не понадобятся. Вольфганг решает проблемы другими способами. А если будет веский повод убрать проблему с дороги, чтобы никто никогда не нашел, сделает сам. Скорее всего. Дальше внимание перетекает на старуху. Слишком резвая для своих лет, но среди волшебников это нормально. Вольфганг не заостряет на этом внимания. Хотя удивлен, что у Тихони на побегушках такая юркая бабуля. Сам бы предпочел кого-то помоложе. Сильно помоложе. Но на вкус и цвет мантии разные. Кто он такой, чтобы судить? Пора отсюда уходить. Вольф одним глотком выпивает то, что оставалось в стакане. Ставит его на стол и поднимается с места. – Да, нам действительно пора. Прощайте. – Разворачивается и идет к двери. Проходя мимо женщины, которая, судя по виду, могла знавать самого Мерлина, Вольфганг коротко кивает, поворачивает голову обратно к двери и направляется прямиком на выход. Улица приветствует прохладой и ленивым ветерком. Вольф отряхивается и поправляет манжеты. Как будто только вышел из хлева. – Не знаю, брат. Не нравится мне все это. И Тихоня не нравится. Что-то там не так, но я никак не могу понять, что именно. Но, может, это все мое воображение. Я и сам не знаю, сколько выпил за сегодня и сколько и чего именно выкурил. – Выдыхает. Пытается прогнать ощущение. А оно не хочет уходить. Значит, надо просто отвлечься. – Я знаю местечко. Там всегда полно народу. – Вольфганг улыбается. Это – единственные конкуренты, к которым всегда интересно наведаться. Кладет руку на плечо кузена и аппарирует.

Они стоят в тупиковом проулке маггловского Лондона, напротив каменной стены. Вольф делает шаг вперед и касается рукой гладких камней. – Уже забыл, какой нужен. Но есть способ, который еще не подводил. – Бубнит себе под нос и ведет рукой в сторону. До тех пор, пока не раздается низкий и шипящий шепот: - Хватит лапать мое лицо! – С довольным видом Вольфганг убирает руку. Теперь можно видеть, что несколько камней образуют лицо. Довольно уродливое, и нрав у него не лучше. Каменные глаза несколько раз моргают, недовольно надуваются губы, а затем лицо озвучивает раздраженный вопрос: - Какова величайшая иллюзия жизни? – Вольф закатывает глаза. Уже знает ответ, но вопрос слышит впервые.
- Невинность. – Как будто отмахивается от назойливой мухи. Лицо в стене выстраивает гримасу, которая не похожа ни на одну человеческую эмоцию. Глаза закрываются, и появляется дверь. – Позеры. Мне уже надоело каждую неделю запоминать пароли. – Возмущается Вольфганг, но наигранно. За распахнувшейся дверью из каких-то светящихся существ в воздухе написано название заведения – Убежище. Внутри полно народу и Вольф входит внутрь так, как будто заведение принадлежит ему. Этому перечит факт, что, оказавшись внутри, получает пощечину от миниатюрной рыжей бестии. Вольф трет щеку и вопросительно смотрит на молодую женщину: - Это точно было незаслуженно, Этель. – Размер у нее миниатюрный, но силищи как у помеси тролля с великаном. Рыжая волшебница гневно смотрит на Вольфганга, уперев руки в бока.
- Как ты снова узнал пароль? Я всем сказала, чтобы твоей неизвестно откуда взявшейся заднице его не говорили! – Вольф глубоко вздыхает, улыбается и разводит руками. Выдавать свои источники не собирается. Приятно знать, что можно вот так просто заявиться в любое время. – На этот раз я не стану смеяться над паролем. Мне кажется, на этой неделе он очень даже правдивый. – Вольф злорадствует. У них с Этель отношения на ножах. С тех самых пор, как к нему пришла заключать сделку младшая сестра ведьмы. Сбежавшая из школы и попросившая помочь начать карьеру артефактолога. Вольф помог бы и бесплатно, лишь бы позлить Этель. Но своими принципами поступаться – грех. И теперь еженедельно младшая сестра Этель, которая наперекор всем то и дело мелькает в сводках, обнаружив очередной артефакт, отправляет Вольфу новый пароль. Почему Вольфганг и Этель так друг друга задевают? Никто не знает. Вряд ли причина только в том, что с его подачи мелкая и менее агрессивная рыжая бестия подвергает себя опасности, имея дело с опасными вещами в опасных странах. – Правило есть правило. Назвавший пароль имеет право войти. К тому же, я привел тебе ходячую рекламу. – Выдвигает брата вперед, как предмет на аукционе. – И нам срочно надо выпить. – Вольфганг выжидающе смотрит на Этель. В ее глазах бушует пламя, но она знает, кто такой Крам. И знает, что правило нарушить нельзя. Они назвали пароль и имеют полное право здесь находиться.
- Это ничего не меняет, Фрейр. Ты – сущий дьявол. Третий столик свободен. – Она убегает куда-то, а Вольф ведет брата к свободному столику. Приходится протискиваться через толпу. Вольф тем временем расслабляет галстук и расстегивает манжеты рубашки, чтобы закатать рукава.
- Этель – демон во плоти, но выпивка у нее сносная. И всегда много посетителей. На тебя уже половина бара пялится. – Подмечает, видя заинтересованные взгляды и перешептывания. Вольф занимает один из свободных стульев, закидывает руку на спинку и достает из кармана портсигар. Закуривает, выпускает дым вверх и расслабляется. В этой обстановки почти можно забыть, что только что шли переговоры с наемным убийцей. – Ну, Никки, готовься раздавать автографы. – Растяжно произносит и сдерживает зевок.

+3

24

Фенриссон, конечно, выбрал какое-то специфичное место, но народу там было, конечно, битком, - В тебе есть кровь Крамов. Мы, хоть и бываем несносными, но обаятельные, - усмехается мужчина. Хотя, может это у тебя и норвежские корни отыграли, - думает про Викторию. Она обаятельная и сомнительно, что в ней течет болгарская кровь. Хотя, кто знает? – А ты, пес, просто не думай обо всем. Ты мне уже помог во всем. Давай просто насладимся компанией друг друга и не будем думать о том, что произошло в том доме, - Никола осматривается и видит кучу обращенный на него глаз, - Мерлин, да они меня сейчас сожрут, - он проходит за кузеном к столику и присаживается, сразу облокачиваясь на спинку. Вольфганг не пошутил, когда сказал про автографы и Никола закатывает глаза, когда к нему сразу подлетают три девушки с восторженными возгласами, - Никола, распишитесь пожалуйста, мы ваши поклонницы! – чуть ли не хором произносят девушки, - Да-да, - он наспех ставит какие-то закорючки на салфетках, в блокнотах и руках, - А теперь я попрошу оставить нас в покое с кузеном, дорогие дамы, - натянуто улыбается болгарин, - у нас тут мужские разговоры и прекрасному полу такое лучше не слышать, - он надеялся, что доходчиво объяснил, потому что желания разговаривать с ними дальше у него совершенно не было, - Простите, спасибо большое, - И они, хихикая, уходят так же быстро, как и появились, - Да, пес, иногда я завидую тебе, что ты сидишь в подполье, -  Никола скрещивает руки на груди.
- Мне тоже самое, что и ему, - просит мужчина. У него нет желания разбираться в британском алкоголе, а Волфи пока его ни разу не подводил. Вот в чем, а в алкоголе у них явно был схожий вкус, что сейчас просто спасало Крама от лишних размышлений по этому поводу, - Ладно, тут не так ужи плохо. Если бы на меня еще перестали пялиться, было бы намного лучше, - Никола подпирает подбородок рукой, на пару мгновений прикрыв глаза, - Не представляешь, как приятно осознавать, что моя проблема решится, и я, наконец, смогу нормально летать, избегая чертовых слухов в раздевалке, - спокойно говорит, словно сделал что-то совершенно привычное, что каждый день входит в его распорядок дня, - Как это отвлекает, и ты, даже находясь перед воротами, не можешь закинуть чертов квоффл, - Никола сжимает кулак, - Но сегодня все изменится, - расслабляет руку он, - Мне показалось, что он – знаток своего дела, - кивает болгарин, - А еще я уверен, что уже сегодня передам ему деньги за работу и отправлюсь свой замок отдыхать перед очередной тренировкой, - начинает маг, - А если не забуду забрать у тебя бутылку того прекрасного пойла, пес, то я еще и хорошо проведу вечер, сидя в кресле перед камином, - улыбается Крам. Его прельщает этот план. И никто резко не заявится к нему домой. Разве что, он всегда надеется на внезапный визит Йенсен, которая поймет, что хочет его слишком сильно.
Никола решает, что пора сменить тему. Наверняка Фенриссона достали разговоры об убийстве, - Так вот, я забыл сказать, что в феврале несколько матчей пройдет неподалеку от Лондона. Если нужен будет билет на лучше места, ну, или, например, даже несколько, - болгарин подмигивает кузену – только пришли мне сову, и я обо всем договорюсь. Будешь сидеть на самом лучшем месте и попивать вкуснейшее пойло этих краев, - конечно же, Крам будет рад, если брат посетит его матч, хоть и не столь значительный, - Это всего лишь Чемпионат Европы, но, дементор побери, под алкоголь даже скучную игру смотреть интересно, - ухмыляется Никола, - Я уверен, что противники будут намного сильнее нас. Как минимум я уверен в своих забитых квоффлах  и нашем ловце. Кажется, он только раз не поймал снитч, - маг задумчиво чешет подбородок, - В любом случае, он очень силен. И кого бы не поставили против нас, мы разгромим их, - Крам берет свой стакан, который уже как несколько минут стоят перед ним. Обычно мужчина намного более молчаливый, но редкие встречи с братом разрушают это, так сказать, правило, - Так что, если у вас где-то принимают ставки, то можешь смело ставить хоть все состояние, - кивает Никола. Его бы можно было бы принять за слишком самоуверенного мага, но болгарин всегда трезво оценивал свои силы и возможности. Это и делало его опасным противником. Если Крам и прыгал выше головы, то с умом, чтобы было не так больно падать.
Никола замолкает, наслаждаясь алкоголем под гул посетителей. Каждый раз, когда он прикрывает глаза, он видит Йенсен и непроизвольно улыбается. Он сам когда-то оттолкнул ее, хотя она всего лишь собиралась помочь. А сейчас понял, какую ошибку совершил и хочет владеть ей от макушки до кончиков ног. В ней куда больше огня, чем ему всегда казалось. Хотя, он был слепцом, раз не видел этого в каждой их ссоре, в каждом оскорблении, резко брошенном в адрес другого. Давно стоило понять, что все так закончится. Но Виктория, кажется, все еще проходила стадию отрицания, пытаясь себя убедить в том, что не испытывает влечение к Краму. Он знал, что рано или поздно все изменится. А пока просто избавится от единственного, хотелось надеяться, соперника. И тогда ей просто будет не о ком думать, как кроме него. Все мысли норвежки будут заняты ее женихом. Даже странно, что их свадьба так скоро. Ему повезло, что все, что нужно ему подготовить – лишь праздничный наряд. Он понятия не имел, на чьих плечах остальное. Самое главное, что сам он свободен от этого. Грандиозное событие, размах которого, кажется, нужен родителям. Ему бы вполне хватило, чтобы в постели она ответила «Да».

+2

25

Колентина. Один из административных секторов Бухареста. Именно здесь располагались самые, на взгляд Димитра, чертовски красивые здания. Если бы можно было вновь спокойно прогуляться по улицам Колентины, то мужчина непременно уселся бы на одну из лавочек в парке, чтобы насладиться относительной тишиной и невероятно красивыми видами. Но сейчас все иначе.

Снег медленно падал под ноги. Припорошенные тротуары еще никто не испортил - ровный белый настил прекрасно гармонировал с эстетикой зданий в этом районе. Нервно закурив сигарету, Милке направлялся в небольшое сооружение, на вид напоминающее районную библиотеку. Свет тускло валил из небольших окошек чуть выше роста среднего человека. Густой сигаретный дым, высвобождавшийся наружу, окутывал Димитра, перебивая запах парфюма на его плаще. Он вел себя совершенно спокойно, хоть и в душе царствовала разруха и анархия. Ему срочно нужен был этот парень. Сейчас же! Но относительная воспитанность не позволяла ворваться в здание во всеоружии и схватить ничего не понимающего Марко. Нужно было ждать, ждать нужного момента. И он скоро настанет.

Боковым зрением он заметил темную фигуру, столь же медленно движущуюся в его сторону. Мужчина сразу понял кто это, поэтому также спокойно стоял на месте, затягиваясь, а затем выдыхая едкий сигаретный дым. Гость поравнялся с Милке, остановившись с нему боком, будто они вдвоем ждали кого-то. Димитр молча достал сигарету и протянул компаньону, дав прикурить. - Что-то решил уже? - хриплым голосом произнес гость. - Еще думаю, но впервые за мою практику ни одной разумной мысли не посещает мою голову. Он тяжело вздохнул, переводя взгляд с тротуара на темное небо, на котором не было видно ни одной звезды. - Впрочем, как и не очень разумной. - Ты никому ничем не обязан. Не бери его деньги, пусть отдаст их кому-нибудь другому. Ты же знаешь всех, кто способен взяться за такое дело, - гость говорил ровно и спокойно, изредка прерываясь на очередную затяжку. - Я в курсе, но сам подумай - кто я после этого? - Человек чести. Ты убивал невиновных, и я закрывал на это глаза. Но всему приходит конец. Гость был значительно ниже высокорослого Милке, но это не мешало ему, казалось, дерзить в адрес румына. - Закончить никогда не поздно. И никогда не поздно поступать по совести. Ты убрал с дороги многих отъявленных мерзавцев. И ты не хуже меня понимаешь, кто каждый заказ от этой семьи был на грани. На этот раз я этого не потерплю. Милке, тяжело дыша, молча стоял и продолжал смотреть вверх. Смятение озадачило его, ведь он такого давно не ощущал, после своего бродяжничества. - Я выясню в чем дело, и если он достоин - его никто больше не увидит. Однако... Брюнет резко и сильно затянулся, а после медленно и с наслаждением выдохнул. -... если он не сделал ничего противоправного - то будет по-твоему. Невысокий мужчина лишь оправил шляпу. А затем бросил окурок, придавливая его ботинком. - Выбери правильный путь. Гость также медленно, как и пришел, удалился, оставив Милке наедине со своими размышлениями.

Двери осторожно приоткрылись и из низ выскочила невысокая рыжеволосая девушка. Милке, успев докурить сигарету, долго не думая схватился за дубовую резную ручку. Девушка обернулась и, казалось, очень испугалась. Мужчина лишь в ответ одарил ее безумной улыбкой, смысл которой был "спасибо, что собственноручно открыла мне двери". Она поджала руки и, развернувшись, ускорила шаг, переходящий в бег через улицу. Выбросив окурок в сторону, брюнет состроил серьезное выражение лица и зашел внутрь.

Тепло обдало слегка прохладные щеки, а нос учуял сладкий запах ванили. Возможно, встреча не ограничилась разговорами, а плавно перетекла в званный ужин. Димитр подобно вору тихо ступал по деревянному полу, прислушиваясь к скрипу под ногами. Ему не нужно было привлекать лишнее внимание посторонних людей, ведь его целью был лишь один. Вон тот, который сидел с краю и о чем-то бурно разговаривал с несколькими рядом сидящими людьми. Оставаясь в темноте и не выходя на свет от огромных ламп, витавших в воздухе комнаты, брюнет продолжал ждать. Он сверлил взглядом своего знакомого, пока тот, как показалось, не увидел его. Может это было стечением обстоятельств, а может Марко действительно в ореоле той тьмы заметил знакомые хищные глаза. И все же.

Милке ждал, пока Марко полностью не отойдет от лучей света, которые едва касались его ботинок. А затем грубо схватив мужчину за запястье, дернул на себя. - Ну, здравствуй, дружище, - стиснув зубы, шептал Димитр, - хорошо живешь, как не посмотрю. Румын отпустил товарища и сделал пару широких шагов назад в темноту, чтобы исключить возможность показать лицо кому-то из любопытных собеседников Марко. - Ты в курсе, что ты попал?
[NIC]Dymitr Milke[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/TM17a.gif[/AVA][SGN]

Зря ты связалась со мной, киса.
Я убиваю, я монстр.
Прости, что все так сложно.

http://sh.uploads.ru/y8sWa.gif

[/SGN]

+2

26

- Вы хотя бы понимаете, что именно предлагаете в своём запросе? - Восклицает круглолицый Петру, взмахнув тяжёлыми руками сильней, чем требовалось его интонации: бокал с освежающей водой полетел со стола, смочив пол. Два кубика льда лежали на земле словно сломанные, брошенные кости посреди осколков отражений, в каждом зеркале едва шевелится тёмное пятно: упитанный интриган потратил все силы на разбитый сосуд, ему едва хватало сил наклониться, чтобы ослабить тугой носок, сжимающий плотную икру.
Никто из прочих за столом не обратил внимание на бьющийся сервис, звон речей между ними был куда более громким. Участники уже перешли черту, когда визави представляет собой нейтральное лицо, каждый из них сформировал конкретный образ, особенно Петру, чьё обращение на "вы" звучало слишком охулёно, под стать клошару, которого он видел перед собой. Слишком мелок, толстяк сожрёт его целиком.
- При всём нашем уважении, господин Миров, мы занимали свои посты ещё тогда, когда вы только поступили в школу. - Ушлый взгляд и приторный голос Дору, поддерживающего своего коллегу. В последнюю очередь говорящий испытывал уважение, о котором говорил. Вот она - подлинная политика. Даже за общей трапезой, даже если на кону судьба исчезающего вида: политика всё равно помнит о выгоде сторон. Марко ненавидел политику, но всегда уверенно принимал её вызов, ведь кто ещё?
- При всём уважении, господин Балан, но я пробыл в клетке с Акромантулом несколько часов, за которые между нами завязалась интересная беседа. Вам же хватило и пяти минут наедине со Лукотрусом, чтобы получить укус. - Казалось, как бы такое возможно - безобидный сорняк. Внешность Марко сама внесла слащавую гниль в разговор: узкий подбородок, подчёркнутый губной желбок, вздёрнутый нос, тёмные глаза. Миров игриво касается взглядом кисти своего оппонента - Дору беспокойно перебирает пальцами ствол вилки, слишком раздражён, что всё ещё не надавил как следует на сотрудника соседствующего сектора, дабы поставить точку во всём этом фарсе.
- Милейшие, вы так скоро занялись проблемой... - Напоминает о себе Иоан, восседающий в самом центре. Даже хрустальное украшение за столом смотрело точно на него. - Я не готов позволить остудиться нашему ужину! - И сразу же пытается спасти положение, бросая мост по обе стороны. - Любочка, будь так добра, передай официанту, что мы готовы продолжить. - Может быть, забивая желудки чиновники подобреют, хотя размеры Петру предостерегали - чтобы заполнить такой желудок потребуется очень много.
Услышав своё имя, молоденькая секретарша встрепенулась, словно молодой птенец увидел мать, несущую ему подарок. Неловко встав из-за стола, она осторожно двумя пальцами поправила пёструю юбку и уже была готова отправиться к стойке, как Миров поднёс руку, останавливая, но не касаясь.
- Люба, если устала от всего этого - ступай домой, как поговоришь с администрацией, протокол допишем сами. - Добавил Марко, окончательно отпуская секретаршу. Ты лишь потупила улыбку, взмахнув своими рыжими кудрями, домашняя обстановка и общение с подругой за изданием «Дерзкой Ведьмы» воодушевляли её куда больше, чем собрание надутых маслянистых мужиков, спорящих о куриных яйцах. Или какими эти яйца там ещё были?
- Лурная птица продолжает оставаться слишком опасной. - Не забывает Дору цель их маленького собрания, не позволяет себе отпустить хватку, на что Иоан чуть заметно закатывает глаза. Петру не до этого: он сверлит взглядом, как официант подбегает к колокольчику - чтобы вынести свиную отбивную или суп из креветок? С этим... Экзотическим названием. Как же его...
- Вы в этом так уверены только из-за Огненной Легенды? - Внимательно выжидает реакции Марко. - Или располагаете более глубокими сведениями? - Очередной вопрос, как средство управление руслом их бурной реки из слов. Каков вопрос - такого и направление. В такие моменты неназванной брани не хватало Виктории - её взгляда. Только взгляда хватило бы на то, чтобы поддержать и вдохновить, чтобы не поддаваться обратной силе Дору и продолжать строить собственное устье беседы.
Подносы засверкали точно в момент, как девушка хлопнула дверью, сбегая с официального мероприятия в свою особенную зону комфорта. Какофония сладких запахов стала новым привлекательным элементом дизайна «Сердца Колентины». Официанты в строгой форме подавали яства, граничащие с греховным совершенством лености и чревоугодия. Вереница кулинарных картин в свете - свечи словно намеренно окружали только их столик. Посмотрите же! Жадная улыбка обрамила уста Петру, может быть, задобрить их всё-таки получится и Иоан оказался прав.
Их освещают не только свечи - хищная фигура в тени мрака наблюдает за довольством всех гостей. Нет. То просто показалось.
Тем временем разговор стал развиваться проще, в сами чиновники подвели к недвусмысленному намёку: сначала плата, затем товар. Коррупция во всех вещах без исключения, естественное понятие, стоило сразу догадаться о причинах. Но какую выгоду можно предложить в замен..? Ещё и эта тёмная фигура, перекочевавшая из образа тени в образы мыслей.
- Развлекайтесь, я ненадолго. - Отправился в сторону уборной мужчина. Нужно было облить лицо и подумать. В скором времени планировался Четвёртый Западный Съезд, на этом можно было бы сыграть.
Размеренные шаги оборвались, и чья-то рука резко дёрнула на себя, а мистический силуэт покинул грани воображения. В иной раз можно было бы рассмеяться и браво поприветствовать друг друга, но это точно был не тот случай. «Ты в курсе, что ты попал?» - Не так сильно, как мог бы. Иначе Милке не предупреждал бы. Глаза Марко ещё не привыкли к оборотной стороне ресторана, однако он был уверен, что знает, с каким выражением сейчас стоит его вынужденный собеседник, имя которого нельзя называть вслух. А вы говорите, Волондеморт проблема. Впрочем, не с Тёмным Лордом он бегал по одному двору. Миров облокотился плечом о колону, словно размышлял сам с собой о бренности бытия, огненных тварях и адских чиновниках: лицо его разделили на две части блики в помещении, окрасив одну сторону в неестественное, потаённое выражение.
- Зачем ты здесь? - Вкрадчиво и тихо спрашивает румын. Почему ты ещё не убил? - иначе трактуют смысл потаённые слоги. - Я не буду бездействовать. - Заранее предупреждает Миров, хотя знает - его оппонент мог бы сделать это прямо сейчас, во время того самого бездействия, которое даже не до конца сползло с губ. Чтобы почувствовали они оба в этот момент? Но сожаление не окупает жизнь.

[nick]Marco Miroiu[/nick][icon]https://b.radikal.ru/b40/1810/90/47226fbe36e3.jpg[/icon][status]writing pen[/status][sign]

Did you think that your feet had been bound
By what gravity brings to the ground?
Did you feel you were tricked
By the future you picked?

https://a.radikal.ru/a10/1810/4b/8be6ace6a5fa.gif

[/sign]

Отредактировано Gideon Prewett (2018-11-04 10:10:29)

+2

27

- Неправильный вопрос, Марко, - томно произнес Милке, покрутив головой в обе стороны поочередно. - Правильно было бы спросить - сколько, учитывая, что ты в курсе, чем я занимаюсь. Димитр хотел показать ценность его смерти, ведь она была запредельно высока. Может, хотя бы это удивило бесконечно спокойного товарища. Милке всегда был спокоен, никогда не поддавался эмоциям, исключение было лишь безумие, ведь им он был наполнен до самого верха. Но сейчас даже такой как он совершенно не улыбался, он был обеспокоен всем положением, в котором оказался сам. И лишь спокойствие Марко его всегда задевало до нервных подергиваний глаза, ведь его было очень тяжело "достать", зацепить за живое. - Как думаешь, кому ты так рьяно перешел дорогу? Есть идеи? - спрашивает сходу мужчина, позабыв о правилах приличия, которые соблюдал, но зачастую мог нарушать. Но он не ждет скорого ответа, ведь сейчас говорил только он, и товарищ это прекрасно знал. По крайней мере Милке так всегда считал. - Заявились: отпрыск богатой семьи с каким-то кудрявым хмырем, разбрасывался деньгами и готов был заплатить столько, сколько я получаю порой за месяц. Димитр говорил это совершенно спокойно, даже слишком. - Давай выйдем. Мужчина кивнул в сторону выхода и не спеша направился прочь.

За несколько минут погода на улицах Колентины вовсе не изменилось - снег столь же безмятежно продолжал покрывать тротуары, теперь уже полностью скрывая их от человеческого взора. Милке нравилась такое время года, он жутко ненавидел дождь, но умеренный снег казался ему привлекательным. Под него было так прекрасно совершать свои безумства. Они были подобно произведениям искусства, а пушистый снег придавал всей картине неописуемое изящество. Когда алая кровь окропляет жемчужный зимний настил - совершается чудо.

Резким движением, Димитр достает из кармана последнюю сигарету и чуть слышно ругается: - Черт, не в том плаще оставил пачку. Зажимая зубами сигарету, мужчина аккуратно поджигает ее и, глубоко вдыхая табачный дым, медленно и размеренно выдыхая, цокнув. - Мне кажется, у нас только два выхода. Первый, - начинает объяснять Милке, приподняв большой палец левой руки, - ты сваливаешь из города, из страны, желательно на другой континент. Меняешь имя, внешность, заметаешь следы, но, - мужчина повернулся в сторону Марко, бросив на него сердитый взор, - но это не в твоем стиле. Поэтому вариант номер один отпадает сам собой. Но есть вариант номер два. Брюнет вслед за большим пальцем вытягивает указательный. Он медлит и не хочет в открытую предлагать то, что заранее кажется обреченным. - Второй вариант - я устрою все так, чтобы ты сам с ним встретился и выяснил все, что между вами произошло. Хоть ты поступишь по-мужски.

Милке лукавил. По его убеждениям был и третий вариант, самый бесчестный, самый гнусный, но самый искусно расписанный кровью по снегу. Одним из этапов его мучительных издевательств было предложение жертве ответить на заковыристые вопросы. Но никто из бедняг не знал, что ответ был не важен - были важны действия и то, как себя вела жертва. Он всегда умел убеждать, умел находить компромисс даже со своими внутренними демонами. Может однажды это сыграет с ним злую шутку.

- И даже не думай говорить о третьем варианте, - прерывается Димитр, слегка нервно сделав затяжку. - Ему не бывать, если ты сам того не попросишь. Иногда ему казалось, что Марко мог договаривать за него фразы, говорить его мыслями. Отчего-то именно этого человек мог предугадать и его действия, и ответы. Это пугало. Довольно сильно пугало того, кого, казалось, нужно бояться всем. В его голову зачастую закрадывались мысли, что нужно было давно пресечь эту связь, ведь он слишком рисковал не то другом, не то братом.
[NIC]Dymitr Milke[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/TM17a.gif[/AVA][SGN]

Зря ты связалась со мной, киса.
Я убиваю, я монстр.
Прости, что все так сложно.

http://sh.uploads.ru/y8sWa.gif

[/SGN]

Отредактировано Victoria Jensen (2018-11-02 20:13:59)

+2

28

Обрывки беседы министерских коллег больше не доносились до слуха мужчины, лица прежних визави отошли на несуществующие планы. На орхестре теперь правила тьма, сюда не доставали даже отблески свечей, и фигура Димитра в самом её сосредоточии — Милке сам выбрал это состояние, а Марко никогда даже не пытался ограничивать своего близкого друга, не смотря на разницу во взглядах. Они могли понимать друг друга, но соглашаться — никогда. Предсказанная встреча: их разговор совершенно не был похож на тот, которым они связывали друг друга когда-то: уста плотно сжаты, а уголки глаз не прищуриваются в довольном настроении. Но когда-то обстоятельства не создавали давление, а люди не становились препятствием.
«Кому ты перешёл дорогу, есть идеи?» — поднимается вопросительная интонация, однако наёмный убийца не ждёт ответа, вырезая из диалога всю фальшь заранее переходит к сути: богатый наследник с кудрявым приятелем. Расплывчатое описание могло подходить к кому угодно, но для Мирова глузд вызволил из памяти лишь единственную фигуру, о которой он не мог не думать. Виктория была связана с ним родительской волей, и пока эта связь существовала, оковы были и на Марко. Внизу живота закрутилась злоба. Ковы Крама садили сильней возможного смертельного заклятия в лицо от близкого убийцы.
Мужчина не сразу понимает, что Димитр направляет его прочь из шумного заведения, внутри что-то скрежетало и эти искры обжигали. Кому теперь дело до каботинов и официальной сделки?
Снимая плащ с вешалки, Марко почти опрокидывает металлическое оборудование — резкое движение совсем на него не похоже. Накинув на плечи одеяние, он следует за товарищем, ловит рукой придержанную дверь. Морозный воздух щиплет за подбородок и щёки, заразиться его холодом хватает уже после первого глубокого вздоха. Рядом с недовольством хлопает по пачке убийца, на что Миров горько улыбается: он понимает, как зародилась эта привычка в смене одежды; почему Милке старается избегать некоторых районов; закупает несколько пальто за сезон; а придя в собственный дом первым делом проверяет все двери. Особенности профессии, работы с падшими людьми.
Дымный узор от сигареты щекочет нос, зима не успевает остудить чужой запах. Пёстрые прохожие прячут лица в мех капюшонов или воротника. Крупные хлопья спускаются с неба, устилая землю чистым ковром. Снег подражает солнцу, излучая блеск от которого хотят слезиться глаза. Магический мир смешивается с маггловским на самом перешейке: редкие автомобили съезжали с переулка в парк, а оттуда на главную дорогу. Этот день должен был быть таким же, каким он бывал обычно: в своём размеренном темпе достичь вечера, оговорить все рабочие нюансы. Городскую суету перебивает иллюзорное предложение выбора: слишком иронично. Наёмный убийца предлагает свободу с такой же искусностью, как это делает жизнь. Так может единственное, что лишено рамок — это смерть?
Марко смотрит прямо в глаза своему другу — по прежнему другу, иначе бы не пришёл так. Что он мог сейчас? Милке передал ему всю инициативу и следил за выбором в лабиринте, где знал расположение каждого прохода и тупика. Он ждал, когда Марко самостоятельно изберёт очевидное. Или, может быть, уповать на милость убийцы? Марко сардонически, тускло усмехается. Виктория стоит гораздо большего, чем его жизнь, которую забрать Димитру хватит решительности. Ведь так даже проще, последний хвост.
Ты спрашивал о причине? — Нарушает наконец молчание мужчина, останавливая движение их прогулки у пешехода, вопреки остальным горожанам, следующим точно вперёд. — Крам и Виктория были обещаны друг другу родительским словом. — Никакого Никола, он называет соперника точно по фамилии. Рассказчик уклоняется от плеча прохожего, переводит вектор взгляда обратно на собеседника. — А я её забрал. — Чтобы затем она ушла, но этого говорить Марко не стал. Громкая ссора, вереница писем, молчание — утекло слишком много времени, но разве оно вольно отменять силу его зарока? Румын по прежнему думает о Йенсен Присыпанные белым фонари светофора оглашают красный, все вокруг замирает, однако мужчина делает беглый шаг вперёд, почти проваливаясь в магический автобус, из серии «рыцарей»советского производства.
Дерзкая выходка, но даже такой курбет не даст форы.
Внутри автобуса находились лишь трое, мастились ближе к хвосту, где собиралось тепло от двигателя; только кондуктор повис подле водительского окна, округлыми глазами посмотрел на ввалившегося Марко. Миров не тратил время на объяснения, рукой нащупал волшебную палочку, готовясь дать заклинание первым, или хотя бы успеть произнести защитный оберег.

[nick]Marco Miroiu[/nick][icon]https://b.radikal.ru/b40/1810/90/47226fbe36e3.jpg[/icon][status]writing pen[/status][sign]

Did you think that your feet had been bound
By what gravity brings to the ground?
Did you feel you were tricked
By the future you picked?

https://a.radikal.ru/a10/1810/4b/8be6ace6a5fa.gif

[/sign]

Отредактировано Gideon Prewett (2018-11-04 11:46:09)

+1

29

Нервы готовы были сойти с ума, больно отдавая в кончики пальцев острыми иглами. Плана нет. Мыслей нет. Есть только сегодняшний день, общение и невыполненный пока что заказ. Мужчина терялся в собственных догадках, в собственных идеях, но пока ни одной достойной не посетило его головы. Для яркого и правдоподобного сценария чего-то не хватало. Но Милке еще не мог понять чего, медленно вышагивая рядом с товарищем. Раньше проблем с идеями не было, но сейчас что-то было не так.

Как полагал Димитр, происходило что-то нездоровое в голове у его товарища. Однако на его лице этого не было видно, но Милке был уверен в этом, как был уверен в себе. Если честно, то и второй вариант совершенно не подходил для решения проблемы: если Марко он сможет выудить куда-то, но сына Крама вряд ли. Не нужно было забывать об его влиянии, которое, к слову, совершенно не пугало наемника. Иногда он и вовсе смеялся в лицо таким людям, напрочь позабывшим о чести. Такие богачи казались ему беспечными детьми, которые, не получив свое, начинают раскидываться деньгами, точно это семена для посева чертовой кукурузы. Они не смели получать все, что хотели. Но мужчина ничего не мог сказать против, он лишь исполнял все в своей манере, наслаждаясь своими шедеврами.

Милке услышал возможную причину и нахмурился. - Черт! - глухо ругнулся мужчина, слегка откашлявшись. - Из-за бабы такая суматоха. Нашли из-за чего... Димитр знал всю магию коварства противоположного пола, ведь он и сам однажды чуть не попал под эти чары, но смог вовремя соскочить с крючка. Правда, кто сказал, что его жизнь ограничилась единичным случаем? Он бы не научил его такой осторожности. К его годам он много раз сердечно ошибался, но теперь его сердце было отдано маленькому человечку за тридевять земель. В женщинах он находил, конечно, шарм и обаяние, но теперь только насильная амортенция могла свести его с ума, только эта треклятая штуковина.

Быстро среагировав и ступив вперед за Марко, Милке очутился внутри автобуса и недовольно поморщился. Его планы слегка нарушились, но в этом виноват лично он сам. Он полностью предоставил все воле случая. Куда их приведет эта вылазка, теперь не знала даже сам сценарист. А сценаристом был Димитр, как ни странно.

Где-то возле уха противно звенел колокольчик, напоминая ненавистное Рождество, до которого оставалось буквально ничего. Вся эта мишура и атрибутика буквально будили в нем психопата: руки так и тянулись жестко сорвать все, что попадалось на глаза, и разорвать в клочья. Но мужчина пока что держался, краем глаза заметив, как напрягается плечо напротив стоящего в проходе Марко. Слегка хищно улыбнувшись, Милке подумал, что публично - как раз то, что нужно. Поползут слухи, что какой-то сумасшедший напал на человека, скрутил его, убил (крови нужно было добиться во что бы то ни стало). Только вот вряд ли кто-то догадается, что это было спланировано в голове у Димитра.

- Марко, ты мне веришь? - ехидно оглядываясь, тихо произнес мужчина и отступил назад. - Инкарцеро! Палочка резко вывалилась из его рукава, подобно картам фокусника. Он направил ее в адрес товарища, но сила заклинания была не настолько сильной, насколько он хотел бы. Целясь в левое плечо, Милке знатно промахнулся. Луч протелел подле щеки Марко и так удачно попал в ничем неповинного пассажира в хвосте автобуса. Димитр изобразил наигранное раскаяние, злорадно улыбаясь. - Пардон! Но стараясь не отвлекаться, брюнет, схватившись за поручень, откинулся назад, слегка прокрутившись влево, и вновь воскликнул: - Экспеллиармус! На этот раз луч получился ярким, и направлялся точно в цель. Спасти Мирова могли только сильные защитные заклинания. Только вот была ли в нем та самая сила, и понимал ли он план Милке. Увы, неясно.
[NIC]Dymitr Milke[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/TM17a.gif[/AVA][SGN]

Зря ты связалась со мной, киса.
Я убиваю, я монстр.
Прости, что все так сложно.

http://sh.uploads.ru/y8sWa.gif

[/SGN]

+2

30

Как считаешь, солгать и недосказать правду это вещи разные или одно и тоже? — Странно замечает румын, заранее определив в вопросе черту своего собеседника. Однако он знал о хищной повадке Димитра, присущей на уровне инстинкта, знал, что предложений было больше, чем два. — Верю. — Подводит черту говорящий, дальше которой только смачная клякса. И никто не знает, кем будет следующий автор предложения, тень чернил имитирует неизвестность.
Автобус грубо качнуло, но ходу не сдал: словно водителю не было никакого дела до происшествий внутри, обыденность пассажиров его не касалась. Скосив шапку на один глаз он смотрел только вперёд; совсем по иному отреагировал кондуктор, оцепенел и прижался к столбу, вызволяя из обливиона памяти, какой алгоритм действий полагался в такой ситуации, как эта. Криком воззвать к порядку? Возможно, но станут ли слушать вооружённые волшебники его аргументы из слова и интонации? Он ведь пошёл на эту профессию вовсе не потому, что в дуэльном клубе получил отлично. Твою же, мать, он никогда не ходил в дуэльный клуб.
Связывающее заклинание почти оставило свой поцелуй на щеке, колдун инстинктивно поворачивается боком, слишком вовремя иначе их маленькая брань закончилась бы не успев как следует начаться. Инкарцеро попадает в кого-то позади, Марко не оборачивается, чтобы оценить последствия, сейчас у него не хватает времени даже не более простые вещи, достаточно одной ошибки. »Экспелиармус!» — Предпринимает ещё одну попытку убийца, но на этот раз движение вокруг едва ли сможет ему помешать. Очередная магическая атака не была категоричным приговором, однако обезоруживала своего оппонента, лишая его ключевого средства к возможности ответа.
Протего. — Мужчина начал выговаривать заклинание слишком поздно: яркая вспышка противника уже неслась навстречу, когда защитная формула только соскальзывала с уст Мирова. Импровизированный щит треснул, не способный вместить в себя столько импульса. Марко сильно отбрасывает назад, не удержавшись на ногах он падает в хвосте салона, жадно хватая ртом воздух. За чёрное пальто цепляется коричневая снежная каша, уложенные волосы растрепались — тёмная прядь ложится на глаза, взгляд успевает заметить, как выбитая из руки палочка ударила по окну и скрылась среди пустых кресел. тупик на виду у всех: позади была только каркасная стена автобуса, впереди приближался нездоровый излом ухмылки Милке. Мужчина опирается локтем за одну из порванных сидушек, помогая себе подняться: рядом молодая пара, жмётся друг к другу сильней, чем во время первой ночи. Окружающие боятся помочь незнакомцу, его противник вызывает куда больше страха: Марко не нужно их участие, только волшебная палочка, у пояса молодого человека.
Вытянув длань, он слишком резко дёргает на себя чужой деревянный артефакт. Последний шанс: если он потеряет и эту палочку, то едва ли где-нибудь ему снова попадётся такой подарок:
Коллошу! — Бегло выкрикивает чиновник, для краткого слова в нём было заключено слишком много силы. Заклинание спешит лишить цель передвижения, привязать к полу как можно крепче. Обездвижить товарища, лишить его возможной магии, как можно больше растянуть фору — целями мужчины сейчас выступало выживание, но не убийство. — Это не ты поставил шах, а нам обоим. — Качает головой Марко, повышая голос в своей части автобуса. Он хотел было и продолжить, как транспорт резко занесло вперёд. Недавно поднявшийся на ноги, мужчина всерьёз подкашивается, не ожидая резкого поворота, едва успевает опустить руку на держатель. Тот, кто сидел за рулём был почти таким же психом, как и Димитр. 

[nick]Marco Miroiu[/nick][icon]https://b.radikal.ru/b40/1810/90/47226fbe36e3.jpg[/icon][status]writing pen[/status][sign]

Did you think that your feet had been bound
By what gravity brings to the ground?
Did you feel you were tricked
By the future you picked?

https://a.radikal.ru/a10/1810/4b/8be6ace6a5fa.gif

[/sign]

+1

31

План. В голове лишь один план. Он глазами старается передать его Марко, но тот словно не слышит его мыслей. Иногда брюнет жалел, что не имеет способности чтения мыслей, ведь в данной ситуации это очень бы помогло. Всего вслух сказать невозможно, особенно такому как он, где за каждое слово могут зацепиться, а затем вывернуть все наизнанку. Милке лучше других понимал это, ведь в юности уже сталкивался с подобным, оказавшись на грани жизни и смерти. И теперь не хотелось, чтобы товарищ детства наступил на те же грабли, что и он когда-то.

Он подобно чеширскому коту довольно улыбался, оглядывая своего мнимого соперника. Каким бы иногда бездушным не был Милке, свой личный кодекс он нарушал редко. А если и приходилось нарушать, то на это требовалось слишком много причин. В его личный кодекс входили несколько личностей, а среди них был Миров. Иногда ему казалось, что судьба играется с ним, издевается за выбранный им путь, ведь он шел далеко не путем праведника, отбирая порой невинные жизни. Вопросы для Марко были другие - они кардинально отличались от тех, которые Димитр задавал тем, кого заказали. Это опять же из-за кодекса, из-за своих личных предрассудков. Очень тяжело жить с таким кодексом, ведь ему однажды сказали, что любое проявление любви и чувств - слабость, которая лишь поможет врагам уничтожить тебя. Именно поэтому в свое время он пресек любые способы общения с семьей. Да, он скучал, ночами скулил, как брошенный пес. Но уж лучше так, недели каждый месяц ходить на кладбище, принося цветы к нескольким надгробным плитам.

Палочка Марко вылетела из его рук прочь, на что Милке задорно рассмеялся, ему правда было забавно на это смотреть, учитывая тот план, который поселился в его голове. Им нужно было больше свидетелей, чтобы об этом говорили не один день и даже не два. И пусть он рисковал засветиться, показать свое лицо слишком большому количеству людей, но он знал, что сам найдет выход из любой передряги, даже если за ним придут. А вот товарища нужно было спасать. И он понимал как. Он давно придумал, давно запланировал конечный исход их перепалки. Правда, Марко вставлял палки в колеса идущему вперед трамваю. Но Димитр скорее бронепоезд, которому совершенно не мешают эти сучки на дороге. Он исполнит. Он закончит начатое.

Пока брюнет обдумывал план, соперник успел где-то найти другую палочку. Милке этого, к сожалению, не заметил. Наверное, это секундное отвлечение помешало отразить удар. - Протего! - громко вырвалось с губ Димитра, однако силы заклинания было не достаточно, чтобы отразить атаку. Автобус резко куда-то завернул так, что все люди внутри свалились на одну сторону. Подошвы брюнета намертво приклеились к полу, поэтому он как осина лишь прогнулся назад, а затем вернулся в прежнее положение. Слегка огорченный тем, что, возможно, Марко до сих пор его не понял, Милке глубоко вздохнул и громко выкрикнул: - Ты серьезно? Он вновь направил палочку на товарища и произнес: - Экспеллиармус! Видимо, наученный годами обезоруживать противников, это помогает прикладывать к такому заклинанию слишком много сил. Луч получился не меньше, чем в прошлый раз, стремительно направляясь в сторону Мирова. А следом полетело: - Ступефай!

Димитр уже хотел выбраться из этого надоедливого автобуса. - Фините Инкантатем! Подошвы остались приклеенными, силы заклинания снова не хватило. Озлобленный рык Милке раздался на весь автобус. - Черт побери! Миров! Я сожру тебя живьем! Мужчина резко метнулся вниз, потянул за шнурки и, одним движением оставив свою обувь, направился к Марко, стараясь не улететь в сторону при бешеных поворотах чертова автобуса. Он цеплялся за поручни, улетая то вправо, то влево. На его лице зияла улыбка сумасшедшего, который в предвкушении безумия настигал жертву, отталкивая ее все дальше и дальше к выходу. - Дементорам бы тебя на растерзание, Миров! Если я заболею, ты будешь менять лечить!
[NIC]Dymitr Milke[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/TM17a.gif[/AVA][SGN]

Зря ты связалась со мной, киса.Я убиваю, я монстр.Прости, что все так сложно.

http://sh.uploads.ru/y8sWa.gif

[/SGN]

+2

32

Марко привык к беспорядку и непредсказуемости, но погружённый в настоящий хаос он чувствовал, как задыхается. Обстоятельства сжимались всё сильней, сковываясь морозной пластиной над головой — и не вынырнуть, чтобы вновь глотнуть воздуха или хотя бы разглядеть происходящее вокруг. Где-то в этой вакханалии был Димитр, а у Димитра был план, и Миров доверял ему, вот только главная забава в том, что убийца не вершит все обстоятельства и последствия. Заказчик не умолкнет и не остановится: и Марко не хотел прекращать попытки прорваться через ледяное полотно. Если получится, даже без участия Милке, для этого нужно было оторваться прямо сейчас. Забава номер два — противостоять исполосованному в шрамах наёмнику успешней всех его многочисленных жертв. Перспектива миновать киллера кажется практически фантастической, впрочем, в жизни случались исключение и более броские.
Автобус сильно качает, рваным движением мужчина успевает схватиться рукой за пронзающий салон стержень, на ладони остаются платины облупленной краски. Окружающие по прежнему жмутся по сторонам, но не вмешиваются, классическое формование свидетелей в массу, лишённую лидера. Во многом социология была родственна животному миру. Равновесие обретает и Милке, прогибающийся обратно в сторону преследуемого им волшебника. Оппонент вскидывает волшебную палочку, громко произносит заклинание, как будто окликает давнего знакомого — за частотой исполнения заклинание может быть магическая формула действительно успела стать его нематериальным спутником с латинским именем. Румын готовится исполнить защитное слово, в этот раз он уверен в своей сосредоточенности: «Протего Максимум!» — выражение точное, исполненное силой, однако на этот раз чужой артефакт отказывается проводить энергию волшебника сквозь себя, рассыпав россыпь искр со своего конца. И надо же было оказаться в его руках оказаться именно капризной вавоне, упрямой и верной только одному хозяину.
Вражеское заклинание со всей силы попадает в Марко, вновь лишая его равновесия. Гораздо сильней, чем раньше, под силой импульса он отлетает к задней стене автобуса, ударяясь головой и спиной о металлический автомобильный корпус. Сознание заволакивает сверкающее полотно из мерцающих точек, что надвигались с краёв к самому центру, за ними только мрак. Вера по прежнему цепляется за уже оглушённое желание обойти Димитра, найти Викторию и Крама. Даже сейчас Крама, но не Никола. Имя вяжется с пронзающей из-за спины болью, но последствия удара не заглушают уязвлённое внутри чувство. Физическая боль слабая лекарство.
Когда она... — Остывшие слова едва слышно, ещё более не ясно продолжение, застывшее где-то в глузде говорящего. Растрёпанные пряди скрывают упавшие веки.
Марко уже не видит, как освобождается от ботинок его товарищ, не слышит проклятья, брошенные вдогонку. В иной раз они могли бы заставить мужчин улыбнуться, разбавив настроение беседы очередной остротой. В иной раз не было нанимателя, репутации и девушки: возможно, где-то в горах, где всё и началось.

[nick]Marco Miroiu[/nick][icon]https://b.radikal.ru/b40/1810/90/47226fbe36e3.jpg[/icon][status]writing pen[/status][sign]

Did you think that your feet had been bound
By what gravity brings to the ground?
Did you feel you were tricked
By the future you picked?

https://a.radikal.ru/a10/1810/4b/8be6ace6a5fa.gif

[/sign]

Отредактировано Gideon Prewett (2018-12-14 04:36:07)

+2

33

И снова мысли о плане? Да, мозг Милке устроен очень интересно, подобно огромному лабиринту, из которого есть всегда выход. Не получилась одна задумка? Уже есть вторая. Вторая зашла в тупик? Ох, уже есть третья! Такое мышление было огромным плюсом для такого как Димитр. Возможно, только благодаря этой особенности он до сих пор жив. Благо, что таким мышлением обладали исключительные единицы, а не все поголовно.

На глазах Милке Марко рухнул на пол, потеряв создание. Димитр ехидно улыбнулся, его глаза блестели, как у хищника, который ловко смог добраться до своей жертвы. До сих пор покачиваясь из стороны в сторону, брюнет дошел-таки до товарища и радостно бросил: - Дамы и господа, - обратился он к напуганным свидетелям, которые никак не хотели уходить, - Шоу окончено! Ботинки, к моему великому сожалению, придется оставить. Останутся как сувенир! А вот палочка... Притянув к себе в руки палочку товарища, мужчина быстро спрятал ее в карман. Румын наклонился к Марко и громко на показ засмеялся. - К счастью, он мертв. Или к несчастью? Ловко схватив оглушенного парня, Димитр перекинул его через плечо и похлопал по спине. - Черт! Дружище! Ты кабана съел что ли? Милке наигранно откланялся перед зрителями и по взмаху палочки моментально растворился в воздухе.

В двухэтажном доме гулял одинокий ветер, захаживающий через незакрытое окно в гостиной. Темнота полностью поглотила это место, хотя снаружи было довольно светло, а солнечные лучи на закате игриво отражались от белоснежного настила величественных гор. Это было секретное место, о котором знал только сам Милке и Марко. Этот дом очень редко использовался, но именно сегодня он был нужен как никогда прежде.

Димитр громко ударил дверьми. Эхо разлетелось по всему помещению, а холод еще больше начал наполнять комнату через открытую дверь. Левой рукой гулко захлопнув проход для холода, румын слегка подбросил оглушенного Мирова, чтобы случайно не уронить его на лестницах. Медленно и целенаправленно мужчина направился на второй этаж в дальнюю комнату. Он подошел к кровати и грубо скинул товарища, слегка улыбнувшись, увидев его выражение лица. - Чертов младенец! Ты словно надрался, а я притащил твою задницу домой. Словно ничего и не менялось. Взмахом палочки, Милке зажег камин, чтобы помещение начало прогреваться. В шкафу нашлись запасные старые ботинки, правда, не такие красивые и блестящие, как те, что остались в автобусе. Усевшись в кресло в углу комнаты, брюнет достал из тумбы пергамент и перо, а затем что-то быстро начал строчить. Через пару минут он поднялся с места и подошел к прикроватной тумбе. Димитр достал из кармана палочку Марко и аккуратно опустил ее на столешницу, а под палочку засунул пергамент. - Давай, дружище. Действовать или нет - выбор за тобой. Только будь осторожен. Отвесив щелбан по лбу Мирова, Милке добавил: - Балван!

Он решил оставить его, потому что и без того дел было очень много. Да и не хотелось выуживать из Марко информацию. А зная себя, Милке прекрасно понимал, что начнет беспристрастный допрос. Поэтому мужчина ограничился письмом.

[indent]Мой дорогой друг!
[indent]Думай головой, а не местом женского обозрения! Из-за бабы не нужно влезать в такие ситуации! Баба много, а ты один!
[indent]Палочку твою я притащил вместе с твоей тяжелой тушкой. Какие булки ты там ешь, мне не интересно, но форму-то держи, дружище! Если понадобится помощь! Если ты решишь идти за ней, я всегда на твоей стороне. Возможно, эта твоя мадам и стоит тех усилий, которые ты прилагаешь к ее возвращению.
Спи. Пусть тебе приснятся родные края.

[indent]С любовью, тот, кого ты лишил новых дорогих ботинок!

[NIC]Dymitr Milke[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/TM17a.gif[/AVA][SGN]

Зря ты связалась со мной, киса.
Я убиваю, я монстр.
Прости, что все так сложно.

http://sh.uploads.ru/y8sWa.gif

[/SGN]

+1

34

- Волфи, нам пора, - Крам чувствует, что монета подает знак. Это значило, что Тихоня готов к встрече. Заранее мужчина не хотел ничего ожидать, но, конечно же, рассчитывал на успех. Ему не жалко денег и он готов заплатить в несколько раз больше, чем предложил в первый раз. Жизнь этого чертового Марко, по сути, ничего не стоила, а по итогу Никола только и делает, что думает, сколько денег ему еще нужно заплатить за его убийство. Болгарин начинает раздражать сам себя, потому что поддался ревности, как какое-то животное. На квиддичном поле это было ему только на руку, но не сейчас, когда из-за эмоций он может испортить себе жизнь и карьеру. Сложно поверить, что он обманывает кузена, чтобы сделать Йенсен своей собственностью. И как он до такого опустился? Буквально недавно у него все в жизни было идеально, а теперь он не может спать спокойно, стал нервным, хотя не подает и виду. Идея безоговорочно владеть Викторией завладела им полностью, но сдержанность и характер отлично помогали это скрывать. Фенриссон слишком хорошо его знает, вполне мог заметить, что что-то не так, но молчал. Признаться, Крам даже немного начал волноваться. Кузен не любил ложь, а сегодня Никола навешал ему слишком много лапши на уши. Если когда-то это всплывет, то тот его не простит. По крайней мере, не сразу.
- Надеюсь, нас ждут хорошие новости, - мужчина залпом допивает содержимое своего стакана и поднимается, ожидая Фенриссона, - Каковы твои прогнозы? – усмехается, потому что хочет верить в успех. На самом деле, Крам еще не успел даже напиться. Сколько прошло времени, как они получили сигнал? Кажется, не слишком много, но это было плюсом Тихоне. Не зря, значит, он самый известный убийца в Лондоне, как говорят. Сам Никола понятия не имел, но решил положиться на кузена. Тот бы ни за что его не подставил. Да, отношения не столь крепки, как с Валко, но они верят друг другу. По крайней мере – верили. Должно произойти что-то серьезное, чтобы они разругались. И маг был на грани. Если его ложь вскроется, а так случится рано или поздно, то ничего хорошего ждать не стоит, - Я надеюсь, что этот Марко лежит где-то в канаве, где его никогда не найдут, - Он жесток, определенно, но это намного лучше бы проявилось, если бы он сам решил разобраться с румыном. Увы, приходится быть человеком слова, даже если это пожирает изнутри, не давая спокойно спать и заниматься своей работой. А если бы он тянул, то становилось бы только хуже от каких-то упоминаний о нем в жизни Йенсен. Нет, его нужно навсегда стереть из ее воспоминаний, чтобы там было место только для Никола.
- Я заплачу, - Крам достает из кармана все, что было, чтобы его наверняка запомнили, ведь там было в несколько раз больше, чем требуется. Тоже хитрый ход, дабы у него были алиби, - В следующий раз выпивка с тебя, - шутит, но без улыбки, Никола. Уже все должны были привыкнуть к его манере общения, но для тех, кто его плохо знал, это кажется чем-то ужасающим и пугающим, - Надеюсь, сейчас обойдется без лишнего внимания, - болгарина даже разочаровали поклонницы, которые помешали ему насладиться спокойствием. Но сидеть у Вольфганга в баре был не лучшей идеей, ведь так, с большой вероятностью, там никого не будет в такое время. А Краму нужно было внимание, чтобы его запомнили здесь и никто, даже Йенсен, не посмели его обвинить в убийстве. Весь этот спектакль, по большей мере, не для того, чтобы обезопасить себя, а для того, чтобы скрыть от норвежки факт того, что он нарушил обещание. Но представлять, как ее хрупкого бледного тела касается кто-то другой, было слишком уж сложно. Никола сразу обуревала ярость, с которой было сложно справляться. Да и стоило ли? Впрочем, пока нет доказательств того, что Марко мертв и на душе как-то не спокойно. Крам чувствовал себя зверем, которого заперли в клетке. Внутри не хватало места и в страшных снах именно Йенсен заперла его там.
Мужчина аппарирует, оказавшись в закоулке немагической части Лондона. Рядом был охотничий магазин и Крам совершенно случайно выбрал это место, потому что шкура медведя в витрине впечаталась в его память. Да и возвращаться в его дом Никола не хотел. Лучше встретиться на нейтральной территории, - Ну и где же он, - недовольно говорит маг, - Любой другой за такую сумму у меня в ногах валялся бы, - не увидев Тихоню, мужчина начинает нервничать и это трудно скрывать. Наверняка Волфи думает о том, что он безумен и начинает медленно становиться зависимым от своего квиддича. Но причина была абсолютно в другом, - Время – деньги, а он, кажется, решил пренебречь этим правилом, - Крам не любил непунктуальных, тем более убийца сам дал знак, что дело сделано. Что же могло пойти не так? Он был готов принять какой угодно вариант, где Марко будет мертв. Никола серьезно запал на Йенсен и не согласен ее отдавать какому-то треклятому румыну, который был никем. Болгарин был звездой, и его хотели все. Виктория не устояла и уже поздно сдавать назад. Теперь она будет принадлежать только ему, - Ну наконец-то! – взмахивает руками Никола, услышав хлопок и увидев перед собой Тихоню. Было трудно оставаться вежливым.

+1

35

Вольфганг не испытывает ни одной положительной эмоции этим вечером. И это точно не побочный эффект того, что он скурил перед нежданным приходом кузена. Вольфганг задвигает на задний план свои принципы, потому что кровь важна. И семьи у него не так много осталось. Убийство из ревности. Что может быть более тривиальным? Вольфи не имеет ничего против убийства, но убийства оправданного. И то, что делает Никола, не считает правильным. Но молчит, просто потому что не скажет ничего нового для брата. Вольф бросает взгляд через весь зал, на рыжую Этель, которая косится на него с нескрываемым раздражением. Если было бы можно убить взглядом, Вольфганг Фрейр уже был бы мертв.
- Если бы тут не было тебя, она бы одной пощечиной не отделалась. – Салютует стаканом хозяйке заведения и пьет до дна. И, как и следовало ожидать, она закатывает на это все глаза и возвращается к своим делам. – Как думаешь, долго придется тут торчать? – Вольф кривится. Обстановка ему не нравится, слишком скучно, на его взгляд. В баре Вольфганга намного веселее, но сегодня он выставил всех за дверь, чтобы не мешали. Знал бы, что будет необходимо организовать брату прикрытие, оставил бы всех посетителей и позвал бы еще людей. Он наливает еще выпивки в стаканы и с неодобрением смотрит на этикетку, приклеенную к бутылке. За неимением лучшего, можно и потерпеть. Ненадолго замолкает, чтобы дать подошедшим фанаткам вволю повизжать от звезды квиддича. С интересом их рассматривает. Они это замечают, но против ничего не имеют.
- И так постоянно? Я бы так не смог. – Что не совсем правда. За Вольфгангом не бегает толпа молоденьких фанаток, но вниманием он не обделен. Никогда не понимал, почему женщины к нему липнут, но кто он такой, чтобы им отказывать? – Давай еще выпьем, лишним не будет. – Всовывает стакан в руку брата и берет себе второй. – Не переживай, эта рыжая бестия ничего не забывает, и уже утром станет хвастаться, что ты был в ее баре. – Он хмыкает, отпивает немного и откидывается на спинку, забросив на нее одну руку.
- Вольф! – Приходится повернуться в сторону, чтобы вырвать из толпы того, кто к нему обращается. Высокий волшебник со шрамом на половину лица распихивает толпу, чтобы подойти ближе. Это – Майкл. Майкл решает чужие проблемы, но не в силах решить свои. Майкл полезен Вольфгангу. Полезен настолько, что его даже можно назвать другом. – Вылез из своей норы? Виски, что ли, закончился? Ну да ладно, я быстро, по делу, - его взгляд падает на Николу, и Майкл останавливается на полуслове, - не знал, что ты знаешь Николу Крама. Твой последний матч, охеренный, чувак. – И возвращает внимание к Вольфгангу. Способность Майкла перепрыгивать с одного дела на другое, без ущерба производительности, заставляет завидовать. – Я завтра забегу, дело есть, заодно и передам тебе что ты просил. Ладно, пора мне, жена ждет. – Кивает в сторону миниатюрной блондинки, вдвое его младше. Она активно ведет беседу и, кажется, мужа даже не ждет.
- Новая? На рекорд, смотрю, идешь. – Смеется Вольфганг. – Давай, завтра в любое время. – Майкл проворно исчезает в толпе, но его легко можно заметить – он на голову выше всех присутствующих.
- Быстро он, ну тогда пошли. Чем быстрее мы с этим закончим, тем быстрее я смогу про это забыть. – Он допивает виски и встает с места. Ловко подхватывает прислоненную к столу трость и направляется к выходу: - Не могу ничего сказать. У нашего нового знакомого есть определенная репутация, но лично я с ним дел не имел. – Вольфганг не перекладывает на других свою грязную работу.  Если надо что-то сделать, то лучше сделает все сам.

На Вольфганга смотрят стеклянные медвежьи глаза. Стоит признать, у некоторых магглов руки растут из того места. Узнал этот занимательный факт, когда познакомился с ними поближе. Раньше никогда бы не подумал. Вольфганг смотрит на часы и оглядывается. Пока что Тихони не видно. – Ты сильно переоцениваешь важность денег для таких, как Тихоня. – Говорит Вольф, засунув руки в карманы. Золото считают чем-то крайне важным только два типа волшебников – снобы и те, кому приходится считать каждый медяк. Вольфгангу все равно. Не потому, что вернул себе состояние, потому что понял, что деньги приходят и уходят. Просто железки, только и всего. Вольфганга совершенно не заботит, что Тихоня опаздывает. Вольф и сам, бывает, задерживается. Часто. Завидев наемника, остается абсолютно бесстрастным. Это – дело его кузена. Вольфганг просто помог найти того, кто подходил бы на роль исполнителя. Хотя ему это и не нравится, из уважения к родственнику, останется до конца.

+1

36

- А Вас не учили предупреждать о том, что у серой мышки могут быть охранники из аврората? - без приветствия выпалил Димитр, появившись перед заказчиками. - Причем они будто бы меня ждали. Мужчина недовольно фыркнул, потирая больное плечо. Царапины на щеке все ще кровоточили, а из кармана торчала поломанная волшебная палочка. Весь его вид говорил о том, что его словно избила толпа негодующих пьяниц или отъявленных бойцов. Но Милке лишь злостно усмехался, нервно поглядывая по сторонам. - Вы решили меня проверить? Или это у богатых забавы такие? Шатен следовал своему плану, прекрасно вписываясь в эту роль. - Меня сложно обмануть и застать врасплох, но, - румын злобно ругнулся и начал наигранно аплодировать, - браво, Вам это удалось как никому другому. Он достает из-за пазухи тот самый мешок с монетами, который ему бросили на стол, и швыряет к ногам ничего не понимающего Крама. - В следующий раз созовите людей побольше, чтобы уж наверняка я мог сдохнуть.

***
Получасом ранее

- А-а-а, - раздался крик по одинокой пещере, - Пресвятые дементоры! Ты же мне чуть руку не сломал. Милке схватился за правое плечо, стискивая зубы от боли, что так внезапно пронзила все тело. - Хотя, будет смотреться очень натурально. Мужчина выставил палочку вперед, но оппонент заклинанием выбивает ее из рук и насылает на румына волну щепок из костра. Румын снова взвывает, схватившись за лицо, но крики боли медленно перерастают в безумный смех. - Проклятье! Дим, ты цел? - испуганно произносит худощавый мужчина и подбегает к товарищу. - Твоя идея - идея сумасшедшего! Вдруг они тебе не поверят? Блондин похлопал Димитра по спине и усмехнулся. - Хотя, я точно оценил бы и поверил, не зная всей предыстории. Брюнет искоса взглянул на собеседника и через боль выпрямился. На его лице играла безумная улыбка, а глаза блестели как у хищника. Ему явно нравилась его идея, нравилась боль, которую он сейчас испытывал. Безумство быстрой рекой текло по его венам, и это помогало совершать такие поступки ради близких людей. Ему нужно было выйти из этой ситуации хотя бы живым. Нет, он не боялся Крама, не боялся его невиданной силы. Этим поступком он хотел поселить страх в сердце болгарина, что Марко так просто не убрать с дороги. И пусть он, смотря на раны и состояние Димитра, видит то, что может стать с ним самим.

- Твои приколы с переодеванием в старушку начинают мне нравиться, - кряхтя, произнес Милке и, хромая, зашагал в сторону сломанной палочки. - Хорошо иметь в запасе палочки поверженных противников. Он не без труда поднял ее и засунул в карман, сломанной частью вверх. - На такое только и пригождаются. Взглянув на часы, мужчина покачал головой и пожал плечами. - Ты захватил мешок? - спросил румын. - Захватил. Надо было изначально ему их кинуть на колени, а ты все временишь, козыри складываешь в рукава. И это умно, не спорю, - пробурчал блондин, подойдя к Димитру и придержав его за локоть. - Пошли, выдумщик. Мне тебя еще до места встречи тащить. - Ты только далеко не уходи, моя бабуля, - посмеиваясь, сказал Милке. Он явно понимал, куда идет и зачем. Не всегда он будет рядом с Марко, чтобы защитить его от таких как Крам, поэтому нужно было сделать ход конем. И подобная легенда могла сыграть ему на руку.

***

Та самая старуха, что появилась вместе с наемником, глухо фыркнула. Она подошла ближе к побитому Милке и придержала его за локоть, когда румына слегка покачнуло в сторону. Молчаливо стоя рядом, женщина даже не взглянула на его собеседников, что-то бормоча себе под нос. Ситуация казалась странной, но у Тихони была такая репутация, поэтому не удивительно, что все приобрело такой оттенок. - Могу Вам нашептать про других людей, что могут за такие деньги согласиться абсолютно на все, - негромко говорил брюнет, слегка кашляя, - но я не уверен в том, что это не выйдет за рамки общественности. Либо просто исчезнут в Вашим золотом, как это делают почти все наемники. Старуха теперь была в качестве опоры, помогая наемнику не свалиться в сторону. Плечо дико ныло, но действие заклинания закончится еще совсем не скоро, а посему терпеть ему нужно будет очень долго, не сломившись. Хотя, это смешно, ведь у мужчины был высокий болевой порог.

- Ну, господа. Время Вы, конечно, потратили зря. Однако вот я для себя сделал один очень важный вывод - не связываться с отпрысками Златана. Димитр пожал плечами, позабыв, что мышцы дико болят, и тут же сморщил нос от резкой боли. - Проклятье, - ругнулся он и злобно посмотрел на Никола. - Знаете, мой юный падаван, Вам следует быть очень осторожным. В кругах не столь почетных Ваше имя подобно красной тряпке для быков. И это было правдой, которую блондин, что скрывался под маской старухи, не раз и не два говорил Димитру. - Почаще оглядывайтесь по сторонам, в наше время даже по улицам ходить опасно. Сейчас Милке не старался запугать Крама, наоборот, это было его благословением и напутствием, потому что честь мага для него оставалась важнее войн и смерти. Жизнь для него важнее. Правда, с его работой это звучит слишком двулично, учитывая, с какой хладнокровностью он убивал других.
[NIC]Dymitr Milke[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/TM17a.gif[/AVA][SGN]

Зря ты связалась со мной, киса.
Я убиваю, я монстр.
Прости, что все так сложно.

http://sh.uploads.ru/y8sWa.gif

[/SGN]

+2

37

Наемник был не один, и это заставило Никола поморщиться. И зачем Тихоня это сделал? Он был изрядно побит. Даже странно, учитывая, каким крупным он был. Глянув на Вольфганга, мужчина понимает, что говорить придется только ему. Фенриссон был как моральная поддержка, но не более. Впрочем, Никола не мог просить о большем, потому что кузен и так сделал слишком много. Благо, болгарин никогда не давил на родных, если ему нужно было больше, если это нарушало чужие моральные принципы. Но, ничего, осталось лишь поговорить и отдать плату, хотя Никола адекватно понимал, что он переоценил наемника, но ради того, чтобы Виктория принадлежала только ему, он готов был отдать буквально все деньги, которые только были у его семьи. Наверняка, по нему было видно, что он преследует далеко не те цели, о которых говорит. И он надеялся, что Тихоня все же окажется немного глупым, а Вольфганг будет слепо верить любому ему слову, потом что они – семья.  Ему нужно было выйти чистым из воды, потому что идти на такие шаги ради той, которая ненавидит его настолько, что готова сорвать с него одежду при любой удобной возможности. Это все слишком сложно. И пока Крам сам не разобрался с тем, что происходит в его голове, он не может ни кем это обсуждать, ни с Викторией, ни с братом, ни с кузеном.
- Дело сделано? – Напрямую спрашивает он, считая, что ему пытаются сказать намного больше, чем ему нужно знать, - Есть были какие-то проблемы с моим отцом, то это ваши дела. Не стоит нас путать, - Никола часто говорили, что они с Валко похожи на отца. Но это лишь внешне. Они были умнее, опытнее, их амбиции впечатляли всех, а достижения заставляли охать окружающих не только в Болгарии, - Так что, попрошу, ближе к делу, я и так с кузеном потратил слишком много времени на ожидание, - Никола груб, но это абсолютно нормальное для него состояние, - Если мне еще раз понадобится наемник, то да, я точно решу поработать с кем-то другим, - Да, возможно Крам считает себя выше других, и в том числе выше Тихони, - Но, увы, мне больше некого убивать, только если ты не разобрался с целью, - он делает глубокий вдох, чтобы удержать себя от того, чтобы не убить наемника за то, что тот все тянет, да и протащил с собой неизвестно кого. Это не тал ли старуха, которую они с Вольфом сегодня видели в Лютном? Если честно, он не сильно обратил на нее внимание тогда, а сейчас не собирался об этом спрашивать. Все же это не имело никакого значения. Лишь бы больше дела, и меньше слов.
Никола немного отшатывается, не веря своим ушам, - В каком смысле, зря потратили время? Он жив? – раздраженно спрашивает Крам, - Вольфи, я не ослышался? – на его лице застывает удивление, - Нахваленный Тихоня ничего не сделал? – это не упрек Фенриссону за то, что он посоветовал именно его. Он не виноват, хотя какой-то глупец мог в порыве ярости обвинить всех и вся в провале. Но пока он не услышал подтверждения, ему нужно держать себя в руках. Это единственное, что ему сейчас необходимо, - И что же, ты пришел мне сообщить, что тебя какой-то щуплый румын тебя так отделал? – он выплескивает злость и это нормально, учитывая, что он не получил, того, что хотел, - это ложь, все не так просто, я ведь прав? – скалится Никола, - Пес, у тебя есть что-то, что поможет вытащить из нее правду? – болгарин не верит в то, что ему говорят, и не может успокоиться, пока ему не скажут, как все был на самом деле. Почему его не отпускало чувство, что его пытаются обвести вокруг пальца? Или он просто ищет причину, почему все не удалось? Возможно, он недооценил Марко. И от осознания этого маг пинает какую-то банку, попавшуюся ему под ноги. Он хочет убить и эту старуху, и Тихоню, но сдерживает себя.
- Почему все пошло не так? – он сверлит взглядом Тихоню и думает о том, что его так легко добить за то, что он подвел его, но пока он ждет, что же ему ответят на все предыдущие вопросы. А еще, потому что дал себе обещание не рубить сгоряча, и не натворить глупостей раньше времени, - Он оказал сопротивление или сбежал? – Крам потирает бороду. Ему нужно знать как можно больше информации о том, что произошло, чтобы адекватно среагировать. Разнести свое жилье он сможет поток. Ведь с беспорядком эльф разберется в один момент, а ему станет проще. Никола ненавидел, когда приходилось обращаться к кому-то за помощью, но его слово многого стоило и он ни за что его не нарушит, - Мне нужны подробности, Тихоня, - еще более требовательно говорит мужчина, сжимая кулаки. Ему не нужна магия, чтобы убить человека и он уже не раз доказал себе этого, - Прямо сейчас, - рявкает Никола, понимая, что, вероятнее всего, он не добьется ответа. Но если с ним не хотят разговаривать – он заставит. И хочется думать о том, что Вольфганг не останется в стороне.

+1

38

Вольфганг недоверчиво смотрит на Тихоню, и следом – на старушку. Наемник выглядит так, как будто зашел в радикальный ирландский паб, закутанный во флаг Англии. Вольфганг осматривает его с головы до ног, и с каждой секундой практически мифическая репутация Тихони рушится все сильнее. Вольф приподнимает одну бровь: - А Вас не учили, что необходимо разведать обстановку, прежде чем лезть на рожон? – Вопрос наемника заставляет сильно удивиться. Вольф еще не слышал, чтобы профессиональные наемники ставили в укор отсутствие информации. Обычно им дают имя, предполагаемое место, и затем они берут дело в свои руки. - В определенных кругах говорят, что Тихоня ест авроров на завтрак, а потом закусывает хитвизардами. И знает свое дело. – Говорят, что Тихоня не делает ошибок, что доводит дело до конца. Черт, некоторые даже считают его практически непобедимым в дуэли. Но перед ними не легенда, а просто человек. Из плоти и крови, как и все остальные.
Дальше Вольфганг предпочитает молчать и слушать. И так наступил на свои принципы ради кузена. Не будь Крам чуть ли не последним родственником, с которым Вольф не порвал все связи, он бы и пальцем не пошевелил. Просто посмеялся бы над такой безумной просьбой, и указал бы на дверь. Но Никола был кровной родней, и ему было плевать, что сделал Вольфганг и зачем. Хотя бы ради этого стоило сделать исключение. Старые привычки не умирают в одночасье, а его всю жизнь учили, что кровь важнее денег, власти и даже страны. Семья превыше всего, и все такое. Вольфганг незаметно напрягается. Ситуация с каждой проходящей секундой нравится ему все меньше и меньше.
- Ты не ослышался. Видимо, раздутая репутация Тихони имеет мало общего с правдой. – Теперь он тоже вступает в разговор. Как Вольф мог не знать, что именитый наемник – просто шарлатан? Слышал подтверждения его надежности из сразу нескольких источников. Врать им было ни к чему. Дело не чисто, это и так ясно. Либо Тихоня нажил себе репутацию, убивая беззащитных бедолаг и выставляя все в другом свете, либо у него в этом деле свои цели, о которых он сообщать не намеревается. – Если будет следующий раз, мы последуем твоему совету. И найдем того, что способен выполнить работу, за которую взялся. Думаю, кого-то не столь опрометчивого. Того, кто способен сначала провести разведку, а потом браться за дело. – Вольф не любит ошибаться. С другой стороны, может, это даже хорошо, что цель жива. Значит, Вольфганг все же не поступился принципами.
- Лучше. – Говорит расслабленно, и выглядит так же, хотя на самом деле готов к любой ситуации. – У меня есть кто-то, кто любит вытаскивать сведения. – Такая особа действительно есть. Ее цены заоблачные, но работу она выполняет качественно. Никто не знает, как именно, но час с ней в одной комнате, и она знает даже самые темные секреты. Вольфганг наткнулся на ее в Америке, совершенно случайно. Миниатюрная девушка неопределяемой национальности. Если не знать, кто она на самом деле, можно подумать, что она абсолютно безобидна. Это стало бы фатальной ошибкой. – Но, думаю, оно того не стоит. – Кому теперь нужны секреты наемника с подмоченной репутацией? Что это даст? Хотя, с другой стороны, интуиция подсказывает, что тут все не так просто. – А может быть, и стоит. – Заключает он. Было бы интересно узнать правду, но лично Вольфгангу это ни к чему. Да, не переносит лжецов. Однако, работать с Тихоней ему никогда не придется. Если Вольфу будет необходимо кого-то убрать, и, если будет причина, он сделает все сам, не прибегая к помощи посредников.
Он переводит взгляд на кузена. Нрав Николы приведет к еще одной проблеме и Вольфгангу придется принять участие просто потому, что не сможет оставить его наедине с наемником. Тяжело вздохнув, мысленно готовится к тому, что все выйдет из-под контроля. – Я бы дал ему, что он хочет. У него мало терпения, зато много упрямства. Все равно получит свое. – Сомневается, что Тихоня его послушает, но попытаться стоит. Вольф сотрудничает со многими преступниками, и сам не чист перед законом, но он ведет дела только с теми, у кого есть понятие о принципах и хоть какой-то чести. Облажался – признай поражение и скажи прямо. Не смог выполнить порученное, приведи доводы, почему. Вольфганг сомневается, что Тихоня честно расскажет, что произошло. Но дать шанс все равно надо.

+1

39

Болезненная улыбка. Капли алой крови на грязном асфальте и грязном хлопковом воротнике его рубашки. Ему было так смешно, когда двое магов что-то пытались из себя строить, показывать свою важность, свою силу, свой ум, который, как считал Милке, напрочь отсутствует у тех, кто прибегает к услугам таким, как Димитр. Сейчас ему было глубоко плевать на все: пусть угрожают, пусть пытают, ему терять совсем нечего. Никогда не недооценивайте человека, у которого внутри ничего не осталось. Он откровенно смеялся, попеременно кряхтя от боли в мышцах и суставах. - Не Вам меня учить, господа, - ухмыляясь, бросил мужчина. И, не желая подливать масла в огонь, решил на этом остановиться, не продолжая отвечать агрессией на агрессию, унижением на унижение. Если бы его целью не был Марко, то Милке бы даже не заморачивался разговорами, нравоучениями с жертвой, а убрал бы ее тихо и без лишней возни. Но сейчас его товарищу нужно было преимущество, которое наемник ему так великодушно дарит.

Оправдываться брюнет не собирался, а бабка то и дело тянула его назад. И Милке был солидарен, ему необходимо отдохнуть и уйти от этой ситуации куда подальше. Подумаешь - потратил несколько часов их ничтожной жизни. Еще и денег не взял. А эти детки пусть сами справляются со своими мнимыми проблемами. В этой ситуации, как понял Димитр, играет лишь детство в одном месте у отпрыска Крама. Чтобы он с соперником справлялся таким образом? Да ни за что! Он лучше сам бы морду набил, завоевав сердце красавицы. А здесь чувствуется какая-то неуверенность. Может он сам был слабеньким или боялся лишний раз сдвинуться с места? Все это напоминало трагикомедию, в которой Милке участвовать совершенно не хотел.

- Ну, я же не женщина, чтобы давать, - подавив смешок, произнес Милке. Не сдержался. - Запугивайте столько, сколько Вам угодно, - довольно вздохнул мужчина, пересиливая боль по всему телу. - Я уже все сказал, что считал нужным. И даже что не считал таковым. А если желаете что-то решить, то решайте лучше своими силами. А то это как-то..., - брюнет поморщил нос, словно почувствовал запах дерьма, - не по-мужски и да пахнет довольно дурно!

Переминаясь с одной ноги на другую, Милке не переставал безумно улыбаться, словно получал удовольствие от боли, которая сковывала его тело. Бабка, точно молчаливый призрак, стояла рядом, поддерживая качающегося наемника. Уже все было сказано, все было окончено, поэтому мужчина не видел смысла тянуть резину, в ожидании словить еще один - или не один - удар в грудину. - Извольте откланяться, господа. Димитр крехтя наклонился, а его улыбка точно сияла в ночи, словно ее носил обезумевший психопат. - Надеюсь, больше никогда с Вами не встречаться. Удачи и прощайте. Он подмигнул бабке, а та молниеносно, что никак не присуще женщине ее возраста, взмахнула рукой, и парочка исчезла, переместившись совершенно в другое место, чтобы перепрыгнуть еще около десятка раз с места на место, перед этим изменив внешность и затерявшись в толпе.

***

Хромающая походка с каждым шагом приобретала уверенность, слегка пружиня при каждом соприкосновении с землей. Осанка выпрямляется, словно плечи и спина никогда не болели. Синяки и шрамы стягиваются, не оставляя рубцов, не оставляя ни одного следа и намека на их присутствие. На его ногах новые лакированные ботинки, даже лучше, чем прежде. Рядом с ним шагает коренастый блондин, а вокруг лишь просторы нескончаемых снегов Финляндии. - Ненавижу зиму, - бурчит Милке, чувствуя, как мороз щиплет щеки. - Кто ее любит-то? Окстись, - весело отвечает блондин, прикурив сигарету. - Ты уверен, что он здесь? Брюнет ехидно хмыкнул и искоса посмотрел на товарища. - Ты мне не доверяешь? Или как эти... считаешь, что у меня "Раздутая репутация"? Блондин звонко рассмеялся, не обращая внимание на проходящих мимо симпатичных милых дам. - А тебя это все-таки задело! Димитр несильно толкнул его кулаком в плечо и покачал головой. - Еще бы, а ты как думал?

Они остановились возле ряда небольших построек, из окон которых доносилась музыка и громкий мужской гогот, перекрывающий тонкий женский смех. Брюнет глубоко вдохнул морозный воздух, пропитанный свежей выпечкой. Ему всегда нравилось это заведение, здесь его хоть и запомнили, но никогда не трогали, словно чувствуя опасность. Двери распахнулись и наружу вышел укутанный в теплое пальто мужчина. Милке довольно улыбнулся и подошел к нему, тяжело опустив руку на плечо. - Ты все еще должен мне пару новых ботинок, дружище. Из-под шапки на него взглянули два знакомых светлых глаза, а затем послышался смешок. - Сегодня же и купим.
[NIC]Dymitr Milke[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/TM17a.gif[/AVA][SGN]

Зря ты связалась со мной, киса.
Я убиваю, я монстр.
Прости, что все так сложно.

http://sh.uploads.ru/y8sWa.gif

[/SGN]

+1

40

Вольфганг всячески пытался сгладить ситуацию и донести до Тихони более понятным языком, что ему стоит начать говорить, а не нервировать Крама, который в любой момент мог выйти из себя. Ему нужны сведения, ему нужно знать, что произошло и почету этот треклятый Марко все еще жив. Он заслуживал смерти не потому, что насолил лично болгарину. Ему не повезло оказаться мужчиной Йенсен не в то время. Хотя, наверняка румын знал о том, кому переходит дорогу. Важно знать, что попытки Никола на этой не закончатся. Он обратится к кому-то другому, но лишит его жизни. Он мешал ему, потому что Виктория считала нормальным, встречаться с кем-то другим и наплевать на их договоренность о том, что нужно молчать о своей личной жизни. Она не смогла, и поэтому Никола был вынужден пойти на такие меры. Да, он говорил о том, что это всего лишь для очищения своей репутации, мол, его невеста верна только ему, но думать не хотелось, что чьи-то мерзкие румынские пальцы касаются той, кто принадлежит ему. Никола считал ее своей и не готов был ни с кем делиться. Немного противно, что пришлось пойти на ложь, учитывая, что румын жив. Это все было зря и от этого Крам отвратителен сам себе. Но, кажется, пес ничего не пронюхал и все в порядке.
- Не унижайся, брат, - рычит Крам, - все бесполезно, - мужчина разочарован. Он ожидал увидеть перед собой профессионала, а увидел слабака, не способного ответить за свои слова. Он не ожидал такого провала, а по лицу Вольфганга было ясно, что он удивлен не меньше кузена. А он бы не подсунул ему кого-то некомпетентного, если бы знал. Поэтому сейчас не только Никола чувствует себя обманутым. И ведь он готов был отдать этому жалкому флоббер-червю круглую сумму, чтобы он избавил его от проблем. Только сейчас болгарин начал осознавать, что, возможно, сейчас у него будет намного больше проблем, чем до появления румына, скажем так, в их с Викторией жизни. Никола не знал, как долго это длилось у него с Йенсен, но сейчас обстоятельства изменились, и ему не нужен третий лишний, тем более между ними все было не слишком уж и просто, где вечная ругань сопровождалась дико страстью. Это было безумно и странно, но, судя по всему, нравилось обоим, - Это все просто… - Никола не может подобрать слова, лишь издает скомканный глухой смешок. Ему еще не удавалось встречаться с такими глупыми и упертыми людьми, которые считали, что все делают правильно. У них своя гребанная мораль, которая никому, кроме них самих, не сдалась. Он начинал злиться и, если Тихоня не заткнется, то, конечно, умрет не тот румын, который нужен, но не важно.
- Еще и любезничает, - это вызывает уже даже не злость, а возмущения. А все слова убийцы острые, как иглы. Он словно знал, как сильнее поддеть болгарина. Крама сдерживало лишь то, что рядом был Фрейр, - Трусливо бежишь? А мы еще не закончили, - его жутко бесило, что Тихоня вел себя так, словно сделал все, как нужно, - пытаешься казаться таким вежливым и правильным, - рычит Никола. Он не понимал, как с ним вообще можно работать. А еще выпивка ударяла в голову, делая его более восприимчивым к происходящему. Злость в буквальном смысле бурлила в нем и мужчина не планировал себя сдерживать. Он готов был схватиться за палочку и прикончить исполнителя. Или даже свернуть ему шею собственными руками. Ему не впервой. И тот факт, что Тихоня крепче его, совсем не останавливал болгарина. Он настолько был на взводе, что не планировал останавливаться, если убийца начнет его провоцировать. В который раз он думает о том, что сам бы сделал все намного лучше и быстрее. Не разводя какой-то фарс. Он сразу не понравился Краму, потому что вел себя слишком уж уверенно, словно ему все должны. Но он поверил Вольфу, который ни разу его не подводил. Так уж случилось, что подвели его. Но Фрейр не виноват, просто стал жертвой лживых слухов.
- Да ты чертов ублюдок, - Крама даже не смущает, что рядом с Милке старуха. Она – не помеха. И если понадобится – он тоже убьет ее. Сейчас мужчина был настолько зол, что готов был выкосить всех до единого, - Стой, - громко кричит он и его голос эхом отражается от стен. Только на месте, где стоял Тихоня, никого не было, а Никола со всей силы бьет рукой о стену. Кажется, пальцы в костях хрустнули, а костяшки остались разбиты. Мужчина смотрит на руку, а потом поднимает взгляд на Вольфа, - Пес, мне срочно нужно выпить, - Кажется, другие слова будут абсолютно лишними. Вернуться туда, где все началось, казалось для Крама лучшей идеей, - Это дерьмовый день и его нужно залить той дрянью, которую мы собирались выпить, - Крам пытается выдохнуть, но подавить гнев не удается. Еще один удар в стену. Крови на руке стало еще больше, а ему словно плевать, - Чувствую, что домой ты потащишь меня. Ну, или придется остаться в Лондоне, - теперь Никола начал еще сильнее ненавидеть Британию, со всеми отбросами, которые сбежали со своей родины и отравляют жизнь здесь, - Вернемся обратно, - спокойно говорит Крам, который выплеснул свою злобу, ударив пару раз стену. Не до конца, но этого хватит, чтобы не сорваться на кузене. А Марко стоит быть осторожнее, потому что Крам его достанет.

0


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » GRINGOTTS WIZARD BANK » [19.12.1979] if i had a heart