- Мы развлекаем друг друга, не парься. - Хантер подскочил, как будто вспомнил что-то важное, и полез в карман. - Смотри, с прошлого раза. Мы вломились на чью-то свадьбу. Никто так и не понял, что никто нас там не знает. И твоя сестра проиграла спор и весь день ходила в таком же килте, как у меня... » читать далее

01 MAR - 30 APR 1980
Frank Aoife Bellatrix

Daily Prophet: Fear of the Dark

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » GRINGOTTS WIZARD BANK » [02.12.1979] upside down & inside out


[02.12.1979] upside down & inside out

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

https://i.imgur.com/Qu89oTt.gif https://i.imgur.com/Fy8il3l.gif
Eddie Fawcett, Armand Deverill

Дата: 02.12.1979
Локация: Великобритания, Лондон, квартира Арманда

Арманд всегда рад друзьям. Но не тогда, когда они вламываются к нему в квартиру.

+2

2

В работе Эдди часто случались моменты, когда что-то шло наперекосяк. Иногда виновата была она сама: вставала не с той ноги, не уделяла должного внимания деталям, от этого и страдала её буйная кудрявая головушка. Иногда просто клиенты оказывались куда умнее, чем им полагалось быть, или им просто везло больше, чем Эдди, и в итоге всё шло не так, как задумывалось, и приходилось срочно импровизировать. Сегодня же, видимо, сошлись не те звёзды, потому что и Эдди упустила пару важных моментов, и её противникам очень сильно повезло. Факт оставался фактом: Эдди Фосетт попала в заварушку, из которой с большим трудом вообще выбралась, и если бы она не была такой живучей — кто знает, чем бы вся эта история в итоге кончилась? Однако Эдди была Эдди, а, значит, всё-таки счастливая звезда, даже когда отворачивалась от неё, всё равно слегка светила, и поэтому выбраться из засады ей удалось. Пусть и почти что по частям. То есть — с боевыми ранениями.
Забравшись в какой-то укромный уголочек, Эдди попыталась наложить на себя несколько колдомедицинских заклинаний, однако не смогла толком сосредоточиться: рука ныла, пальцы отказывались держать палочку, и всё, что у неё вышло, это слегка притупить боль. Эдди попыталась разогнать туман в своей голове, который неумолимо ложился на все её мысли и мешал думать, и внимательно взглянула на медленно пропитывающуюся кровью рану, на неестественно подвёрнутую ногу, которая теперь уже мало походила на что-то, что будет работать и унесёт Эдди подальше от обидчиков, и на палочку в своей слабой руке — и только после этого решила, что была не была, надо пробовать. Авось, пронесёт!
Аппарировала она даже с первого раза, кажется, даже без расщепов — или ей уже было всё равно на фоне остальных своих боевых увечий. Впрочем, мозг, отчаянно цепляющийся за возможность как-то себе помочь, привёл её совсем не обратно в «Спайни Сёрпент», где целителей отродясь не водилось и где Билли, скорее всего, только и сможет, что наложить повязку, обезболить да надеяться, что как-нибудь само пройдёт. Нет, тут нужен был профессионал, а так как в Мунго у Эдди точно не было шансов получить помощь без лишних вопросов, она направилась по знакомому адресу, где обитал один целитель, которого она обычно навещала в добром здравии. Но упс, иногда случались проколы. Не выгонит же её гостеприимный хозяин с порога, несмотря на то, что явилась к нему она слегка потрёпанная?
Эдди с большим трудом добралась до квартиры Арманда Деверилла, однако сумела мобилизовать все свои силы, чтобы всё-таки взломать его дверь и проникнуть в коридор. Времени на расшаркивания не было, да и вёл Эдди скорее внутренний автопилот, а не здравый смысл — тут уж не до приличных стенаний под дверью, действовать надо!
Арма-а-а-анд! — завопила Эдди, всё-таки не удерживаясь на ногах, запинаясь больной ногой о невесть что — скорее всего, ботинки — расставленное по полу и падая прямо сверху этих злосчастных обувок. Красивый драматичный кровавый след от руки, которой она пыталась схватиться за что-нибудь на стене, теперь остался хозяину напоминанием о том, что когда-то, а именно в начале декабря, к нему в гости забежала старая подруга, у которой, почему-то, не оказалось с собой магического пластыря.
Арма-а-а-анд! — пискнула Эдди ещё раз, пытаясь подняться, но ноги отказывались слушаться, теперь уже окончательно почувствовав, что скоро им помогут. Эдди, наученная горьким опытом, решила даже не пытаться — вот подлатают её немного, тогда можно будет и самодеятельностью заниматься, а пока можно и так, полежать слегка, отдохнуть. Всё равно хозяин наверняка будет рад её видеть — как можно было не хотеть увидеть старого друга?

+1

3

Мокрый противный снег летел мужчине в лицо. Он поднял воротник и натянул шапку чуть ли не на глаза. Не сказать, что слишком холодно, но высмотреть что-то из-за дряни, которая так и норовила залепить лицо. Буквально каждые полминуты приходилось смахивать с лица непонятную влажную субстанцию, которая таяла прямо на руках.
Деверилл буквально бежал к своему дому и стремительно заскочил в дверь. Он не торопился подняться в квартиру, стараясь отряхнуться. Вокруг него почти сразу же образовывается огромная лужа, на которую он грустно смотрит. Нельзя сказать, что зима была особенно суровой. Но сегодня определённо не повезло.
В этом доме он не был единственным волшебником. Этажом ниже жил мужчина немногим старше его, который работал в Министерстве Магии. С ним они редко виделись, но когда целитель, скажем так, случайно увидел как тот аппарирует из ближайшей подворотни, которую часто использовал Арманд.
При следующей встрече он решил ему намекнуть, что стоит быть аккуратнее. Тот поблагодарил Деверилла и теперь при каждой встрече широко улыбался. И они перекидывались парой фраз. Дежурные фразы на счет погоды, взаимные вопросы о том, кто раньше из них женится. Он даже фамилии его не знал. По крайней мере, приятно осознавать, что рядом есть кто-то не из маггловского мира.
Мужчина неторопливо поднимается, по пути снимая с себя шапку, которая, кажется, была насквозь мокрая, - Мерлин, нашли на Лондон хорошую погоду! - бубнит он себе под нос, словно его кто-то услышит. Лестницы Арманд не слишком сильно любил, но они были чуть ли не единственной физической нагрузкой.
Он не сразу заметил, что его дверь открыта. Лишь когда вставил ключ в замочную скважину он понял, что что-то не так. Замок не выглядел сломаным и не сложно было догадаться, что к нему в дом вломился именно маг.  Немного непонятно, зачем, ведь у него дома ровным счётом не было ничего ценного.
Осмотревшись, что рядом никого нет, Деверилл достаёт палочку и толкает дверь вперёд, готовясь атаковать, хотя совсем не хочется. Он даже зажмурился на секундочку, выставляя руку вперёд.
Какого же было его удивление, когда он увидел распластавшуюся на его обуви Эдди Фоссет, - вставай, плохая шутка! - возмущается целитель и опускает палочку, строя недовольную мину! - ну хватит, - вздыхает Арманд и обходит девушку, расправляя пальто. Рядом он вешает шапку. Само высохнет.
Не сразу он видит кровавый отпечаток на своей стене. Когда он нагибается снять ботинки, его взгляд останавливается на размазанном алом бесформенном пятне, - Эдди? - спрашивает он и, не успев снять один ботинок, бросается к девушке, переворачивая ее на спину.
- Во что же ты снова ввязалась, Фоссет? - шепчет он себе под нос и тянется к палочке, - держись, - целителю не раз доводилось лечить кого-то вне госпиталя, но повреждений у бывшей рейвенкловки хватало.
Арманд поднимает девушку на руки и несёт ее в комнату, аккуратно укладывая на кровать. Он так и остался в одном ботинке, но это не имело никакого значения. Сейчас самым важным было спасение Эдди.
Сходу ему было трудно определить ее состояние и что ему понадобится кроме палочки. У мужчины, что не удивительно, дома хватало зельц и настоек. Что-то не слишком сложное он варил дома. В углу комнаты как раз пылился котёл. А большая часть была куплена в специализированных лавках. Деверилл не часто ими пользовался, так что, они просто копились и занимали место в огромном шкафу.
- Давай, не отключайся! - Арманд легонько хлопает ее по щекам. Его глаза обеспокоено бегают по всему телу, пытаясь найти повреждения. Видит, что рука вся в запекшейся крови, - Мерлин, тебя ранили! - он говорит слишком очевидную для Эдди вещь. Она была в сознании, но ее взгляд такой туманный и пустой, что была вероятность того, что Фоссет слышит лишь какой-то шум.
- У меня хорошие новости, - он не перестаёт говорить, чтобы девушка сосредотачивалась на его голосе, - рана немагического происхождения и с ней я быстро справлюсь! - он любил держать пациентов в курсе того, как проходит процесс исцеления. Мужчина надеется, что кроме  этой раны с девушкой ничего не произошло. Иначе понадобится время, чтобы обнаружить что-то не столь явное.
Арманд взмахивает палочкой и к нему в руки летит флакон, из которого он капает немного на рану. Она должна затянуться в течении получаса, если все хорошо.

+1

4

Голос Арманда послышался совсем не оттуда, откуда Эдди бы ожидала, но она даже не удивилась, потому что чувство пространства у неё совершенно сбилось. Она уже не очень понимала, где верх, где низ, где право, а где лево, где сама квартира друга, а где — неприятная и холодная лестничная клетка с кучей любопытных магглов, увидят — устроят шум и звон. Эдди, впрочем, всё равно обрадовалась, услышав знакомые интонации. Ура! Она спасена! Сейчас вот всё будет по-старому, как обычно. Она просто пришла в гости, ну а что вся в крови, так подумаешь... С кем не бывает!
Я соскучилась, — вполне искренне отозвалась Эдди. — Давай это самое... за моё здоровье...
Вот это бы ей точно сейчас не помешало. Арманд, выговорив два слога её звонкого имени, неожиданно оказался прямо около неё — аппарировал, что ли? или это Эдди так долго моргала, сосредотачиваясь на глубоком вдохе, потому что это, вроде как, важная вещь? — а потом чертыхнулся и задал сакральный вопрос. Эдди хотела что-то ответить, что-то очень язвительное и вообще в своём духе, но мысли разбежались, точно выпускники Хогвартса, которые обещали друг другу точно никогда-никогда не расставаться и писать друг другу письма в несколько свитков каждую неделю, и она смогла только что-то гмыкнуть-хмыкнуть. Ну, ничего, в другой раз. Ей хотелось сказать Арманду, что ничего страшного не произошло, ну, бывает, подумаешь, слегка поцарапалась об очередного преступного элемента, это в её духе, но слова подозрительно не хотели складываться в предложения, да и вообще, что она, маленькая что ли, оправдываться? А звучало бы именно так. Хорошо, что Арманд не ждал ответа, прежде чем схватить её на руки и потащить куда-то. Оставалось надеяться, что не на выход, потому что красный не подходил его дизайнерскому интерьеру.
Эдди чувствовала себя неловко, поэтому всё-таки сделала над собой усилие, чтобы что-то сказать. И это что-то полилось из неё, точно вода из прохудившегося сосуда, в общем, абсолютно невпопад.
А если Ноа вдруг увидит, как ты меня на руках таскаешь, он меня убьёт, а потом себя. Двойные похороны — это почти как двойная свадьба. Мне ещё тридцатника нет, я ещё не готова замуж... и похороны тоже. Это такая ответственность. План рассадки, чтобы никто никого не поубивал. Еда, опят же... Кто готовить будет, если это мои похороны?
Нести ерунду Эдди умела в любом состоянии, но почему-то чем хуже оно было, тем сильнее её мозг цеплялся за обрывки разговоров, мыслей, переживаний и воспоминаний, а не сосредотачивался на главном. У Эдди вообще по жизни отношение к ней строилось на юморе и оптимизме, поэтому в момент, когда перед глазами всё плыло, а Арманд как-то особенно сильно волновался и хватался за палочку, эти самые два чувства были необходимы ей, как никогда. Мозг даже не напрягался, выдавая всё, что там крутилось в последние несколько дней. Про похороны там, конечно, не крутилось, но в контексте приближения тридцатника как-то это всё звучало даже почти в тему.
Открывать глаза постепенно становилось всё тяжелее и тяжелее, а в сон клонило всё больше и больше, хотя Эдди подозревала, что это какая-то обманка.
Да это ерунда, на мне, как на собаке. Я бы и сама, но ты умеешь, а я так... Редко практикуюсь, — отозвалась она на обеспокоенный голос друга. Потому что, ей казалось, сохранить его разум в целостности сейчас было даже важнее, чем остаться в сознании самой.
Я тебе верю, док, — максимально бодро произнесла Эдди, собирая последние силы на то, чтобы улыбнуться Арманду пошире, и захлопнула глаза для долгого и протяжного «мне только моргнуть, я не спал!»

+1

5

Казалось, что Фоссет специально ищет себе приключения, да такие, что поопаснее. Словно ей нравятся, что ее ранят. Нет, это, конечно же, полнейший бред, но что только не придет в голову в таком стрессовом состоянии? Целитель был готов поверить сейчас во все, что угодно, даже в то, что девушку не ранили, а она просто на что-то упала. Словно мужчина слишком часто с таким сталкивается.
- Я не видел этого твоего Ноа, но, надеюсь, он хороший, и будет лучше о тебе заботится, - Деверилл с серьезным видом шепчет себе какое-то заклинание и открывать область раны, аккуратно прикасаясь палочкой к ней, - Будет больновато, - предупреждает Деверилл, - но тебе же не впервые с таким сталкиваться, да? – старается улыбнуться, чтобы хоть как-то разрядить обстановку, - Хотя, что я спрашиваю? И так знаю ответ.
Мужчина движется по миллиметру и позади воображаемой линии начинает виднеться зажившая кожа. О том, что раньше на этом месте была рана, говорила только кровь, верхний слой которой еще не успел застыть. Не хотелось, чтобы школьной приятельницы было больно, но это все неизбежно, - Ну как ты?
Глупый вопрос, учитывая, что отлично видит, что ее тело обмякло, а веки так и норовили закрыться. Но, не смотря на это, Эдди все еще продолжала шутить, впрочем, как и всегда. Кажется, она никогда не изменится и этим девушка безумно нравилась целителю, но в то же время, он безумно за нее переживал. Не редко случалось, что они не виделись достаточно продолжительное время.
Арманд чувствует, что рука у него немного трясется и поэтому придерживает девушку рукой, чтобы, если вдруг боль станет слишком сильной, она резко не дернулась. Не хочется ей случайно навредить.
- Я тебе столько раз говорил о том, что нужно быть осторожнее, Эдди, - вздыхает Деверилл, глядя на то, какая она слабая и беспомощная, - Как тебе вообще хватило сил до меня набраться? Удивленно спрашивает мужчина, - обычно в Мунго, если такие и попадаются, то ведут себя чуть ли не как трупы.
Вообще-то Арманду не мешало бы сказать что-то подбадривающее, но как-то ничего особо не лезло в голову, - Так, я прервусь, хорошо? – Негромко спрашивает он, - никуда не денься только, я сейчас приду, - он уходит спиной, чтобы видеть Фоссет лишние несколько секунд.
Квартира мужчины была не слишком большой, и дойти до кухни можно было в буквальном смысле за две секунды. Для жизни в одиночестве и хранения склянок вполне хватало этого пространства. Мужчина наливает воды из-под крана. Чтобы сделать это быстрее, сделал сильный напор и брызги ринулись во все стороны, вымачивая его окровавленную одежду.
Назад Деверилл чуть ли не бежит. Не хочется надолго оставлять Фоссет одну, - Вот, выпей воды, - он помогает ей подняться и подносит кружку к губам, - Вот так, хорошо, - немного странно от того, что он говорит с ней как ребенок, но это вышло само собой.
- А теперь ложись и я закончу с раной, - целитель аккуратно укладывает ее обратно, подтягивая повыше, чтобы ноги не болтались на весу, - Тебе здорово досталось, - хмурит брови волшебник, - За тобой не было погони?  - не хотелось бы, чтобы к нему завалилась пара амбалов, которые будут требовать Фоссет назад, но девушка всегда была слишком аккуратной, чтобы попадаться. Хотя, глядя на рану, Арманд видит, что сегодня ей не повезло. Или пришлось противостоять кому-то слишком сильному.
- Слушай мой голос, - он говорит без остановки, потому что Эдди нужно быть в сознании, - Я скоро закончу, и ты будешь как новенькая. Поспишь, придешь в себя, - Ей определенно нужен будет отдых после того, как он даст ей специальное снадобье, которое он сам совсем недавно сделал, на всякий случай. А оно оказалось очень кстати.
- Представляю, какую ты мне потом безумную историю расскажешь, - хотелось бы, чтобы его голос был веселым и задорным, но не слишком хорошо получалось. Сложно нести всякую чушь, когда нужно быть сосредоточенным на ране, но пока у него все хорошо получалось. Когда закончит, обязательно нужно вытереть с Эдди крови. Пятна на одежде – с ними Деверилл разберется потом. Да и как-то не хочется настолько лезть в личное пространство девушки. Хотя, куда уж больше?

+1

6

На реплике Арманда про Ноа Эдди захотелось хихикнуть, но получилось что-то невнятное. И вообще, Ноа достоин отдельного разговора, не вот этого вот, в непонятной горячке и попытках не дать Эдди Фосетт откинуться в мир иной раньше срока и раньше времени, когда дядюшка решит, что хватит с него этого позора на его седины. В общем, это была исключительно важная причина, почему Эдди решила не говорить ничего про Ноа. Ну и ещё была другая причина — мысли как-то слабо сосредотачивались на чём-то одном, и хотя когда дело касалось её нового парня, это иногда случалось и без ранений, сейчас это был какой-то новый уровень. И нет, это не любовь! Всего лишь кровоточащая рана.
Она сжала зубы и успела только пискнуть, когда Арманд наложил на неё какое-то заклинание. Больно действительно было, но не то чтобы прямо очень — вообще Эдди успела утомиться от постоянной ноющей боли, поэтому резкое новое ощущение было в какой-то мере даже приятным. Ей хотелось посмотреть, что там происходит, но она решила пока не менять положение, да и доктор вроде как не велел.
Прости, Арманд, — виновато протянула Эдди. В такие моменты ей казалось, что Арманд — умудрённый опытом отец (дядя?) семейства, а она опять набедокурила, за что её и журят. То есть, конечно, журить её было за что, хотя Эдди и привыкла, что в свои года она уже как-то могла бы и сама отвечать за сделанное и несделанное. Например, за то, что не подумала заранее. Или за то, что подумала, но подумала через задницу, а не головой, и это оказалось фатальной ошибкой.
Да я ж совсем нормально, — пробубнила Эдди. «Совсем нормально» сдавало её с головой, если не считать, сколько она тут крови вылила на Арманда и его мебель. — Не надо только Мунго, а?
Звучала она жалобно, как ребёнок, которого заставляют отправляться на жутко страшную прививку или ещё какую страшную процедуру. В Мунго Эдди не хотела по другой причине, хотя бы потому, что неминуемо начнутся расспросы, привлекут Министерство, а оно ей надо? Нет, точно не надо. Тогда её собственная жизнь окажется под колпаком, а вот тех уродов, с которыми ей не удалось совладать, это всё ни капельки не коснётся. Поэтому Эдди предпочла бы, чтобы Арманд справился с её ранениями самостоятельно. Точнее, сейчас ей уже как-то быстро становилось плевать на любые события, происходящие вокруг неё. Интересно, это и есть просветление, к которому надо стремиться?
Эдди сделала жалкую попытку отсалютовать, когда Арманд выскочил из комнаты, точно у него там молоко на плите убегало, и принялась считать кружащихся в воздухе мушек, чтобы не уйти в страну грёз и приключений, видимых только её воспалённому мозгу. Потому что даже сейчас Эдди понимала, что отключаться — худшая из всех возможных идей. Нужно было держаться в сознании, тем более, она уже пообещала Арманду никуда не уходить. А вот, кстати, и он.
Напиток богов, — удовлетворённо сообщила Эдди, морщась, когда Арманд помогал ей лечь обратно на спину. — Это вода или зелье? Похоже на воду, но я не удивлюсь, если сейчас она меня как залечит, как вылечит!
Хотелось ей на это надеяться, в общем-то, хотя Эдди уже выросла из возраста, когда верят в волшебную пилюлю от любой хвори. Но было бы хорошо, правда?
Погони не было, — уверенно отозвалась Эдди. — Обижаешь, док. Сначала я удостоверилась, что за мной не было хвоста, а потом аппарировала. Могла бы и... кхм...
Она поморщилась от манипуляций друга.
...могла бы аппарировать несколько раз, но сил уже не хватало. Побоялась, что расщепит к дракклам.
И расщепило бы, как пить дать, расщепило бы. Эдди вообще была удивлена, что и так вышло всё на высшем уровне, иначе Арманду пришлось бы ещё пришивать ей разбросанные по магической Британии конечности, предварительно отправившись на их поиски в квест-путешествие, достойное только самых лучших представителей волшебного мира. Кстати, о волшебном мире...
Уверенный голос Арманда выдернул её из самого центра прекрасного видения о каких-то волшебных странах. Эдди открыла глаза, пошире, стараясь удерживать их в таком положении, пусть они и ползли обратно, как будто делать им было больше нечего.
Буду должна тебе, что хочешь, — пообещала Эдди. — И историю, и мантию новую, и даже... диван...
Она попыталась улыбнуться, и получилось даже не слишком страшно для такого усталого человека. Постепенно будто становилось легче, Эдди, конечно, клонило в сон, но ей казалось, что этот сон хороший, из тех, что приносят облегчение, а не забвение. Впрочем, откуда ей было знать? Она ведь была просто Эдди, а не целителем каким-нибудь.
Арманд, там же не всё так плохо, да? — спросила она, потревоженная беспокойной мыслью.

+1

7

- Не извиняйся, - выдыхает мужчина, понимая, что на лбу выступили капельки пота. Арманд понимал, что от этого ничего не изменится. И в этой ситуации он только и может, что попросить Эдди быть хотя бы чуточку осторожнее. Вряд ли она его послушает, конечно… Но попытаться стоит. А вдруг из этого что-то на самом деле получится?
- В ближайшее время постарайся не попадать в неприятности, - Деверилл трет рукавом лоб, на несколько секунд задерживая дыхания. Не смотря на то, что, в принципе, ничего сложного ему не предстояло сделать, все равно было как-то странно. А вдруг что-то пойдет не так? И пусть Фоссет всячески сопротивляется визиту в Мунго, если жизни подруги будет что-то угрожать, то ему просто придется отправиться на работу. Потерять ее из-за глупой просьбы? Да ни за что. Они с самой школы дружны и этим рисковать не хочется.
- Мерлин, ты хотя бы когда-нибудь перестаешь шутить? – на несколько секунд он замирает, дабы оценить общее состояние девушки. Вроде как, жить будет. По крайней мере, хотелось бы в это верить, - Уверен, что, когда ты будешь столетней бабушкой, - а в этом целитель не сомневался, - тоже будешь бегать должников ловить? – его улыбка выглядит странно, но хотелось как-то разрядить обстановку. Не столько ради Эдди, сколько ради себя.
Он уже готов был брать с Фоссет обещание, что она никогда не изменится. В жизни Деверилла было мало таких безумных волшебников и не хотелось бы остаться в одиночестве. Такому несоциальному магу как Арманд просто необходим противовес для соблюдения баланса. Эдди приносила в его жизнь чуточку безумства.
- Вода, увы, не лечит, - виновато говорит мужчина, - хотя, говорят, если себя убедить в целебных свойствах самой распространённой жидкости на планете, то и она помогает, - В это сложно поверить, но уже не один магглорожденный рассказывал ему об этом. Да и в Хогвартсе, кажется, что-то такое слышал на занятиях. Уже сложно вспомнить, спустя столько лет. Сходу даже сложно посчитать, сколько лет назад он закончил школу. Он уже словно успел прожить другую жизнь.
Мужчина продолжает затягивать рану. Еще немного и дело будет сделано. Но кем дальше все заходило, тем сильнее тряслись его руки. Хотелось бы, чтобы Фоссет этого не увидела. Стыдно с таким опытом волноваться, что что-то не получится.
- Ты молодец, что не продолжила аппарировать, - из-за напряжения целителю казалось, что сейчас ему сведет челюсть, - пока бы я справился с расщеплением, - а Арманд далеко не спец в этом, - а потом с раной… - протягивает он, понимая, что, когда все вроде бы стабилизировалось, врать бесполезно, - могло бы быть поздно, - но это не все, - я боюсь представить, чтобы было, если бы ты не дошла до меня или бы я не вернулся вовремя, - самому страшно это представлять.
- Эдди, - говорит он, - ты  же умная девушка, - не смотря на одинаковый возраст, женщиной назвать он ее не мог, потому что в его голове она все равно та молоденькая кудрявая рейвенкловка, втягивающая его в неприятности, - постарайся дожить хотя бы до сотни лет, хорошо? – глупая просьба. И никто не может гарантировать, что она будет исполнена, но ему будет спокойнее, если Фоссет пообещает.
Было что-то странное в том, что девушка предлагала ему что-то за срочную целительскую помощь. Стало даже немного обидно, - Не говори ерунды, - качает головой мужчина, - я делаю свою работу, вот и все, - рука немного дернулась, - прости, Мерлин, - он неожиданности даже падает палочка, - все в порядке, - снова задерживает дыхание, чтобы лишний раз не дернуться.
- Мне ничего не надо, договорились? – Даже если Эдди сейчас ему поклянется не попадать в неприятности, сложно сказать, сможет ли она сдержать слово, - Не знаю, если так хочется меня поблагодарить, то вполне можешь отблагодарить меня парой шоколадных лягушек, - он мягко улыбается от мысли о сладком, - Этого будет достаточно, - он любит лягушек. Да и, наверное. Раздаст большую часть детям в Мунго, которые загремели с каким-нибудь глупым диагнозом, потому что пытались колдовать сверх школьной программы.
- Тебе честно сказать? – не видит смысла врать девушке. Но, вдруг она захочет услышать ложь? Хотя, это же Фоссет! – Когда я нашел себя, валяющуюся у себя на полу, я думал, что все, конец, - он немного преувеличивает, ведь, если ты общаешься с Эдди, то юмор должен быть примерно в каждой фразе. Девериллу это иногда трудно давалось, но он старался, чтобы не отставать от подруги, - Труп.
Не слишком радужное начало, но девушка все еще не отключилась – это было хорошим признаком, - Но я взял палочку в руки, собрал свои расшатанные нервы в кулак и со всем разобрался! – гордо говорит он, - А если честно, то осталось еще немного и я уложу тебя спать. Нужно будет только смыть с тебя кровь и очистить диван. Не будешь же ты спать на таком, - смотрит на алые пятна разного размера и формы, - Тебе нужно много пить и спать, чтобы ты быстрее могла вернуться к своей работе, - которую мужчина, к слову, не одобрял.

+1

8

Эдди сама себе напоминала нашкодившего не то котёнка, не то щенка, которого носом ткнули в его же собственный бардак. Не то чтобы это чувство было ей новым — с дядюшкой она уже и не такого натерпелась, попробуй пожить даже если не под одной крышей, то под одной фамилией с Эдвином Фосеттом — однако она не слишком-то им наслаждалась. Поэтому нужно было как можно скорее прийти в себя и перестать чувствовать себя бесполезной, не могущей что-то с собой поделать. Болеть Эдди не любила даже банальной простудой, от одного только звука «бодроперцовое зелье» ей становилось настолько не по себе, что хоть в шкаф забирайся и сиди там следующие пять лет, пока не отстанут. А тут вон, сложные колдомедицинские заклинания шепчут над ней да палочкой машут. Тут любому не по себе станет!
Но это же Арманд, Арманду Эдди доверила бы и не такое. Поэтому она оказалась на пороге его дома, а не где-нибудь ещё. Иметь доверенное лицо, способное тебя подлатать, в её-то бизнесе было важно, но ещё важнее ей казался тот факт, что это доверенное лицо было таковым и в жизни, не только как последняя инстанция в попытке спастись от старца с косой и в капюшоне. И нет, не дементора, хотя и это тоже вполне могло случиться! Разве что Эдди очень сомневалась, что после рокового поцелуя даже Арманд сможет откачать жертву и вернуть её душеньку с того света.
Неа, — вполне честно призналась Эдди на вопрос, перестаёт ли она когда-нибудь шутить. Если придётся взять и перестать шутить, наверное, небеса развернутся, чтобы впустить в мир всех всадников апокалипсиса вместе взятых. Ну или ещё что-нибудь зловещее произойдёт, потому что Эдди Фосетт и юмор, даже неуместный, чаще шли об руку, чем нет. Всегда шли рука об руку, чего уж там. За это кто-то мог её и не любить, но что поделать? Не мы такие, жизнь такая.
Обижаешь, — засопела она. — К столетию я планирую бить этой… клюкой не просто там каких-то! А самых что ни на есть мафиози.
Рукой, правда, в характерном жесте взмахнуть не получилось, ну да и драккл с ним. Тем более, что она отвлеклась на воду, которая оказалась просто водой, но это ничего. Тоже не самый плохой вариант. Пить и правда хотелось довольно сильно. Убеждать себя в целебности хоть воды, хоть пиксиного помёта ей сейчас было действительно нужно, поэтому она решила, что да, вот она-то, эта самая вода из магического стакана — самая что ни на есть целительная сила на планете.
Постепенно ей и правда становилось легче: и болтать, и в принципе. Рана затягивалась, подчиняясь уверенным движениям Арманда, и постепенно на Эдди нападала дремота, но та, хорошая, как раз вариант для тех, кто хочет ещё проснуться после того, как прикроет глаза. Это слегка облегчало постоянно бдящий в глубине затылка голосок, который запрещал скатываться в сон. Или, может, это какой-то хитрый план?..
Да уж, искать по всей Британии мои ошмётки было бы весело. Но некруто.
Да и тяжеловато, пожалуй. Да и кровью бы она успела истечь на раз-два. Так что лучше не надо. Арманд, как всегда, прав.
Сильно я тебя напугала, братишка? — Эдди старательно изобразила лицом улыбку, даже без гримасы неприятных ощущений от заклинаний, затягивающих раны. — Не планирую помирать, пока не переловлю всю шоблу Лютного, а на это уйдут не то что сотни лет, а все тысячи.
Хорошо, скромник, — почти удовлетворённо произнесла Эдди, находя даже некоторый комфорт в своей максимально некомфортной позе. Лягушек она ему хоть целое шоколадное болото скупит, вот только отдохнёт немножко, а потом как пойдёт, как скупит! Или даже наловит. Лягушки милые, особенно шоколадные, хотя и зелёненькие ничего такие. Она в детстве любила ими мать до истеричной икоты доводить…
Арманд, тем временем, явно планировал довести саму Эдди, но она была крепким орешком и только скривила в усмешке уголок губ.
Обрадовался уже, небось, — и тут же поспешно добавила:
Шучу я. Спасибо, Арманд. Слушай, а спать уже можно или ещё плохо? А то меня слегка клонит…
На самом деле клонило настолько нещадно, что Эдди с трудом открывала глаза после каждого акта моргания. Арманд тут же сообщил о предстоящих процедурах, и Эдди, вроде как согласившись, что да, диван можно было бы и почистить, всё-таки не смогла сдержать данного себе обещания ещё встать и почистить диван самостоятельно и провалилась в целебный и целительный сон.
Когда она открыла глаза в следующий раз, она не была уверена, сколько прошло, но наверняка несколько часов. Она не сразу поняла, что происходит, и смотрела нпонимающим взглядом в незнакомый потолок. Потом, спустя несколько взмахов ресницами, до неё доскакали запоздалые воспоминания. Она попыталась резко встать, но тут же опустилась обратно на локоть — голове как-то не очень понравилось, но в целом, было хоть и препаршиво, не так уж и плохо. Живая, по-крайней мере.
Арманд? — позвала она, оглядывая комнату. — Если я померла, надеюсь, меня хотя бы в портрет не врисовали? Нельзя давать мне такой отличный способ свести ещё кого-нибудь в могилку.

+1

9

Пугало ли Арманда, что на его руках может умереть больной? Всегда. Пугало ли его, что он не сможет помочь Эдди? Конечно. Каждое действие отзывалось вопросом в голове, все ли у него получится? Деверилл никогда не был уверенным в себе на все 100. Всегда допускал возможность ошибиться, хотя это редко случалось.
Фоссет, не смотря на специфику своей работы, о которой он знал безумно мало, но догадывался, что это весьма опасно, всегда возвращалась на нее, казалось, с еще большим рвением. Наверное, это того стоит. У него так же с Мунго, но это совсем другое. Или он так думал.
Его работу нельзя назвать опасной. Целитель редко оказывался в зоне риска. А даже если что-то выходило из-под контроля, обычно, удавалось это как-то привести в порядок. Бывало, попадались буйные больные, но это было редкостью. И они скорее просто хотели разобраться, что происходит, а не пытались навредить ему.
Состояние Эдди было не таким плачевным, но и нельзя было сказать, что ей ничего не угрожает. Деверилл всегда осторожничал и перестраховывался. Он 10 раз мог проверить, что с раной и как идет процесс заживления. Он всегда заботится о своих пациентах, потому что считает, что это его обязанность, что так правильно. Если в Мунго есть целители, которые так не делают, то Арманд с ними точно не знаком. Его коллеги все, как один, аккуратные. И хоть не все славились своей вежливостью, но делали свою работу как подобает.
- Уверен, что ты еще и в 200 лет всем покажешь! – в душе ему хотелось посмеяться, потому что он знал, что Фоссет доживет до такого возраста, если перестанет рисковать. Но он сосредоточенно занимался раной, от которой уже почти ничего не осталось. Это не отменяет факта, что Эдди нужен уход.
Наверное, судьба так предрешила, потому что он был абсолютно свободен и у него есть возможность присмотреть за девушкой. По крайней мере, пока она не сможет уверенно стоять на ногах. Девериллу почему-то казалось, что Эдди побежит прочь сразу же, как очнется, придумывая легенду о том, что ее будут искать, и она подвергает его опасности. Это было вполне в ее стиле. И ведь даже поспорит нельзя, потому что она аппарирует чуть ли не у тебя под носом, вызвав лишь мысль «Что это было?».
Да, Фоссет была именно такой. Непредсказуемой. Но это не мешало ей быть отличным другом, который всегда протянет руку помощи. Чаще всего Эдди, правда, совершенно неожиданно появлялась в его жизни, как сейчас, например. Но почему-то, когда в ней была необходимость, она всегда, словно чувствовала это.
- Ты живучая, - также серьезно говорит мужчина, - Чтобы с тобой ни случилось – всегда восстаешь, словно феникс из пепла, - Арманд стирает пот со лба. Он никогда не задумывался, как девушке удается каждый раз выходить сухой из воды. Желание жить или удача? А, может быть, все вместе? В любом случае, Деверилл каждый раз был счастлив видеть ее, если не в целости и сохранности, то, хотя бы, живой.
- Я бы старательно собрал все твои кусочки, и ты бы стала целехонькой, - он останавливается. С раной покончено, но он все еще смотрит на нее, словно боится, что она может разойтись. Но нет, все хорошо, только видно, как от дыхания все двигается и не стоит на месте.
Вроде бы Эдди можно отдохнуть, но всегда накатывал страх, что его больные могут заснуть и не проснуться. Пока такого ни разу не случилось, но все равно было страшно. Причина была неизвестна магу, но все страхи в жизни появляются не просто так, Арманд это прекрасно знал.
- Давай я принесу тебе еще воды. И тогда можешь поспать, - говорит мужчина, - Только потерпи минутку, - он снова чуть ли не бежит на кухню, чтобы Фоссет не пришлось долго ждать. От скорости даже руки немного трясутся, и он проливает немного на столешницу.  Он редко пользовался бытовой магией дома, предпочитай все делать руками. А сейчас немного пожелел об этом, понимая, какой он неаккуратный, когда волнуется.
- Держи, - возвращается он и присаживается рядом на пол, протягивая Эдди стакан, - Тебе нужно много пить. Поставить тебе кувшин рядом на ночь? – Он, конечно, будет готов подорваться в любую секунду, чтобы помочь ей, но он безумно устал и боялся так провалиться в сон, что не отреагирует на зову подруги.
- Я буду здесь, на полу, - отбирать кровать у Фоссет он не собирается, но и уйти ему некуда, - Тебе нужно что-то переодеться? – женских вещей у него, конечно же, не было, но он готов был поделиться тем, что у него есть. Вопрос был в другом, в состоянии ли Эдди сама переодеться. Даже если она попросит его это сделать, он, скорее, очистит ее одежду парой простых заклятий, чем рискнет ее раздевать.
Арманд всегда уважал женщин, а Фоссет – особенно. Они всегда дружили, сколько он себя помнит. Видеть даже часть ее тела, было для него безумно неловко. Целитель старался как можно меньше думать об этом, заботливо накрывая Эдди одеялом.
Сам же он сходит на кухню за водой и, вернувшись, достал из шкафа еще одни одеяло и подушку и прилег рядом, свернувшись калачиком. Заживляющее заклинание отняло много сил, и сопротивляться сну было глупым решением.
Он не сразу услышал, как кто-то бормочет ему над ухом. Он с трудом раскрывает глаза и пытается понять, какое сейчас время суток и не проспал ли целитель работу.
- Как ты себя чувствуешь? – он с трудом усаживается и потирает глаза, наклонившись немного вперед, - Тебе что-нибудь принести? – он сам бы не отказался, чтобы ему принесли воды, но нужно понимать, что сейчас Эдди требуется забота и внимание больше, чем ему самому. У него все на месте, только замечает кровь на рукавах.

+1

10

Арманд отозвался довольно шустро, как будто только и ждал, что Эдди к нему обратится, и она бы даже немного забеспокоилась, что бедняга провёл целое ночное (а утро уже было или ещё не было?) дежурство у её кровати, но звучал Арманд немного сонно, так что она решила, что не так уж всё плохо с ними обоими. Она поводила глазами по комнате и обнаружила Арманда на полу — совесть немножко погрызла её, но маховика времени у неё не было, чтобы отмотать назад и хотя бы сделать из дивана кровать побольше. Тем более, что она не была уверена в своих ночных способностях к трансфигурации — а то схлопнулась бы ещё эта кровать прямо посреди ночи, превращая их бренные тушки в бутерброд с наполовину переваренной начинкой, это уж точно было бы невесело, учитывая, что третьего сюда не завезли, чтобы их из этого положения вызволять и потом лечить. Но надо будет как-нибудь это, купить ему надувной матрас, что ли. Или хотя бы одеялко потеплее, не дай Мерлин, замёрзнет светило колдомедицинской науки.
Я бы не отказалась от зелья от головной боли, — Эдди поморщилась, протягивая руку к кувшину с водой, который вполне неплохо удержался в руке, хотя она немного сомневалась в своих способностях. Правда, как выяснилось буквально спустя мгновение, он был пустой, так что особенно это не говорило о её силушке богатырской. — И, наверное, поесть было бы неплохо.
Первое, что Эдди всегда с радостью замечала в себе после того, как её особенно плохо прикладывало рабочими встречами, стычками и прочим, это голод. Если хотелось есть, значит, жизнь налаживалась, организм отчаянно боролся со всей гадостью, которая туда попадала, да и вообще, требовал восполнения ресурсов. Это всегда было хорошо, а сегодня и вдвойне хорошо.
Но я встану, ты так не переживай, — она чуть поморщилась и тут же почти легко села. Правда, с вставанием пришлось повременить, но она на всякий случай сделала предупредительный жест рукой, мол, не боись, Арманд, я встану — и не мешай. Это, может, самый важный сегодняшний ритуал вообще! Эдди пришлось взяться за спинку дивана, ну чисто чтобы не потерять равновесие в первые мгновения, но потом голова немного настроилась на окружающий мир и перестала так сильно её подводить. Так что, можно считать, первая победа на сегодня была одержана, не говоря уж о том, что она в принципе проснулась в одном куске, а не по частям. Значит, уже вторая — а день только начался!
Правда, я пока не готова отблагодарить тебя лучшим завтраком в твоей жизни, — честно призналась она. — Так что я как-нибудь потом тебя навещу. Если вдруг услышишь на кухне несанкционированный шум, возможно, это я творю кулинарные шедевры, не шарахай меня сразу Ступефаем или что там у тебя в загашнике. Скальпель, спирт...
Эдди снова оглядела комнату, точно что-то искала, и перевела взгляд на Арманда.
Ты там вроде вчера что-то про переодеться предлагал? И это... кивни мне, где у тебя ванная?
Получив на руки комплект одежды мужской, одна штука, Эдди двинулась в указанном направлении и застряла там на добрых полчаса, потому что для начала ей нужно было умыться, попытаться сладить со свалявшимися кудрями (спойлер: безуспешно), переодеться, пару раз чертыхнувшись от того, что задеваются особо чувствительные после стычки и лечения места. Однако квест был выполнен, и Эдди даже почувствовала себя лучше, когда вернулась обратно в квартиру. Правда, всё же присела сразу же, как появилась возможность — ну чисто на всякий случай. В ногах, говорят, правды нет.
Ну ты прямо мастер, — заговорила она, обращаясь к Арманду. — Подлатал меня, как следует. Век не забуду. Надеюсь, я тебе тут сильно никаких проблем не доставила? Не болтала там всю ночь напролёт про всякую ерунду? Диван я почищу, честное рейвенкловское! И шмотки верну, как постираю.
Она подняла палец вверх, демонстрируя серьёзность своих намерений.
Спасибо. Мне и правда идти было особенно некуда. Не в Мунго же...

+1

11

Мужчина потерянно бегал глазами туда-сюда, пытаясь решить, за что же ему взяться. Было тяжеловато спросонья сориентироваться в ситуации. А по его туманному взгляду создавалось впечатление, что он и вовсе не понимает, что происходит и, если ему сказать, что это не его квартира, он охотно в это поверит.
- У меня было что-то такое, - хмурится Арманд, пытаясь вспомнить, где у него стоит что-то подходящее для Эдди, - Оно, правда, сильнее, чем все стандартное, что продается в аптеке, -  Иногда Деверилла мучили такие сильные мигрени, что обычные снадобья не спасали, - пришлось обратиться к кое-кому с другого этажа. Увы, зелья я варю не так хорошо, как справляюсь с ранами наподобие твоей, - еле заметно улыбается мужчина, вспоминая, где стоит заветный пузырек.
- С поесть, правда, я не сильно что-то смогу сделать, но голодной на улицу не выгоню, - Пока целитель не убедится в том, что Фоссет в полном порядке, он ни за что не отпустит ее. В Мунго бы уложил на несколько дней в палату. Сейчас же такой фокус не пройдет, - Но что-нибудь придумаю, - улыбается он.
Арманд, не смотря на то, что бы спасителем, чувствовал себя немного неудобно. Даже завтрак не мог обеспечить, разрази его гиппогрифф, - У меня есть вчерашняя выпечка и крепкий зеленый чай, который даже труп заставит подняться на ноги, - предлагает он все, что у него было, - Я, конечно, могу сбегать и что-то купить, но это время, а есть, я думаю, ты хочешь прямо сейчас, - предполагает мужчина.
- Эдди, - в его голосе чувствуется легкое возмущение, - Ну перестань думать о том, как меня благодарить, - Деверилл хмурит брови, - Ты же знаешь, что я это делаю все ради дружбы, а не для того, чтобы ты мне должна была что-то, - мужчина был бескорыстным. Это часто выходило ему боком, но с Эдди он не сомневался, что в нужный момент школьная подруга поможет, если вдруг в этом будет необходимость.
Фоссет не было достаточно долго. За это время Деверилл успел выпить чашку чая и заварить себе еще одну. Если честно, он уже забыл, нужно ли ему сегодня на работу или нет, но уже готов был оправдываться, что у него возникли проблемы в семье, которые требовали неотложного вмешательства. Но о работе он подумает попозже, когда убедится, что Эдди можно выпустить из квартиры. Ведь она не останется здесь и слиняет, как только Арманд выйдет за дверь.
Когда на кухне наконец появилась девушка, он указал ей на стол, где уже стоял подостывший чай и выпечка с вишней. У Арманда дома всегда валялось что-то сладкое. А в рабочем халате всегда лежала парочка шоколадных лягушек, о которых он тактично умолчал. Сладкое помогало меньше думать о плохом. Дурная привычка из детства, когда умер отец. Хотя, казалось, должно было быть, наоборот, отторжение.
- Да не надо ничего чистить, это дело пяти минут, - улыбается Деверилл, подталкивая кружку ближе к девушке, - Выпей  хотя бы, тебе нужно взбодриться и восстановить силы, раз ты не хочешь в больницу, - вздыхает мужчина, - Ты мне не хочешь рассказать, во что вляпалась, что тебя так? – По взгляду мужчины видно, что он переживает за Эдди.
- Если у тебя какие-то проблемы, то я боюсь, что такое может произойти еще раз, - Конечно же, Деверилл хотел огородить девушку от такого в будущем, но был уверен, что она ничего ему не расскажет, словно все в порядке и произошедшее – абсолютно нормально. Самое смешное, что, кажется, это все на самом деле было так.
- Ты будь аккуратнее, хорошо? – понимает, что это вопрос в пустоту, потому что начнется, что это ее работа и все в порядке. Хотя, как ему кажется, все ровно наоборот. Все не в порядке, раз ее так сильно ранили, - Ты давай, кушай, - кивает он, пододвигая выпечку, - Там с вишней и еще чем-то, - щурится мужчина, пытаясь вспомнить, что именно брал в кондитерской.
- Знаешь, а мой отец, как говорят, делал лучшие десерты во всей Франции, - улыбается он. Понимает, что, скорее всего, это было лишь обычное хвастовство, - Правда, он еще магглов травил, но это уже другая история, - Арманд уже спокойно говорит об этом, словно это что-то, происходящее каждый день.
А в детстве было тяжело жить с тем фактом, что его отец – убийца. Впрочем, иногда все равно накатывало, - И вроде бы должен был научиться проверять все сладкое, что попадается мне, но нет, поглощаю все в момент, - он утягивает с тарелки пирожное, довольно поглядывая на оставшееся там.

+1

12

Ой напугал ежа голым задом, — бодро выдала Эдди, к которой уже даже привычные фразочки возвращались, настолько ей резко похорошело после латания колдомедиком. — Всё, что не аптечное, и всё, что нелегальное, я это всё буду. Гони.
Не то чтобы Эдди когда-то принимала наркотики, она больше была по вискарику, но всё же зелья, которые не купишь в аптеке, сейчас звучали абсолютно потрясающе. На фоне раскалывающейся головы так и точно. А на фоне того факта, что она вообще ещё вчера не была уверена, что проснётся сегодня утречком — лучше закинуться чем-нибудь, что ощущение эйфории ещё немножко продлит. Ну так, пока мы тут празднуем внеочередной день рождения.
Тем более, Арманд предложил ей практически целый пир: вчерашнюю, но на звук всё ещё божественно-вкусную, на голодный-то желудок, выпечку, да и чай, судя по всему, не подкачал, даже по звуку уже прибавилось бодрости (или это зелье, наконец, вштырило?) В любом случае, трава у Арманда была забористая, Эдди оценила. Надо будет у него потом как-нибудь стрельнуть немного хотя бы даже и зелёного чая — на случай несанкционированного похмелья. Навряд ли он будет так уж рад делиться зельями, посильнее, чем у продаванов в аптеке.
Да ты не переживай, — отозвалась Эдди. — Я так, чего-нибудь пожую. Неизвестно ещё, насколько долго оно там удержится. Ну, то есть, я постараюсь, конечно, но не обещаю.
Впрочем, желудок одобрительно мурлыкнул тоном оголодавшего кита, и Эдди удовлетворённо подумала, что с выворачиванием наизнанку она сегодня в пролёте, ну и слава Мерлину. Не хватало, помимо крови, измазать Арманду квартиру ещё и содержанием своего желудка.
Я в курсе, — Эдди на секунду приостановилась в дверях ванной и серьёзно посмотрела на Арманда. — А я благодарю не потому, что ты там чего-то от меня ждёшь, в конце концов. Просто ты мне очень помог, а я добро не забываю.
На этой ноте она отправилась сражаться с одеждой, а Арманд остался в квартире — разбираться с завтраком для блудного попугая Эдди, который приходил не только поделиться радостью, но и где-то на грани с попрощаться в последний путь.
Она поймала по-барменски (а Эдди в этом толк знала!) отправленную к ней кружку и осторожно поднесла к губам, пробуя жидкость на вкус. Выплюнуть не захотелось: Эдди сделала ещё глоток, не забыв аппетитно при этом хлюпнуть.
Неа, — честно призналась она на вопрос друга. — Меньше знаешь, крепче спишь. Я всё ещё надеюсь, что хвост за собой не привела, но вроде бы всё было чисто.
Эдди проглотила укол совести вместе с глотком зелёного чая: не хватало ещё устроить Арманду весёлую жизнь просто по факту того, что она тут нарисовалась со своими вопросами жизни и смерти. Впрочем, думала она, когда она аппарировала, никто на ней не висел, а отследить её аппарацию... ну, удачи. Но на всякий случай она решила почаще заглядывать к Арманду следующие пару недель. Ну мало ли.
Произойдёт, наверное, — она виновато потупила взгляд. — У меня проблем нет, проблемы у моих клиентов. Только они, заразы, оказались не такими пройдохами, как я думала, так что в следующий раз пойду на них с подкреплением.
И улыбнулась Арманду во весь рот.
Клятвенно обещаю, что больше в нерабочее время дёргать тебя своими дырками в неугодных местах не буду! — она даже руку на сердце положила, чтобы обещание выглядело серьёзнее. — Ну, или постараюсь, по-крайней мере.
Это прозвучало уже куда тише: Эдди разве что пальцы не скрестила где-нибудь в кармане, чтобы обещание не считалось правдивым, да и то скорее потому, что не нашла карманов в непривычной для себе одежде, а руки были заняты кружкой с очумительным чаем. Ну ой.
Хороший ты человек, Арманд, — подытожила она, протягивая загребущие ручонки к предложенной выпечке. — Я буду. Обещаю.
Выпечка с вишней действительно оказалась вполне себе, может, потому что страшно хотелось есть. Эдди одобрительно что-то пробубнила с набитым ртом, но так торопилась сделать ещё укус, что прозвучало нечленораздельно. Арманда это, кажется, не смутило: зато он предался меланхолии, практически посреди слова. Эдди торопливо глотнула чая, пытаясь сжевать то, что напихала в рот, чтобы выглядеть, как нормальный человек, а не как чмо жующее. Тем более, тема-то была вполне себе серьёзная.
Ну, зато ты в противовес, жизни спасаешь, — она дёрнула уголком губы в ободряющей улыбке, как умела. — Это зачтётся. Иногда я думаю, что мой-то папаша наверняка святой человек, раз уж я у него такая уродилась.
Эдди произнесла это без каких-либо сантиментов и мыслей где-то в затылке: она уже давно отвыкла думать о неизвестном ей мужчине как о возможной части их небольшой семейки. Что уж говорить, у неё и мать-то была больше для мебели, чем реально на позиции родителя.
Слушай, а тебе на работу-то не надо? И вообще, времени-то сколько? — засуетилась Эдди в поисках часов. Для неё время застряло где-то на вчера-до-инцидента.

+1

13

- Слушай, - Деверилл говорит негромко и делает паузу, потому что не сразу удается подобрать слова, - Я не имею тебе право указывать, как жить, как зарабатывать на жизнь и с кем общаться, - по его лицу видно, что слова ему тяжело даются.
- Я просто за тебя переживаю, Фоссет, - обычно целитель использовал фамилию, когда хотел казаться особенно серьезным, - Совсем не бережешь себя, - Арманд повторил это уже не раз, но почему-то был уверен, что девушка пропустит его слова мимо ушей.
- Я не всегда смогу быть рядом, - мужчина внимательно смотрит за тем, чтобы девушка выпила зелье до конца, - А кто спасет тебя, если меня не окажется дома? Истечешь кровью прямо у входа? – звучит не слишком жизнерадостно, но Арманду хотелось полностью описать перспективы, которые могли ждать Эдди в будущем, если она не будет осторожничать.
Эдди, как и говорила, на самом деле никогда не забывала добро. Но ему казалось, что чем дальше, чем во что-то более пугающее ввязывается Фоссет. Иногда она напоминала ему кошку, которая думала, что у нее бесконечное количество жизней. Но они не всегда приземляются на четыре лапы. Все это знают.
- И что ты будешь дальше делать? – целитель прекрасно понимал, что получит какой-то отвлеченный ответ на свой вопрос, но он не мог не спросить это у подруги, - вернешься на работу или позволишь себе хотя бы денек отдохнуть? – мужчина настоятельно хотел порекомендовать постельный режим, но знал, что девушка все равно его не послушает.
- Эдди… - Он качает головой из стороны в сторону, - тебя не доведет до добра твоя работа. Слышишь меня? – он снова заводит свою шарманку, потому что уверен, что Фоссет вряд ли услышала его за предыдущую сотню раз, что он высказывал ей свое беспокойство.
- Неужели тебе так быстро хочется оказаться на кладбище? Ведь ты так молода, - он был с ней одного возраста, но чувствовал себя, словно ее старший брат или даже отец. Он даже о Райли так сильно не заботился, как о Фоссет. Предполагала ли она такой расклад? Вряд ли.
Мужчина вздыхает, заводя руки за спину, - Дел не в том, что я не на работе. А в том, что в один прекрасный момент не смогу тебе помочь, - Эдди всегда была безумно умной девушкой, но сейчас вела себя как ребенок, которого, чуть ли не в прямом смысле, но вытащили с другого света. Арманд – не Эдди, но, будь он на ее месте, уже бы давно упал в колени и начал молить о том, чтобы Мерлин защитил его от бед.
- Хороший только потому, что всегда латаю тебя? – он немного натянуто улыбается. Шутка помогла бы разрядить атмосферу, но он все испортил своим неоднозначным тоном, - Брось, я бы не смог отказать, будь на твоем месте любой другой, - Деверилл не раз задумывался о том, что, наверное, смог бы помочь даже Пожирателям Смерти. Ведь они такие же маги, как он. Только безумно жестокие.
- Нет, ну ты должна понимать, что я не серьезно… - оправдывается мужчина, - Мне многие говорят, что я слишком добрый. Это правда? – Каждый второй считал своим долгом сказать об этом. Иногда это даже раздражало.
- Прости, что так мало, мне больше нечего предложить, - На самом деле он рад, что удалось хоть чем-то накормить девушку. У нее была тяжелая ночь, и ей необходимо было восстановление. Еда – лишь первый шаг к тому, чтобы вернуть свои силы. На отдых он ее точно не угорит, так что, даже не пытался предлагать. Или уже предлагал… Он слишком плохо спал на полу и забывал то, о чем говорил минуту назад.
- Работа? Я уже не уверен, - мужчина еще не особо понимал, какой сейчас день, - Но, даже если не нужно, то все равно нужно появиться в Мунго. Я закончил не все дела, - Иногда он страдал тем, что был слишком ответственным. И если посмотреть на это со всех сторон, то можно было легко найти и кучу плюсов, и кучу минусов.
- Ты точно не хочешь остаться? Тебя тут никто не побеспокоит, - предлагает целитель. Он не боялся оставить Фоссет в своей квартире, потому что полностью ей доверял, - Без проблем вообще, а мне будет намного спокойнее, - Он понимает, что Эдди не согласится.
- Я хочу, чтобы ты всегда помнила о том, что мои двери всегда открыты для тебя. И, конечно, хотелось бы, чтобы ты приходила на своих двоих и без кровавых ран, - улыбаться удается с трудом, потому что он не мог перестать переживать за девушку, - Ты умная и смелая. Но иногда нужно быть просто умной, чтобы спасти свою шкуру, - сколько он видел таких, как Фоссет. Никогда безрассудные поступки не доводили до добра. В аврорате таких – как на подбор. Но он не хочет, чтобы Эдди пострадала. Кажется, это и называется настоящей дружбой.

+1

14

Арманд, конечно же, хотел как лучше, и это Эдди в нём ценила, хотя этого самого «как лучше» она наелась на много лет вперёд ещё от причинения добра и справедливости дядюшкой Эдвином. Однако с возрастом Эдди научилась успокаивать свой подростковый протест и принимать заботу от людей так, как они привыкли её проявлять, даже если это было ворчание на тему её жизненных выборов. Впрочем, тот факт, что Эдди научилась принимать, вовсе не значил, что она стала следовать советам особенно страждущих их раздать. В общем, иногда затыкаться она научилась (ой далеко не всегда, не верьте этим честным глазам!), но всё же внутри оставалась всё тем же подростком, который с гиканьем кидается на амбразуры приключений и вообще даже не думает, что ждёт его за соседним углом. В общем-то, Арманд был прав, что волновался — но Эдди никогда бы в жизни этого не признала.
Поэтому речь Арманда о кладбищах и life choices Эдди выслушала практически молча, апатично пожёвывая вчерашнюю выпечку, а в голове её роились разного рода мысли от того, чтобы закатить глаза, до «ой ну может в чём-то он и прав, да и вообще, кто из нас с Рейвенкло?». Котелок Эдди притормаживал на вполне законных основаниях, а думать о тонких философских материях не хотелось и вовсе, нужно было немного восстановить силы. А там, как восстановятся, будут дела поинтереснее, опять же... В общем-то, о философских материях размышлять Эдди не особенно любила, да и не умела толком.
Ладно тебе, Арманд, — Эдди улыбнулась во все тридцать два. — Меня не так просто укокошить. В общем... не переживай. Тебе и так забот наверняка хватает.
А я взрослая девочка и справлюсь сама, даже если тебе кажется, что я неразумное дитя. Эдди пожала плечами, дожёвывая остатки своего завтрака, который, слава Мерлину, решил удержаться внутри и не украсил дом Арманда ещё больше блеском чужих биологических жидкостей. И если с отпечатками крови на диване можно было придумать крутую историю, то что делать с непереваренным завтраком... Надо будет как-нибудь у Билли спросить, он мастер дебильных оправданий.
Это правда, — подытожила Эдди на вопрос Арманда. — Ты слишком добрый. Я бы на твоём месте не латала всяких непонятных тёток у себя дома. Мало ли, откуда они и куда. А ты латаешь. Не то чтобы я это не ценю, наоборот, так что не думай, что я тебя отговариваю. В отличие от тебя, я не очень хороший человек, поэтому не буду рубить сук, который спасает мне жизнь.
Она быстро подмигнула Арманду и поднялась на ноги, немного грузно и не слишком элегантно, но хотя бы вполне сделала это сама. Чудеса, которые творились у Арманда в квартире, явно помогли ей стать покрепче и позаботиться о своей заднице уже теперь самостоятельно.
Да всё в порядке. Пойду. У меня тоже парочка незаконченных дел, — она внимательно посмотрела на Арманда. — Ну ладно, дядюшка, я постараюсь в следующий раз использовать мозг, а не задницу. Не обещаю, что получится, у них какой-то странный симбиоз, они меня не спрашивают, когда кому работать.
Она усмехнулась.
Спасибо, Арманд, ещё раз. В следующий раз обещаю появиться с тортиком к чаю и без кровавых ран.
Впрочем, на всякий случай, Эдди мысленно скрестила пальцы, потому что кто его знает, насколько её обещаниям действительно суждено было сбыться.

+1


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » GRINGOTTS WIZARD BANK » [02.12.1979] upside down & inside out