Появление Крама, неожиданное, необъяснимое, было сродни явлению призрака в доме, где таковых отродясь не было... » читать далее

01 MAR - 30 APR 1980
Frank Aoife Bellatrix

Daily Prophet: Fear of the Dark

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » DAILY PROPHET » [15.01.1980] everything always goes wrong


[15.01.1980] everything always goes wrong

Сообщений 1 страница 20 из 35

1

https://i.imgur.com/dFt7nRA.gifП Я Т Н А Д Ц А Т О Е  Я Н В А Р Я  1 9 8 0 ,  К О С О Й  П Е Р Е У Л О К ,  Л О Н Д О Н

Мунго, хоть и не совсем, но опустел. Благодаря стараниям нескольких целителей, почти всех заболевших удалось спасти. Увы, некоторые все же погибли. К счастью, было спасено намного больше жизней, чем потеряно.
После допроса пострадавших, аврорат наконец получил зацепки по поводу массового отравления волшебников. Их, к слову, почти всех выписали из Мунго. Не обошлось без смертей, что заставило направить почти все ресурсы аврората на поиск виновного. Министерство Магии стояло на ушах, ведь могло погибнуть слишком много ценных сотрудников.
До попадания в госпиталь все маги болели. У кого-то это была обычная простуда, а кто-то подхватил что-то более серьезное. И что каждый сделал на их месте? Конечно же, обратился в любимую аптеку в Косом Переулке.


Руфус Скримджер собирает авроров у себя в кабинете и, встав со стула, начинает громко говорить, - Прямо сейчас же отправляйтесь в Косой Переулок. Вы должны задержать этого мага, чего бы вам это не стоило, - Он бегло смотрит в дело, - пострадало более двухсот волшебников. Семеро мертвы. За несколько дней он мог истребить намного больше, чем Пожиратели Смерти за полгода, - по голосу слышно, как глава аврората недоволен происходящим, но он не повышает тон на своих подчиненных, - Немедленно схватите этого аптекаря и всех, кто может быть к этому причастен. Они до конца жизни будут расплачиваться за содеянное, - Скримджер громко захлопывает дело и кивком указывает на дверь.

Участники: PHILIP MOORE,ALASTOR MOODY, RILEY DEVERILL, LEONORA EICHENWALD, ESME SCAMANDER

ПРАВИЛА УЧАСТИЯ В КВЕСТЕ И ОФОРМЛЕНИЯ ПОСТОВ

1. Дабы сделать квест интересным и более непредсказуемым, итоги заклинаний будут определяться методом броска дайсов. Ссылки на броски из темы должны быть приложены в конце поста и спрятаны под спойлер.
2. Помните, что он Ваших действий зависит судьба персонажа и стоит хорошенько обдумывать свои шаги.
3. В первом посте должны обязательно присутствовать краткое описание внешнего вида и инвентаря в свободной форме.
4. При наличии НПС-персонажей, дайте им краткое описание в начале или конце первого поста под спойлером.
6. Срок ответа - 5 суток.
5. Если у Вас не получается отписаться в срок, то обязательно предупреждайте об этом АМС. Мы понимаем, что у всех могут случиться форс-мажоры, но надеемся на Ваше понимание. Ведь все это делается для того, чтобы в первую очередь было интересно игрокам.
6. Речь персонажа выделяется жирным, мысли выделяются курсивом, речь других персонажей подчеркивается. Посты пишутся только от третьего лица.

+4

2

Филипп нервно ходил по аптеке из стороны в сторону. Окна закрыты, а на входе висит табличка «Закрыто». Мужчина слышал, как несколько раз пытались зайти внутрь, но дверь не поддавалась и маги уходили. К счастью, слишком навязчивых посетителей не было, но все равно Муру было не по себе. Он провернул такой ход, что любой, ненавидящий магглов, точно бы причислил его к высшему общество за такое достижение. Аптекарь потратил слишком много сил и это все зря. Подохло слишком мало грязнокровок и это безумно его злило. Столько экспериментов, столько убитых, чтобы какие-то выскочки из Мунго исправили все, что он сделал. Его план был идеальным. Все было продумано до мельчайших деталей, как ему казалось. Филипп продумал все и никто не должен был спастись. А этих чертовых целителей еще хотели представить к Ордену Мерлина. Это его награда! Это он заслужил Орден за то, что создал такой уникальный состав. Но, как всегда, его имя останется где-то за кадром, потому что все будут помнить фамилии тех, кто всех спас, а не того, кто оказался настолько гениальным, что мог убить всех, но не смог, увы. Его трясло, когда он начинал об этом думать. В голове не укладывалось, как так быстро удалось разгадать состав, нейтрализующий его рецепт. Это было гениальностью или везением? Сложно ответить на этот вопрос. Но ему нужно было знать. На стене в комнате этажом выше висела та статья из «Пророка», где были имена работников госпиталя, разрушивших все.
Аптекарь хотел их убить. Потому что именно из-за них он так и будет никем. Всего лишь аптекарь из Косого Переулка. Да мало кто даже имя его знал! Филлип Мур – это имя должно было звучать в каждом уголке Великобритании. Да что там – мира! А теперь он безумец, которого ищет Министерство Магии. Маг понимал, что за ним придут. Рано или поздно. Когда сюда нагрянут авроры или хит-визарды – лишь вопрос времени. Уже неделю мужчина был на взводе и дергался при каждом шорохе. Аптеку он закрыл лишь вчера вечером и решил не открываться, потому что паранойя разрослась до невиданных масштабов. Он не ел со вчерашнего дня и никак не мог заснуть. Лежал и смотрел в потолок, ожидая, когда в его дверь ворвутся. Он ожидал это и в красках представил каждую секунду предполагаемого будущего и начинал жалеть, что не ясновидец и не может хотя бы приблизительно понять, когда за ним придут. Но ничего не выйдет, в этот момент обычно главные герои странно и пугающе смеются, но у Мура был путь отступления. И этот план точно был более продуманным, нежели его провалившаяся попытка убийства магглорожденных выродков. Его ни за что не упекут в Азкабан. Он там просто не выживет. Хотя, получись у него все, он бы завоевал уважение осужденных. Так было бы не страшно и сгнить за решеткой.
Громкий глухой звук и мужчина резко поднимает голову наверх. Он быстро аппарирует на второй этаж и выдыхает, когда видит, что это всего лишь сова вернулась домой. Филипп открывает ее и впускает внутрь. Белоснежная сова садится не плечо. В лапках нет ничего, и Мур опускается на кровать, сгоняя птицу в свой угол, - Уйди, - маг выдыхает и прикрывает глаза. Так хочется провалиться в сон, но не выходит. Слишком много мыслей в голове о том, что прямо сейчас в Министерстве Магии выписывают разрешение на его поимку. Это не давало Филиппу покоя. Попросить у кого-то помощи? Не у кого. Единственный, кто был в курсе всех дел и помогал ему – мертв. Мур самолично его отравил, потому что тот слишком много знал и мог расколоться. Чем больше он думал, тем больше находил изъянов в своем плане. Но здесь не было другого выхода. Если бы он оставил его в живых, то уже бы сидел в Азкабане. У Мура было время, и он не терял его зря. Можно было бы сбежать, конечно же. Но у него нет сбережений и негде осесть. Не осталось того мага, кто приютит его под своей крышей. Но в этом вина Фила. Слишком обозлился на всех, когда его не взяли в Мунго. А потом делал все, чтобы избавиться от всех успешных и удачных в своей жизни, дабы не приходилось себя сравнивать с тем, кому больше повезло. Кто занялся своим делом, кто занял высокие посты в Министерстве или стал старшим целителем в Мунго. Какая разница? Филипп мечтал оказаться на их месте, а в итоге лишь владеет чертовой аптекой, в которую вложил все, что у него только было.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ


На ответ отводится пять полных дней. Верхняя и нижняя граница объема в данном кругу отсутствует.
Каждый игрок получит личное сообщение с ЦУ в ближайшее время.

[nick]Philip Moore[/nick][sign]некромант[/sign][icon]https://i.imgur.com/gyYMMWy.png[/icon]

+6

3

Внешний вид: синяя кожаная куртка, тёмные свободные штаны, ботинки, джемпер.
С собой: Волшебная палочка, переплетение нитей на шее, игрушечный пират Джек. ключи от дома.

Отмораживающие погоду за стенами январские морозы не могли проникнуть в обитель государственного учреждения сквозь технологию и магию. Однако сейчас в чреве душного помещения их хлада недоставало. Спертый воздух с трудом наливался в лёгкие; слишком часто здесь часами обсуждали стратегии захвата или противодействия.
Мужчина сидел на развёрнутом в обратную сторону стуле, сложив руки на выцветшую замусоленную спинку, давно пропитавшуюся запахом местного табака и пота. Выступающему чиновнику внимание аврора практически не принадлежало: необходимые слова давно были сказаны, а всё произнесённое затем сплошная тавтология. Кроме блондина брифинг Скримджера разделяют ещё пятеро — рекордное количество мракоборцев для задержание единственного подозреваемого, среди них была даже агент МАКУСА: последствия поступков склянкодела были слишком злокачественными. Иначе такую опухоль было удалить невозможно. Взгляд Пруэтта то и дело касается силуэтов остальных присутствующих, пытается считать их реакцию, позицию и настроение. Если, конечно, отношение членов отдела к убийце могло различаться.
Семеро мертвы. — Замечает сухой голос Руфуса с подчёркнутой строгостью.
Восемь. Мысленно поправляет Гидеон начальника во время общего представление увертюры. Замечание остаётся запечатанным в глузде мужчины. Экскурс Руфуса обобщал ключевые факты, подводя черту после которой начнётся очередная смертельная гонка: успокоившаяся в канаве восьмая деталь не обладала сейчас актуальностью. Но именно с неё Пруэтт впервые завязал себя с безобразными фантазиями аптекаря — о причастности же и Фосетт к делу министерства знает только Фабиан, и вряд ли эти обстоятельства когда-нибудь всплывут наружу. Лучше всего — никогда: обитательнице Лютного Переулка совершенно ни к чему ставить на себе утрированное тавро министерской шавки. Кроме того, могут вскрыться некоторые противозаконные действия самого Гидеона, а закону всегда есть разница, каким именно способом было получено имя преступника, даже если оно принадлежит такому отъявленному ублюдку. Тем более, что главным доказательством по прежнему оставался пузырёк с лекарством из кармана Лонгботтома: достойное для того, чтобы оказаться запечатлённым на страницах отчётности.
Руфус не уходил, но главенство уже оправданно перешло к Муди, к нему же обратилось большинство взглядов: фигура, которая будет курировать мероприятие непосредственно во время самого захвата. И дай Моргана, чтобы он оказался удачным.
Хоть иногда переводи взгляд с Эсме на Руфуса. — Негромко и ушло произнёс говорящий, наклонившись к брату, вряд ли кто-то ещё мог бы расслышать журьбу. Всего лишь ироничное замечание с целью оторвать мысли от тяжёлого объекта. Обращаться же к Муди или, тем более давно отсрелявшему своё Скримджеру, мужчина смысла не видел: курирующий коллега по отделу и так в курсе всех ключевых и спорных моментов, связанных с расположением аптеки, а так же известных по картотеке навыках Филиппа Мура. С привитым министерской работой циничным расположением Пруэтт не видел смысла называть очевидное.

Отредактировано Gideon Prewett (2018-12-11 15:16:18)

+6

4

Экипировка

Внешний вид: темные, плотные брюки, ботинки, майка, поверх надет мягкий свитер. Короткое пальто и вязаная шапка с помпоном, натянутая на брови.
Артефакты волшебная палочка, связующая нить, ключ-портал в Нору, медальон матери, монокль истинного зрения

Фабиан был не в настроении. Ему не хотелось сегодня идти на работу, не хотелось вступать в спор с рыжей бестией и не хотелось разговаривать с Гидеоном. Во-первых, он простудился, а болеть Пруэтт не умел, не любил и более того, не хотел. Во-вторых, ему уже пообещала Молли задать хорошую взбучку, за то, что он, как всегда, на первых этапах заболевания не лечился и даже не попытался утеплиться, а шастал по городу едва ли не в ветровке, а теперь ноет в каминной связи, о том, что у него не нос, а Ниагарский водопад. В общем. После столь милого, семейного разговора, садиться на больничный сразу перехотелось, так то, закинувшись какими-то пилюлями, отправленными сестрой, вместе со странного вида травой, совиной почтой, он направился в душные, забитые помещения Министерства Магии на очередной брифинг.
В этот раз дело было куда как серьезным. Их наставлял не кто-то там из старших авроров, а сам Руфус Скримджер, а это уже тревожный звоночек. Естественно, живя в Косом Переулке, о многом Фаб узнавал раньше остальных, так что и об эпидемии и последующих смертях он был наслышен, для него это не новость, но все равно печально. Правда, сидя рядом с Гидеоном, мужчина, периодами шмыгая носом, тихо рвал пергамент, скручивал его в шарики и кидал в Эсме, пока снаряды не закончились. Девица просто не хотела обращать на него внимание, упрямое чудовище.
- У неё есть платок, а она меня игнорирует, - немного гнусаво отмахнулся Фабиан на замечание брата. Он, в последнее время, часто пытался подколоть его по этому поводу, но на определенные остроты не переходил, поскольку знал, что младшему было чем крыть. – Саламандра, в последний раз прошу, дай мне платок, я знаю, что он у тебя есть, ты вечно его таскаешь с собой. Обещаю сегодня не называть тебя Лох-Несским чудовищем!
Подавшись вперед и аккуратно дернув девушку за прядь волос, протянул Пруэтт. Да, он точно был не собран от слова совсем. То ли лекарства не подействовали, то ли лекарь из Молли был куда как хуже, чем домохозяйка, но, в голове мысли были только о том, как избавиться от чертовой заложенности и сырости. Ну и красноты шнобеля, как следствия постоянного натирания.
- А он ни слова не сказал, про восьмую жертву, - поняв, что от Рене ничего не добиться, пока она, упрямая куница, сама не захочет обратить свое внимание на умирающего коллегу, Фаб откинулся на спинку стула и наклонился к брату, тихо, чтобы не слышали посторонние уши, произнеся: - Только не говори, что и на этот раз смолчал, Гид! Если все твои левые дела выползут на поверхность, о, Мерлин, тебя даже отец не вытащит из всего дерьма, в которое ты угодишь. Что с телом?
Он снова потер нос и поморщился. На Муди смотреть не хотелось, они уже приработались и его появление на сцене не вызывало былого трепета, впрочем, Скримджер тоже не вызывал особо ярких чувств, мужик он хороший, но погрязший в бюрократии, а теперь, судя по делам брата, тому тоже могли светит только бумажки и дело не в понижении.
- Аластор серьезно настроен на поимку. Будет жёстко, я уже даже предполагаю, кто пойдет в авангарде, учитывая, насколько и кому он доверяет. – Аврор покачал головой и, насупившись, сложил руки на груди, наконец-то замолчав и мрачно слушая план действий, периодами обиженно косясь на Эсме, которая все ещё не дала ему платок. Вообще-то, помимо платка он хотел попросить её наложить заклятье. В отличие от Гидеона, она хоть немного понимала в лечебной магии и могла ему помочь, но вежливо попросить у него, конечно же, язык не поворачивался, учитывая, насколько острыми были их отношения.

+6

5

Внешний вид: темные джинсы на завышенной талии, белые мягкий свитер, кожаная куртка, волосы собраны в хвост.
С собой: волшебная палочка, ключ от номера в отеле, кулон в виде снитча, свежий выпуск пророка, тот самый платок.

[indent] Она могла бы сказать, что этот день не задался с самого утра, но есть ли смысл упоминать очевидное, учитывая, что пробуждение состоялось в Британии, а не Нью-Йорке. Конечно, можно в очередной раз сослаться на любезную «просьбу» Мёрдока, задержаться в Лондоне и оказывать всякого рода содействие Британскому Министерству Магии и аврорам в частности, но эта причина настолько избита, что так же, как и расположение духа, не подлежит повторному оглашению. Забавно, что эта, как вежливо было замечено, семейная просьба, была произнесена таким тоном, что сразу стало понятно, перед ней сейчас не дядюшка, с которым можно подшутить над отцом и улизнуть с семейного обеда, а старший по званию аврор и отказа сегодня он не примет. Впрочем, было бы глупо не сказать, что Эсми пыталась. Причем несколько раз. Но родственник оказался не приклонен, а значит, Скамандер молча перенесла свои вещи в гостиничный номер, сопровождая все это действо таким выражением лица, будто ее заставили съесть килограмм лимонов. В какой-то момент ей даже показалось, что Мёрдока забавляет подобное стечение обстоятельств и ее реакция в частности, но обида едва ли повлияла на решение верхушки МАКУСА, оставалось смириться и вяло кивнуть в ответ на повторную просьбу помогать. Язвительно хотелось уточнить кому, но это было понятно и без слов.
[indent] На крыше одного из старинных зданий Лондона, Скамандер успела помолиться Мерлину, чтобы никогда больше не встретиться с господином Пруэттом. Это не помогло, раз уж они столкнулись повторно, в здании Министерства Магии, сразу после пренеприятнейшего разговора с Мёрдоком. Эсми любила дядю, но не в моменты, когда он включал начальника. В общем-то, сила молитвы оказалась слишком слаба, возможно, в силу крайнего скептицизма Эсми. Было принято решение повторить, но стало только хуже. Пруэтт не только не исчез из ее жизни, а еще и размножился. Хотелось кричать «Караул!». Подобного побочного эффекта Эсми не ожидала. Пруэттом стало двое. Попытки избавиться от рыжего были тут же брошены, кто знает, как это работает. Вдруг их деление происходит в геометрической прогрессии.

[indent] - Отстань, - она еле слышно шипит, слегка поворачивая голову в сторону большего ребенка, устроившего бомбардировку кусочками бумаги. Было бы глупо отвечать, но и игнорировать это проявление ребячества с каждой минутой становилось все сложнее, в особенности пытаясь вникнуть в то, что вещает Руфус Скримджер. Важная шишка, по словам одного из авроров. Пришлось запомнить имя хотя бы из вежливости, ведь задерживаться в Лондоне Скамандер больше не планировала. И так потеряла несколько месяцев, устраивая разборки с Фабианом. Благо Гидеон оказался взрослее и не потакал ребячеству братца. Ну, изрядно не потакал. В любом случае, сражаться с двумя было бы слишком проблемно, да и желания вовсе никакого не было. Желание укусить одного из Пруэттов никуда не делось и Эсми даже один раз чуть не исполнила свое намерение, обратившись куницей. Фабиану повезло, что свидетели появились раньше, чем рыжая оттяпала ему палец. Обидно, конечно, но вряд ли МАКУСА скостили бы срок за подобное «сотрудничество» с Британским Министерством. С другой стороны, задание было «содействовать», про возвращение сотрудников в целости и сохранности речи не шло.
- Еще раз исковеркаешь мое имя и я тебя в Мунго отправлю, - Эсми резко оборачивается, пытаясь ударить мужчину по пальцам и подбирает волосы, стягивая их в тугой хвост. Вообще-то, так было удобнее, но учитывая повадки Пруэтта младшего [и по уму и по возрасту] еще и безопаснее, - Иди лечись! Нечего здесь микробы разбрасывать. Совесть имей!, - последнее было сказано явно к слову, учитывая, что мужчина вряд ли обладал хоть каким-то подобием оной. Зато полный комплект детского ребячества.
[indent] - И я – Скамандер!, - она чеканит фамилию и злобно щурится, бросив недовольный взгляд сначала на Фабиана, а затем и на Гидеона. Второй неоднократно попадал под раздачу за компанию, так что, казалось, уже привык к подобному повороту событий и перестал обращать внимание, а, может, Эсми только казалось. В любом случае, продолжать дискуссию не особо хотелось, так что наклонившись вперед, она продолжила слушать «ценные» указания, мысленно перемывая косточки руководству буквально за каждое слово или жест. В МАКУСе все было лучше и ничто не могло убедить Эсми в обратном.
[indent] - Кто восьмой?, - Скамандер откидывается на стуле, услышав лишь обрывок фразы и поймав на себе вопросительный взгляд Пруэтта, пожимает плечами, - У меня хороший слух. Так что, информацию на платок?

+6

6

Внешний вид: тёмные брюки, свитер с воротом под горло, через руку перекинуто тёмно-синее утеплённое пальто
С собой: волшебная палочка, в кармане пальто - ключ от дома, безоар и кровевосстанавливающее зелье (повышает уровень крови у пьющего после потери вследствие ранения или иного поражения).

Инструктаж был стандартным и скучным. Все собравшиеся и без него знали, насколько важно их задание и насколько опасного человека им предстоит поймать. Слова Руфуса были лишь пустой формальностью, которыми обрастает жизнь каждого мало-мальски высокопоставленного чиновника. А глава аврората, как ни крути, скорее чиновник, чем аврор.
На само деле, Аластор с Руфусом уже успели вдоль и поперёк изучить дело, обсудить все детали. Будучи старыми друзьями и старыми трудоголиками, они оба нередко задерживались в аврорате после урочного часа: корпели над нераскрытыми делами, планировали и перепланировали операции, а если честнее - выпивали, жаловались друг другу на жизнь и немало разговаривали о работе. Так что теперь Аластор вполне мог позволить себе с серьёзным видом глядеть на непосредственное начальство, не особенно вслушиваясь в его речь.
Возможность отвлечься от инструктажа, между тем, открывала массу других возможностей. Рядом с Аластором стояли другие авроры, с которыми ему предстояло ловить аптекаря, и он использовал оставшееся время для того, чтобы оценить их готовность к бою (о том, что преступник сразу же сдастся, не могло быть и речи). Признаться, выводы Аластор делал неутешительные.
Во-первых, доставшиеся ему в подчинение авроры проявляли чудеса субординации - точнее, полного её отсутствия. Братья Пруэтты шептались, Фабиан подкалывал девчонку из Макусы, та огрызалась и едва ли не скалилась, как куница. Это заставляло засомневаться в их способности к слаженной работе - хотя в экстренных ситуациях случается и не такое.
Во-вторых, Аластор с сомнением относился к перспективе работать с двумя братьями. Родственные связи между аврорами в одной команде были палкой о двух концах. С одной стороны, у них была сильнее эмоциональная вовлечённость. С другой - каковы гарантии, что в критический момент один из Пруэттов не нарушит прямой приказ, пытаясь помочь брату?
В-третьих, Фабиан. Молодой человек явно был болен, и если бы не категорическая нехватка кадров, то Аластор давно бы отправил парня домой. Сейчас же приходилось, скрепя сердце, мириться с его присутствием в отряде - хотя толку от сопливого аврора было едва ли не меньше, чем от среднестатистического студента последнего курса.
К оставшейся троице Аластор ещё приглядывался. Он знал о расчётливости Леоноры, способностях Райли, уме и предприимчивости Доркас. Однако талантов было недостаточно для того, чтобы сразу сказать - операция пройдёт успешно. Роль играли их взаимоотношения, настроения, услышанные в последние часы хорошие или плохие новости... Так что сейчас Аластор внимательно слушал, пытаясь определить, на кого можно положиться сегодня в большей степени, а кто рискует показать свои слабые стороны.
- Мисс Скамандер, вспомните о принятой среди авроров взаимопомощи, - проговорил Аластор, когда все они уже оказались за дверью. - Я слышал, ваши познания в сфере лекарственных заклинаний не так уж плохи - так используйте их. Иначе мистер Пруэтт поможет нам, только если сможет оглушить аптекаря своим чиханием.
Сам он, подавая какой-никакой пример, достал из кармана изрядно помятый, но чистый платок.
- Держи, Пруэтт. - Аластор протянул платок Фабиану. - А теперь, господа, расскажите мне, что вы так увлечённо обсуждали во время инструктажа? Что это за удивительно ценная информация, за которую мисс Скамандер готова была пожертвовать целый платок?
Он действительно не расслышал всего, о чём шептались авроры. Однако общую атмосферу секретности уловил с профессионализмом начинающего параноика, и теперь так просто отступаться не планировал. Тем более, что он только что заплатил за информацию каким-никаким платком.

Отредактировано Alastor Moody (2018-12-29 17:05:28)

+6

7

инвентарь

вид: потрепанная черная куртка поверх свитера с надписью whiskey made me do it, темно-серые джинсы.
с собой: палочка, горсть мелочи, двадцать фунтов, револьвер, пачка сигарет и четыре случайно украденные зажигалки.

Райли слушала чиновника через слово. Вряд ли он сказал бы что-то такое, чего она уже не знала. Деверилл по счастливой случайности застала абсолютно все, что происходило в Мунго. Именно это и стало причиной, по которой Райли находилась в этой комнате, несмотря на усталость и многочисленные ушибы, оставшиеся от того самого повода, из-за которого она и оказалась изначально в Мунго. Теперь это было для Райли уже личным, и она бы не позволила снять себя с дела. Все должны были привыкнуть, что Деверилл по правилам не играла, и начинать не собиралась. Она исполняла все поставленные задачи, а методы уже значения не имели. Пока Райли исполняла поставленные задачи, ей многое спускали с рук.
Она стояла, прислонившись спиной к стене, позади всех остальных авроров и, даже не замечая, игралась с заряженным револьвером. Это уже вошло в пакостную привычку, но Райли не обращала внимания. Слишком много пакостных привычек. Одной больше, одной меньше, какая разница? Она закатила глаза на ребячество Пруэттов и посмотрела на Скримджера. Взгляд прямо источал скептицизм, но Деверилл продолжала молчать. Говорить что-то таким как он не в ее стиле. Аврор он был отменный, но теперь все чаще работал из кабинета. Разумеется, Райли сделает все, чтобы поймать аптекаря. Но мало кто широко распахивает дверь, дает наложить на себя сковывающие чары и добровольно следует за аврорами. Каждый раз приходилось применять силу, и отвечать заклятиями на заклятия. В общем, Райли могла бы пообещать, что сделает все возможное, чтобы схватить урода, но пообещать, что он будет целым и невредимым – нет. Один из бумажных снарядов отскочил и приземлился на Райли. Она сбросила его с себя и чуть нагнулась, чтобы сказать потише: - Обоих в Мунго отправлю, к моему брату, если еще один комок бумаги попадет в меня, вместо цели. А там Арманд забубнит вас нравоучениями до обморочного состояния. – Сказала она и вернулась в изначальную позицию, ради приличия делая вид, что внимательно слушает Руфуса, хотя половина того, что он говорил, пролетала мимо ушей.
Когда Скримджер театрально захлопнул папку и взглядом приказал идти и делать, как было велено, Райли оттолкнулась от стены и, засунув револьвер в кобуру, сунула руки в карманы и вышла из кабинета. Оказавшись за дверью, она перебросилась парой колкостей с проходящими мимо хит-визардами. Ребята они неплохие. Жаль только, что не авроры. Деверилл еще раз осмотрела присутствующих. Она знала их не только по работе, но и по Ордену. Многие авроры оказались в рядах Ордена Феникса. И было неизвестно, кто сильнее борется против Волдеморта и его шайки трусливых прихвостней в масках, отдел магического правопорядка, или Орден. Как бы там ни было, этого было мало, иначе давно бы уже выиграли в войне и избавили страну от этих уродов.
- Муди, пусть по дороге рассказывают. Нечего нам стоять в коридоре и сплетничать в двух шагах от Скримджера. – Руфус отчет доходчиво выразился, что требует результатов. Не то, чтобы Райли всегда делала то, что ей говорило начальство, но Скримджер же был прав. Ловить аптекаря надо, пока не решил слинять. И, разумеется, пока не понял, что о нем уже знают. Загнанные в угол способны на непредсказуемые действия, и Деверилл не хотелось потом объяснять, почему задание прошло не по плану. И ее стандартное «а когда в последний раз что-то в таких делах шло по плану» уже не прокатит. Уж очень громкое было дело, задело слишком многих волшебников, и они явно были не довольны. Конечно, учитывая размах, все еще обошлось, но Райли понимала, что пресса будет наседать, и департаменту надо показывать результат, иначе будет нехорошо.

+5

8

Внешний вид: Кожаные брюки, высокие сапоги со стальной оковкой по линии ступни, кожаная куртка с меховой внутренней отделкой, под ней белая рубашка с черным галстуком, на руках перчатки с не длинными стальными шипами на местах костяшек пальцев, на плечах висел пышный черный шарф.
Инвентарь: волшебная палочка, фамильный клинок-трость, охотничий нож, спрятанный в футляр в правом сапоге, пачка сигарилл, зажигался "Zippa", фамильный зачарованный перстень, в кармане куртки кошелек с 10-ю галлеонами, небольшая карманная серебряная фляга на 250мл жидкости, наполненная золотым ромом, несколько ядреных мятных леденцов.

Лео стояла, широко расставив ноги и сложив руки на груди, хмуро пялясь на стол. Ситуация ее конкретно не устраивала. Первое - преступник. Дебил, который решил прославиться, перетравив всех вокруг. Зная, что все подумают на него и будут искать, он все равно это сделал. Лео считала, что это умело подстроенная ловушка для самих авроров. Айхенвальд не сомневалась, что их всех ждут малоприятные сюрпризы, которые будут выражаться или в подмоге в виде Пожирателей, или всяких неприятных зельях, которые аптекарь доброжелательно выльет им на головы. А если этот полоумный додумается использовать, к примеру, растворяющий ядовитый газ, то угробит не только самих "мистеров-вышибаем-вашу-дверь", но и половину переулка в том числе.
Второе - задержание. Айхенвальд очень не любила доставлять подозреваемых в жестоких преступлениях в Аврорат. Она предпочитала жесткий допрос на месте задержания путем, скажем, свежевания пальцев рук, после чего - доставка уже "готового" задержанного на место. Но часто случалось так, что сопротивление подозреваемого говорило об его вине само за себя. Иногда сопротивление бывало настолько яростным, что Леоноре приходилось убивать, а не задерживать, чтобы не быть убитой самой. И в данном конкретном случае, Лео считала, что лучше было бы вытрясти из подонка всю информацию, а после закопать его в его же аптеке.
Третье - Скримджер. Лео уважала его характер и решительность, но не понимала, почему план задержания создает человек, который давно не был на передовой. Это ее сильно раздражало. Ибо она прекрасно понимала, оглядев собравшуюся компанию, что ничто не пойдет по плану. Один из братьев утопит всех в своих соплях, второй братец будет бояться задеть своих и помчится "грудью на амбразуру", Эсме будет материть обоих, Муди будет всю дорогу ворчать, ругаться и командовать, даже когда будет за шкирку тащить ублюдка обратно в Аврорат, а Лео с Райли, как всегда, все сделают по-своему. Леонора сокрушенно вздохнула и поймала на себе взгляд Муди. Она побуравила его глаза пару секунд и чуть заметно указала подбородком на стол и качнула головой - план дерьмо.
Ну, а теперь - четвертое - "за 5 минут до ее прихода сюда".

За 5 минут до ее прихода сюда, Лео дописывала отчеты, водя по пергаменту буквально носом. Под одним пергаментом был другой, и так до 9-ти больших листов. Бумаги ее раздражали крайне сильно. Она не понимала, как люди выживают после такой писанины. Ее ноздри щекотал сладкий запах подогретого шоколадного пончика и аромат кофе, кружку с которым она взяла в руку и чуть отпила. Но тут дверь в ее кабинет открылась весьма прекрасным способом - из-за удара ноги.
-Айхенвальд!
Лео не просто подавилась большим глотком. Она выплюнула все содержимое своей ротовой полости прямо на пергаменты. Секунду она смотрела на это с ужасом, после запустила кружкой с кофейным кипятком прямо в открывшего дверь в ее кабинет. От кружки он увернулся, а вот струя горячего кофе настигла засранца, чей крик был тому свидетелем. Выслушав ругательства, Лео буравила вошедшего угрожающим и ожидающим взглядом.
-Старик вызывает, аптекаря ловить будете. Топай.
Прихватив свои пожитки, сунув в зубы громадный пончик, Лео прошла мимо паренька, двинув ему в солнечное сплетение локтем. А сильное тело девушки могло нанести очень весомые повреждения и без волшебства. Она буквально ворвалась в кабинет, где были уже все. На пару секунд все уставились на нее. Быстро обведя компанию громадными глазами, Лео с ужасной жестокостью проглотила несчастный пончик одним укусом. Она нырнула во всю эту лужу тел, извиняясь за задержку. Она коротко кивнула Муди, легонько улыбнулась братьям и их Церберу женского пола, и с улыбкой подмигнула Райли. После чего состроила серьезную мину и начала слушать "Старика"...

Она молчала все собрание, внимательно случая Руфуса. Ей вовсе не хотелось бросаться в пекло, но предлагать свои идеи Деду она не собиралась.
Когда все вышли, Лео застегнула куртку и обмотала шарфом лицо, заправив концы под воротник. Послушав реплику Аластора, Айхенвальд прыснула.
-Мисс Скамандер сотни раз говорила мистеру Пруэтту, что с его здоровьем зимой без шарфа на улицу вылазить не нужно. Но умные и мудрые мужчины не слушают глупых не разумных дам
Лео цепанула Райли под локоть, оттащив ее в конец процессии. Лео не сбавляла шага, но теперь две подруги шли в самом конце. Лео под шумок отвертела крышку фляги и сделала приличный глоток, суя фляжку в ладонь Райли.
-Там холодно. - шепнула девушка подруге. Закинув в рот леденец, чтобы сбить запах(как школьница, ей Богу), Лео догнала Аластора.
-Этот гад точно что-то для нас приготовил. Иначе сбежал бы, поджав хвост. Нельзя к нему соваться. Лучше трансфигурировать входную дверь его гадюшника в анаконду и направить ее внутрь. Сожрать она его все равно не успеет. И даже если он сможет от нее отбиться, нам будет легче его поймать, ибо его штаны будут изрядно обосраны.
Лео была отличницей по зельям, хоть и не любила этот предмет. Но она знала, насколько могут быть опасны зелья. Она их просто ненавидела, поэтому и не хотела лезть на рожон.
-Тем более, так нам будет проще понять, пасут его дружки гавнюка или нет. Ведь от его визга окна полопаются.

+6

9

Филипп не мог перестать смотреть в окна. Каждый проходящий по Косому подле аптеки казался ему потенциально опасным. Он боялся, что кто-то поднимет глаза наверх и пересечется с ним глазами. В голову даже приходила мысль на счет того, чтобы написать какую-нибудь записку на двери, что он уехал. Но глупо надеяться на то, что аврорат поверит в огрызок пергамента и не перевернет все вверх дном. Мужчине просто необходимо было выбраться из этой передряги сухим. Он понимал, что рано или поздно его достанут. По пузырькам, найденных у всех, кто заболел, а Мур был уверен, что их найдут, не сложно догадаться, где они куплены. Самые дешевые, которые бьются на раз-два, закрывающиеся самыми простыми пробками. Не смотря на это, у аптекаря все равно были свои клиенты, которые не первый год доверяют ему. И которых он отравил. Он серьезно относился к своей работе и делал все лекарства на совесть. Кто-то еще сомневается в этом, после того, что он устроил в Лондоне, заставив Мунго и Министерство встать на уши? Всего лишь Филипп Мур, не имеющий стажировки в каком-то приличном месте. После этого появились вопросы отнюдь не к системе образования, а к тем, что происходит конкретно на местах работы. Он и без пары лет в Мунго стал разбираться во всем всего лишь с помощью книг. Лишь в них можно было найти ответы на все вопросы.  Да, Муру понадобилась помощь, пришлось использовать других, чтобы исполнить свой план именно так, как задумывалось. Но они не помогли сделать все правильно, и это вызывало дикую злость, которая затмевала разум. Был бы у него второй он, все вышло бы иначе, и таких осечек не было бы. Лишь пара убитых грязнокровок? Ему нужно больше. Чтобы они все вымерли и не отнимали рабочие места у тех, кто этого заслуживает больше.
На самом деле, Филипп думал о том, что он вполне смог бы заручиться поддержкой Темного Лорда. Да, Мур не со всем согласен, но во многом их цели сходятся. А почему бы нет? Они бы были друг другу полезными, на самом деле. И, возможно, упростили бы друг другу жизнь. Но кто он такой, чтобы пытаться с ним как-то связаться? Да и это было опасно. Узнать об очередном нападении и выбежать, крича «Мой Лорд, мне нужно с Вами поговорить!». Это все полнейший бред. Его убьют быстрее, чем он успеет сказать хотя бы слово. Нет, нужно найти другой способ. Только вместо этого он сидит над своей треклятой аптекой и ждет, пока его схватят авроры. А он, не смотря на план отступления, даже не собрал вещи и ингредиенты, которые могут ему понадобиться. Нужно бежать, но бежать некуда. Но разве бегать от окна к окну и ждать, пока за ним придут, и лишь потом бежать, правильно? Пока он сидит в закрытой аптеке, ничто не капает на его личный счет в чемодане. Филипп никогда не хранил деньги в банке,  не потому, что не доверял гоблинам и системе защиты банка. Просто даже стыдно было нести такую сумму.
Мужчина бросается к шкафу и достает оттуда сумку, где оставалось около тех сотен галлеонов, и начинает хаотично скидывать туда вещи, бутылки и склянки, совершенно не думая о том, что что-то может разбиться. Это не сильно волновало аптекаря. Просто он должен быть готов. Может быть, открыть аптеку? Чтобы вызывать меньше подозрений, а всем, кто будет задавать вопросы, отвечать, что просто не здоровилось, поэтому он не работал. Это казалось мужчине вполне здравой идеей. Вдруг за ним никто не придет, а он будет прятаться за грязным стеклом, выжидая. Нет, это неправильно. Как только сумка собрана, он берет ее с собой вниз, в этот раз решив спуститься по лестнице. По дороге он останавливается у зеркала и ужасается своему внешнему виду. Кое-как рукой поправляет волосы и идет дальше, пряча сумку у своей стойки, где одиноко стоял звоночек и тарелка с бобами Берти Боттс, которые, кажется, успели покрыться пылью. Мур дует на них и вроде бы все не так плохо выглядит. Поправив бутылочки на полках, он идет к двери и палочкой открывает замок, перевернув табличку так, что теперь перед ним была надпись «закрыто». В голове он снова прокручивал план побега. Мало кто знает, кроме долгожителей соседних зданий и того, у кого Филипп купил этот дом, что в подвале был тайный проход, который мужчина «заботливо» наполнил ловушками. Но его не просто найти за котлами, который стояли горой, только когда он будет убегать, то раскрытие этого пути как раз-таки будет на руку.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ


Итак, уважаемые авроры. Главный у Вас - Муди. А Райли, тоже будучи старшим аврором - его правая рука. Приказы обоих выполнять без вопросов. Непослушание, как все понимают, будет чревато последствиями  :D К вашему прибытию аптека как раз открывается и официально там нет других выходов.
Гидеон, Леонора, Райли, опросите тех, кто работает рядом, может они в курсе, почему аптека была закрыта и,может быть, видели что-то подозрительное. При написании поста обратитесь к Фрэнку за данными, которые вы сможете использовать.
Аластор, Эсми, вы остаетесь дежурить у входа. Почему бы не наложить заклинание, запрещающее аппарацию в пределах здания?
Фабиан, а ты у нас натягиваешь широкую улыбку и идешь что-то покупать, дабы разведать обстановку внутри.

[nick]Philip Moore[/nick][sign]некромант[/sign][icon]https://i.imgur.com/gyYMMWy.png[/icon]

+3

10

Конфликт младшего Пруэтта с Эсми обращает на себя внимание окружающих, разве что, только Скримджер продолжает вести свой монолог не отвлекаясь на задачи вроде этой, слишком мелочные в сложившейся обстановке. Задетая осколком бумажной гранаты Райли в последний раз щёлкнула револьвером, перед тем как упомянула брата в разделе особенно опасных средств поражения. Деверилл, как ещё один своевольный своевольный кадр второго этажа — идеальных сотрудников, солидарных с правилами кодекса и морали следовало начинать записывать в раздел вымирающих видов.
Ставлю на шило в заду Фабиана. — С тусклой иронией подмечает со стороны Гидеон, не оборачиваясь: взгляд по прежнему смотрит на главного оратора с самым большим значком чиновника. — Против нравоучений. — На выдохе поясняет выдуманный вызов Пруэтт. Его слух подсознательно ожидает очередного металлического звука от игры маггловским оружием аврорши: средству не хватает магических чар поверх сильной технологии. Хотя бы в мелочном зачаровании самих патронов, и дула для проводимости.
А он ни слова не сказал про восьмую жертву. — Наклоняется светлая макушка, слова отдают жарким шёпотом.
Действие брата не осталось не замеченным: и главный оппонент и союзник Великобритании, сменивший на этом посту достопочтенную Францию — Соединённые Штаты Америки не могли не предложить бартер, основанный на американской мечте. Рыжие пряди из хвоста по змеиному выглядывают из-за плеч, подпрыгивают во время резких движений женщины. Внимательность могла принести сотруднице МАКУСа свои плоды, если бы не подножки из обстоятельств. «Только платок?» — серьёзно вопрошает старший из близнецов, играючи взыскивая большую цену. Внимание удвоилось, стоило сотрудникам покинуть кабинет для собрания: настал черёд Аластора выказывать свой интерес к предмету обмена. Создавалось впечатление, что авроры слушали совершенно не Руфуса. Разве что Леонора нарушила систематическое присоединение участников к заданному отай вопросу, её дерзость была с лихвой отдана только кандидатуре аптекаря — подлинного виновника настоящего собрания. По всем канонам жанра именно Айхенвальд предстояло огласить кодовую фразу из детской игры «сломанный телефон».
Понятия не имею, какой удивительно важной и ценной информации идёт речь. — Многозначительно протянул Гидеон, скрывая в уголках губ улыбку. Мужчина однако не сбавлял темпа, следуя вперёд — какой бы забавой не отличалась сложившаяся ситуация, сейчас необходимо было преследовать настоящего преступника. И именно с таким жаром, с каким Лео отзывалась о его личности. — В середине декабря мы уже обсуждали вопрос безымянного бродяги, а дело оставили без ниток. — Напомнил аврор о доставшемся ему по короткой палке делу в ходе которого была незаконными махинациями установлена потенциальная причастность убийцы неизвестного к многочисленным больным в Мунго, однако более конкретных сведений выявлено не было. Злоключения Пруэтта не были запечатлены на бумаге, но о них было известно старшим аврорам после общих собраний, за исключением только одного момента — участия Фосетт.

К моменту, когда авроры подошли к заведению Мура — оно только открылось. Последующие поручения старших сотрудников не случайным образом разделили участников операции в соответствующие группы. Полномочия обязали Пруэтта к выяснению вспомогательных обстоятельств: в частности опросить продавщицу лавки волшебной и хозяйственной утвари для дома «Чистящее заклинание». Заведение, которым заведовала сама владелица, не отличалось размерами в отличие от женщины за прилавком, способной раздавить под собой деревянный каркас при желании. Возможно, даже не очень то и сильном желании.
Здравствуйте! Не стесняйтесь, у нас как раз проходят зимние акции. — В контраст с пышной фигурой обращается продавщица звонким голосом, однако исполненным вежливостью интонацией. Разница выделанного обращения с небрежным видом была не просто сильна: каждое последующее слово женщины превращало её подлинный образ в выдуманную обёртку, какой могла являться авторша этого дружественного и звонкого голоса.
С большим удовольствием. — Постарался парировать внушение владелицы собственным. — Вообще я шёл в аптеку, но она оказалась закрытой, а тут и ваша лавка рядом. Вывеска привлекла. — Постарался улыбнуться Гидеон максимально обаятельной улыбкой, какими часто блистает его брат безо всякого старания. Шаг к стойке и сближение в дистанции и надуманный повод о рабочем времени аптеки.
Может и к лучшему, что закрыта. Скверное место. — Позволила наладить контакт продавщица, мгновенно отреагировав на замечание о своём соседе. Она лишь показательно посмотрела в сторону своего соседа без внимания.
Действительно? — Заинтересованно предложил раскрыть мысль говорящий.
Мистер Мур — хозяин тамошней аптеки, вечно её тень закрывает от нас солнце. — Щедро делится хозяйка. — Скрытный настолько, что даже не здоровается, только смотрит мутным взглядом по сторонам. А тех, кто рядом и не видит. Подозрительный. Отстранённый. — Повествовательница смешивала факты и собственное впечатление. — Постоянно запирается в своём подвале. И кто знает, что он там делает? Небось сам и потребляет то, что продаёт. — Предложение вслух слишком броское, настолько, что возвращает звонкоголосой толстушке обратно её противную оболочку. — Да и захаживали к нему такие... Бледные ребята, болезненные. — Очередной намёк в сторону наркотиков.

Отредактировано Gideon Prewett (2019-01-18 12:23:37)

+2

11

Райли доводилось множество раз слышать такие вот брифы. И все были подозрительно одинаковы. Они сводились к одному – результат нужен прямо сейчас, и косячить строго воспрещалось. Как будто могло быть иначе. План ей не нравился, они ей никогда не нравились. Как можно составлять план, не имея толком информации? Поэтому Райли, обычно, ориентировалась строго по ситуации. Единственный раз, когда все делала согласно разработанному порядку, был давно. Она тогда заканчивала стажировку и, после долгого ора начальника, возмущенно брызгавшего слюной во все стороны и недовольного тем, что Деверилл лезла куда не просили и импровизировала на всех заданиях. Тот раз закончился плохо. По сути то, дело было плевое – смотаться в компании пары авроров на свиноферму в Йоркшире, забрать оттуда идиота, который призывал соседей перебить всех магглов в округе, и притащить его в Аврорат. Райли сделала все в точности, как было сказано – не отстала от группы, чтобы проверить, что в полуразвалившейся постройке, даже не зашла за дом, чтобы узнать, если оттуда есть другой выход. В итоге, трехчасовая бойня, попытки выбраться из окружения и, как результат, задерживать было уже некого. Это был как раз первый раз, когда она пустила в ход подаренный дедом револьвер. Стрелять по мишеням было гораздо проще, чем по волшебникам. Особенно по тем, которые не воспринимали маггловское оружие всерьез. В конце дня, после выволочки от начальства за не проявление инициативы, Райли впервые напилась до состояния, когда проснулась в незнакомом месте и не смогла понять, как вообще там оказалась. С тех пор она больше верит собственной интуиции, а не составленным планам. Ничто по плану никогда не идет.
Они уже были в коридоре, а в ушах до сих пор был слышен голос Скримджера. Только звуки в слова не складывались, и Деверилл слышала только отдаленное «блаблабла». И еще был легкий звон в левом ухе. Явно последствия последней стычки с Пожирателями. Она ведь так и не успела дать целителям в Мунго посмотреть, что именно было с ней не так. Пришлось снова быть аврором и помогать сдерживать панику. А потом как-то было уже и не до собственного состояния, к тому моменту ее заботило лишь то, что надо добраться до аптекаря и натянуть ему глаз на жопу. Деверилл вопросительно посмотрела на Айхенвальд и отстала от группы. Теперь они были в самом конце процессии.
- Ну как можно, я же при исполнении. – Усмехнулась Райли и с готовностью приняла от подруги фляжку. Сделав пару глотков, она вернула ее Лео. Покачала головой, заметив, что она приняла попытку замаскировать запах рома ментолом. Деверилл же таких попыток не предпринимала. Во-первых, пара глотков ей как мертвому припарка. А во-вторых, неизвестно, что им подготовил аптекарь. Будь она на его месте, Райли бы организовала нежеланным гостям взрывное приветствие. Скорее всего, задержание будет трудным. Вдруг там еще и горстка Пожирателей будет их поджидать? В общем, даже магглам во время последней войны выделяли ром, для поддержания морали и так далее. Райли ускорила шаг, чтобы не отставать от своих и, засунув руки в карманы, погрузилась в собственные мысли.
Они подоспели как раз к открытию. Стоя в стороне от нужного заведения, Райли окинула здание взглядом. Паршивое местечко, она бы в него не зашла, даже если это бы был паб. Она прищурилась и пару раз сжала руки в кулаки. Что-то подсказывало, что дельце окажется долгим и трудным. Деверилл своей интуиции верила. – Пойду постучусь вон в ту дверку, там один из моих информаторов. – Райли направилась к двери, выкрашенной в отвратительный оттенок зеленого. Красили ее так давно, что краска в некоторых местах свисала хлопьями. Деверилл три раза сильно ударила в дверь и отошла чуть назад, потому что уже знала, что будет дальше. И действительно, ровно через пять секунд дверь открылась с такой силой, что ударилась о стену дома и чуть не слетела с петель. В открытом дверном проеме стоял мужик, лет пятидесяти, давно не брившийся и с подернутыми дымкой глазами. – Привет, Хью. – Райли подняла руку, чтобы приветственно помахать, но тут же остановилась. Что толку, если собеседник слеп?
- Райли, - протянул Хью и уперся ладонью в дверной косяк. – Чего тебе? – Сегодня он был дружелюбным. Это хорошо. Обычно было не угадать, в каком настроении будет Хью. Он был то предельно дружелюбным, то рявкал во все стороны. А иногда в его слепых глазах было столько грусти, что было нужно просто сваливать, иначе он присел бы на уши часа на два. Зато в другие дни он был полезен. Хью - один из главных сплетников Переулка. Знает все про всех. Или знает то, что о них говорят другие. В общем, у Хью было два режима - крайне полезный, и абсолютно бесполезный.
- Один вопрос и я отвалю, окей? Аптекарь, что о нем скажешь? – Хью задумчиво посмотрел прямо на Райли. Действительно, зачем задумчиво пялиться в сторону, если везде видишь только черноту?
- Я его давно знаю. Умный, талантливый. Тихий. И чего его в Мунго то не взяли? Жаль его, не сложилось в жизни. – Хью почесал затылок и сильно закашлялся. – А на кой он тебе сдался то? – И вот оно, Райли услышала знакомые нотки в его голосе, которые сообщали о том, что пора рвать когти. Больше Хью ничего полезного не скажет.
- Да просто так, всегда интересно было. Давай, Хью, мне бежать пора. Работа и все такое. – И, не дождавшись ответа, Райли поспешила удалиться.

+7

12

И вот они шли вшестером, как толпа каких то унылый Bullen, каждый что-то бормотал себе под нос, выражение "я полное Oberkacke" было практически у всех. Лео спрятала фляжку за пазуху, прыснув на реплику Райли.
-Так и скажи - свое уже выжрала, пока никто не видел, морда жлобская.
Лео с улыбкой толкнула Райли плечом и потопала догонять Аластора. Получив ответ в виде "будем действовать по плану", отстала от него, бурча себе под нос тихие и совершенно страшные немецкие проклятия.
Айхенвальд предпочла идти в конце, замыкая движение и следя, чтобы не было хвоста. Изумрудные глаза зыркали во все окна улицы, ибо девушка просто всеми своими нижними прелестями чувствовала, что на нижние прелести всех участников скоро упадут оочень неприятные приключения. Группа дошла до аптеки, Лео к дому подходить не стала, прислонившись к стене дома, что был рядом и поглядывая в пустые коридоры улицы. Получив свое задание, Лео кивнула и молча пошла к указанному ей дому.
О, да. Ничто не украсит ваше утро так, как визит авроров. А если они еще и берут ваш дом и вашу душу штурмом, то впечатлений вам хватит надолго, а порой - на веки вечные, если вы совершили что-то не слишком хорошее.
Леонора не спешила входить в дом, косясь по сторонам и окнам нужного ей здания. Она потихоньку открыла дверь на столько, чтобы она не тронула маленький колокольчик, предупреждающий хозяина о прибытии клиента. Кончиком трости Лео убрала колокольчик с пути двери и, быстро зайдя внутрь, прикрыла дверь, отпустив колокольчик, который так и не привлек ничье внимание. Она быстро осмотрела глазами помещение - за прилавком стоял молодой парень, который копался в коробках. В нем не было ничего подозрительного. Сонное лицо и слегка взъерошенные волосы давали понять, что он явно не ждал таких клиентов. Леонора быстро, но тихо подошла к прилавку, впиваясь взглядом в каждый метр магазина. Подойдя к прилавку, она начала буравить взглядом спину парня, который повернулся лицом к Леоноре, чтобы положить коробку на прилавок. Увидев ее, он вздрогнул. Еще бы. Айхенвальд смотрела на паренька, как змея, увидевшая хомячка, которым она явно собиралась поужинать.
Леонора решила заговорить первая. Она удостоверилась, что парень явно не враг, поэтому она могла быть чуть более ласковая. Но ее взгляд все равно блуждал по молодому юноше.
-Доброе утро. У меня к вам пара вопросов по поводу вашего соседа - мистера Мура. А вот времени у меня маловато, поэтому хотелось бы получить на них ответы побыстрее. После этого я сразу покину вас. Начнем?
Парень секунду похлопал глазами. Мельком он кинул взгляд в окно магазина, завидев пару фигур товарищей Леоноры.
-Э...да, конечно. Что вас интересует? Мы с мистером Муром не очень хорошие знакомые и...
Лео без злобы цыкнула на него.
-Скажите, где мистер Гордон?
Юноша буквально секунду молчал.
-Он приболел. Я его сын, Адам. Вот, помогаю ему по магазину и..
Лео приподняла бровь.
-В самом деле?
Юноша забеспокоился.
-Э, конечно. Я могу его позвать, если вам это нужно...
Леонора не хотела никого пугать, но именно резкость позволяла ей увидеть ту реакцию, которая должна была определять честность от нечестности.
-Спокойно. Не нужно. Конкретно скажите - когда вы в последний раз видели мистера Мура?
-Э...дня два назад.
-Он вчера или позавчера куда-нибудь выходил, вы не видели?
-Эм, да нет, не видел, чтобы выходил. Только свет на втором этаже горел и все.
Лео прищурилась, обдумывая сказанное.
-Никаких подозрительных личностей рядом с его аптекой за эти пару дней не видели?
-Нет, мэм, таких не наблюдалось вовсе.
Лео чуть выдохнула. Она глянула на парня, который смотрел на Леонору с беспокойством. Решив чуть смягчить обстановку, Леонора улыбнулась парню и глазами, и губами.
-Благодарю вас.
Леонора говорила, шагая к двери. Да вот только, Лео шла к двери задним ходом, она не желала подставлять спину не знакомому парню. Открыв дверь, Айхенвальд кивнула юноше.
-Auf wieder sehen.
Выйдя из магазина, Лео вздохнула и ругнулась про себя.
-Как всегда, никто ничего не знает...

+7

13

[indent] - Я выслушаю твои требования, - Эсми подмигивает Гидеону, поймав его удивленный взгляд. Вопрос был ясен без оглашения, а Скамандер была из тех, кто может поторговаться, тем более, что Пруэтт младший был, как уже упоминалось, Эсми нравился. В некоторых аспектах даже больше, чем его старший брат, но тут речь шла об интересе сугубо дружеском.
[indent] - Твоя цена?, - этому диалогу не суждено было стать продуктивным. К сожалению, торги привлекли к себе куда больше внимания чем того хотелось и после разочарованного вздоха, Скамандер вернулась в исходное положение, стараясь хоть как-то вникнуть в инструктаж. Не особо плодотворно, если быть честной хотя бы с собой, но, справедливости ради, она и не старалась. Просто сидела и сверлила взглядом местное начальство, больше не обращая внимание ни на одного из братьев.
[indent] Стоило дождаться инструктажа и быстро ретироваться из кабинета, не задавая лишних вопросов. Увы, уйти незамеченной не вышло и злополучный платок продолжил терроризировать умы авроров Британского Министерства Магии.
[indent] - Да, мистер Муди, - Эсми оборачивается, миловидно улыбаясь. Пререкаться со старшими по званию не входило в ее планы [естественно, если речь шла не о дядюшке], ведь любой просчет моментально удлинял период пребывания в Лондоне. С одной стороны, Скамандер нравились некоторые из представителей здешнего общества, как и вопрос изучения культуры исторической родины в целом. Но, каким бы увлекательным не казался туризм, пребывание в Британском Министерстве изрядно затянулось и, увы, не по ее инициативе, - Вижу, что моя слава идет впереди меня, но эти слухи весьма преувеличены. К тому же, мистер Пруэтт не столько хочет моей помощи, сколько нервного срыва. Мисс Айнхельвальд права, - без особого энтузиазма добавляет она, бросив недовольный взгляд в сторону Фабиана. За последнее время аврор все же смог продвинуться по шкале симпатии, даже больше чем того хотелось, вот только Скамандер скорее задохнется, чем признается в этом.
[indent] - Да тут нечего рассказывать, - она подтверждает слова Гидеона и лениво пожимает плечами, - одна нелепая шутка, которая, кажется, вышла из под контроля, - пусть Пруэтты сами разбираются со своими секретиками, Эсми было интересно, но не настолько, чтобы продолжить расспросы, рискуя в очередной раз отличиться перед здешними управленцами. Само собой, речь шла не о похвале за хорошую работу. С этим, в последнее время, проблем не было. По крайней мере Эсми так казалось.

.  .  .  .  .

[indent] Аптека открылась на удивление поздно. Конечно, Скамандер не исключала возможность, что в Лондоне просто принято работать как сонные мухи, лениво и не спешно начиная свой день, когда многие уже давно бодрствуют и активно работают. Англичане были чертовски странными, это она заметила сразу. То ли родители долго прожили за границей, то ли всегда являлись исключениями из правил, но она не могла представить ни одного из родителей в числе здешней публики.
[indent] Пункт назначения, к слову, оказался еще более скверным чем те места, что встречались до этого. Не то чтобы по мнению Скамандер в Лондоне не было красивых мест, вот только их основная часть сосредоточилась аккурат в центре и, как на зло [для Эсми] туда авроров отправляли редко. Здешние преступники еще не настолько обнаглели, чтобы устраивать массовые беспорядки на центральной площади. В какой-то момент Эсми вспомнила причину по которой оказалась заложницей Британского Министерства, но тут же отогнала эти мысли, не желая портить настроение.
[indent] - Странно, что они так поздно открываются, - она бросает взгляд на Аластора Муди, когда все остальные быстро разделились, выполняя поставленные задачи. В каком-то смысле она облегченно вздохнула, благодаря Мерлина, что ей не придется общаться с владельцами местных лавок. Эсми была хороша в коммуникации, но лондонцы все еще оставались народом настолько загадочным и другим, что она не до конца понимала какой подход к ним нужен. Забавно, ведь будучи шотландкой по крови она чувствовала себя совсем чужой, будто не в своей тарелке. Нью-Йорк сильно отличался от Лондона и это был факт, который не требовал каких либо подтверждений. С одной стороны, Британия была интересная, но какая-то совсем другая.
[indent] - Так и должно быть?, - с сомнением добавляет она, бросая еще один взгляд на аврора, - В смысле, все соседние лавки давно работают и только у Мура рабочий день до сих пор не начался, - она озвучивает то, что не давало покоя с самого начала. Некое несоответствие окружения с конечным объектом.
[indent] - Может ли быть, что нас уже ждут?, - она добавляет фразу рассуждая в слух и особо не ожидая внятного ответа, - Перестраховаться и запретить аппарацию в пределах места задержания?, - Эсми любила сама принимать решения, но такова была судьба «изгнанца» и единственный метод вернуться домой.

Отредактировано Esme Scamander (2019-02-02 19:00:35)

+6

14

Аластор покосился на Райли, пытающуюся его поторопить. Благодаря своей паршивой репутации он не так часто сталкивался с людьми, которые осмеливались ему указывать, и каждый раз становился откровением. Вот и сейчас он задумчиво глянул на коллегу, будто впервые увидев её и осознав – пускай во главе дела поставили его, но Райли ничуть не уступает ему ни по опыту, ни по рассудительности.
– Ты права – двигаем, ребятки!
Сам Аластор вышел вперёд, даже тут оставаясь лидером, ведя за собой. Впрочем, он не забывал оглядываться через плечо и прислушиваться к разговорам за своей спиной. Леонора о чём-то переговаривалась с Райли, Гидеон пытался отбрехаться от расспросов, Эсме вела себя исключительно прилично, явно преследуя какую-то цель. Вдруг Лео выступила вперёд, заговорила с ним. Аластор покачал головой:
– Никаких анаконд на этом задании.
Не то чтобы он был против внезапного появления, но идеи Леоноры были всё-таки немножечко чересчур. Для начала следовало оценить обстановку, расспросить соседей Мура, осмотреть здание – Аластор не верил, что у аптеки на самом деле только один вход. «Да ни один здравомыслящий волшебник не построил бы дом без путей к отступлению!» – думал он. С другой стороны, большинство знакомых ему волшебников как раз и не были здравомыслящими...
Меж тем, они добрались до Косого Переулка. Магический Лондон жил своей жизнью, несмотря на недавние происшествия и нависшую над страной опасность. Интересно, подозревали ли хозяева стоявших поблизости лавок, что рядом с ними трудится безумный отравитель?
На их месте Аластор точно бы заподозрил неладное: закрытая среди дня аптека выглядела подозрительно и неприветливо. За дверным стеклом мелькнул мрачный тёмный силуэт, табличка повернулась надписью «Открыто», но желания закупаться здесь магическими препаратами от этого не прибавилось. Чутьё так и кричало Аластору, что добра за этой дверью не жди.
– Ладно, действуем по плану, – скрепя сердце, проговорил он, поворачиваясь к команде. – Вы трое – опросите хозяев лавок поблизости. Возможно, они видели что-то подозрительное. Но будьте осторожны. Постарайтесь не посеять лишнюю панику.
Тяжёлый взгляд переместился на Фабиана. Состояние его здоровья по-прежнему заставляло Аластора сомневаться в пригодности парня для сегодняшнего дела. Но для следующего задания он подходил идеально.
– Ты у нас идёшь на разведку. Веди себя максимально непринуждённо и не выделывайся. Посомневайся, попроси посоветовать лекарство, повыбирай, оглядись по сторонам. Попробуй заглянуть за стойку и рассмотреть, что там в дальней комнате, но на рожон не лезь. Купишь что-нибудь – и сразу назад, мы с Эсме будем ждать тебя тут.
Авроры разбрелись по сторонам. Аластор с Эсме остались неподалёку от аптеки, но достаточно далеко, чтобы их можно было заподозрить в слежке. Аластор повернулся к девушке.
– Нет, так быть не должно, – проговорил он, краем глаза следя за входом в аптеку. – Но не нужно делать поспешные выводы. Если бы я подстраивал ловушку аврорам, то наоборот постарался бы вести себя как можно более обычно. Возможно, он как раз никого не ждёт, а готовится к новому предприятию или к побегу.
Впрочем, не стоило скидывать со счетов и вариант с ловушкой. Хорошо, что об этом уже подумали как минимум трое из них – он сам, Леонора, Эсме. Аластор не сомневался, что и Райли готова к худшему. Такой здоровый пессимизм обнадёживал – хотя Эсме тут же его разочаровала.
– Перестраховаться? – переспросил он. – Это не перестраховка, а вполне разумная мера. Нужно оставить ублюдку как можно меньше пространства для манёвра – камин в аптеке от сети мы уже отключили. У него должен остаться только один путь наружу.
Аластор посмотрел на входную дверь. Дверь как дверь – дерево, стекло с надписью, табличка «Открыто». И всё же она не давала аврору покоя, вся такая открытая, обычная, не вызывающая подозрений. При такой входной двери просто обязан быть чёрный ход.
– Эй, Эсме, – окликнул он девушку. – Я оставлю тебя на пару минут. Хочу убедиться, что из аптеки нет других выходов. А ты пока наложи антиаппарационные чары.
Сунув руки в карманы, Аластор направился к узкому проходу между аптекой и соседним зданием. Он не думал, что за время его отсутствия что-то произойдёт. Если у этого преступника остались хоть какие-то мозги, при свете дня он не станет ничего предпринимать. Разве что Фабиан не справится с заданием, и аптекарь начнёт что-то подозревать.

+7

15

- Много будешь знать, - гнусавенько начал Пруэтт, ехидно прищурив глаза, - скоро состаришься. У тебя уже морщины на лбу и вокруг глаз, а дальше что? Грудь обвиснет? Я ж этого не переживу, Скамандер. Так что, оставь платок себе и продолжай вырабатывать яд.
Махнув рукой, мол, разговор наш окончен и мне с тобой сегодня больше не о чем разговаривать, жадная рыжая ведьма, мужчина виновато улыбнулся, посмотрев на брата и разведя руками в стороны. Неловко вышло, но кто же знал, что у американки столь тонкий и острый слух?! Фабиан точно не хотел подставлять брата, ему и без него проблем в жизни хватала и, в большую часть, тот даже не стремился его посвящать, а это весьма обидно, между прочим, хотя, младший Пруэтт давно смирился со своим положением в семье.
Райли он откровенно побаивался. Не потому, что она была старшим аврором, нет, а просто её грозный вид и вечные обещания сделать что-то, чего ты откровенно боишься, оставляли свой след. Ну и дурная привычка крутить в руках маггловское оружие вызвала определенные вопросы, которые, конечно, вслух не произносились – мало ли, вдруг она только этого и ждет, чтобы попрактиковаться в меткости. Именно поэтому, когда женщина сделала замечание, аврор вскинул руки, как бы показывая, что снарядов больше не осталось и она может не волноваться. Хорошо, что это было правдой.
- Заткнись! – Огрызается Фабиан на двусмысленный вопрос брата. Уж кто-кто, а он точно не вправе подкалывать его с чем-то подобным. В ход могут пойти приемы ниже пояса, особенно в части, касающейся его странной привязанности к некоторым личностям, чьи действия выходят за рамки законных не только в обычном, не магическом Лондоне.
- Благодарю, мистер Муди. – С каким-то детским благоговеньем протягивает волшебник, принимая из рук Аластора платок и смачно, шумно высморкавшись, как только они все вышли за двери, покинув собрание, зло косится на Эсми, которой все нипочем, не смотря на все замечания и прочую чушь. Слова Леоноры он пропускает мимо ушей, даже умудряется сдержать ребяческий порыв показать ей язык. В конечном итоге, не настолько он и болен, чтобы вести себя, как малолетка. – Я честно его верну, когда постираю.
Слушая остальных, он решил попридержать язык за зубами, все-таки, одно дело кусаться с некоторыми личностями в присутствии младших авроров, другое – когда рядом твои начальники.

А вот это уже было не очень-то по нраву Фабиану. Во-первых, актер из него так себе, что уж греха таить. Он не любил прикидываться кем-то другим и крайне редко у него это получалось. Во-вторых, ему было не по себе от того, что он шел на задание один. Привычка всегда работать в паре или команде теперь играла с ним злую шутку. Это тебе не погоня, а тонкий просчет и в этом волшебник был плох, что не раз признавал.
Серьезно посмотрев на Аластора и натянув шапку на самые брови, мужчина кивнул. От действий каждого из них многое зависело, каждый сейчас вносил свой вклад и мог с легкостью наложать, но рисковал, по-настоящему рисковал, только младший Пруэтт. Это льстило, ему оказали доверие, только вот он мало кому мог доверить свою шкурку, поэтому непринужденности не обещал.
- Я постараюсь, - коротко кивает, поднимая ворот пальто, чтобы за него не задувал мерзкий, промозглый ветер. Глубокий вдох, короткий взгляд в сторону Эсми, более длинный – туда, где скрылся Гидеон, и вот уже он идет к двери аптеки, быстро натирая нос платком, для пущего эффекта.
Колокольчик над дверью, - как обыденно, хотя, судя по внешнему убранству здания, хозяин не хотел привлекать к своему заведению слишком много внимания и обошелся привычными и неброскими украшениям, так что, от внутреннего вида не стоила ждать ничего сверхъестественного, к тому же, это аптека, а не магазин игрушек или сладостей, - громко звякнул. В полной тишине и полумраке помещения его звук показался вульгарно громким, словно раздался не в лавке, а в больничном покое. Дверь за спиной с щелчком закрылась, Пруэтт повел плечами, выдохнул и громко шмыгнул носом, сделав пару шагов вперед. Из-за стеллажа появилась мужская фигура, видимо, тот самый аптекарь, - кто же ещё это мог быть, дубина?! – внешний вид которого оставлял желать лучшего.
- Здравствуйте, - ещё более гнусаво, протянул аврор и выдавил кислую улыбку. Он надеялся, что выглядит и говорит так, будто действительно болен, сильно, а не простым насморком. – Кое-как до вас добрался. Есть что-то от простуды? Ох уж эти холода! Нос не дышит, голова болит, сопли… ну сами понимаете. А ещё периодически бьет озноб.
Он снова шмыгнул носом и кашлянула, прикрыв рот ладонью. Актер погорелого театра, блин. Кашель – отличное прикрытие для того, чтобы быстро осмотреться, потому что он чуть наклонил голову, из-за чего стоящему мужчине должно быть сложно уследить за вектором его взгляда. Торговая площадь не вызывала подозрений.
- Мне тут сказали соседи, что я вообще вовремя пришел. Не зря меня везунчиком называют, говорят, что вы только открылись. Тоже захворали? В городе происходит что-то сумасшедшее, в последнее время, не удивлюсь и какой-нибудь эпидемии. Хотя, в смете последних событий. – Она покачал головой, краем глаза наблюдая за реакцией.

+5

16

Мур дергается, когда слышит, как над дверью зазвенел колокольчик. Cразу старается сделать серьезное лицо, словно все в порядке, когда показывается из-за стеллажа. Это трудно, учитывая, что он в каждом сейчас видит врага, который только и делает, что желает засадить его в Азкабан. Но нет, Филипп не проведет всю жизнь в месте, где сходишь с ума. Этот настрой помогает ему немного расслабиться, но недоверчивый взгляд в адрес мужчины скрыть не удается. Он сразу начинает искать в нем что-то, что выдаст аврора или хит-визарда. Но ничего. Обычный среднестатистический посетитель его аптеки, который вел себя так, словно впервые заболел, - Добрый день, - аптекарь бурчит себе под нос. Но это не удивительно, он давно прослыл не самым вежливым человеком в Косом Переулке. Впрочем, наверняка и в Лютном его считали тем еще хамом, - Судя по всему, - без энтузиазма продолжает Филипп, - случай запущенный, - впрочем, его почти сразу смутило отсутствие симптомов у потенциального покупателя. Конечно же, вероятнее всего, он пришел за лекарством не для себя, но Мур рассчитывал на самый худший исход событий. Почему-то ему казалось, что с огромнейшей вероятностью, это уже пришли за ним. А маги, которые с трудом просматривались сквозь грядное стекло аптеки – тоже по его душу. Быть параноиком в такое время очень сложно, но мужчина считал, что лучше быть осторожнее и чувствовать себя в относительной безопасности. Мур себя давно не чувствовал в безопасности. Уже много лет, не меньше.
- Последние два дня я занимался ревизией, - ему не нравится, что задают так много вопросов, но старается не избегать ответов на них, дабы не привлекать лишнее внимание, - Значит… Простуда… - Скрывается он за стеллажами чуть глубже в аптеку и аккуратно берет в руки палочку, начиная переставлять зелья с места на место, дабы не вызывать подозрение. Сквозь бутылочки разных цветов и размеров Филипп поглядывает на посетителя, который, как ему казалось, слишком пристально рассматривает «внутренности» не самой лучшей в этом месте аптеки. Аптекарь четко знал, где находится зелье от простуды, но ему нужно было время. Срываться с места и бежать – глупая идея. За ним сразу же бросятся в погоню. Не смотря на идеальный план отступления, надежда на то, что это просто больной маг, и он уйдет, как только получит нужный пузырек, не покидала его. Мур хочет лишь спокойной жизни, где маги будут выше полукровок. Разве это слишком много? Всего лишь законное рабочее место, которое он заслужил, как только проявились магические способности. Но ему не предложили альтернативы в Мунго, просто выставили за дверь. Такое никогда не забывается и оставляет серьезный отпечаток. Знали бы окружающие, что он сделал. Не считали бы его бездарностью. Он слишком талантлив, но этого не замечают.
- Ох, я нашел, - хмурится Филипп и возвращается к стойке, - 24 сикля, пожалуйста, - Он ставит немного пыльный флакон перед мужчиной и нервно отстукивает пальцами по дереву, на котором уже давно потрескался лак, - Хотя, забирайте за 20, - Объяснения своей щедрости у него не было. Просто хотелось побыстрее выпроводить мага из аптеки, - Событий? Каких? – удивленно приподняв бровь спрашивает Мур, - Ах, я понял… - Протягивает он, - но в «Пророке» там и ни слова о том, что же это был и кто мог решиться на такой шаг, - Рука под стойкой крепко сжимает палочку, на всякий случай, - Так что, раз больше случаев болезни не наблюдается, значит проблемы больше нет, - слышно, что он начинает говорить намного более раздраженно, но он не в настроении болтать, когда в любой момент за ним могут прийти. Страшно ли ему? Конечно. Какой дурак не боится перспективы попасть в Азкабан?  - Да и мне кажется, что наше Министерство слишком хорошо работает, и они обязательно узнают, кто повинен в таких ужасных событиях, - так и хотелось кричать, что это все он, что треклятым целителям в Мунго просто повезло, что там работает кто-то такой же талантливый, как он, - Но, увы, в газетах об этом не слишком много информации, - пожимает плечами Мур, пытаясь разглядеть что-то в окне. Лишь грязные силуэты, где тяжело определить даже, женщине или мужчине они принадлежат.
- Ничего, - качает головой Гидеон, когда возвращается к Муди. Леноры и Райли еще не было на месте, да и брат все еще не вышел наружу, - Поговорил с парой здешних, - отчитывается он, - Говорят, он постоянно сидит в своем подвале и к нему частенько заходили ребята, которые выглядели болезненно. О том, что с ними было потом – никто не знает, - кажется, что он принес не слишком много информации. Но хотелось надеяться, что у коллег ее будет побольше, - Как там дела у Фабиана? – Пруэтт щурится, пытаясь увидеть что-то внутри, - Его долго нет, - Нервничает ли он за брата? Ну конечно, только никогда в этом не признается, - Ждем? – альтернативных вариантов он не видел. Вломиться в аптеку средь бела дня только потому, что показалось, что аптекарь отправил сотни людей в Мунго? Аврорат так не работает. Им разрешено применять непростительные заклинания в сражениях, но с Пожирателями и только. Судя по всему, этот Мур не тянут на Пожирателя Смерти. Да и вообще на того, кто может попытаться убить такое количество магов. Но, ведь не просто так говорят, что в тихом омуте черти водятся, верно?

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ


Райли и Леонора, отчитайтесь перед Аластаром о том, что узнали. Возможно, вы успели еще кого-то опросить?
А вообще, аврорам пришло время занять позиции и и приготовится. Пока еще не для штурма, а на всякий случай.
Фабиан, Мур начинает что-то подозревать. Любое слово или действие может спровоцировать его к побегу.

[nick]Philip Moore[/nick][sign]некромант[/sign][icon]https://i.imgur.com/gyYMMWy.png[/icon]

+3

17

Райли оглянулась через плечо как раз вовремя, чтобы заметить, как Хью ей улыбнулся. Она была уверена на все сто процентов, что он абсолютно слеп, но иногда старик ничем не уступал зрячим, как будто отсутствие зрения не было минусом, и это пугало. Хью был не самым лучшим информатором, но до других сейчас было не добраться. Их у Райли было около двух дюжин. Она много лет их собирала. Впрочем, идея не была ее собственной. Она последовала совету деда, служившего комиссаром маггловской полиции. Он сказал, что у хорошего служителя правопорядка должны быть глаза и уши повсюду. И почти всегда эти глаза и уши принадлежат тем, кто вне закона. Поэтому придется делать поблажки и изгаляться, как только можно. Некоторым Райли платит за информацию, некоторых держит на крючке, а другие рады и сами помочь. Кто по доброте душевной, а кто за услугу. Хью вот не вписывался ни в одну из категорий. Денег он никогда не просил, был в целом законопослушным, какие-то аврорские услуги его тоже не интересовали. Просто иногда прилетали письма с просьбой забежать к нему на часок-другой. Помочь немного с вещами, с которыми слепому справиться особо трудно. Или просто поговорить. Странный он, этот Хью.
Райли отвернулась и уже собиралась возвращаться к своим, как увидела торчащую из-за куста шапку с заплаткой на макушке.
- Опять дома не сидится, Джим? – Райли остановилась и из-за куста показался мальчишка. Он виновато стянул с себя шапку-восьмиклинку с козырьком и начал нервно мять ее в руках. Сколько Райли его помнила, он всегда ходил в этой старой шапке, в каких обычно бегали магглы в двадцатых годах. Еще когда она была младшим аврором, ей часто приходилось отправлять его домой, чтобы не шлялся по злачным улицам Лондона. Но у него было восемь братьев и сестер, всегда уставшая мать и любящий огневиски отец, поэтому Джим всегда находил способ быть где угодно, только не дома.
- Не на этот раз, честно! – Сказал он, рассматривая носки своих потертых ботинок. Райли подняла взгляд и посморела на своих. Пара минут у нее в запасе еще была. – Мама сказала сходить в аптеку, но она еще закрыта, и мистер Мур мне не нравится. – Райли опустила глаза. Детская откровенность Джима каждый раз ее поражала.
- Да? А что не так с мистером Муром? – Спросила она. Джим наконец оторвал взгляд от земли и посмотрел на нее.
- Он странный. И жутковатый. И он странно на меня смотрит. – Он снова потупил взгляд, а Райли нахмурилась. На Джима и его семью многие косились. Все знали, что его мать – грязнокровка, и что ей приходится ходить на обычную маггловскую работу на Тэлбот стрит, и потом возвращаться вечером в Косой переулок.
- Знаешь, что, Джим? Иди ка ты домой. По дороге зайдешь к зельевару, ну, к которого вывеска в виде живой змеи. Знаешь место? – Он кивнул. – Зайдешь, скажешь, что от меня, он даст все, что нужно. Если начнет выпендриваться, то напомни ему, что он мне должен. Понял? Если через три минуты ты еще будешь где-то здесь, я оттащу тебя домой за шкирку на глазах у всех. Все, беги отсюда. – Сказала она более строгим голосом и Джим тут же убежал. Не нужно, чтобы он ошивался где-то неподалеку, если их задание пойдет не так и придется брать Мура под арест силой. Райли шумно выдохнула и уверенным шагом пошла прямиком к Муди. Будь на его месте кто-то другой, она, может и не стала бы слушать. Но Муди она уважала, и поэтому даже дерзила не так часто, как с другими коллегами. – Нашел другие выходы? – Спросила она, подойдя к главному в группе. Осматривая здание, она начала:
- Мур хотел работать в Мунго, но его не взяли. Хью сказал, что жаль его, и что он талантливый. Вполне может быть мотивом, хотя и сильно притянутым за уши. А мальчишка, с которым я разговаривала, сказал, что Мур жуткий и смотрит на него странно. Могу предположить, что причиной может быть факт, что его мать пашет как лошадь, убирая столики в маггловской забегаловке. – Она на секунду повернулась, чтобы убедиться, что Джим точно свернул на нужную улицу, а не остался посмотреть, что тут делают авроры. Она как раз успела заметить, как он свернул в проулок, на бегу натягивая на голову драную шапку. – Думаю, наш пациент. Брать надо, но осторожно. Если ему хватило ума перетравить львиную долю нечистых волшебников, то мало ли, что он в силах придумать для незваных гостей. – Райли засунула руки в карманы и поежилась. Она, как всегда, была одета не по погоде. Все это время Деверилл была настороже, готовая ко всему. Она по опыту ожидала только худшего, что не раз спасало ей шкуру. Сейчас приходилось быть вдвойне внимательной. Она прекрасно понимала, что после последней стычки с Пожирателями она не до конца восстановилась, и после всех приключений в Мунго она явно не в лучшей форме. Но не важно, в каком Райли была состоянии, это никогда не сказывалось на ее производительности.

+4

18

Лео направлялась к Аластору, рядом с которым уже стояла Райли и говорила, что ей удалось узнать. У самой Леоноры был человечек, который мог что-то слышать, однако, найти его было довольно трудно. А сейчас он решил вообще не высовываться. Айхенвальд была довольно сильно разочарована. И напряжена. Она ни разу не видела этого юношу, кроме того, она даже не знала, что у Гордона есть сын. Все это казалось ей подозрительным.
-Надо бы приглядеть за входом в этот магазин. Если все сложится удачно, потом наведаюсь туда еще раз и поболтаю с Гордоном. Если он еще жив...
Айхенвальд подошла к Муди и Райли и стала ждать, пока девушка закончит свой доклад. Все это время Леонора внимательно оглядывалась по сторонам, прищурено рассматривая коридоры улочек. Она представила, как этот лабиринт выглядит сверху, и нашла глазами место, откуда был наиболее лучший обзор. Именно туда Леонора и решила встать, когда расскажет Аластору все, что узнала. Она ободряюще улыбнулась Райли, когда та закончила говорить.
-На месте Гордона там парень, который назвался его сыном. Если верить его словам, то Мур два дня не выходил из своего магазина, и за эти 2 дня у него не было никаких гостей. Или запуган, или врет, или наш парень действительно затаился на эти пару дней. Есть еще вероятность того, что в его магазине есть какой-то скрытый выход, который не виден другим. Может, черных ход под землей, который выводит его через пару домов отсюда. Что мне не нравится - я не знала, что у Гордона есть сын. Который именно сегодня решил заменить его. Возможно, это дружок Мура, его магазин как раз напротив нашего парня. Прекрасное место для удара в спину.
Лео указала на угол улицы.
-Я встану там. Оттуда я могу просматривать три стороны улицы. Если к нам нагрянут гости - я узнаю об этом первая.
Айхенвальд была немногословна, как всегда. Чистая практичность. Она любила болтать, но на деле превращалась в рыбу, что открывает рот лишь по команде. Лео подошла к углу улицы и прислонилась спиной к стене, уходя в тень. Можно было бы еще и чары на себя наложить, но она решила не тратить силы на это. Ей было важнее прикрыть товарищей, нежели себя. Ее стаж вполне позволял стать старшим аврором, но Леонора не торопилась подавать заявку на повышение. Она хотела оставаться рядовым командным игроком, а не лидером. Она хоть и умела командовать, но не любила. А в качестве рядового аврора она могла чаще выходить в рейды. Лео не любила сидеть в помещении и заниматься писаниной, пока другие рискуют жизнью, но и звание старшего аврора ей было вообще не к месту. Она любила оценивать командные способности других. И она могла с уверенностью сказать, что каждый носит звание по праву. Все они оправдывают свое звание. Райли была той, кого Леонора почти что любила - похожие характеры, похожий подход, да и имидж был тоже похож. Отличная женщина, хороший аврор. Такой, как она, подчиняться было сплошным удовольствием. Аластор...Это Аластор. Он в лепешку расшибется, но не позволит кому-либо залезть в задницу, из которой уже нельзя будет выбраться. Скорее собой закроет, чем позволит кому-либо угодить под проклятье.
За остальных Леонора была готова убивать. Как и за всех. Лучшим подарком для этих ребят, в данной ситуации - не облажаться. Поэтому Леонора тихонько стояла в тени. Из рукава медленно выползла палочка, руку с которой она отвела за спину. Она внимательно следила за улицей, глядя на редких прохожих, она ждала подкрепления Муру. Айхенвальд не верила, что он одиночка и готовилась к тому, что ей придется прикрывать спины товарищей.

+4

19

Фабиан замечает этот взгляд, но старается не акцентировать на нем внимание. Он, конечно, часто ходил на задания под прикрытием, но никогда не пытался обмануть кого-то в той сфере, в которой мало что понимает, поэтому, отчасти, нервничал. С другой стороны, ему ведь действительно было не совсем хорошо, болезнь, что появилась так не вовремя, могла сыграть на руку и помочь.
Приветствие оказалось достаточно сухим, но Пруэтт не собирался прямо сразу менять свое поведение. Во-первых, это вызовет подозрение куда большее, чем неосторожные слова о всем произошедшем. Во-вторых, лучший обман строится на правде и кое в чем Фаб точно не врал, так что он, шмыгнув носом, деловито покивал, когда аптекарь заметил, что случай запущенный. На самом деле, волшебник болеть не умел и терпеть его выходки в таком состоянии могла только Молли, да и та очень быстро сдавалась, если радикальные методы лечения не срабатывали, а в Мунго от него вообще шарахались, как от чумного, если он попадал туда не по делу, а в поисках помощи. Так что было приятно, что хоть кто-то считает твою болезнь столь же запущенной, пусть этот кто-то тот ещё мерзавец.
- Ревизию? Ох, для меня это что-то далекое и непонятное, но, надеюсь, все цифры сошлись, - там же что-то считают, да? – как бы то ни было, я рад, что вы сегодня открылись, а то ещё день и все, чую пошел бы в больницу. – Он передернул плечами, отчасти от того, что вспомнил свой последний визит туда в роли больного. – Не люблю я врачей.
Пожаловался мужчина. На самом деле, к ним он относился нормально, но доверял не каждому, особенно, если доктор был моложе чем он сам. Это, знаете ли, наводило на определённые мысли и отсутствие опыта было далеко не на первом месте. Сейчас же Фабиан посчитал, что будет уместно выразить такое свое мнение и посмотреть, как среагирует аптекарь. Он не знал, что двигало этим человеком и, думалось, узнавать не хотел, но что поделать?! Нужно было заговорить зубы, снять повисшее напряжение и разведать обстановку.
- Ага. Где умудрился подхватить – даже не знаю. Всегда отличался крепким здоровьем, а тут на тебе. Голова совсем отказывается соображать и из-за этого работа встала. Вот и решил, что надо прогуляться до аптеки. – Он развел руками, мол, и вот я здесь. Простая болтовня общительного покупателя и продавца, хотя, последний не очень-то горел этим делом. Сделав шаг чуть в сторону, Пруэтт наклонился, заглядывая за стеллаж, затем повернулся, осматриваясь, прошел чуть вперед и попытался рассмотреть, что скрыто за приоткрытой дверью, ведущей куда-то вглубь дома. Если у этого мужика есть тайный выход, то он явно где-то там, а не где-то здесь. Поморщившись, понимая, что вряд ли удастся узнать что-то большее. Проще было сразу кинуть в собеседника парализующее заклинание и спокойно обшарить дом, но нет. Если вдруг он ни в чем не виноват, то Фаб не успеет даже извинится, поскольку с треском будет уволен из аврората. Да даже если Мур виноват, такой бездоказательный арест мог поставить крест на его карьере.
Естественно волшебник не думал, что продавец не видит, чем он тут занимается, но мало ли, любопытных людей на улицах полно. Кто же знал, что у колдуна проблемы с паранойей.
- А у вас тут уютненько. И помещение такое большое. Живете над магазином? Знаете, я снимаю квартиру в Косом Переулке, почти все предприниматели живут над своими лавками. Это такая преданность делу. – Он громко шмыгнул носом для пущего эффекта и потер его пальцами, украдкой глядя на мужчину, все ещё роящемуся в своих склянках. Ни в жизнь Фабиан не поверит, что аптекарь не знает, где хранятся его лекарства. Оливандер точно помнит на какой полке какая палочка лежит, чем этот волшебник хуже?
- Двадцать сикелей? Вау, да вы весьма щедрый человек. И что это я не захаживал к вам раньше? – Гнусавато рассмеялся Пруэтт. Теперь его очередь потянуть время. Он похлопал себя по карманам, нахмурился, расстегнул пальто, выудил кошелек из внутреннего кармана и начал отсчитывать нужную сумму, выкладывая монетки перед собеседником. В голову пришла ещё одна мысль, и она показалась весьма хорошей, но сначала он чуть-чуть разговорит этого мага. Как видно, его поднятая тема заинтересовала, раз он выдал больше слов, чем за все их общение. – Ну да. Знаете, это конечно не правильно, но его поступок войдет в историю. Сотворить такое мог только тот, кто прекрасно разбирается в своем деле и на голову выше врачей Мунго, раз они не сразу сообразили, что же произошло. Но да, ваша правда. Будем верить в Министерство и их работу.
Он кивнул и широко улыбнулся, протягивая деньги, но тут же одернул руку, вскинув её и хлопнув себя по голове. Что ж, время пришло доиграть театр и сгладить этот момент.
- Слушайте. Вы же профессионал своего дела, может поможете мне? У меня периодически выскакивает какая-то сыпь на шее. В больницу я точно не пойду, там работают одни кретины, которые больше калечат, чем лечат. Но вы-то должны мне что-то дельное подсказать, верно? – Он выжидательно посмотрел на собеседника, надеясь, что немного, а точнее, много лести поможет. Хотя, вряд ли Мур был высокого мнения о своем клиенте.

+2

20

Ничего. Аластор медленно обходит здание с одной стороны, с другой. Коротко взмахивает палочкой, пытаясь отыскать маскирующие или иные чары. И не находит ничего, будто это самая обыкновенная аптека с самым обыкновенным владельцем с самыми обыкновенными намерениями. Аластору это не нравится - уж больно гладко всё складывается, так не бывает.
Он выворачивает из-за угла, останавливаясь у торца здания, невидимый для случайного взгляда за окно. Стёкла чертовски грязные, увидеть сквозь них что-то кроме неопределённых силуэтов сложно, но Аластор предпочитает перестраховаться. Он внимательно слушает подошедшую Райли, взвешивает каждое слово.
- Я бы не сказал, что это притянуто за уши, - задумчиво произносит он, оглядываясь на аптеку за спиной.
Мрачное здание, сумрачное даже внутри, явно принадлежит человеку со странностями, с опасными взглядами на то, кто и чего заслуживает. Аластор не позволяет себе делать голословные выводы, но исходящая от аптеки аура до жути похожа на атмосферу родовых поместий чистокровных и гордящихся своей чистокровностью магов. Да и рассказ одного из информаторов Райли подтверждает, что Мур разделяет хотя бы некоторые взгляды Пожирателей Смерти. А если он готов свысока судить о магглах, то что мешает ему сделать то же самое в отношении колдомедиков?
- Для многих психопатов отказ в работе мог стать спусковым крючком, - продолжает Аластор. - Если он привык перекладывать вину за свои неудачи  на других, то мог считать, что это не ему не удалось устроиться, а его не взяли, выгнали, унизили, подсидели. При должном безумии такое может сойти за причину убить. Да и способ, выбранный для покушения, неплохо подходит под эту гипотезу. Он мог одновременно убить их и доказать, что он куда лучший колдомедик. Будем считать это рабочей гипотезой за неимением лучшего.
Он переводит взгляд на Леонору. Уровень её осторожности восхищает даже его - Аластор не уверен, что отнёсся бы к появлению за прилавком чьего-то сына с таким же подозрением. Поэтому, услышав предположение Леоноры, он уважительно кивает:
- Лучше подготовиться к худшему.
Предсказуемо, она выбирает идеальную позицию. Аластор быстро оглядывается по сторонам, отмечая для себя точки риска, выгодные места для дислокации. Подмечает слепую зону у самого входа в аптеку, откуда удобно будет остановить пытающегося сбежать Мура, если у того всё-таки не окажется потайной двери. Останавливается взглядом на точке прямо напротив выхода - было бы нагло и рискованно встать именно там, но это принесло бы определённые выгоды. Определённо кому-то стоит остаться и на этом самом месте, недалеко от окна, которое в случае чего легко можно разбить.
- И вам тоже лучше подготовиться к худшему. Считайте, что за этой дверью - один из самых опасных преступников, каких вы только знаете. Он чуть не совершил массовое убийство и явно готов на многое. Помните об этом, - Аластор перехватывает поудобнее палочку. - Если мы войдём прямо сейчас, это может только навредить. Так что да, ждём, Пруэтт. Вы останетесь здесь вместе с Деверилл, в случае чего - зайдёте вторыми. Мисс Скамандер, вы закончили?
Наконец, они распределились по позициям. Аластор предпочёл максимально контролировать ситуацию и замереть напротив узкого участка глухой стены между дверью и широким окном. Так он мог первым услышать, если внутри произойдёт что-то неладное, и первым же оказаться внутри.

+2


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » DAILY PROPHET » [15.01.1980] everything always goes wrong