30.12.2018 Важная информация по поводу квестов. Обсуждение сюжета
19.12.2018 Нам 10 месяцев, друзья! Со всеми нововведениями можно ознакомиться в свежем выпуске "Магического Вестника"
19.11.2018 Очередной день рождения форума! О всех нововведениях можно почитать здесь!
Уже видели, что у нас для регистрации открыт Ильверморни? А в связи с этим упрощенный прием всех студентов и выпускников американской школы до 04.12!
А тут можно найти новую акцию!
05.11.2018 Упрощенный прием для всех игроков в квиддич до 19.11!
19.10.2018 Нам 8 месяцев, друзья! Читаем последние новости! И объявляем об упрошенном приеме студентов Дурмстранга до 04.11
04.10.2018 Упрощенный прием работников Министерства Магии и Объединенного Совета Европы до 19.10
01.10.2018А мы Вам принесли новое развлечение. Встречайте - Enchanted Сoins: Weekly Challenge!
19.09.2018 С новостями можно ознакомиться здесь. Также всем игрокам необходимо пройти в эту тему. Ну и как же без упрощенного приема? До 04.10 мы принимаем работников Лютного и Косого переулка по специальному шаблону!
10.09.2018 Упрощенный прием для студентов и выпускников Дурмстранга до 19.09
28.08.2018 Поздравляем нашу Алису!
27.08.2018 Приглашаем ознакомиться с горячими новостями.
19.08.2018 Нам полгода! Ура, принимаем поздравления! Так же объявляем упрощенный прием для целителей Мунго до 04.09, и приглашаем ознакомиться с обновлениями в матчасти касательно Дурмстранга.
01 january — 29 february 1980
FrankAoifeBellatrix
Сириус ворвался в дополнительный класс зельеварения, словно смерч, сносящий все на своем пути. Распахнутая дверь только-только с оглушительным стуком ударилась о каменную стену, а мальчишка уже успел заключить в объятия единственного человека, здесь находившегося. Это была Гвендолин Бисли – студентка хаффлпаффа, однокурсница Блэка, взявшаяся за подтягивание непутевого, шумного гриффиндорца в зельях... Читать далее

Daily Prophet: Fear of the Dark

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » DAILY PROPHET » [11.10.1979] If I Be Wrong


[11.10.1979] If I Be Wrong

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

«Theoretically, you have been racing for about 40 seconds now, and so far, Mr. Schaefer is winning, because he's nearest to the door!»
https://c.radikal.ru/c19/1811/8e/98151ab5c33b.jpg
Аделайн Розье, Чарльз Селвин.

Дата: Холодный осенний вечер, сумерки рассыпались за окном.
Локация: Клуб «Sangreal».

Аристократическое общество обладает своими причудами.

Отредактировано Charles Selwyn (2018-11-13 13:22:11)

+2

2

Аделайн любила светские вечеринки, был в них какой-то шарм и острота, когда ты мог безбоязненно говорить о том, что думаешь, зная – большинство твоих слушателей в разы хуже не только мыслями, но и действиями. В последнее время, круг её общения, правда, сводился к министерским сплетницам и скучному офисному планктону. Когда же отец устраивал ужин в «кругу друзей» ей приходилось слушать о войне, о грязнокровках и о куче вещей, которые в данный момент её не интересовали. Ей хотелось чуточку праздника, отвлеченности и немного – раскрепощённости.
Именно поэтому, сегодня, наплевав на свой имидж, бережно сформированный и созданный ею в Британском Министерстве Магии, не боясь столкнуться с кем-то из коллег, - эти снобы вряд ли решались сунуть нос за пределы дома в свой выходной день, грея себя надеждой на скорое продвижение по карьерной лестнице. Нет, к чему отягощать себя такими мыслями и заранее расстраиваться? Сегодня мадмуазель Розье хотела веселиться.
Ближе к вечеру, до того, как сумрак окутал скучные, магловские улочки сонной синевой, а Косой Переулок вспыхнет сотнями магических огоньков, висящих в воздухе по собственному желанию, Аделайн прошлась вдоль витрин, за которыми с последними посетителями прощались продавцы, желая закрыться пораньше и уйти домой, к сытному ужину и любящей семье, а, возможно, к коту или сове, дружелюбно кивая прохожим. Сегодня она не зашла в лавку с котелками, чтобы обновить свою маленькую лабораторию, не посетила магазинчик ингредиентов и даже не остановилась у ателье, чтобы снова подумать на счет новой, парадной мантии.
Её цель находилась впереди, за плавным поворотом Косого Переулка. Именитый клуб «Sangreal», обещающий, веселье, алкоголь и маленькое чудо для каждого гостя. Отличные обещания, оставалось узнать, будут ли они выполнены. И, конечно же, стоило только дверям распахнуться, а женщине скинуть кашемировую накидку, как сразу же, со всех сторон, начали доноситься приветственные возгласы. В конечном итоге, коллеги из соседнего отдела сманили её за свой столик, где она легко и непринужденно влилась в их компании.
Смех, шутки, веселье, завистливые взгляды девушек, отошедших слегка на второй план. Розье умела привлекать к себе внимание, если ей этого хотелось, а, чуть позже, после часа непринужденных бесед, желание возникло внезапно и усиливалось с каждой проведенной в клубе минутой. Причиной всему была слегка растрепанная светловолосая башка, усевшаяся за несколько столиков от неё. О, Моргана! Нигде нет от него спасения. Селвин стал банным листом, приклеившимся к ней с того самого момента, как она поступила на службу в Министерство Магии. Она идет по коридору – он тут как тут, болтает с размалеванной секретаршей, явно заигрывающей с ним, - Аделайн слишком хорошо знала Чарльза, чтобы понимать, насколько ему такое поведение претит, ведь он привык побеждать, добиваться своего, а не брать то, что и так бросается в руки, - идет в кафетерий, а он уже сидит с одним из своих коллег, болтает о том о сем. Финальной чертой стал случай, произошедший совсем недавно, в лифте, поэтому сейчас, стоило им только встретиться взглядом, как они прожигали друг в друге дыры и отворачивались лишь затем, чтобы через несколько минут вновь продолжить эту глупую, детскую игру в гляделки.
Её собеседники заметили, что она перестала быть полностью вовлеченной в разговор и сделали шутливое замечание, судя по всему, то же самое произошло и за столом Чарли. Что ж, наверное, лучше будет вообще игнорировать его, будто сегодня, из них двоих в этом клубе только она. Но надолго отвлечься у Розье не получилось, спустя полчаса двери клуба были закрыты, а на небольшой сцене появился  кругленький волшебник в яркой мантии. Приложив кончик палочки к горлу, он начал свою речь, раскатившуюся по всему залу:
- Дамы и господа, леди и джентльмены, колдуны и колдуньи! Мы рады приветствовать Вас в несравненном клубе «Sangreal». С недавних пор у нас появилась традиция, встреченная Вами так тепло, что мы не смогли отказать себе в удовольствии еженедельно радовать Вас этой увлекательной игрой! – Он кривлялся и манерничал, но все ему шло, смотрелось гармонично, потому что так и следовало вести себя распорядителю мероприятий в столь престижном заведении.
- Дель, - шепчет сосед, слишком близко наклонившись к женщине, - это то, про что мы тебе говорили сегодня.
- Итак! – Она пропустила весьма обширный пласт его речи, отвлекшись на своего собеседника. – Перед вами стоят кубки! – на столах, перед гостями, действительно появились серебряные чаши с широкими ножками. – Под каждым скрыт клочок пергамента с номером команды. В них будет по четыре человека, не больше и не меньше. После того, как все разделяться, мы начнем гонку!

+1

3

Для аристократии не существовало рабочей недели в том виде, какой её представляют все остальные. Строгие рамки обязанностей превосходило положение, оно же баловало воображение денежным пешкешем. В последнее время капризы всё чаще находили своё воплощение в стенах «Sangreal» — владениях тайно коронованной монахини, наступивший четверг не стал исключением. Билетом станет капля крови, аргусы не допускают галимых.
Отрезанные от всего мира избранные наслаждались моментом забавы, дозволенной глупости, скрытого соперничества, дерзкой бравады: большинство столиков было занято, их гости отдавали приторным одеколоном, ещё более сладким шёпотом. Изобилие патоки вызывало неприятное ощущение на кончике языка, которое хотелось поскорее запить сухим напитком. Сквозь внимание окружающих Селвин направлялся к своему месту, трость постукивала на каждый шаг; Шафик уверенно движется рядом:
Министерству Магии давно стоило официально перенести свой головной офис сюда. — Играючи замечает собеседник. Ему нравилось это место, его интимное освещение, пьянящий вкус истинного алкоголя, белоснежная шёлковая скатерть без единого багрового отпечатка. Эта обитель всем нравилась. Очередное подтверждение статусу, дарованному от рождения.
С характерной для мужчины ленностью, Чарльз снимает плащ, передавая его валету. Синим вектором взгляда колдун выводит абрис зала, опознавая постоянных гостей, лишь украдкой останавливаясь на некоторых лицах, запинка заметней перед Аделайн, окружённой компанией министерских работников. Розье любила сцену из людей.
В таком случае нам придётся искать другое место на вечер. —  Лукаво замечает в ответ блондин, присаживаясь напротив своего знакомого. Его почти полностью безэмоциональный голос разительно контрастирует с мелодичным звучанием визави, что не мешает развиваться общему разговору, вить одну тему из другой, но каждый раз возвращаться к методам политики.
Официант исполняет заказ: под алкоголь Шафик начинает рассказывать оживлённей, выразительными акцентами обрамляет ловкое слово, убеждает рассмеяться. Риторического таланта у собеседника было не отнять, на истории и колкие замечания говорящего реагировали даже соседние столики, разворачивались корпусом, только бы не упустить деталь, успеть запечатлеть. Музыка из самого нутра клуба раздалась внезапно, очевидно призывая сосредоточиться на скором мероприятии, в такт ей все темы разговоров изменили свои направления. Появившийся вслед ведущий не заставил себя ждать.
Селвин снова переводит взгляд на бывшую невесту: как можно ближе к девушке склоняется её коллега, проговорив неизвестное у самого её уха. Она часто скрывает форму ушей распущенными волосами, спуская пряди на грудь, Чарли говорил, что это напрасно: аккуратная форма, никакая мочка не оттягивала вниз, а выразительный верх раковины добавлял экзотики — тогда ещё никто не опорочил собственное торжество. Коллега Розье ещё не уточнил, в какой команде судьба указала ему сыграть партию?
Призванный заклинанием золотой кубок искажал отражение впереди сидящего, а весь зал превратил в одну цветную линию. Сосуд точной предсказательной формы, какие использовались вдовой Чёрного Сюзерена. Пожиратель вспомнил это, когда соотнёс предмет с тематикой сегодняшнего мероприятия. Кроме индивидуальных номеров, в клубе развернулись полотна: над каждым столиком своё командное звание. Гостям не пришлось утруждать себя передвижениями, испившие со дна кубка моментально перенеслись в место под своим числом. Селвин поднимает чашу за упитанную золотом ножку,  с пергамента на него смотрит изувеченная и одушевлённая четверка, принявшая образ саламандры: рисованный образ шипит, ускользает к ладони мужчины, оставляя тающее ощущение ожога на коже. Примитивные чары, в случае нужды снять подобного рода заклинание не вызывало сложностей — гостей хотели именно развлечь, а не принудить. Момент и мужчина оказывается за чужим столиком, точно возле Розье, министерского чиновника и чьей-то избалованной жены. Глаза смеются над таким раскладом, он действительно забавляет, по крайней мере, самого Селвина.
Теперь, когда команды определились, я напоминаю, что сегодня, около полудня, специалистами из Министерства Магии было постановлено после внимательного изучения мемуаров Чёрной Вдовы, что тайное сокровище всё-таки существует. — Оратор намеренно добавлял больше фактов, стремясь таким образом оживить своё слово. — К большому сожалению, у меня с собой совершенно нет копий её писем или страниц дневника. — Очевидная, жеманная ирония распласталась вдоль широкой улыбки. — Вам придётся самим вспомнить сказание. — До последнего избегал слова «легенда» ведущий.
В министерскую библиотеку! — Шумно выдыхает светловолосая девушка, весь этот ажиотаж на ней приятно подействовал: румянец под бледной кожей возвратил утраченную от холодных манер сексуальность. Она так вошла в раж, что заранее пропускает все лишние слова, точно готовится к трансгрессии.
И все аппарируют туда. — Сразу замечает Селвин. В ходе состязания за пределами клуба разрешено неопасное заклинание лишающее оппонента права на участие, как дуэль с исходом на выживание в игровой истории, об этом правиле было сказано ещё до участия. А так как ведущий акцентировал своё внимание на достижениях именно министерских работников, многие последуют за знаниями именно внутри государственного здания, допуская вероятность, что в их экземплярах есть нечто, чего нет в обычных копиях мемуаров.
Он смотрит на Аделайн, выжидающе переводит взгляд на её министерского друга. Знакомого.

Отредактировано Charles Selwyn (2018-11-17 11:51:50)

+1

4

Мгновение, хитрый взгляд в сторону своего визави, игривое, подначивающее слово по поводу того, что они могут оказаться соперниками и как это будет щекотливо. Аделайн поднимает кубок, улыбается говорившему и, перед тем, как сделать глоток, стреляет взглядом в сторону Селвина, совершенно бесстыдно смеющегося над очередной шуткой своего товарища. Он тоже держит чашу в руках, готовый сделать шаг в неизвестность и осознание этого  волной проходится по телу, вызывает странные чувства, похожие на боязливое предвкушение.
И ничего не происходит, просто выпила воды, не больше, не меньше, а на листочке красуется витиеватая, стилизованная цифра. Но стоило только Розье поднять взгляд, как она встретилась с голубым вектором хитро-прищуренных глаз. Это что, шутка?! Женщина на секунду теряет холодное самообладание, не понимая, кто решился на столь дерзкий шаг. Как из всего зала в её группе мог оказаться именно он?
Собеседник пытается привлечь к себе потерянное внимание, но все тщетно, поэтому он пытается обжечь взглядом новичка в их команде. Это должно было быть только его время, ведь не зря же он подкупил распорядителя, сунув толстячку мешочек с галлеонами, чтобы Фортуна обратила на их столик свой туманный взор и оставила брюнетку подле него. Возмущению нет предела, он сам себя распаляет, прокручивая в голове возможные диалоги и колкие фразы, которыми он ужалит своего соперника, даже и не смотрящего в его сторону.
Аделайн раздражена, губы чуть-чуть сжаты, крылья носа то и дело расширяются, но она старается не слишком показывать свои чувства, и несколько натянуто улыбается в ответ на какую-то чушь, сказанную девицей напротив, что инфантильно захлопала в ладоши, широко улыбаясь, тоненько попискивая и стреляя глазками в мужчин.
- О, так вот в чем задание? – Протягивает француженка, отодвигая от себя злополучный  кубок, словно в нем плескалась не вода, а  самый настоящий яд. Почти так и было, если учесть, какую подлянку он для неё приготовил. – Неужели в этом и заключается все развлечение, Джордж? Вы просто бегаете по Лондону, ищите  подсказки и решаете загадки? Это и есть фееричное событие, на которое ты пытался затащить меня весь месяц?   
Не будь здесь Чарльза, она, наверное, заразилась бы массовым ажиотажем, с усердием принялась бы искать ниточки, обдумывать план и, кто знает, может уже сейчас некоторые из участников повалились бы на столы, испив сонного зелья, но нет, ведомая мерзким, колющим чувством, которому имени Адель придумать не могла, она решила высмеять забаву, из-за чего казалась высокомерной.
- Милая Аделайн, - ласково, словно ребенку, начал спутник, наклонившись слишком близко. – Это же азарт! К тому же, мы вправе использовать заклинания, не самые сильные, но такие, чтобы затормозить соперника. Черт! Что он сказал, какое задание?
В глазах Джорджа горел неподдельный интерес, и сейчас для него даже Розье отошла на второй план. Вот тебе и азарт. Девица, что сидела напротив, шумно выдохнула, едва ли вновь не начав хлопать в ладоши. Её влекла загадка, и она явно стремилась к победе и лишь Дель и Чарли выделялись на общем фоне, внешним спокойствием.
- Глупо бежать в Министерство, если… - рядом раздается хлопок, это блондинка исчезла, трангрессировав, спутник женщины рассмеялся, но поймав на себе вопросительный взгляд, приосанился, решив не следовать за девушкой, с которой даже не успел познакомиться. – Если дневник находится в свободном доступе в местной, волшебной библиотеке, всего в паре кварталах отсюда.
Она привстала, осматриваясь, ловя себя на том, что тоже поддается общему безумию. Может в губке была не вода? Найдя взглядом довольного распорядителя, что медленно шел в их сторону, желая удачи тем, кто ещё не успел покинуть свои насиженные места, вскинула руку, подзывая его. Толстячок, проявляя чудеса проворства и скорости, в мгновение ока возникает перед их столиком, широко и приветливо улыбаясь. В нем угадываются черты гоблина, размытые кровью человека или волшебника. Он вежливо здоровается, желает удачного поиска искателям и поворачивает свою круглую голову в сторону Дель.
- Слушаю вас, мисс!
- Скажите что если в финале, когда будет разгадана загадка, а сокровище найдено, сюда вернется команда не в полном составе? – Она очаровательно улыбается, взглядом показав на опустевшее место. Распорядитель понимающе кивает.
- Выиграют те, кто вернутся не с пустыми руками, остальное – формальность!
- Формальность? – Протягивает Розье, опуская руку на подол платья. Через мгновение она трансгрессировала.
Темный холл библиотеки воскрешал воспоминания о  былом времени, когда она училась в Дурмстранге. Резко развернувшись, брюнетка вскинула палочку и произнесла короткое, грубое заклинание, создавшее непроницаемую стену. Это их задержит, пока она ищет дневничок Черной Вдовы.  Развернувшись, женщина поспешила к двери, предварительно проверив её на зачарованность и, не найдя отклика, вошла. Перед ней возвышались ряды высоких, теряющихся в темноте, стеллажей, полных книг, свитков и пыли.
- Люмос!
С кончика срывается шарик, который она пускает в полет. Сама же осматривается. И куда дальше? Воспользоваться манящими чарами? Отличная идея, но, как думалось Аделайн, все не так-то уж и просто, иначе задание было бы усложнено.
- Акцио мемуары! – Естественно ничего не произошло, ни одна книга или захолустный дневник не сдвинулись с места, тогда Дель просто сделала из палочки компас, указывающий  на то направление, в котором должно было находиться желаемое.

+1

5

Мужчина смотрит аккурат на любовницу, пренебрегая остальными присутствующими, их языком, вяжущим сплетни. Его внутреннее чувство обиды давно усохло, а гнилые семена выдраны самой женщиной вместе с золотым проклятьем Кето. Осталась только гордость, надутая привилегиями и положениями: и каждый раз, когда мужчина догонял отказавшуюся от него Розье, это чувство злостно ликовало, наслаждаясь каждым мигом. Фантомный паразит требовал больше, стремился доказать выдуманный самим же постулат — никогда больше она не сможет убежать. Блондин замечает, как легонько бледнеют её губы, она легонько поджимает их, сводя всё раздражение в напряжение мышц. Он легко распознаёт черту, готовый развивать её ирритацию. Все лица вокруг, их бежевый фон, прикрытый тёмными мантиями станут свидетелями.
Это и есть фееричное событие, на которое ты пытался затащить меня весь месяц? — Почти капризный голос, с чванством оценивающий происходящее вокруг, слишком бросовое для заведения подобного уровня. Аделайн остро преподносит своё неудовольствие, но клинок направлен не только в сторону Селвина. К девушке наклоняется её спутник, чтобы объясниться или переубедить, его близость в сравнении с тем, как далёк сидящий напротив пожиратель подступает желчью к груди.
Но ты всё-таки пошла на него. — Сквозь щебетание министерского работника, баритонный рассказ ведущего и беспокойное поглаживание светловолосой волшебницы подолов платья подводит итог мужчина, подчёркивая последствия, на которые сама себя обрекла советница. Особенно сквозь щебетание.
Избалованная малышка аппарирует прочь, наперегонки со всеми многочисленными волшебниками, что дерзнули опробовать удачу; однако оставшиеся члены команды, казалось, нисколько не озабочены отсутствием участника — винтика в их механизме, четвёртому по счёту. Может быть даже врождённые качества чистокровного потомства в том, чтобы рассчитывать только на себя. Знакомый Аделайн вытягивается вперёд, твёрдо облокотившись руками: прослушав контекст задания он непременно ожидает, что кто-то повторит ему содержание. Ещё одна врождённая черта избалованного рода, не все они являют собой положительные качества. Никто из напарников не собирается пересказывать предысторию квестового события, он мог бы спросить у прогуливающегося ленивой походкой распорядителя, но вперёд бросается Розье, обращая всё внимание на себя. Её вопрос с двойным дном, и Селвин знает, куда ведёт второе. «Формальность?» — она довольна ответом, опирается на одну руку, заметно раскрывая позу перед тем, как исчезнуть в водовороте трансгрессии.
Ниже сердца укололо беспокойное чувство — броситься следом, догнать как можно скорее: обещанный азарт они смогут разделить только пополам и не нужен никто другой, гораздо проще, если бы они были участниками разных команд. Но блондин остаётся на месте, отворачиваясь от места, на котором мгновение ранее восседала Розье.
Зал заметно опустел, освещение опустилось до тусклых, успокаивающих тонов. Вбросив все силы в кульминацию, представление искало способ восстановить их к подведению итогов. Голоса снизошли до шепота, прекратились передвижения волшебников вдоль столиков. Молодой официант, одетый в атласное одеяние, выверенное с точностью по фигуре, опускает со своего подноса два бокала перед остатками четвёртой команды. От стеклянных краёв заказа остывает чёрная дымка.
Это ведь коктейль Червивое Яблоко? — Реагирует на появление рабочего лица мужчина, распознавая суть дорогого напитка.
Да. — Не готовый к вопросу, тем более от Селвина, Джордж скорее отмахивается, нежели выводит слогом короткий ответ. — Я заказал для нас, с Аделайн. Ей очень нравится. — Поясняет говорящий, очерчивая границы.
Чарльз улыбается, но мина не выходит за пределы рассудка — он помнил, что ей нравился этот вкус; им обоим привил этот интерес случай на французском приёме. Взявшись за силикатную ножку, блондин отпивает от напитка Розье, влага забирается под усы. Министерский работник использовав всю доступную и вежливую интонацию возражения ругнулся, но Селвин уже не слышал этого, трансгрессировав в библиотеку, в которой полагал обнаружить Аделайн. Но если её здесь не окажется — очередным поводом станет больше для того, чтобы обнаружить месторасположение сокровищ первым. Победитель сможет лишний раз уколоть больней?
Дымка рассеялась проявив перед собой стену — опасная её близость грозила громким последствием в случае неловкого перемещения. Селвин оказался от стены на расстоянии рокового поцелуя, его трости повезло меньше — заточена между стенками каменного разлома. Её работа. Прислонившись ладонью к холодному препятствию колдун мысленно проговаривает магическую формулу, разбивая сдерживающее заклинание. Без контроля палочки импульс оказывается слишком сильным, слишком шумно прорывается через защиту. Чарльз подхватывает высвобожденный из стены инструмент, опускает палец обратно на выгравированную в камне набалдашника голову животного.
Впереди маячил свет, раскачиваясь на волнах шагов — одно плавающее движение за другим: сквозь полуоткрытую дверь мужчина видел передвижение Розье. Свечение охватывало только её облик, почти не касаясь бесконечного полотна из корешков книг, только высокие тени рисовали силуэт библиотеки. И запах старых пергаментов, смешанный с лаком.
Если дело только в мемуарах ты права, оказавшись здесь. — Начинает провокацию Селвин, ступая в зал. — Но как насчёт доказательств исследователей? Ведь они находятся в Министерстве. — Вопрошает низкий голос, безлико выискивая деталь. Если эта деталь не такая же выдумка, как образ специалистов из Министерства Магии.

Отредактировано Charles Selwyn (2018-11-27 10:39:42)

+1

6

Она знала, что последу пойдут, не важно как, догадаются ли куда она исчезла или же наложат сложное заклинание отслеживания, чтобы понять, где из трансгрессии вышла француженка. Впрочем, это уже не важно, стена задержит, а натуральный лабиринт стеллажей и блуждающее заклинание света собьют с толку, главное первой добраться до нужной полки и открыть заветный томик. Оригиналы дневников хранились, обычно, в семьях, как реликвия, так что, учитывая, что потомки Вдовы все ещё топчут земли Англии, она была уверена, что везде были лишь копии, а значит, подсказки везде одинаковы, только вот в библиотеке Министерства сейчас идет настоящая война за первенство, а здесь, в пыли и темноте, она была одна.
По крайней мере, до определенного момента.
Палочка послушно крутанулась, указывая нужное направление, следуя желаниям хозяйки. Свернув влево, увернувшись от слетевшей с верхней полки книги, укоризненно глянув на призрака полной дамы, медленно проплывшей над головой, будто не замечающей поздней гостьи, Розье двинулась дальше, ожидая, что совсем скоро, ей удастся найти мемуары старой ведьмы. Вот только она не предвидела кое-чего, а следовало бы, учитывая, насколько в заклинании компаса желаний была осведомлена волшебница. Она ведь знала, что кончик палочки покажет в сторону вожделенного объекта и, если секундой назад, в давящей тишине уснувшего хранилища знаний это была книга, то, при появлении Селвина, точнее, после того, как он оповестил о своем прибытии, играючи разломав её чары, стрелка резко крутанулась, указав на вход в зал.
- Проклятье! – тихо выругалась Аделайн, перехватывая артефакт, так подло показавший её собственную слабость. Замечательно, вот только от волшебной палочки ей оставалось выслушивать наставлений. Легкий взмах руки послал шар света ввысь, дополнение к уже сказанному ранее заклинанию усилило яркость и теперь почти все пространство было освещено, не считая узких проходов между полками, где тени скрывали передвижение женщины. Нет, она не даст ему выиграть не сейчас и не здесь! – Твое появление здесь уже подтверждает мою правоту, Чарльз.
Спокойный голос, усиленный заклинанием, звучит сразу со всех сторон, заполняя все пространство, но не гремит, лишь сбивает с толку, не давая понять, где именно находится в данный момент носитель. Адель ускоряет шаг, подхватывая подол платья и приподнимая его, облегчая передвижение. Не хватало ей только растянутся на красной, пыльной дорожке, второпях пустившись вперед. Она была в секции мемуаров, где-то здесь, в ровном ряду из сотен книг и свитков, находился дневник полоумной ведьмы, спрятавшей какое-то сокровище и Моргана ей свидетель, первой переплета коснется её рука, иначе она себе не простит.
- Или ты кинулся следом, чтобы сообщить мне, что я не права? Это на тебя не похоже. Ты же не любишь уступать, Селвин. Если бы наши мысли и идеи не сошлись, то ты бы уже рвал глотки соперникам, в маниакальном желании добраться до писанины вдовы первым, чтобы утереть мне нос, разве нет? Скажи, что я не права? – Она знала, что он не сделает этого, более того, она уже заготовила куда более колкую фразу, чтобы продолжить свою игру на его нервах и терпении. – О, неужели ты прибыл сюда, чтобы уличить момент и побыть наедине?
Пальцы проходятся по корешкам верхней полки, стирая пыль. Она ищет имя, которое оттеснено настоящим золотом, так ценимым магглами. Про Черную леди ходило много слухов, но все они говорили о её невероятной любви к пафосу и излишней дороговизне, даже в столь незначительном деле, как ведение собственного дневника. Только самое лучшее для избалованной ведьмы.
- Или ты решил, что, то утро что-то значит? Не думаю, что ты настолько наивен, дорогой. – Она говорит это, чтобы задеть. Сама же себе обещала, что не поднимет тему и не затронет её первой, но сейчас, подогреваемая азартом, она хотела нанести упреждающий удар, деморализовать его раньше, чем он успеет сообразить, в какой части библиотечного лабиринта скрылась Розье.
Кончики пальцев касаются мягкой кожи пегаса, белоснежной, с глубоким, золотым тиснением, сверкающим, стоит только притронутся к первой букве. Красивое заклинание на века, но ей некогда любоваться подобными вещами, к тому же, это всего лишь жалкая пародия того, как именно выглядят мемуары на самом деле, говорят, что родственники запретили копировать внешний вид, но спонсировали примерное дублирование.
Она привстает на цыпочки, цепляется за корочку и тянет на себя, опираясь левой рукой о полку. Ещё чуть-чуть, стоит только приложить немного усилий, чтобы перехватить книгу поудобнее, но, как только она покидает свое место, над полкой появляется призрак дородной библиотекарши, той самой, что не замечала Адель ранее, а сейчас, оповещала на все помещение, где именно она находится.
- Мисс! Вам нельзя находится здесь! Это общественное место, а уже поздний час. Требую немедленно покинуть зал и поставить мемуары на место, иначе, я буду вынуждена поднять тревогу! - Звонкий голос прорезает тишину, возникшую после слов темноволосой колдуньи. Дель укоризненно смотрит на неё, поудобнее перехватывая палочку и вскидывая её, сняв заклинание громкого голоса.
- Нокс!

+1

7

Мощные стволы древес знаний заслоняли собой ищущую. Блики её далёкого источника света расплывались и множились, не позволяя сказать наверняка, за каким стеллажом она находится — временная иллюзия. Обнаружив чужое присутствие, Аделайн возводит собственное светило, его яркость заполоняет собой всё помещение. Селвин щурится, контрастная перемена временно обезоруживает его, заставляет прислонить ладонь к глазам. Сквозь ресницы он поочерёдно смотрит на подножки высотных шкафов, пытаясь разглядеть в одном из них подол платья, тень от которого не способна сбежать, приклеенная к своей хозяйке. Однако Розье успела написать слишком много новых правил в их открытой игре: мужчина мог только слепо гадать, где сейчас находилась его визави.
Скажи, что я не права? — Властный голос обволакивает со всех сторон, она определённо чувствует себя лидером положения, или, по крайней мере, убедительно воссоздаёт подобный вид. Селвин мог даже представить её взгляд в этот момент. — О, неужели ты прибыл сюда, чтобы уличить момент и побыть наедине? — Едкие слова прожигают слух. Просто доминирования ей было недостаточно.
Подхватив в руку трость, Чарльз безмолвно зачаровывает свой шаг, ботинки беззвучно ступают по обработанному паркету. Он слегка пригибается, когда проходит нестандартной формы, декоративный стеллаж, а впереди развилки просовывает набалдашник, рассматривая в отражающей поверхности возможность чужого присутствия. Азарт не оставлял равнодушным: в почти животном преследовании было своё особенное удовольствие. Он мог бы помножить его, возведя в подлинное экстатическое возбуждение, если бы одержал безоговорочную победу над Аделайн — причина ажиотажа именно в соучастнице. «Будь это так — и мною двигало только желание обыграть Аделайн Розье: не проще ли мне обезвредить тебя здесь и сейчас, нежели прыгать в Министерство с большими рисками?» — рассуждает его голос, разносимый заклинанием внутри библиотеки. Недвусмысленный намёк предлагает вопрос с единственным выбором, тожественным угрозе. Но тут же вопрос опровергает сам себя, взывая к альтернативе: «Или же ты вовсе не так важна, какой хочешь себя видеть в глазах других». Мысль готово оборвать чувство — она чертовски важна и это главная причина, почему он хочет сделать ей больно, но обжигается сам всякий раз от одного касания. 
С вывески над головой кружится пыль, поднятая громкими голосами, грязные снежинки спускаются в светлые волосы. На одной из сторон стеллажа остаётся отпечаток от мужского плеча: пожиратель не обращает на это внимание, продолжая двигаться среди многообразных коридоров и спутанных указателей. Замедленное движение не охлаждало, напротив, всякий раз, когда Чарльз был вынужден пройти дважды один книжный квартал, его желание пьянело ещё больше, только пока не проявляя себя внешне.
Но пряткам пришёл конец, когда через книжные корешки выглянул женский призрак на лице которого застыло обиженное, оскорблённое выражение. Пренебрегая мужчиной она проходит сквозь него, уверенно двигаясь к только ей известной категории — слишком броская подсказка, чтобы пренебречь ей. Отряхивая с себя морозное ощущение после взаимодействия с плазмой души, мужчина незамедлительно отправляется вслед за давно усопшей библиотекаршей. Встречающиеся таблички только поощряли догадку, называли по алфавиту собрание мемуаров; а затем с ней согласился и голос Дел.
Нокс! — Раздаётся уже совсем близко, между ними всего лишь стена из исписанного чернилами пергамента. Обычное заклинание было брошено подобно ругательству: появление приведения точно не входило в её планы. Удостоверившись благопристойному поведению посетителей, полная дама возвращается обратно, но она ещё обязательно убедится, что гости покинули этот святой источник научных и литературных трудов.
Розье так близко, что стоило только отодвинуть тома со своей стороны и можно было рассмотреть её силуэт. Селвин почти поддаётся капризу, но всё же уходит в сторону, чтобы бесшумно вынырнуть с одной из сторон. Однако отсутствие звуков не имело никакого смысла, если бы женщина смотрела как раз вдоль направления, откуда рисковал появиться колдун. Встав на носочки, она тянулась к высокой полке, откуда переливался увитый золотым узор: в воссоздававшемся полумраке его резная поверхность собирала все остатки света. Ускоряясь, Чарльз уже не боится быть обнаруженным, как можно скорее тянется следом, накрывая своей рукой женскую кисть, упираясь пальцами в твёрдый переплёт:
Я возьму всё.. — Произносит Селвин, оставив двуликое впечатление: как будто бы речь шла не только о книге. — В мероприятиях, как это, команда никогда не имела значения. — Вот поэтому именитые дома занимают лидирующие позиции, а предатели крови и им подобные называют выживание жизнью.

+1

8

Это не ново – быть соперниками. Наверное, в их отношениях данная черта всегда превалировала, именно поэтому все шло фестралу под хвост. Слишком горячие характеры, слишком разные взгляды и этого всего слишком. А теперь был шанс узнать, кто на самом деле способен играть не по правилам, игнорируя прошлое и стремясь к цели.
Мысль не вызывает разочарование, скорее греет кровь азартом. Чарльз знает её достаточно, чтобы не реагировать на колкие замечания, летящие в её сторону. Каждое слово направлено на определенную точку, желание вывести его, заставить закипеть и потерять сосредоточенность, тогда ужалить будет проще и, если повезет, больнее. Уступать она не собиралась, это не в природе Розье, так что маленькая стычка вполне могла вылиться в большие проблемы.
Несмотря на такой ход мысли, женщина прекрасно осознавала, что глубоко внутри в ней шевелилось легкое раздражение вперемешку с каким-то тягучим, горьковатым ощущением – почем ты не прыгнул сразу? Чего медлил и ждал или же хваленые речи об осведомленности её хода мысли были лишь пустышкой? Да, она хотела этого, хотела, чтобы Селвин оказался с ней в полумраке библиотеки, правда, теперь эта встреча не была покрыта тонким одеялом интима и страсти, но все же. Та, что так боялась оставаться надолго наедине со своим бывшим, внезапно стремилась к этому рандеву. Даже самой становилось смешно от подобных заключений.
- Тогда конечная цель будет не достигнута. – Парирует женщина, непроизвольно улыбнувшись. О, нет, она слишком хорошо его знала, чтобы соглашаться на такую банальщину. – Просто выбить меня из гонки будет слишком маленькой победой для твоих амбиций, другое дело, задержать и завладеть единолично главным призом, глядя с пьедестала на соперников, оставшихся позади. Разве нет? Ведь не зря мы здесь. Ты явно трансгрессировал не по моему следу. А в Министерстве мог бы показать, насколько хорош в боевой магии. Хотя стой, иначе все узнают, что Чарльз Селвин любит бить в спину.
Словесная перепалка в вежливых тонах, где между строк сквозят искры былого пожара. Он попытался отплясать чечетку на её чувстве гордости и собственной важности, но не сказал в слух того, что действительно могло задеть некоторые струны душевного спокойствия. Темные глаза сверкнули в полумраке, пора было двигаться на выход, обходя соперника по дуге, играя с ним, как лесная нимфа играется с сатиром, ставшим слишком наглым.
- Хм, попытка так себе. Чарли, попробуй ещё раз, я знаю, ты можешь лучше. Или мы ещё не переступили ту черту, когда словами дозволено убивать? – Искры смеха в голосе призваны подначивать, бросают вызов его спокойствия, пусть и внешнему. Внутри они оба горят и с этим что-то нужно делать, потому что подобные вспышки ничем хорошим никогда не заканчивались. Она все ещё помнит, как страдала её репутация, и как слился отец. Нет, Дель уже взрослая девочка, она сама способна контролировать ситуацию. – Итак, может, отступишь до того, как стушуешься встретившись со мной лицом к лицу?
Открытый вызов. Она говорит, чтобы запутать. Потому что знает, что он не отступится, будет идти по пятам и, когда наступит момент, сделает свой ход. Чарльз умеет просчитывать, она же играет на интуиции и, к сожалению, в данной ситуации в проигрыше окажется Розье.
Корешок на ощупи шершавый, прохладный. Полная дама угомонилась, но книга никак не хотела цепляться, слишком плотно засев между соседками. Теплая рука, ложащаяся на кисть сверху, ставит точку в игре, начиная новую, куда более опасную по нескольким причинам. Адель это знала и была к этому готова. Правая рука медленно опустила переплет томика, пальцы невзначай скользят по коже мужского запястья, даря свою прохладу, - почти интимное прикосновение, - пальцы левой сжимают подол платья, из-за чего зажатая в них палочка скрывается в складках ткани. Резко развернувшись, она опускается на полную стопу и оказывается лицом к лицу с мужчиной. Давно они не были так близко друг к другу, что улавливался легкий аромат выпитого коктейля в его дыхании.
Аделайн смотрит не отрываясь, темные глаза впиваются в голубую радужку и, играясь, она чуть подается вперед, приоткрыв полные губы. Краем глаза замечает, что книга покинула свое место и опустилась до нужной высоты, обхваченная длинными пальцами. Что ж, с тобой было прияттно вспомнить былые игры, Чарли.
- Прости меня! – Не искренне звучит и извинение, а вместо томной улыбки появляется нечто, напоминающее оскал. Кончик палочки смотрит аккурат в живот мужчины. –Петрификус Тоталус!

+1


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » DAILY PROPHET » [11.10.1979] If I Be Wrong