01 Jan - 29 Feb 1980
Каждый раз, когда Арманду доводилось находиться рядом с эпицентром каких-то событий, пусть даже и локальных, ему перехватывало дыхание. Мужчине довелось увидеть столько ужасного, что, казалось бы, пора привыкнуть. Но он никак не мог смириться с ужасами, происходящими вокруг...читать далее

Daily Prophet: Fear of the Dark

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » GRINGOTTS WIZARD BANK » [10.03.1979] Somebody That I Used to Know


[10.03.1979] Somebody That I Used to Know

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

«Now and then I think of when we were together
Now you're just somebody that I used to know»

http://s9.uploads.ru/fPwtJ.gif http://s3.uploads.ru/c9W48.gif
Emmeline Vance | Daniel Nott

Дата: 10.03.1979
Локация: Косой переулок.

Расставивший четыре года, Вэнс и Нотт случайно сталкиваются на улице.

Отредактировано Daniel Nott (2018-10-25 23:14:37)

+1

2

Чертов аконит.

Ей был нужен этот ингредиент, а он как назло закончился в самый неподходящий момент. Эксперименты были под угрозой, но Эммелина-таки решилась отправиться в Косой переулок, куда так не любила ходить. Ей не нравилась эта атмосфера, скопление непонятных магазинов, в которые хочется зайти, но боишься. Однако нужно было идти, она обязана была пересилить свое нежелание.

Пасмурный день. В прочем, вчера было не лучше. Эмма нехотя шагает по тротуару Косого переулка, стараясь отыскать глазами Аптеку Малпеппера. Изредка Вэнс наступает в лужи, отчего останавливается, бурчит что-то про себя и идет дальше. Наконец завидев нужное сооружение, волшебница ускорила шаг и оказалась рядом немного быстрее. Распахнув двери, она зашла внутрь, и в нос тут же ударил запах тухлых яиц. Сморщив нос, Лина хотела было ступить вперед, но под ногами была какая-то слизь и девушка чуть не распласталась прямо здесь. - Дорогая, ты там осторожнее, - выглянув из-за стойки со склянками, звонко произнес невысокий мужичок. - Не успеваю убираться. Выпрямившись, девушка осторожно пошла к прилавку, оглядывая полки в поисках нужного ингредиента. - Добрый день. Мне нужен аконит, - четко произнесла Эмма, доставая из карманов горсть галленонов. - Оборотней собралась устранять? - хихикнул мужичок, подбегая к прилавку. Он поправил свои большие очки на переносицу и добро посмотрел на девушку. - Оу, нет! Нет, разумеется. Мне надо его для другой цели, - ответила шатенка, отрицательно мотая головой. - На все. Она высыпала на прилавок порядком одиннадцать галлеонов. Мужичок резко отсчитал их, сгреб в ладони и звонко открыл кассу. Сбросив монетки, он спрятался за прилавком, что-то переворачивая и передвигая, а спустя несколько секунд снова появился и протянул Эммелине красный мешочек. - Держите, осталось ровно на одиннадцать. Вэнс поспешно закинула его в сумку, при этом достав еще два галлеона. - Спасибо большое, - мягко произнесла Лина, протянув два галлеона в качестве благодарности. Девушка никогда не была скупа на благодарность, особенно в магазинах подобного рода.

- До свидания, - бросила она, так же аккуратно удаляясь из помещения. - Всего доброго, мисс, - ответил продавец, подтянув к себе монетки и, когда Вэнс развернулась перед уходом, показал ей эти галлеоны и, улыбаясь, поклонился.

Довольная собой, Эммелина решила, что нужно вернуться домой, не заходя в другие магазины. Иначе можно было легко оставить все деньги там. Но вдруг возле узкого переулка через дорогу девушка заметила знакомое лицо. Не веря своим глазам, ошарашенная Эмма медленно подошла к высокому парню. Тот успел отвернуться, но волшебница была настойчива. - Дэнни? - удивленно произнесла она, обходя его со стороны, и остановилась прямо напротив. - Дэнни! Сорвавшись с места, шатенка подпрыгнула на месте и обхватила парня за шею, негромко смеясь.

Но настроение меняется просто моментально. Отпустив из сильной хватки Нотта, Вэнс опустилась на землю. С лица исчезла улыбка, приобретая черты злости. Нахмурив брови, Эммелина замахнулась и довольно смачно припечатала ладошкой левую щеку бывшего слизеринца. - Говнюк! В ее голосе слышалась обида, нежели ненависть. Он так долго не отвечал ей, так долго молчал, пока она в школе защищала его имя от дурацких сплетен. Это обижало еще сильнее, ведь она так рьяно стояла на его стороне. Но его не было, некого было защищать. - Как ты мог?

+2

3

[indent] Несмотря на начавшуюся было весну, присутствие зимнего месяца все еще ощущалось в холодных порывах ветра, закрывающих небо магического и немагического Лондона одинаковой пеленой тяжелых облаков, пригнанных, очевидно, со всей британской округи. В воздухе пахло грозой, а все разговоры о погоде сводились к тому, что март в этом году наступил только лишь по календарю.
[indent] Дэнни, как обычно помогал старьевщику в лавке, когда тот попросил его добраться до лавки с лечебными зельями и достать ему новые капли для глаз. Уже полгода минуло с того злополучного нападения на переулок, но полностью восстановит зрение пострадавшего глаза Куинси так и не удалось. Как бы то ни было, его помощник мог только искренне восхищаться целеустремленности старика, который с завидным упорством продолжал следовать назначенному в Мунго лечение, надеясь на лучшее несмотря на отсутствие результатов.
[indent] Тем не менее, идея выходить на улицу не сильно прельщала Нотту и, будь ситуация несколько иной, он бы непременно придумал, чем можно откреститься от данного похода, предпочитая оставаться в теплом и сухом помещении лавки. Однако вопросы здоровья Кранвилла он ставил значительно выше своих детских хотелок, а потому был вынужден согласиться на сию лекарственную вылазку без малейших колебаний.
[indent] Надев пальто и намотав на себя плотный шар, слизеринец нехотя покинул лавку, мотивируя себя исключительно помощью старику. И даже если не физической, поскольку зелья упорно отказывались действовать, то, хотя бы, моральной, обеспечивая ему своеобразный эффект плацебо, который также нельзя было игнорировать, пока Куинси есть во что верить.
[indent] Добравшись до нужного магазинчика, Дэниел ожидал столкнуть с огромной толпой людей, что частенько здесь собиралась в самое разное время суток, но в помещение было удивительно пустою очевидно, что многие решили не покидать сегодня свои уютные дома и за покупками выбрались лишь еще несколько таких отчаянных сумасшедших, как он сам. Быстро разобравшись с рецептом Кранвилла, юноша уже было собрался в обратный путь, когда чей-то то боли знакомый голос окликнул его. А секунду спустя, не успев толком развернуться, он встретился и с его владелицей, которая явно намеревалась его придушить. Или, все-таки, обнять?..
[indent] - Вэнс?! - Ошарашено переспросил слизеринец, не веря собственным глазам. - Что ты тут делаешь??
[indent] Он хотел было порадоваться встрече, но Лина всегда отличалась своей стремительностью и за четыре года ничего не изменилось.
[indent] "Нет. Все-таки придушить" - Пронеслось в голове Дэнни, когда сила удара буквально развернулась его рыжую физиономию в сторону. Машинально закрыв пострадавшую щеку рукой, он медленно вернул свою голову в исходное положение, собираясь с духом, прежде чем посмотреть девушке в глаза. Кожа горела, что особенно контрастировала с легким морозцем на улице, но он знал, что заслужил это. Более чем...
[indent] - Прости, Вэнс... - Только и смог выдавить Нотт, поражаясь своему непривычному косноязычию. - Мне так жаль, правда...
[indent] Пережитый шок, от первых нескольких секунд их встречи, постепенно сходил на нет, позволяя парню здраво оценить происходящее. Они не виделись четыре года. ЧЕТЫРЕ, Мерлин его дери, ГОДА. Он часто вспоминал о старосте Хаффлпаффа, которую считал своей, и о том, что сделал. Сейчас Дэниел понимал, что действительно был тем еще подонком, но тогда он мог думать только о своей боли, совершенно не беспокоясь о чувствах других людей. А когда же он наконец он обернулся назад - было уже слишком поздно что-то менять. Он надеялся, что Эмма сможет быстро его забыть. Что она возненавидит его за побег и не станет переживать, но вот они здесь. Стоят посреди улицы, словно чужие друг другу люди. Просто те, кого они когда-то знали, и ему отчаянно хочется все изменить...

Отредактировано Daniel Nott (2018-11-03 05:13:52)

+2

4

Он казался призраком прошлого, невероятной неожиданностью, от которой сводило зубы. Эммелина все еще не верила своим глазам, но сердце, что так бешено колотилось в ее груди, явно было иного мнения. Чувства нельзя было обмануть, это лишь глаза могут иногда играть с воображением, больно ударяя по треснувшим воспоминаниям. Нотт отрывками появлялся в ее голове: первый разговор, первое проявление чувств, первый поцелуй. От нахлынувших воспоминаний Вэнс становилось дурно, а пальцы предательски вздрагивали, словно хотели сжаться в кулак. Правая рука слегка горела от резкого соприкосновения с щекой Дэнни. Этот выплеск эмоций будто опустошил шатенку. И теперь место, где столько лет хранилась любовь вперемешку с обидой, зияло пустотой.

- Ему жаль, - обиженно хмыкнула Эмма, болезненно улыбаясь. - Ему жаль! Ее голос надрывом пронзил воздух, немного звонко отдавая по ушам. Остатки эмоций подтолкнули Лину вперед - она грубо толкнула парня в плечо, затем еще раз и еще. Ей хотелось закричать так сильно, чтобы сорвать голос, до хрипоты, до боли. Вэнс лишь поджимала губы, но слезы все-таки выступили на ресницах. Она так давно хотела с ним поговорить, хотела высказать все, что накопилось. На страницах своего дневника шатенка раз за разом признавалась и забирала свои слова назад. Единственное, в чем девушка никогда не сомневалась, - в их знакомстве. И если бы ей дали шанс никогда с ним не заговаривать - она бы проигнорировала это и повторила свою ошибку. Правда, ошибку ли...

- Я так долго ждала тебя, - довольно спокойно произнесла Эммелина, роняя слезы, - ждала, что ты объяснишь мне - "почему". Когда ты исчез... Девушка запиналась в словах, запиналась в собственных ощущениях, которые мурашками отражались по бледной коже. - Мерлин, Нотт! За что ты так со мной? Испуганно оглянувшись и заметив недоуменные взгляды прохожих, Эмма резко развернулась и направилась в небольшой переулок, подле которого и заметила Дэниела. Запах тлеющей бумаги и дерева, наполняющий подворотню, больно ударял в нос, но девушка быстро к этому привыкала. Камины были в каждом здании, а в такую дождливую прохладу всем хотелось тепла.

Когда гул оживленной улицы слегка стих, Эммелина остановилась. Она точно не была уверена, что Дэнни пойдет за ней, но небольшая надежда все-таки теплилась в обезумевшем сердце. Сколько бессонных ночей она писала ему письма, в надежде, что он напишет хотя бы о том, что он в порядке. Но все было без толку, все было бесполезно. И только сейчас, когда она наконец-то увидела его глаза, Лина поняла - что больше ничего не осталось, больше ничего ее не удерживало. Главное, что он был жив, здоров и помнил ее имя. Остальное оставалось побочным эффектом самовнушения юношеских лет.

- Где ты пропадал, Нотт? - твердо спросила девушка. Она не поворачивалась туда, откуда пришла. А вдруг бы его не было за спиной? Вдруг бы он снова сбежал, как только Вэнс потеряла бдительность? Но Эмма продолжала, совершенно не боясь, что может разговаривать сама с собой. - В школе творилось такое безумие! Кому-то я даже наподдала так, что оказалась в кабинете директора. И очень долго объясняла свою агрессивную позицию. Но потом все улеглось, устаканилось. Отныне при мне никогда тебя не упоминали. Боялись может.

+2

5

[indent] Дэниел молчал, терпеливо принимая все нападки девушки. Пускай она кричит на него, пускай бьет, если ей от этого станет легче. Он не мог припомнить случая, когда еще чувствовал себя настолько виноватым перед другим человеком, хотя бы потому, что обычно он был слишком самоуверен, чтобы признавать свои ошибки и достаточно самовлюблен, чтобы в чем-либо себя попрекнуть, но сейчас... Почему-то с Вэнс всегда все было иначе. C самой их первой встречи. Она словно бы пробуждала в нем то немногое добро, которого он сам в себе не замечал. Но он не ценил этого прежде, а сейчас уже было поздно.
[indent] - На то... Были причины... - Отвернувшись тихо ответил Нотт, отчего-то не в силах смотреть девушке в глаза. Мерлин, да что с ним творится?
[indent] Вспомнив о довольно оживленной улице, посреди которой они устроили разборки, слизеринец аналогично заозирался по сторонам и даже не сразу среагировал, когда Эммелина поспешила укрыться в ближайшем переулке. Впрочем он быстро догнал её, остановившись на расстоянии в несколько футов, не решившись подойти ближе.
[indent] - Вэнс, прости меня... Если сможешь. Я знаю, что не должен был так поступать, но тогда мне просто... - Юноша вздохнул, подбирая слова, но в голове, как назло, было совершенно пусто. - Забудь. Не знаю, что пытаюсь сейчас тебе доказать, мне нет оправданий и ты имеешь полное право меня ненавидеть. - Наконец сдавшись махнул он.
[indent] - Когда все началось, я был сам не свой. Весь мир, как с ног на голову перевернулся, а в голове вообще творилось черт знает что. Когда же все наладилось... Я не знал, как вернуться. Не смог найти подходящих слов. Да, это звучит ужасно глупо и неубедительно, но мне показалось, что будет лучше больше не лезть в твою жизнь. Остаться призраком, воспоминанием о тех временах, когда все еще было хорошо, чем живым воплощением того безумия, через которое тебе пришлось пройти и, черт знает, сколько бы его еще было в случае моего возвращения. - Дэниел тяжело выдохнул, прислонившись спиной к каменной кладке одного из домов и запрокинул голову, разглядывая тяжелые серые облака, виднеющиеся из-за черепичных крыш.
[indent] - Даже не сомневаюсь, - чуть хмыкнул он, выслушивая рассказ Лины, - ты всегда была боевой. - Да, это качество неизменно выделяло старосту Хаффлпаффа на фоне прочих. Способность отстаивать свою точку зрения вопреки всему, выступать за добро и справедливость, защищать тех, кто сам этого сделать не в состоянии: настоящий мститель в юбке. В этом и была Эммелина Вэнс, и такой она ему нравилась. Нравился её характер, сила её духа, эта стойкость и упрямство, но время уже было упущено и они оба это понимали. - Но спасибо. За то, что заступалась за меня. Я этого не заслужил...

+2

6

Слушая парня, затаив дыхание, Вэнс всем своим видом говорила: "Мерлин! Нотт! Да я простила тебя уже триста миллионов раз!" Но продолжала держать марку, а поэтому не допускала и тени улыбки на губах, чтобы Дэнни видел, как сильно умеет злиться бывшая староста факультета. Девушка расстроено покачала головой, словно не верила во все, что сейчас происходит на ее глазах. Такой момент. Нужно радоваться, что когда-то близкий друг живой и невредимый, но Эмма жалела обо всем, что неминуемо ушло из ее жизни. Все, что было связано с Ноттом, потому что в дни самого тяжелого отчаяния ей дико не хватало именно его поддержки.

- Самое главное, что ты живой, - сухо подвела итог Лина, тяжело выдохнув. - И с чего ты взял, что я тебя должна ненавидеть? Спокойный голос внезапно стал звонче, как тогда, в школе. - Вот еще! Делать мне больше нечего! А пощечина... Волшебница кинула на парня подозрительный взгляд, сощурив глаза. - Так уж и быть, заслужил! Даже письмо не прислал. Написал бы: "Эй, пс, Вэнс. Я жив!" И я хотя бы знала, что... ну, это самое. Раздраженно взмахнув руками перед собой, девушка хотела было что-то сказать, но слов не находилось нужных, чтобы били в самое сердце. Эммелина замерла и измученно вздохнула. Она подошла к Нотту, соблюдая нужную дистанцию в несколько десятков сантиметров, и, также прижавшись спиной к стене, закрыла глаза ладошками, как в тот день в Запретной секции.

- Ладно, - на выдохе произнесла девушка, опустив руки и даже слегка улыбнувшись, - ты расскажешь мне, что все-таки произошло? Конечно, в школе Эмма была в курсе всех слухов, всех насмешек, что семья Ноттов зазнались, что они врали всему магическому миру, что так нельзя. Кто-то даже допускал слово предатель, но Вэнс отчаянно не понимала, отчего же так всполошились ученики. Она всем сердцем верила, что невозможно быть чистокровным, а после в одночасье стать полукровкой. Девушка не заморачивалась по поводу свой чистоты крови, хотя, будь она полукровной или магглорожденной, то это не изменило бы ее отношений ко всем. Возможно, изменилось бы отношение в ее адрес. Но это уже совсем другая сторона медали. - Надеюсь, ты знаешь, что мне не важен этот статус. Просто..., - осторожно сказала Эмма, слегка прикусив нижнюю губу, - столько было ненависти и желчи по этому поводу, особенно к концу года. Я до сих пор не понимаю, как можно быть такими жестокими.

Дети. Они были всего лишь детьми, которые радовались своим восхождениям и неудачам остальных. Лина не особо поддерживала такую политику, может, именно поэтому про нее говорили, что она не достойна своей чистоты. Потакая грязнокровкам, защищая их от нападений элиты, Эмма заработала себе статус доблестного рыцаря, который должен был родиться скорее мальчиком, нежели хрупкой девочкой. Но Вэнс не слушала этих людей, продолжая вершить правосудие и защищая всех, кроме себя самой.

+2

7

[indent] "Живой", - эхом отозвались слова девушки, - "Ну да, не всем так повезло...", - мысленно заключил Нотт, впрочем, решив не озвучивать столь безрадостное замечание. Он не любил говорить об этом, не желал вспоминать и, тем более, делиться своими переживаниями, предпочитая закрываться от всего, что было ему дорого и все еще способно ранить. Но сейчас, стоя в этом пустынном переулке, и глядя в глаза Вэнс, он чувствовал себя загнанным в угол собственных страхов. Словно бы все, от чего он когда-то так трусливо убежал, догнало его и прижало к стенке. Впрочем, так оно и было...
[indent] - И с чего ты взял, что я тебя должна ненавидеть?
[indent] Потому, что большинство его знакомых так бы и поступили? Но действительно. Он ведь не с ними разговаривает. Эмма всегда была особенной... Порой он забывал о том, что где-то в мире все еще существуют люди, которых беспокоит факт его присутствия в мире живых. Более того, он сам же их от себя и отталкивал.
[indent] Дэниел ничего не ответил и лишь молча проследил за передвижениями девушки. Раздумывая над ее словами, он понял, что просто физически не может ей врать, а очередного побега никогда себе не простит. Вэнс всегда хорошо к нему относилась и заслужила хотя бы правду. Простого человеческого отношения, получить честные ответы на свои вопросы. Все же, каким бы сволочью он не был, она умудрялась разглядеть в нем что-то хорошее: что-то, за что он и сам стал цепляться со временем. 
[indent] - Расскажу. - Наконец тихо ответил слизеринец, - Только давай не здесь.
[indent] Отлипнув от стены, Нотт неспешно направился к выходу из переулка, по направлению к лавке Старьевщика. Куинси, конечно, будет недоволен, что его протеже вернулся без лекарства, но за каплями можно и Кермека послать, а вот беседу с Эммелиной переложить было не на кого. Да и потом, оставаться на улице дольше необходимого, в такую промозглую погоду, не было никакого желания, а прогулка в паб - это всегда риск нарваться на пару любопытных ушей, которые им были ни к чему. Оставалось надеяться на благосклонность старика. Все же, Дэниел не так часто водил к себе гостей.
[indent] Добравшись до заветной витражной двери, слизеринец легко распахнул её, пропуская свою спутницу внутрь. Кранвилл моментально отреагировал на звон входного колокольчика, но увидев двух молодых людей лишь вопросительно приподнял одну бровь.
[indent] - Эммелина Вэнс, Кранвилл Куинси - владелец лавки. - Мимоходом представил он копошившегося у стеллажей мужчину.
[indent] - Очень приятно, мисс Вэнс. - Радушно улыбнулся старик, поприветствовав незнакомку.
[indent] - Мы вместе учились. - Быстро пояснил Нотт своему работодателю, намекая на то, что более подробного ответа он от него сейчас не дождется. Куинси и не рассчитывал на подобные откровения и лишь пожал плечами, продолжив перебирать коробки. Устраивать разборки при потенциальных клиентах он не собирался, а поговорить они еще успеют.
[indent] - Проходи, я теперь здесь обитаю. - Чуть улыбнулся Дэнни, кивнув в сторону лестницы и достав из-за прилавка начатую бутылку огневиски. Эмма, может, и не будет, а вот ему крепкий алкоголь точно не помешает.

+2

8

Удивленно выпучив глаза и жестами изобразив что-то наподобие "что сейчас происходит", Вэнс быстро сорвалась с места и последовала за Ноттом, что-то недовольно бурча себе под нос. Вся эта ситуация немного раздражала ее, а еще и всякие таинственности начались, всяческие загадки и недомолвки только усугубляли дело. Но Лина уже изначально решила, что во что бы то ни стало выслушает Дэнни, последует куда угодно за ним, лишь бы быть уверенной в том, что теперь он в безопасности, что с ним все хорошо. Это для нее было главным приоритетом. Именно в такие моменты становится понятно, во что превращается безответная влюбленность в хороших руках - естественно в что-то сродни дружбе.

Когда Нотт остановился возле старой лавки, которую девушка всегда почти не замечала, наконец-то удалось получше рассмотреть то, что никогда не цепляло глаз. Было странным, что собеседник выбрал для продолжения разговора именно это место. Зачем? Потому что там обычно людей мало? Или здесь кроется какая-то другая причина? За несколько секунд в голове Вэн пронеслось множество вопросов, но ответы были все за дверью, поэтому, не задумываясь, девушка прошла внутрь, совершенно позабыв о своем инстинкте самосохранения.

В помещении пахло старинными книгами, деревом и пылью. Закрыв глаза, Эмма тихо чихнула, словно сова прокряхтела рядом. А когда услышала голос Нотта, тут же подняла свой взгляд вперед. - Простите. Добрый вечер, - улыбаясь, ответила шатенка, слегка потирая нос. Она начала оглядывать все вокруг, попутно слушая Дэниела. Здесь было по-своему уютно, что очень нравилось Эммелине, и будь ее воля, то она скупила все те разноцветные статуэтки, занимавшие целую полку под массивными книгами. Глаз заострялся на каждой интересной вещице: на коробке со сломанными волшебными палочками, на книгах, которые, казалось, дышали и были живыми, на странным метлах, которых девушка не видывала за всю свою короткую жизнь. Однако главный вопрос так и оставался нераскрытым - почему он молчал.

Лина увидела в руке бывшего слизеринца бутылку с крепким напитком и рефлекторно сморщила носик, немного осуждающе посматривая на Нотта. - А без этого совсем никак? - с улыбкой на лице спросила Эмма и покачала головой. - Ты так со мной на трезвую голову разговаривать не можешь или тебя вся эта ситуация в принципе накаляет? Из двух предложенных вариантов Эммелине родным был второй, потому что доля раздражения из-за всего хаоса, связанного с Ноттом, все-таки присутствовала. Она из тех людей, которая примет любые ответы, любые причины от тех людей, которые ей не безразличны, и теперь остается ждать, что же ей расскажет Дэнни.

- Ну так что? - немного тише спросила шатенка. "Ты готов мне ответить на единственный вопрос, который терзал меня несколько лет? Или не готов? Дементор тебя побери, Нотт! Надо было тебе задницу надрать еще в школе, чтобы неповадно было!"  Девушка поднялась на несколько ступенек и схватила парня за руку. - Почему ты так долго молчал? Это из-за девушки? И не повторяй тех слов в переулке, просто ответь. Я должна знать, что мешало тебе. Если это девушка, то я пойму. Ее губы дрожали, и от этого улыбка казалась какой-то болезненной. Но неужели сквозь столько ожиданий она теперь наконец-то узнает ответ на свой вопрос. Девушка прекрасно понимала из его недавних слов, что ему было тяжело, что все было слишком сложно, что он не хотел лезть в ее жизнь. Мерлин, разве нельзя было написать пару строк? Ее не удовлетворит ответ, мол, он не мог подобрать слов. Это все чушь и отговорки! Либо он скажет прямо, либо она сейчас же развернется и уйдет из его жизни, и в этот раз уже навсегда. Душа требовала вразумительного ответа, четкого и обоснованного.

Тик-так. Она ждет. Тик-так. Нельзя промахнуться. Тик-так. Не упусти его.

+2

9

[indent] - Я в принципе давно ни с кем не разговаривал на трезвую голову. - Легко отшутился Дэниел, привычно завернув неприятную для себя тему. Правда была в том, что девяносто процентов всех его собеседников обитали в этой самой лавке и состояли из Куинси, Кермека, и редких посетителей. Остальные десять относились исключительно к категории "собутыльники", но Вэнс об этом знать ни к чему.
[indent] Он проследовал к лестнице вслед за девушкой, попутно махнув своему неугомонному филину, чтобы тот даже не вздумал их беспокоить. Кермек явно был не в восторге от подобного запрета, и недоуменно моргнул своими огромными желтыми глазами, проследив за хозяином, но слизеринец был неумолим. Он грозно нахмурился, покачав птице пальцем, на что та лишь обиженно нахохлилась и отвернулась, уткнувшись в стенку деревянного стеллажа. Что ж, отлично, потом еще перед питомцем придется извиняться, но что за день...
[indent] Попутно открыв бутылку, Нотт успел преодолеть половину лестничного пролета, когда Эмма неожиданно перехватила его руку. Он замер, едва ли, не врезавшись в нее, глядя в глаза. На мгновение перед его взором промелькнули теплые школьные воспоминания: начало седьмого курса, староста хаффлпаффа и слизеринский шалопай - беззаботное время, которое было безвозвратно утрачено для них обоих. Дэниел рефлекторно сделал шаг назад, отступив на одну ступень. Нет, Вэнс и так достаточно из-за него настрадалась.
[indent] - Девушка? Серьезно? - Наконец спросил он чуть нахмурившись, не скрывая своего удивления. Снова прокрутив в голове вопрос Лины, а потом еще и еще, парень не сдержал тихого смешка. - Мерлин, Вэнс, конечно же нет! Я, конечно, сволочь, но не до такой степени. Перестав смеяться, он лишь покачал головой, размышляя над тем, как Эмме вообще удалось прийти к такому выводу.
[indent] - Нет, я... Дело в моей семье. - Улыбка соскользнула с лица слизеринца и он положил руку девушке на плечо, кивнув в сторону второго этажа. - Пойдем, не стоять же здесь до вечера.
[indent] Добравшись до комнаты, он открыл перед девушкой дверь и зашел следом, размышляя с чего вообще стоит начать разговор.
[indent] - Слушай, - наконец вздохнул он, - все эти слухи в школе были правдивы. Я знаю, что ты никогда не придавала значения чистокровности волшебника, но... - Дэниел устало опустился на край кровати, не поднимая взгляда на девушку. - Вэнс, прости, что прошу о таком, но должен это уточнить: я ничего тебе не рассказывал, хорошо? Это очень серьезно. - Он наконец посмотрел на Эммелину и пригласил ее присесть рядом с собой. Разумеется, ему нельзя было делиться даже половиной всей истории, но Эмма все еще много для него значила, да и правда была единственным, чем он мог отплатить ей за все годы, проведенные в неведении и за все, что она
успела для него сделать.
[indent] - Понимаешь, в моей семье чистоте крови всегда уделяли... Несколько большее внимание. Особенно мой отец. - Нотт заметно помрачнел, прокрутив в руках бутылку с огневиски. - Эмма, я не просто решил уйти из школы. Я сбежал из дома. Пожиратели убили моего деда. И это было не случайное нападение.

+2

10

Я объясню, почему я такой.
Только соберусь с мыслями.
Ведь я справлюсь. (с)

Эмма скорчила недовольную рожицу, словно передразнивая Нотта, и закатила глаза, тихо цокнув. - Я, конечно, сволочь, - пробубнила девушка, следуя за парнем наверх. Она правда хотела верить, что Дэнни ей не врет, но червяк, сеющий сомнения в ее сердце, все не унимался. Слишком просто, по ее мнению, было скинуть все беды на свою семью, которую волшебница практически не знала. Никого из них рядом нет, поэтому можно было бы во всех бедах обвинить, конечно, родственников. Но чем дольше она смотрела в глаза Дэнни, тем больше начинала верить ему. Эммелина давно уяснила, что глаза - зеркало души. И сейчас, стоя уже в комнате Нотта и молчаливо слушая все, что он рассказал, Вэнс еле сдерживала свое удивление. Гнев куда-то испарился, и осадок, настырно копившийся на душе, начинал все тяжелеть и отдавать горечью. На языке появился солоноватый вкус, вкус грубой ошибки, вкус слепой ненависти, вкус собственной вины. Шатенка начинала корить себя за столь поспешные выводы, которые так отчаянно чиркала пером на страницах собственного дневника на протяжение нескольких лет.

Медленно пройдя к Дэнни, девушка осторожно села с ним рядом, положив руку ему на плечо. Она слегка боялась, что он и сейчас оттолкнет ее, и оказался бы прав. Но тогда ненависть точно заполнит ее сердце. Поэтому Вэнс думала сейчас лишь о том, что держала обиду на человека, у которого были слишком серьезные причины, чтобы исчезнуть из ее жизни так надолго и совсем не объясняться. - Прости меня, Дэнни, - тихо прошептала Эмма и склонилась к товарищу, коснувшись своим лбом его плеча. - Я сожалею о твоей утрате. Конечно, она не могла полноценно понять его, ведь сама никого из родных и близких так не теряла: мама и папа были живы-здоровы ровно как и все бабушки, дедушки и более пожилые и дальние родственники. В этом плане Лине повезло, однако такая легкость не закалила перед возможными потерями в будущем, слишком размягчив ее сердце.

Пододвинувшись чуть ближе, Эммелина приобняла юношу и глубоко вздохнула. Сердце с замиранием билось, но... но чего-то не хватало. В ее сердце не было тех чувств, которые она так долго лелеяла, берегла и верила, что однажды они пригодятся. Эмма полагала, что в день первой встречи вновь ощутит влечение и ту непреодолимую симпатию. А душа лишь находила в Нотте брато-сестринскую любовь. Шатенка слегка растерялась, но виду не подала. - Пожиратели, - прорычала Вэнс, сжимая маленький кулачок. - А как же ты? Ты в опасности? Минуты смятения начинали плавно перетекать в обеспокоенность и ненависть к приспешникам темных волшебников. От одной новости, связанной с ними, девушку передергивало. Как же она презирала их всех, презирала их взгляды и озабоченность войной. Зачем? Зачем нужна была эта война? Неужели люди настолько привыкли воевать, что никак не могут успокоиться? Может, когда-нибудь это закончится.

Лина выпрямилась и серьезно посмотрела на Дэнни. - Скажи мне: я могу чем-то помочь тебе? Чем угодно! Ты для меня и тогда был не последним человеком, а теперь, - Вэнс смело потянулась к парню и робко поцеловала его в щечку, - а теперь ты для меня как родной брат, которого я так желала с детства. И ради тебя я готова на все! Без доли фальши, без сомнения Эммелина готова была встать на его сторону, защищать, а если придется - просить помощи у товарищей из Ордена. - Я всегда была за тебя, и сейчас я полноценно на твоей стороне. Мне не привыкать. Эмма громко и слегка грубо рассмеялась, как могла себе позволить лишь рядом с подругой. Но теперь они с Ноттом друзья, и можно было не притворяться милой девочкой, чтобы понравиться. - Да, это, кхм, мой настоящий смех, - продолжила девушка, разведя руками, мол, прости, что притворялась.

+2

11

[indent] Говорить правду оказалось задачкой не из простых, но стоило произнести эти заветные слова, поделиться ими хотя бы с одной живой душой, Дэнни словно бы стало легче дышать. Он прикрыл глаза, медленно наполнив свои легкие кислородом, наслаждаясь каждым мгновением этого простого и столь естественного действия, и также медленно выдохнул. Удивительно, но раньше он даже не замечал той тяжести, что покоилась на его плечах столько лет. Он просто привык к ней, воспринимал как данность, но теперь, наконец, смог почувствовать себя свободным.
[indent] Пропало и чувство долга перед Вэнс. Нет, ему все еще было стыдно за то, что пришлось покинуть её и он продолжал винить себя за годы молчания, когда был вынужден держать девушку в неведении, но что-то изменилось. Между ними больше не осталось недосказанности и больше ничего не связывало их с теми людьми, которыми они когда-то были. Пожалуй, в эти самые секунды, сами того не осознавая, они прощались со своим прошлым, с теми школьными переживаниями, которые преследовали их и теперь, наконец, позволят жить дальше, оставшись лишь в воспоминаниях.
[indent] Эмма села рядом, уткнувшись в его плечо и Нотт мягко перехватил её руку, надеясь как-то поддержать.
[indent] – Ничего, все в порядке, правда… - Уголки его губ чуть дрогнули в неуверенной улыбке, но слизеринец и не планировал выдавливать из себя что-то большее. Ему не было нужды строить из себя кого-то, кем он не являлся. С Вэнс он всегда мог быть самим собой и сегодня ощутил это особенно явственно.
[indent] Тем не менее, беспокойство бывшей старосты хаффлпаффа позабавило его и Дэниел улыбнулся чуть шире, качнув головой: - Нет, не переживай, если бы мне действительно грозила опасность – мы бы с тобой сейчас не разговаривали. Прошло достаточно много времени, и пожиратели не оставили бы меня в покое, если бы точили на меня зуб.
[indent] Технически, это была та правда, в которую Нотт и сам хотел бы верить. С одной стороны, его поведение доставляло неприятности отцу, который пусть пока и терпел выходки непутевого сына, но на сколько хватит этого снисхождения никто не знал. С другой же он понимал, что является слишком незначительной фигурой во всей этой иерархии, а тратить время и ресурсы на такого избалованного отпрыска никто не станет. Подобное отношение будет сохраняться ровно до тех пор, пока сам Дэнни будет удерживать баланс, не высовываться и не делать глупостей, что с его характером остается лишь вопросом времени.
[indent] Робкий поцелуй окончательно развеял последние остатки неопределенности и Нотт поймал себя на мысли, что подобная точка в их отношениях вполне его устраивает. Если прежде он задавался вопросами о том, как бы сложилась их судьба, останься он в школе, то теперь мог знать наверняка: они бы все равно пришли к аналогичному финалу рано или поздно. Да, он любил Эмму и эти чувства навсегда останутся с ним, оберегая те светлые воспоминания об их пусть и недолгом, но все же счастье. Однако сейчас это тепло было вызвано совершенно иными эмоциями, которые были несколько глубже подростковых влечений. Эмма была права: это было именно отношение к родному человеку, где он непутевый братец, а она обеспокоенная сестра и это казалось необъяснимо правильным, словно именно так и должно быть.
[indent] – Знаешь, а он мне нравится! Надеюсь теперь слышать его чаще. - Слизеринец не смог удержаться и легко поддался заразительному и такому искреннему смеху девушки. - Спасибо, Лина. Ты единственная, кому я могу так доверять. - Дэниел улыбнулся и коротко обнял девушку, жалея лишь о том, что так долго откладывал этот разговор. - Нам действительно стоит видеться чаще. Тем более, что ты теперь знаешь, где меня найти.

+2

12

- Ты решил оглохнуть, слушая его каждый день? - рассмеявшись вновь, произнесла Эмма. - Но да, я теперь знаю, где ты живешь, Нотт! Девушка подозрительно сощурила глаза и изобразила жестом правой руки, мол, я слежу за тобой. Внутри становилось спокойнее, душа теперь не разрывалась на части, а спокойно и совершенно без опаски зашивала собственными раны, с умилением глядя на реакцию сердца. Однако вопрос об отношениях оставался открытым. И Эммелина решила, что разговоры о тяжелом прошлом не стоит затягивать, лучше всего затронуть эту тему в следующий раз, чтобы получше во всем разобраться. На сегодня этого было даже слишком, чем достаточно. Сегодняшняя информация наконец-то расставила все на свои места.

- Фрэнк женится. Представляешь? - внезапно выпалила Вэнс, глухо рассмеявшись. - Меня пригласили, а я даже не знаю, стоит ли мне идти. Макс говорит, что стоит. Девушка осеклась, когда внезапно назвала имя, которое хотела разгласить Дэнни немного позже, чем получилось сейчас. - А ты когда женишься наконец-то? Хочу погулять на твоей свадьбе. С Ноттом все было проще отчего-то, ведь к его возможной женитьбе Лина готова была прямо сейчас безо всяких преград и трудностей. Как-то слишком быстро она отпустила чувства к бывшему слизеринцу. Но не это ли сила духа? Не это ли первый шаг к собственному спокойствию? Эммелина была уверена, что более не будет терзать себя этими недоотношенями, которые переросли в товарищество, содружество девушки и парня, которые друг для друга словно брат и сестра.

Шаг номер один сделан. Шаг номер два - Фрэнк. А там все в разы сложнее.

За все школьные годы и несколько лет после выпускного Лина не жаловалась на несправедливость в своей жизни. Не мучила подруг темами, что любовь слишком зла к ней, что слишком сложно принять очевидное, что слишком тяжело отказаться от навязчивой стеклянной любви к Лонгботтому, подкрепленная какой-то обидой и чувством собственности. Для всех у Вэнс в жизни проблем не было. Для всех Вэнс была примером самого счастливого человека, которого очень сложно вогнать в депрессию, которого очень сложно застать в слезах и ненависти к жизни. И шатенка изо всех сил старалась поддерживать этот образ, помогая с отношениями другим, но не себе. Ее слезы однажды видел Вуд, слезы несбывшихся надежд, слезы разбитого сердца. Но теперь и Нотту можно было рассказать абсолютно все, без утайки и осторожности. Теперь не страшно раскрыться полностью, ведь между друзьями нет тайн. Отныне. И навечно.

- А ведь я даже Алису не поздравила. Так и не смогла к ней подойти, - огорченно продолжила Эмма, опустив взгляд, - не смогла себя пересилить. А ведь я знаю, что не люблю Фрэнка так, как нужно бы. Но что-то не дает мне смириться. Я не знаю, как это перебороть. Она тряхнула головой и, хмыкнув, смахнула выступившие слезы с ресниц. - Прости. Тебе совсем не до этого. Еще несколько минут назад я готова была тебя придушить, а сейчас расклеилась и гружу тебя своими проблемами. Болезненно улыбнувшись, Вэнс посмотрела на Дэнни и игриво подмигнула ему. - Тяжела доля моего брата - приходится слушать страдания старушки-сеструшки Вэнс.

Казалось, что не было тех нескольких лет расставания, не было недомолвок и обид. Будто просто месяц не виделись, а сейчас рассказывают друг другу новости, коснувшиеся их за это время. И это было прекрасно, ведь именно так поступаюсь сильные люди, которые не хотят выкидывать из своей жизни тех людей, с кем когда-то позволил себе допустить грубую ошибку - отпустить и потерять.

+2

13

[indent] - Звучит как вызов, Вэнс! - Ухмыльнулся парень, чуть вздернув подбородок. - НЕ беспокойся, мои барабанные перепонки куда прочнее, чем тебе кажется. Да и потом, если уж у меня пойдет кровь из ушей, то ты всегда можешь оперативно госпитализировать меня в Мунго. - Он весело рассмеялся этому следящему жесту со стороны девушки, поскольку угрозы от Эммы всегда выглядели слишком уж мило, чтобы бояться их или воспринимать всерьез. Отчего-то было приятно осознавать, что какие-то вещи в людях не меняются и спустя четыре года.
[indent] - Лонгботтом? - Удивленно переспросил Дэниел, когда его брови поползли вверх. - Мерлин, только не говори, что на Фоули.. - Он чуть поморщился будучи явно не в восторге от подобного развития событий, хотя и понимал, что все дороги вели их к этому моменту. Взять хоть тот случай с нападением на переулок, когда он видел их последний раз. Фрэнк, конечно, тот еще балван и Алиса слишком хороша для него. Как, собственно, и Эмма. - Жуть какая. Если захочешь им помещать - я даже готов в этом поучаствовать. - Фыркнул Нотт, скрестив руки на груди. Вспоминая чувства Вэнс к этому гриффиндорцу, Дэнни даже представить себе не мог, на сколько тяжело ей сейчас дается принятие подобного решения. Даже интересно, кто именно пригласил её на эту свадьбу. Хотелось бы верить, что не сам Лонгботтом.
[indent] - А кто такой Макс? - Поинтересовался парень, склонив голову на бок. - Неужели твой новый ухажер? - Слизеринец позволил себе озвучить столь провокационный вопрос с хитрой улыбкой. С одной стороны ему было немного страшно услышать утвердительный ответ, а с другой ему даже хотелось, чтобы он был таковым. Знать, что Вэнс не стояла на месте, знать, что она счастлива с каким-то хорошим парнем, а если нет - он лично пойдет и набьет ему морду. - На моей свадьбе? Мерлин упаси! Ты можешь себе представить меня в этой роли? Для начала, кому я вообще сдался с таким характером? Обычно люди хотят меня придушить или как следует откруциатить. Так что нет в мире такого человека, который был бы способен терпеть меня столь продолжительное время. Пожалуй у тебя были самые крепкие нервы из всех. - Дэниел отклонился назад, оперевшись на матрас локтями. - Думаю, что я настолько безнадежен, что даже готов заключить с тобой пари на твоих условиях... О, или даже пригрозить! Как тебе такое: если по прошествии еще четырех лет ты умудришься никого себе не найти - я насильно вытащу тебя за себя. Отличная мотивация, как считаешь? Будем считать, что время пошло.
[indent] - Хэй, Вэнс, ну ты чего... - Слизеринец снова выпрямился, услышав намек на слезы в голосе девушки и легко положил руку ей на плечо. - Хочешь, я составлю тебе компанию? Могу даже притащить, поставить у её двери и постучаться, чтобы у тебя не было желания сбежать. - Он мягко улыбнулся, погладив Эмму по волосам и пожал плечами. - Знаешь, это больше на мазохизм. Я имею ввиду твое отношение к нему. Ты вполне способна отпустить его, но боишься сделать это потому, что не знаешь, что будет дальше. Забудь об этом. Ты ведь сама чувствуешь, как сильно это тебя держит. Он словно якорь, который тянет тебя ко дну, но ты упорно продолжаешь за него держаться в надежде на то, что он вдруг взлетит. Ты не сможешь двигаться дальше, пока не выбросишь этот балласт из своей жизни. Пойми, что твои чувства к нему сейчас — это просто привычка, за которой уже ничего не осталось. А от привычек нужно избавляться, тем более таких вредных, что портят тебе жизнь.

+2

14

Шутки Нотта - бальзам на душу. Эмма лишь громко смеялась на каждую его реакцию, на каждую его шутку. То, как он отреагировал на свадьбу Фрэнка, просто самое лучшее, что видела Эммелина за последнее время. Никто так не удивлялся, никто так не реагировал на столь очевидную вещь, кроме как Дэнни. И в какой-то мере это очень нравилось Вэнс, это ее все больше успокаивало, прогоняя прочь негативные и обеспокоенные мысли. Она понимала, почему так реагировал товарищ, но ничего не сказала на это, лишь кокетливо улыбнувшись. Ну, а что она еще может сказать? Он и так все знает, она уже и так ему все сказала. Здесь явно все было исчерпано до самого конца, открывая дорогу другим, более интересным и волнующим темам.

- Макс мой друг, просто друг, - взволнованно ответила Эмма, пожимая плечами. Она сама до конца не могла понять, что испытывает к нему, потому что яркие чувства после свадьбы Фрэнка напрочь отбили все, полностью заполняя девушку растерянностью и негодованием. Здесь не было место для любви, симпатии и других, более тонких чувств, потому что грубые и тяжелые явно преобладали. От этого было тяжело на душе, да и вместе с этим всегда счастливая Вэнс была бледнее снега, сильно похудела, что не очень хорошо отражалось на ее здоровье.

Не скрывая своих эмоций, Эмма снова рассмеялась на уверенное заявление Нотта. Как же она скучала по этой слепой уверенности, странным шуткам. - Хорошо, Дэнни. Я согласна с тобой, - звонко произнесла девушка, прикрывая рот рукой. Скулы немного сводило от столь долго смеха, ведь она совсем отвыкла так долго и громко смеяться. На работе это было неуместно, а дома никто не ждал. Каждый день Вэнс приходила домой, ложилась спать, просыпалась и снова шла на работу. И так по кругу. Иногда ходила в гости к Вуду, иногда виделась с подругами, но это было так редко, что даже странно было. Это начинали замечать все, обеспокоенно интересуясь, что же такого произошло. И знали об этом только несколько человек, для остальных она просто болела и уставала на работе, мотивируя это тем, что не хватает сотрудников, поэтому она всегда берет смены сверхнорм.

Девушка тяжело выдохнула после затяжного монолога товарища. Он был абсолютно прав, и Эммелина это прекрасно понимала, но никак не могла заставить себя отпустить всю эту ситуацию, которая пиявкой приклеилась к сердцу. Возможно, она просто еще не готова то сделать. И Вэнс отлично знала, что помочь отпустить ей сможет только Алиса, которая сможет выбить из маленькой головки ведьмы негативные мысли и идеи. Такое под силу только женской руке. Теперь она будет с Фрэнком, и это автоматически делает ее чуть ли не святой. - Я обязательно поговорю с ней, Дэнни, - тихо произнесла шатенка, измученно выдохнув.

Часы тикали. Разговор все продолжался. Эмма бросила кроткий взгляд на часы и ахнула: она опаздывала на работу. Резко соскочив с места, Вэнс оглянулась и, оправив волосы, заметно облегченно улыбнулась. На ее щеках выступил легкий здоровый румянец, а улыбка уже не походила на болезненную. - Ты знаешь, я готова с тобой болтать до ночи! Но я уже на работу опоздала. Правда, у меня к этому относятся довольно сносно, особенно, учитывая, что я без выходных работаю. Однако опаздывать нельзя, - уверенно проговорила девушка и, направившись к выходу, добавила. - Слушай, давай еще как-нибудь встретимся на неделе или другой? Я выходной могу взять в любой день, поэтому ты мне напиши, что "я такой красивый и свободный, пошли погуляем", и я как только, так сразу. Расскажу тебе про моего нового друга, будешь в восторге.

Задорно помахав на прощание, девушка еще раз искренне улыбнулась и юркнула в дверной проем. А как только вышла на улицу, тут же взмахнула палочкой и переместилась в холл больницы. Начинать работать было проще, чем до этого, ведь на душе стало горадно легче, да и слезы при каждом удобном случае не накатывали.

Где-то на горизонте начинало вставать солнце. Его почти не видно, но первые лучи уже коснулись неба. Они уже коснулись.

+2


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » GRINGOTTS WIZARD BANK » [10.03.1979] Somebody That I Used to Know