Фабиан успел лишь пробежаться разок глазами по письмам прежде, чем отец их притянул к себе и начал целую тираду о том... » читать далее

01 MAR - 30 APR 1980
Frank Aoife Bellatrix

Daily Prophet: Fear of the Dark

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » DAILY PROPHET » [25.02.1980] a monster calls


[25.02.1980] a monster calls

Сообщений 1 страница 20 из 54

1

https://i.imgur.com/9s6IqMn.gif
Д В А Д Ц А Т Ь  П Я Т О Е  Ф Е В Р А Л Я , 1 9 8 0 ,  Х О Г В А Р Т С

- Смотри! – пятикурсница указывает на кого-то, притаившегося в кустах Запретного Леса, - Не бойся, - она смело делает несколько шагов вперед, пока ее за руку не оттягивает брат-одногодка, - Осторожнее, там может быть опасно! – говорит он, но сам не отходит назад.


Ученики сейчас не слишком охотно покидали Хогвартс. Даже походы в Хогсмид, которые разрешили после каникул, многие пропускали, потому что боялись, что на деревню снова нападут. А директор Дамблдор не видел причины запрещать, к негодованию многих родителей.
Почти каждые пару минут в любом уголке замка можно было услышать, что в школе стало безумно скучно. И это сподвигало студентов на споры. Иногда это было что-то совершенно безобидное, а порой переходило какие-то границы. Кто-то отказывался, а кто-то смело принимал пари. Ко вторым относилась семья Хэмби. Оба ребенка были с Гриффиндора и не побоялись отправиться в Запретный Лес, где должны были провести два часа.


- Мы возьмем его с собой, - уверенно говорит Эмбер и упирается кулаками в бока. Шону ничего не остается, кроме как согласится, ведь тварь на самом деле кажется ему безобидной. Из-за небольших размеров не слишком тяжело пронести ее внутрь замка. Только вот кто бы мог подумать, что это милое создание окажется безумно опасным?

Участники: MERLIN, KIERAN BADDOCK, ABIGAIL TURPIN, ELI MONTAGUE, ROBERT BADDOCK, STEPHANIE CARMICHAEL

ПРАВИЛА УЧАСТИЯ В КВЕСТЕ И ОФОРМЛЕНИЯ ПОСТОВ

1. Дабы сделать квест интересным и более непредсказуемым, итоги заклинаний будут определяться методом броска дайсов. Ссылки на броски из темы должны быть приложены в конце поста и спрятаны под спойлер.
2. Помните, что он Ваших действий зависит судьба персонажа и стоит хорошенько обдумывать свои шаги.
3. В первом посте должны обязательно присутствовать краткое описание внешнего вида и инвентаря в свободной форме.
4. При наличии НПС-персонажей, дайте им краткое описание в начале или конце первого поста под спойлером.
6. Срок ответа - 5 суток.
5. Если у Вас не получается отписаться в срок, то обязательно предупреждайте об этом АМС. Мы понимаем, что у всех могут случиться форс-мажоры, но надеемся на Ваше понимание. Ведь все это делается для того, чтобы в первую очередь было интересно игрокам.
6. Речь персонажа выделяется жирным, мысли выделяются курсивом, речь других персонажей подчеркивается. Посты пишутся только от третьего лица.

+3

2

Шон ощущает жар, исходящий от существа, которое он несет, прижав к себе и укрыв мантией. Он осторожно идет через лес, стараясь не потерять из виду сестру. Вокруг темно, но полная луна в небе освещает контуры, позволяя не запнуться о ветку и не сойти с еле видной тропы. Не хочет использовать магию, чтобы создать свет. Вдруг Хагрид где-то неподалеку? Или кто из учителей выглянет в окно и заметит? Шон всегда был более осторожным, чем его сестра. Но лишь в таких вот мелких вопросах. Оба отпрыска Хэмби постоянно подбивали друг друга на авантюры, к слову, не только друг друга. Шон лишь старался, чтобы потом за выходки им не влетело. Получалось далеко не всегда, но, в его понимании, оно того стоило.
- Не отставай, мы почти у замка. – Шепчет сестре, которая смело идет рядом. Эмбер нетерпеливо поглядывает на брата. Не терпится поскорее добраться до школы и получше рассмотреть забавного зверька. А еще каких-то полтора часа назад она считала пари глупой затеей, и согласилась только потому, что не хотела показаться трусливой. Именно по этой причине она всегда соглашалась на все вызовы, чтобы не казаться трусливее брата, да не только брата, кого угодно. Но Эмбер понимает, что любит что-то делать на спор. Особенно, если это перечит школьным правилам. Она поднимает глаза с тропы и уже видит огни замка. Эмбер увеличивает скорость, и теперь Шону приходится поспевать за ней. Что совсем не нравится существу в его руках. Оно недовольно мяукает и пытается выбраться из-под мантии, но Шон держит крепко. До замка уже рукой подать, но дети огибают южную стену, чтобы воспользоваться тайным ходом. Оказавшись внутри, приходится идти медленно и как можно тише, чтобы не наткнуться случайно на Филча или миссис Норрис.
- Нет, так быстрее будет. – Эмбер тянет брата за рукав и заводит в неприметный коридор за одним из гобеленов. - Постой. – Останавливается по центру коридора и оборачивается, чтобы убедиться, что никого больше нет. – Давай рассмотрим поближе. – Шону тоже интересно. Он достает палочку, тихо шепчет: - Люмос. – Старый и никем не используемый коридор приобретает более четкие очертания. Теперь видно и каменную кладку, на которой кто-то вырезал инициалы, и паутину на потолке, и, что важнее всего, размеренное дыхание свертка в его руках. Он позволяет сестре раскрыть края мантии. Под тканью оказывается чрезвычайно красивый зверь. Наверное, похожий на лису, только меньше. И шерсть мягче. Шон точно знает, они с сестрой выросли недалеко от леса и лисы для них – дело обыденное. А у этого еще и глаза светятся зеленым. Не отражают свет, как у других животных, а именно светятся. Так мягко и приятно. Зверек моргает и с интересом смотрит на людей.
- Какой красивый. Где он будет жить? – Эмбер смело протягивает руку и гладит существо. Зверек издает что-то вроде мяуканья и зевает. Шон хмурится и задумчиво смотрит куда-то в сторону.
- Я знаю место, пошли. – Эмбер с готовностью следует за братом. Он ведет ее через коридор, затем вниз по неприметной лестнице и через пять минут они уже у комнаты. Видно, что никто здесь не бывает. Даже открыть удается не с первого раза. Но, оказавшись внутри, они попадают в темное помещение. Старые парты составлены у дальней стены. Они оставляют находку в комнате и уходят, закрыв за собой дверь. Прокормить зверька не составляет труда – эльфы на кухне всегда рады дать еды пришедшим к ним студентам. За несколько дней Пушистик, как зовет его Эмбер, хотя Шон все еще против этого имени, немного увеличивается в размерах, но своего очарования не теряет. Все та же огненно-рыжая мягкая шерсть, те же светящиеся зеленые глаза и точно такой-же пушистый хвост, как в тот день, когда брат и сестра принесли его в замок.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ


На ответ отводится пять полных дней. Верхняя и нижняя граница объема в данном кругу отсутствует.
Каждый игрок получит личное сообщение с ЦУ в ближайшее время.

+4

3

Внешний вид: черные брюки, темно-синие кеды, синий свитер с зелеными полосками.
С собой: палочка.

- Нет, ну, может быть, не пойдем в Хогсмид? – Киран морщится, сидя за преподавательским столом с краю, где обычно сидела Эбигейл. Он пустовал, и никто и слова не сказал на то, что он занял не свое место. Мужчина притягивает к себе огромный кусок пирога, но не торопится его есть. Он ждет, пока не услышит от Турпин, что она не голодна. Периодически преподаватель бросал взгляд на студентов и улыбался, глядя на то, как спокойно и тихо проходит их день. Февраль выдался холодным и студенты предпочитали сидеть в стенах замка, лишний раз не высовывая свой нос на улицу. Волшебник тоже не был в восторге от этой затеи, хотя прекрасно понимал, что сам предложил это еще неделю назад, - Я знаю, что мы собирались, но нас так замело за последние дни, - мужчина смотрит на девушку с жалобным видом. Еще буквально пару дней назад можно было подумать, что на улице самая настоящая поздняя осень. Буквально на неделю снег растаял, и было даже несколько солнечных дней. Вот когда нужно было выбираться куда-то, а не сейчас, когда был риск стать снеговиком буквально за несколько минут. Бэддок не любил холод и по возможности старался отсиживаться в стенах замка, лишь изредка делая пару кругов по внутреннему двору. И то мужчина утеплялся, как только мог, натягивая шарф на лицо так сильно, что между ним и шапкой была лишь узкая щелка, где можно было с трудом рассмотреть глаза.
Каждый день мужчина читал очередной выпуск «Пророка» и думал о том, что хорошо, что он далек от всего этого. Эбигэйл в безопасности, да и Роберт тоже. Когда наблюдаешь за близкими людьми, не так уж и страшно. Не хочется даже думать о том, что бы могло произойти, окажись кто-то из них в Лондоне, где опасность поджидала на каждом шагу. Стоит понимать, что все равно рано или поздно придется вернуться в свой дом и жить в страхе за тех, кого любишь. Время идет и Киран становится смелее. Он больше не будет стоять в стороне. Судьба дала ему второй шанс и он им воспользовался. Ошибки просто больше не может быть, - Я надеюсь, что такая погода продержится еще не так долго, - профессор закатывает глаза, прежде кинув хищный взгляд на тыквенный пирог, который так и стоял нетронутый. Он не ел с самого утра, и горячего чая в середине дня казалось мало. Еще немного и желудок предательски заурчит, выдавая Турпин его истинные намерения на данный момент. Бэддок был одним из тех магов, кто с возрастом не потерял глупый детский шарм, которым обладают немногие. А уж наивности в нем было хоть отбавляй. Иначе как объяснить, что он два года был настолько слеп, что не увидел, что у брата есть девушка. Более того – мужчина был уверен, что все намеки на приезд к ним в гости только из-за него. Каким же он был идиотом. Хотя, порой начинает казаться, что даже не «был».
К слову, Киран до сих пор не может поверить, что уже зима и скоро закончится второй год, как он преподает Нумерологию. Кажется, по большей мере ему удавалось быть отличным преподавателем. Его любили студенты, ведь он старался интересно преподносить материал, чтобы это не просто было каким-то белым шумом, а как-то запоминалось. Ну и это, конечно же, приносило свои плоды – почти все студенты хорошо писали тесты по его предмету. И он даже подготовил один курс к сдаче СОВ. А вот-вот на подходе второй. Это был повод гордиться собой. Впрочем, многие хвалили Кирана, и это было приятно. Ведь окружающие видели, как сильно он старается и пытается научить магии чисел, если так можно выразиться. Кто-то даже подшучивал, что количество девушек, выбравших его курс для дальнейшего обучения, увеличилось вдвое. Бэддоку было сложно судить, когда прошло столько времени с тех пор, как он выпустился из Хогвартса. Но даже если все это было неправдой, мужчина все равно краснел как то странное растение в теплицах, которое Киран увидел еще в школе, но постоянно забывал спросить. А, скорее всего, это не так уж и сильно было ему необходимо, раз, каждый раз оказываясь в теплицах, он на несколько секунд задерживал взгляд на растении, а потом махал рукой, мол, подождет до следующего раза. Так и прошла большая часть жизни профессора Нумерологии. Но потихоньку о начал что-то менять. Двигался вперед небольшими шажками, каждый раз отмечая про себя, что он все делает верно. Может, хотя бы к тридцати годам добьется чего-то на самом деле стоящего.

Отредактировано Kieran Baddock (2018-12-11 01:22:03)

+6

4

Внешний вид: бежевое твидовое платье до колен, высокие сапоги
С собой: волшебная палочка, обручальное кольцо на цепочке

За последние дни Эбигейл сделала один вывод: детям настолько холодно, что они примерзают к своим местам и не думают получать травмы. Снег, вопреки ожиданиям волшебницы, принес тоску на большую часть обитателей старого замка. К концу февраля меньше всего ожидаешь продолжения зимы. Хандра накатывала периодами и на саму Эбигейл: девушка вчерашний вечер провела в ванной старост чуть ли не три часа, стараясь согреть промерзшие кости. Сегодня же целительница настроена решительно, и на то указывают теплые зимние сапоги, которыми волшебница не пренебрегла даже за обедом.
- Пока ты ешь, я возьму свои вещи и могу подняться за твоими, - рука колдуньи тянется к тарелке Кирана, и ломтик помидора исчезает с серебряного блюда. Нет, Эбигейл вовсе не голодна, однако желание покуситься на еду из чужой тарелки сопротивляться просто бесполезно. Ровно как и все усилия Бэддока переубедить свою спутницу.
- С каких пор ты стал так отрекаться от своих слов? - возмущенная мисс Турпин в несколько шагов обходит стул Кирана, усаживаясь на пустующее место рядом. Эгоизм, выпущенный гневным негодованием, заставляет волшебницу всячески обращать внимание мужчины на себя. Желанный Кираном тыквенный пирог легким мановением руки оказывается на краю стола. Женщины беспощадны в тот момент, когда жаждут от мужчины выполнения своего желания, и Эбигейл отнюдь не является исключением. В девушке, разве что больше мужественной решимости, которая усугубляет положение ее избранника, и едва ли ее остановит что-либо в достижении цели. Даже то, что порция пирога была всего одна.
- Мистер Бэддок, вы обещали, - совершенно серьезный тон и столь игривый взгляд. Шантаж не лучшее средство, с точки зрения морали, но весьма действенное. В особенности, если речь идет о голодном мужчине. Эбигейл сдается, уступая мужчине вожделенный пирог и наполняя тяжелый бокал теплым молоком. Девушка желает Кирану приятного аппетита, заставляя ложку  в бокале размешивать мед, и окидывает взглядом весь зал. Пару раз она сталкивается взглядами со студентами и с мягкой улыбкой кивает и отслаютовывает бокалом, на одного из слизеринцев смотрит укоризненно, и юноша явно понимает намек на скорую встречу (ему все-таки нужно приходить на обследование хотя бы раз в месяц, пока раны не затянуться полностью). Эбигйел пессимистично начинает составлять план на вечер в Хогвартсе, раз уж Киран так противится прогулке. Дел было невпроворот, и, возможно, волшебнице стоило бы прекратить оставлять их на завтра - в конце концов, это никогда не доводило до добра. Но усваивать уроки школьных лет пока не входило в ее планы.
Ровно как и желание заниматься сегодня какими-то ни было делами отсутствовало.
- Может быть, мы дойдем до Метел и возьмем чего-нибудь горячительного. Согреемся после прогулки. Купим в Сладком королевстве жвачку с корицей, которая будет жечь язык, - она ласково касается своим бокалом его и смотри мужчине прямо в глаза, уговаривая его на эту прогулку, - Иначе я просто останусь у себя и буду готовиться к этой лекции для старшекурсников о вреде зелий, - она хмурится, глядя в потолок, выказывая собственное нежелание этим заниматься. Разве может мужчина оставить свою даму в таком положении?
Читать какие-то дополнительные лекции о здоровье по инициативе директора Эбигейл не хотелось вовсе, а в виду отсутствия тренировок по квиддичу и общей пассивности студентов, в больничном крыле мадам Помфри с тремя пациентами успешно справлялась одна. Иногда мисс Турпин и вовсе казалось, что мудрая целительница и вовсе никогда не нуждается в помощи молодой девушки, что заставляло испытывать смешанные чувства. Но не сегодня. Сегодня ей хотелось бы вытащить из цепких рук старшекурсниц своего нумеролога, разгребая его из-под груды тестов, расчетов и планов лекций.
- Ну как мне тебя убедить в том, что прогулка по Хогсмиду - это отличная идея, в целом, и хорошая возможность отдохнуть от школьной суеты, в частности? - вздыхает целительница, доходя до отчаяния, - И только не говори мне, что ты вообще не устал.

+5

5

Внешний вид: джинсы, кеды, темно-синяя толстовка с капюшоном поверх форменного серого джемпера с нашивкой Рейвенкло.
С собой: палочка, перо, тетрадь и учебник по нумерологии.

[indent] Выходные подошли к концу, и новая учебная неделя поспешила вступить в свои законные права, захлестнув всех обитателей Хогвартса с головой. Особенно непростые времена настали для студентов последнего курса, чья подготовка к сдаче Ж.А.Б.А. становилась все более активной, а сами выпускные экзамены все более неизбежными. Впрочем, многие прокрастинаторы все еще продолжали откладывать своё образование в долгий ящик, наивно полагая натаскать себя по всем предметам в кратчайшие сроки, тогда как около восьмидесяти девяти процентов учеников Рейвенкло и вовсе не планировали начинать готовиться, полностью убежденные в силе своих знаниях.
[indent] Бэддок тоже относил себя к числу самоуверенных умников, но не потому, что считал лучше прочих, а лишь потому, что находил изучение новых тем куда более увлекательным, чем повторение того, что он и так прекрасно знал, однако объяснение пройденного материала было очевидным исключением из правил. Вот уж от чего ему было сложно отказаться, так это от возможности поразглагольствовать и поделиться своими собственными наблюдениями, которые могут помочь кому-то в образовании. Единственное, о чем он мог сейчас жалеть, так это об отсутствии в Хогвартсе дополнительных лет обучения по углубленной программе, как в Дурмстранге. Вот уж где бы он поучился...
[indent] - Значит так... "Греческая Изопсефия, как разновидность нумерологии". - Роберт задумчиво крутил перо между пальцами, скользя взглядом по странице учебника, пытаясь разобраться в новой теме. Обед уже близился к своему логическому завершению, оставив в большом зале только самых стойких обжор, ленивых жевастиков и несчастных опоздавших. Разумеется, трое представителей гриффиндора, слизерина и рейвенкло, к последней категории не относились.
[indent] - И так, у нас дано... - Бэддок стянул с подноса тыквенный кекс, не отрывая взгляда от учебника, и продолжил читать условия задачи: - "В эллинистическом романе об Александре Македонском, написанном около III в. н. э., сказано, что по случаю отдания приказа о строительстве Александрии полководцу явился языческий бог, давший предсказание: "Город Александрия, который ты строишь, будет желанен для всего мира, и Я Сам буду охранять его. Когда ты будешь умирать, ты будешь жить здесь; жизнь в этом городе станет твоей могилой. Так тому и быть. Возьми две сотни, прибавь единицу, потом одну сотню и прибавь единицу, затем два раза по сорок, десять, а затем возьми первую цифру и сделай её последней. И ты узнаешь, как Я Бог"
[indent] - Хм... - Выдержав драматичную паузу, Роб принялся жевать свой десерт, прикидывая решение для головоломки. Дойдя до середины, его внезапно осенило и остатки сдобы он поспешно затолкал в рот целиком, поспешив записать свои домыслы в тетрадь: - Тофно вэ! - воскликнул он с набитым ртом, - Надо просто прогнать все через греческий алфавит, а потом сложить числовые значений букв слова для нахождения итоговой суммы! Получится, что 200 (Σ) + 1 (α) + ρ (100) + α (1) + π (2×40) + ι (10) + ς (200) = 592 или Σαραπις, что с греческого - Сарапис, ха! Да элементарно!
[indent] Довольный собой, Рейвенкловец со звонким хлопком вложил перо в тетрадь и чуть было не отклонился на спинку скамьи, вовремя вспомнив, что никакой опоры у него за спиной не было и вовсе. Чуть пошатнувшись, он снова подался вперед, утащив, на этот раз, шоколадный эклер и оглядел своих сокурсников.
[indent] - А что у вас?

+6

6

Внешний вид: чёрные штаны, чёрные ботинки, белая рубашка с закатанными рукавами, слизеринский галстук и чёрная вязаная кофта на пуговицах.
С собой: палочка, учебник по Прорицаниям и плохое настроение.

Большой Зал никогда не был прямо любимым местом Элая. Но то, что безусловно приятным когда он настолько опустел - правда. Монтегю лежал щекой на учебнике прорицаний и ощущал, что с секунды на секунду он пустит на него слюни. Чувствовал, что объелся, что хочет спать, что ненавидит Прорицания и очень-очень хочет, чтобы это всё поскорее закончилось. Подросток смотрел в сторону преподавательского стола и не видел там ничего, поскольку взгляд его был расфокусирован.
Вообще-то он готов к экзаменам, как он считал, достаточно. Просто вот, у него было твёрдое убеждение, что ты можешь плюнуть в сторону предметов, которые тебе не нужны. Внутренний конфликт из желания быть лучшим и быть лучшим но не во всём, создавало такой вихрь эмоций, что Элай мастерски справлялся с откладыванием изучения Прорицаний в дальний ящик и подавлял чувство вины едой. Он все свои чувства подавлял едой, если быть откровенным, но разве это важно, когда его щека на учебнике, рядом Стеф, Роберт и чувство безнадеги. Ещё, конечно, вера в высшие силы, которые магическим образом позволят ему не учить, но сдать экзамен на Превосходно. Пожалуй, именно на высшие силы и были все надежды.

Монтегю прикрыл глаза и вслушался в восхищенный бубнёж Роберта. Элай всегда поощрял стремления Роба к изучению всего и вся дальше программы, потому что очень приятно, когда рядом с тобой ходит краткая выдержка, всегда готовая в парочке предложений объяснить суть каких-то процессов, на обдумывание которых ты потратил бы часы, годы, возможно даже вечность. Но сейчас он изучал Нумерологию. По-своему это тоже потрясающе, потому что монотонный (пусть и такой убер восхищённый) голос друга действовал на Монтегю как колыбельная. Его словно накрывало пеленой. это убаюкивание этот голос звучал как тёплое одеялко, как заклинание, превращающее Прорицания в мягкую подушечку, а всё тело Монтегю в желе, которым он сейчас растечется и растает в вечности. Но звучное "тха!" сорвало это иллюзию. Элементарно ему, вы посмотрите.

- А что у вас? - и Элай почти подскочил, отрывая щёку от книги, на которую почти пустил слюну. Вытирая рот, подросток прочистил горло.

- Личная жизнь, спорт, всё такое, - беззлобно, но иронично ответил Монтегю, понимая, что Роб вряд ли на такое обидится, а вообще - Прорицания. Ненавижу, - Монтегю почти простонал, оглядываясь по сторонам и продолжая судорожно вытирать губы. Почему-то теперь ему стало почти стыдно от того, что он чуть не уснул на учебнике.

- Кстати, - моментально продолжил парень, не давая ответить Стеф и давая ей время на формулировку язвительной шутки, - ты знал, что Прорицания предмет намного нуднее Нумерологии? Я, конечно, ни на  что не намекаю, но у меня есть книга, а у тебя свободное время, так что если ты... ужин с меня, если что.

Подросток подвигал бровями вверх вниз, наблюдая за реакцией друга. Ему так нравился этот момент между осознанием шутки, этим смешным лицом, перебегающим грань между серьезным после учебы в расслабленным от дурацкого чувства юмора Монтегю. Он, почему-то, забыл, что Бэддок, наверное, знает Прорицания наизусть. Если спросить у него номер страницы, он наверняка процитирует тему, несколько предложений и в конце, вишенкой на торте, заявит, что "это же просто". Вот поэтому он на Рейвенкло. А ещё потому, что в каминном зале его бы за эту фразу сожрали без соли. С другой стороны, с любовью Бэддока к сахару, мозг у него работает наверняка быстро.

+6

7

внешний вид школьная форма: рубашка, жилет, галстук, юбка, мантия, гольфы и туфли
с собой волшебная палочка, несколько библиотечных книг

Скука, окутавшая Хогвартс, казалась Гринграсс почти блаженной после долгих, шумных и слишком эмоциональных рождественских каникул, которые она провела с семьей и теми, кого родители отнесли к кругу близких друзей. О, Мерлин, лучше бы она сослалась на занятость, на подготовку к ЖАБА, но избежала всего того кошмара, что пришлось пережить. Как бы то ни было, теперь Морин, пусть и вспоминала все с содроганием, все же радовалась.
Сонные, словно мухи, студенты, юркие первокурсники, боязливо огибающие выпускников, потому что у тех нервишки начинали подшаливать с приближением конца учебного года, мерные и неторопливые, будто киты, преподаватели, проплывающие по коридорам, будто призраки, которые, кстати, вопреки общему настроению, почему-то шумели больше всего – все это совершенно подходило под настроение девушки.
Почти все выходные она провела в библиотеки и лишь под самый конец, внезапно, осознала, что соскучилась по пряничным домикам Хогсмида, сливочному пиву и многим другим прелестям деревушки, оказавшейся для большинства, с самого начала учебного года, единственным окном в мир. Но волшебница поставила перед собой цель и, как ни странно, сворачивать с намеченного пути не собиралась. К тому же, погода за окном так и шептала расположиться с книгой в руках у камина и упасть с головой в Историю Магии. К сожалению, гостиная Слизерина не располагала к чтению, поскольку была достаточно темной, да и шумной, в последнее время, а вот уютные кресла библиотеки показались удачной заменой дивану и пледу.
Делая пометки в записной книжке, выписывая то, что могло пригодиться, но это, казалось, невозможно было запомнить с первого раза, Гринграсс абсолютно забыла про обеденное время. У седьмого курса дела с учебой, особенно во втором семестре, обстояли куда как лучше, чем у всех остальных. Их максимально разгрузили, позволив больше внимания и времени уделять тем предметам, по которым будут сдаваться ЖАБА, но этого, иногда, все равно было мало. Девушка слишком зациклилась на хороших отметках, что забыла об обеде.
Большой Зал давно уже опустел, за четырьмя длинными столами, то тут, то там встречаются горстки учеников, кто-то доедает, кто-то болтает, как это было со знакомой ей троицей, состоявшей из слизеринца, когтевранца и гриффиндорки, - в голове Морин до сих пор не укладывалось, как эти двоя вообще терпели кучерявую выскочку, они же явно все разного поля ягоды, - а кто-то, как она, опоздал к празднику живота.
Осмотрев помещение, волшебница поджала губы, поняв, что её подружки не дождались, а ведь знали, где она пропадает, могли бы и зайти, позвать с собой. Внутри занозой засела обида, что отразилось на лице, вмиг ставшем кислым. Поправив форменный галстук и оправив полы мантии, она зашагала к дальнему краю стола, что располагался ближе всего к преподавательскому. Кстати, о птичках. Взгляд скользнул по мистеру Бэддоку и мисс Турпин. Интересный из них получался тандем. Недавно она слышала сплетню, что они, якобы, любовники. Забавно. Знает ли парочка о том, что о них говорят и, если знают, то зачем так открыто подкидывают дров в огонь?!
С этими мыслями она приземлилась на край стола, положив прихваченные с собою книги рядом и оглядывая остатки обеда. Краем уха слышит рассуждения Роберта. Он тараторил всегда и везде, и редко кто мог его угомонить, особенно, если дело качалось учебы, не зря же она его приметила и попыталась оплести нитями обмана, лести и флирта.
Вздохнув, понимая, что настроение, которое ещё утром было едва ли не праздничным, резко упало куда-то вниз, выровнявшись по показателем с общим градусом скуки во всем Хогвартсе, Гринграсс начала накладывать себе еду, стараясь не думать о том, что обедать будет в полном одиночестве.

Отредактировано Maureen Greengrass (2018-12-27 18:01:21)

+6

8

Внешний вид: тёмно-синяя толстовка с капюшоном, под ней чёрная майка, тёмные брюки, удобные ботинки. Выражение скуки и сосредоточенности на лице.
С собой: палочка, учебник по зельеварению, пергаментный свиток и перо.

Зелья. Именно зелья тревожили Стефани больше, чем всё остальное вместе взятое. С чарами она как-нибудь разберётся, в конце концов, сымпровизирует и будет удивлять комиссию чудесами трансфигурации как в старом анекдоте про находчивого волшебника, который подготовил только тему про блох, а отвечать пришлось про рыб. А вот с зельями так не получится, и хотя Стефани была уверена в своих силах практически в любом предмете, какой ни назови, даже если она его уже второй год как не изучала, всё-таки необходимость поактивнее взяться за подготовку к экзамену по зельеварению вслух озвучил даже профессор. А если уж до этого дошло, то надо было садиться, зубрить и не пытаться заглянуть то в историю магии, то в трансфигурацию, в надежде слегка попрокрастинировать для удовольствия собственной душеньки. Настроение, впрочем, было вовсе не на подготовку, а на какое-нибудь чтение для души, и чем ближе надвигались последние рубежи перед выпускными экзаменами, тем сильнее это настроение падало куда-то в бездну бесполезного ничегонеделания. Стефани напоминала себе, что вернуться на постоянной основе домой к младшеньким и бабуле не входило в её планы с самого поступления в Хогвартс, но пока что ей казалось, что она, если что, и так что-нибудь придумает. Да и, может, лишние баллы на экзаменах не так уж и важны, и так сойдёт, что она, не сдаст хотя бы на то, что в нормальных семьях называют «молодец, прилично»?
Сегодня, облюбовав место в Большом Зале рядом с Элаем и Робертом, она тупо пялилась в учебник, параллельно водя пером по пергаментному свитку, пытаясь набросать себе конспект выпадающих тем. В целом, она могла бы рассказать и про то зелье, и про другое, и про яды, и про противоядия, а вот детали иногда западали. Ей нужен был ответ на высшем уровне, поэтому и деталям нужно было уделять самое что ни на есть пристальное внимание. Получалось пока что плохо: зелья сливались в одну большую кучу, выловить из которой нужные сведения было не проще, чем найти иголку в стоге сена. Поэтому, стоило Роберту заговорить вслух (не забормотать свои нумерологические штучки, это она уже давно списывала на белый шум и не регистрировала, а действительно обратиться к ним), как Стефани со спокойной душой шумно отодвинула от себя книжку. У Элая, видимо, настроение было тоже ни к дракклу, но это она уже и до того успела заметить.
Тихо хмыкнув на замечание Элая про личную жизнь, она придвинулась поближе к тарелке с кексами и тоже схватила один, медленно и неторопливо смакуя укушенный кусочек и выслушивая тягости изучающих прорицания.
Иногда я думаю, что и слава Мерлину, что мой третий глаз так и не открылся, — усмехнулась она. — Так и брожу, как слепой котёнок, впотьмах астрального мира и набиваю шишки о невидимые преграды и препятствия. Кстати, что скажет наука по поводу наших экзаменов? Может, и учить смысла нет?
Ещё на третьем курсе Стеф для себя решила, что тратить время на прорицания она не будет, лучше старательно потратит время на книги, то есть на другие предметы, но вот заглянуть в будущее и узнать, как кончатся экзамены и можно ли полениться уже сейчас, было бы классно. Отломив ещё кусочек от кекса и проводив взглядом блондинистую Гринграсс, при появлении которой, совсем неожиданно, не заиграли фанфары и зал не взорвался фейерверками, что же делать, как же жить, и снова перевела взгляд на товарищей.
У меня зелья, и я никак не могу понять, в чём сакральная разница между нарезкой соломкой и кубиками, — поделилась она. — В супе, я так понимаю, это оскорбляет эстетические чувства жующего, но в зельях-то? И как вообще можно нарезать лапки жуков правильным способом? Разве нет единственного способа нарезать лапки жуков? Составители вопросов, скорее всего, сами никогда не варили зелья.
Она забросила в рот остатки кекса.
Я считаю, что нам положен перерыв, иначе мозги вскипят.

Отредактировано Stephanie Carmichael (2018-12-27 20:24:50)

+6

9

За последние несколько дней оба Хэмби стали мастерами скрытности. Выскальзывали из башни каждую ночь, чтобы провести с новым питомцем немного времени, покормить, и дать свежей воды. Они быстро выяснили, что зверек, которого Эмбер упорно зовет Пушистиком, предпочитает что угодно, в чем есть мясо. Причем, существо в еде очень привередливо. Мясо съест, но остальное оставит на тарелке. Шон даже стащил из кабинета зельеварения какую-то металлическую чашку, чтобы у питомца было что-то свое. Избегать острого взора Филча и его пушистого исчадия преисподней сложнее всего. Но дети нашли еще несколько тайных проходов, и приноровились избегать чужих глаз. Оба решили, что никому не скажут про зверька. Ну, решала, по сути, Эмбер. Боится, что питомца заберут преподаватели. «И что тогда с ним будет?» - Спрашивала она, - «Нельзя же его обратно в лес!».
А Шон редко когда может отказать сестре. Так уж воспитали. Да и в семье все всегда точно так же. Эмбер получает все, что захочет. Она же младше, и она девочка. Единственная дочь, поэтому ее балуют. В прочем, плохим человеком от этого Эмбер не стала, но получать свое научилась.
- Смотри, тебе не кажется, что он стал больше? – Шон опускается на колени перед зверьком и всматривается в его мордашку. Пушистик чуть наклоняет голову в бок, и уши забавно свешиваются. Он моргает пару раз и издает зевок.
- Если только совсем немного… - Эмбер неуверенно щурится. В комнате недостаточно света, чтобы понять точные размеры питомца. Даже кажется, что он отбрасывает просто гигантскую тень. Но это просто воображение. У Эмбер всегда было богатое воображение. Она тоже подходит к огненно-рыжему существу со святящимися зеленым глазами. Зверек перебрасывает внимание на нее. Может, ждет еды, или просто внимания. Хэмби еще не научились понимать, что к чему. В свободное время они перерыли половину библиотеки, но так и не поняли, кем является Пушистик. Идею спросить у профессора по Уходу за Магическими Существами отбросили сразу. Хэмби были сорвиголовами, но идиотами не были. И умели отлично хранить секреты. Чем, собственно, многие и пользовались.
- Давай дадим ему еды, и пойдем уже. Может, в Большой Зал не успеем, но на кухне нас точно покормят. – Шон решает поторопить сестру. Она согласно кивает и достает из сумки сверток. Медленно разворачивает его и кладет в чашку Пушистика. Зверек с жадностью вгрызается в индейку, как будто неделю голодал. Вот хрустят кости, и вот тарелка уже пустая. Пушистик садится так, как сел бы на пол человек, вытянув вперед задние лапы, и упираясь передними по бокам.
- Вот умора, - Эмбер тихо смеется и тянет руку, чтобы погладить зверька. Никто так и не поймет, что пошло не так. То ли животное ощутило угрозу, то ли эти звери по сути агрессивны, но спустя долю секунды его клыки сомкнулись чуть выше запястья девочки. Эмбер удивленно вскрикнули, и Пушистик тут же ее отпустил. Шон в панике притянул руку сестры ближе к свету, чтобы получше рассмотреть. А когда они повернулись взглянуть на зверька, увидели только завитки черного дыма, исчезающего за дверью.
- Я же сказал закрыть дверь. – Шон качает головой и задирает рукав сестры. Несколько отметин о зубов и немного крови. Но вдруг зверек ядовитый? Раньше они об этом и не задумывались. Наверное, надо было. Шон с укором смотрит на сестру, но взгляд тут же смягчается. Он не может на нее злиться. И всегда прикроет, даже от нее самой. – Это я виноват, должен был убедиться. Пошли, я отведу в Больничное Крыло. Скажем, что были возле Запретного Леса, и не увидели, что произошло. – Шон берет сестру под руку и ведет из комнаты.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Наслаждайтесь обедом, пока это еще можно сделать  :D

+5

10

Киран теряется, потому что не знает, как ему лучше поступить. Вроде и не хочется никуда идти, но Эбигейл сложно отказать. На какое-то время мужчина погружается в какие-то свои мысли, решая, как же ему поступить, - Ну там же так холодно, - жалобно говорит он, надеясь, что его аргумент подействует, - Ты уверена, что нам нужно именно сегодня идти? – нет бы согласиться, но Бэддок продолжает уговаривать Турпин отказаться от дурацкой идеи становиться снеговиками, - Ну может быть перенесем на завтра… - он предлагает это с расчетом на то, что завтра он скажет то же самое. Понятное дело, что вечно преподаватель не сможет отнекиваться от выхода на улицу, но сегодня настроение совсем не то, - Горячительное что-то можно выпить и здесь, если очень осторожно, - волшебник делает такой вид, словно сказал что-то совершенно обычное, - Думаешь, семья меня обделила подарками на Рождество? - он улыбается и очень хочет обнять девушку, только сейчас не самое лучшее время это делать. Увы, они не демонстрировали ничего перед студентами и даже в Хогсмиде. Не из-за боязни, что их кто-то будет обсуждать, а, скорее, из-за того, что не хочется, чтобы в их личную жизнь лезли. По крайней мере, так хотелось Бэддоку. Конечно же, он хочет постоянно держать за руку Эбигейл и целоваться с ней по укромным уголкам Хогвартса, что, между прочим, они иногда делают. Порой они напоминают школьников, но в этом ведь нет ничего плохого.
- Вон, посмотри, все любители пойти в Хогсмид при первой удобной возможности сидят тут и разговаривают, - он кивает на брата и еще несколько студентов разных факультетов рядом с ним, - Никто не хочет на улицу. Может и нам все-таки посидеть тут? Тем более, раз в больничном крыле затишье, то нам никто не помешает, - улыбается Киран, но смотрит вперед, чтобы это не выглядело как воркование, - Пожалуйста, Эбигейл, - Если девушка еще раз скажет, что он обещал, то он точно сдастся. Просто она права, он на самом деле дал слово, а сейчас ее подводит. Бэддок ведь дал себе обещание  не подводить целительницу, а делает это по такому глупому поводу. Впрочем, он сильно поменялся со времени их встречи перед прошлым учебным годом. Да и они стали намного ближе друг другу, - Что мне пообещать тебе за то, чтобы мы сегодня остались в замке? – Киран притягивает к себе пирог и радуется, что он достанется только ему одному. Даже странно, как он не растолстел, поедая столько выпечки, - Я согласен приготовить нам ужин, например, - считает, что это вполне достойное предложение, но почему-то чувствует, что Эбигейл останется непреклонна. Она заслужила пойти в треклятый Хогсмид. Ведь она не просит у него слишком многого. На его месте стыдно отказывать в таких мелочах. Турпин заслуживает лучшего. В том числе и достойного мужчину рядом с собой.
- Конечно же я устал, - вздыхает он, - так устал, что не хочу подниматься со своего места, - шутит Киран, а потом понимает, что это было не слишком удачно, - Мне кажется, что у них там какое-то собрание, - мужчина щурится и рассматривает компанию брата, - Ты знала, что он с Эйвери встречается? – удивленно спрашивает он, не помня, обсуждали ли они это, - Ты ведь не удивлена тому, что я только недавно об этом узнал? – преподаватель нумерологии пожимает плечами, потому что в очередной раз убедился в том, что чаще всего не видит ничего, что происходит прямо под его носом. Впрочем, он и дальнозоркостью никогда не отличался, - Понимаю, что не знаю ничего про своего брата и от этого как-то не по себе, - решает перевести тему, может быть, хотя бы успеет отхватить еще кусок пирога, ведь эльфы на кухне всегда к нему хорошо относились, еще с самой школы. На самом деле Бэддок уже смирился с тем, что Эбигейл сейчас всунет ему в руки вещи и будет стоять над ним, пока он не оденется. А он же не будет перечить, потому что пока у них все идеально. И не хотелось бы все это потерять из-за отсутствия желания идти по заснеженным дорожкам в Хогсмиде. Но, Мерлин, Турпин стоит того, чтобы немного померзнуть, чтобы потом в ее компании отогреваться в «Трех Метлах», а потом пойти в «Сладкое Королевство» и скупить все, что девушка только захочет, - Нет, ну ты посмотри, они на самом деле какие-то слишком довольные, - хмурится профессор, - а Гринграсс так на нас смотрит, словно все понимает, - и это его немного пугало, к слову.

+5

11

[indent] Наконец оторвавшись от учебника, Роб осознал, какой балаган развел вокруг себя. Опять. Чем наверняка помешал своим сокурсникам готовиться к их собственным предметам. Балван. И почему в подобные моменты озарения он совершенно перестает замечать что-либо вокруг себя? Вздохнув собственной неконтролируемой впечатлительности, рейвенкловец виновато почесал затылок, отодвинув свой предмет в сторону, но друзья, кажется, были совершенно не в обиде. Может просто потому, что давно привыкли к его странностям? 
[indent] Проследив за разбуженным Элаем, Бэддок не смог сдержать тихого смешка, но от комментариев благоразумно воздержался, моментально переключившись на прозвучавший следом «намек». Настолько тонкий, что даже такой недогадливый человек смог его распознать.
[indent] - Помочь? – Воодушевленно поинтересовался Роберт, осторожно подкрадываясь пальцами к учебнику по прорицанию. – Ужин – это хорошо. – Кивнул он, рассмеявшись. - Если ты угощаешь кого-то едой, разве можно не согласиться?
[indent] Наконец добравшись до заветной книжки, рейвенкловец утянул её из-под рук Монтегю и принялся сосредоточенно перелистывать страницы, бегло осматривая их содержание, дабы освежить память и быстро переключиться с одного предмета на другой.
[indent] - Да я так-то тоже не проявляю особых способностей к ясновидению, если честно. Хрустальный шар вообще глухо, а на гадании по внутренностям птиц меня вообще чуть не вывернуло, так что я благополучно пропустил все последующие лекции в этом разделе, не говоря уже о практике… - Поморщился от нахлынувших воспоминаний Бэддок. – Но, тем не менее, всю теорию я знаю, так что сейчас разберемся. В чем там у тебя трудности?
[indent] Проследив за взглядом Кармайкл, Роб заметил вошедшую в зал слизеринку и привычно помахал ей рукой в знак приветствия, но факт её гордого одиночества показался ему даже каким-то печальным. Интересно, что так задержало Морин на обед?
[indent] - Хм... - Задумчиво протянул рейвенкловец, выслушав проблемы Стефани, параллельно изучая взглядом оставшийся пирог. - Вообще разница есть, хотя и не везде. Бывают такие ингредиенты, где важно максимально сохранить их первоначальную структуру, например. Но чаще всего особое внимание способу резки уделяется у тех составляющих, внутри которых есть хоть какой-то намек на жидкость. Беда в том, что некоторые из них элементарно не дают сок или дают не в том количестве, если ты неправильно сделаешь надрез. Вот, скажем, Заунывники. Для большинства зелий это растение нарезают соломкой, причем обязательно вдоль волокон, но я знаю парочку, куда оно режется исключительно поперек, иначе нужного эффекта не добьешься. А жуки тоже разными бывают. Нельзя придумать универсальный способ нарезки под все виды. Я уж не говорю о различных размерах и форме, но ведь среди них есть и ядовитые, и некоторые переносят свой яд именно на лапках, и очень важно его не задеть... Ты спрашивай, если еще какие-то вопросы возникнут. - Улыбнулся Роберт, закончив свою лекцию и вновь перевел взгляд на пирог. - Но от перерыва я сейчас не откажусь.
[indent] Обрадовавшись выпавшей возможности, Бэддок, не скрывая своего удовольствия, отрезал себе лакомый кусочек и вопросительно оглядел сокурсников, готовясь отрезать еще порцию: - Кто-нибудь еще хочет?
[indent] Впрочем, как следует насладиться оставшимся угощением ему явно не светило. Внимание рейвенкловца привлек какой-то странный звук, донесшийся из коридора. Обернувшись на двери Большого Зала, он чуть нахмурился, выдержав короткую паузу, прислушиваясь, после чего вновь повернулся к однокурсникам.
[indent] - Мне сейчас показалось или вы тоже это слышали?

+6

12

Турпин чуть было не ударила маленькими кулачками по крепкому столу, но вовремя сдержалась и лишь громко выдохнула, почти фыркнула. Иногда ей казалось, что в их паре именно Эби была двигателем всего процесса. Как еще не дошло до того, что она сделала бы ему предложение? Вот так просто встала бы на колено, приложила бы руку к груди и томно произнесла три заветных слова: "Женись на мне!" Но это было бы довольно странно, да и почти все бы не поняли подобного жеста. По матушкиным наставлениям - мужчина должен быть главным в доме. И не иначе. Точка. Или восклицательный знак - кому как удобнее и кто какой интонацией задается.
Уверена ли она? Разумеется! Сегодня и никогда больше. Сколько уже можно было это откладывать? Турпин не желала мириться с этим и готова была настоять на своем, но отчего-то не могла достойно ответить, не перейдя на личности. Ей крайне не хотелось казаться грубой, какой она зачастую была с неотесанными мальчишками в Больничном крыле. Те могли начать первыми, но Эбигейл вовремя хватала "быка за рога" и довольно грубым голосом приказывала оставаться на местах, иначе многие бы поплатились баллами своего факультета за нарушение постельного режима мадам Помфри.
- Ох, мистер Бэддок! - слегка отстранив кружку с чаем вправо, довольно произнесла девушка. - Вы начинаете меня у-ди-влять! И я даже не знаю, что мне делать: продолжать мучить Вас, пока Вы не согласитесь, - Турпин поворачивается к мужчине и грозит указательным пальцем, а затем чуть ли не шипит, - а я знаю, что согласишься. Или..., - шатенка вновь спокойно развернулась, чтобы ученики видели ее слегка довольное личико, - или все-таки пойти Вам на уступки?
Однако на вопрос Кирана Эби лишь пожала плечами, не отрывая взгляда от ребят, что так усердно о чем-то разговаривали. Конечно, в ее голове тотчас промелькнуло несколько сотен вариантов того, чем будет расплачиваться преподаватель нумерологии, но не один не кольнул в самое сердце, чтобы с уверенностью сказать: "Вот оно - решение!" - Одним ужином ты от меня так просто не отделаешься, моя птичка! Девушка ехидно улыбнулась, машинально облизав слегка сухие губы. Со стороны можно было подумать, что в ее голове созрел коварный план. Но, на самом деле, все было куда проще - Эбигейл просто на секунду о чем-то задумалась, и даже сама не поняла о чем, пока ее не отвлек голос Кирана.
- Между прочим, очень хорошая девочка, на сколько мне известно. Утонченная, воспитанная и спокойная. Да и Гринграсс такая же. Эти слизеринские блондиночки слишком загадочные. Даже для моего женского ума. Однако, мне больше нравится та, что с ними. Стефани. Иногда я смотрю на нее и вижу юную себя. Турпин измученно вздохнула, словно жалела об упущенных годах, возможностях. Она жалела, что давно не затеяла с Кираном разговор по душам, чтобы расставить все по своим местам. Но, может быть, тогда бы и не получилось то, что девушка имела сейчас. Эби задумывалась об этом слишком часто, и это порой разрывало мозг на части.
От этих мыслей Эбигейл отвлек брат Кирана, Роберт, который явно или ждал кого-то, или чем-то был озадачен, когда смотрел на двери в Большой зал. Девушка удивленно изогнула правую бровь полумесяцем и перевела свой взгляд туда же. Чего же он так смотрел туда? - Такое ощущение, что Роберт или что-то затеял, или кого-то ждет. Элли? Нет? Казалось, что Турпин разговаривает сама с собой, потому что она скорее бубнила это себе под нос, нежели разговаривала с Бэддоком. - А ты, кстати, в курсе, какие слухи ходят у нас, в Больничном крыле? - резко выпалила Эби, повернувшись в сторону мужчины и озадаченно посмотрев на него. - Кто-то пустил байки, что кто-то слышал какие-то странные звуки, и это видимо, особенные ученики. Девушка вытянула вперед левую руку и средним и указательным пальцами сделала жест, который дает понять - Турпин в это совершенно не верит.
[nick]ABIGAIL TURPIN[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/3xRd6.png[/icon][sign]avatar by революция[/sign]

Отредактировано Alycia Duncan (2019-01-16 23:09:33)

+6

13

Элай сощурился и посмотрел на Стефани. Коварная девушка задала ещё один вопрос, отвлекающий Бээдока от важнейшей науки современности, от того, что может принести ему славу, богатство и почтение от Монтегю - от Прорицаний. И подумать только, чем! Зельями! О том, как правильно нарезать! К несчастью, поверхностно ответив на поверхностный вопрос Элая, Роб быстро переключился на что-то точное и логичное, отключив свой мозг от эфемерных сигналов космоса, магии и наркотиков. Отвратительно, на что готовы пойти люди, лишь бы не ловить трипы.

Монтегю, правда, потерял интерес точно так же. Он, конечно, знал наверняка, что экзамен сдаст где-то на уровне середнячка и дубинка тролля ему не светит (не то, чтобы ему прям очень этого хотелось), но... хотелось же как лучше. Подросток недовольно фырчит и опускается на стол локтями, переводя взгляд на Морин. Зелья он знал, поэтому вопросы девушки, ровно как и ответ Бэддока полностью растаял в его голове дымкой. Монтегю хотелось, чтобы Морин подсела к ним. Она выглядела одинокой, как Кармайкл раньше выглядела, когда была чем-то недовольна. Или ну вот просто так. Усмехнувшись, Элай вдруг вспомнил эти времена лёгких перепалок везде, где только можно, шуточки саркастичные, эти сладкие моменты, когда она закатывает глаза и по лицу её прямо читалось это сокровенное: "какой же ты придурок, Элай, просто заткнись". Но Монтегю знал точно, что как бы не закатывали глаза от его шуток, от пранков и от поведения, он знал наверняка, что если бы Монтегю вдруг умер, всем бы его не хватало. Самообман - одна из сильнейших черт характера Элая. Самоирония тоже. Но не сегодня. Элай вскидывает руку вверх и орёт:

- Эй! Морин! Эй! Может к нам подсядь? - и стоит ему заткнуться, как Роберт задает вопрос о пироге.

То ли Монтегю сегодня страшно рассеян, то ли вопросы о еде всегда были для него важнее всего сущего, (второй вариант ближе к истине, но силу Прорицаний он недооценивать не хотел), но он было уже открыл рот, для того, чтобы рассказать о том, насколько глупый вопрос задает Бэддок. В голове уже родилась поучительная притча о том, что в своей жизни Монтегю не много вещей делает хорошо, но он просто прекрасно научен есть. Особенно вкусную еду. О том, что он ест не останавливаясь до тех пор, пока не начинает ненавидеть себя, но с другой стороны, он готов воскликнуть: "посмотри на меня, разве я могу себя ненавидеть?!".

Но события Большого Зала слишком быстро разворачиваются. Где-то за дверью слышен шум и мальчик забывает и о Морин и о пироге и обо всём другом. Прорицания, Зелья, вопрос Бэддока, ответ на который отражен на лице Монтегю. Он услышал. Элай поднимается из-за стола и буквально выныривает к источнику шума. Знаете, он вообще из тех самых парней, которые в фильмах ужасов умирали бы первыми. Из тех, кто спускается в подвал. когда там кто-то копошится. Тот, кто идёт на звук бензопилы. И прямо сейчас его магнитом тянет к неизвестному вне пределов Большого Зала. Потому что от Элая не должно существовать ни одной тайны. особенно, если это звучит опасно. Монтегю надеялся, что сейчас встрянет в приключение.

+6

14

Мерлин, ты просто ходячий справочник, Рэйберт, — Стеф переключается на шотландское имя Роберта в знак своей высшей признательности, а вот признавать это вслух, конечно же, моветон. Но он и так сообразит, чай, не глупый, вон сколько всякого знает. — Я пока воздержусь от вопросов, чтобы свет твоего разума не ослепил мою тёмную душеньку.
На самом деле, ей просто не хотелось снова открывать учебник и начинать всю эту катавасию с подготовкой с начала. Точнее, с того места, где остановилась. Они занимались постоянно, просто потому, что выпускные экзамены — это тебе не те, что каждый год сдаются и на подготовку к которым можно и слегка подзабить. Стеф знала, что от оценок зависит всё её будущее и стажировка в желаемом месте, поэтому заставляла себя заниматься, даже если очень не хотелось, в каждую свободную минутку. Большинство её сокурсников считало так же, именно поэтому у них сегодня и был организован «Клуб Домашка» в масштабе на троих.
Впрочем, один из этих троих явно хотел заслужить штрафной билет вон, потому что проявил чудеса идиотизма прямо здесь и сейчас, замахав руками и закричав (Стеф показалось, что это было так громко, что ей даже пришлось поморщиться, но на самом деле хватило и упоминания одного имени), чтобы Морин к ним присоединялась. Морин. Гринграсс. К ним. Сюда. Если с Элли Эйвери Стефани ещё готова была мириться (у неё, хотя бы, было чувство юмора, да и перебранки получались весёлые), то эту даму она не переносила на дух. Одно её существование доказывало, что вселенная не была слишком уж рада облегчать Стефани жизнь и за что-то её наказывала. Может, за то, что она на первом курсе склеила чей-то учебник по чарам в качестве небольшой мести за издевательство над её акцентом. Слава Мерлину, блондиночка пока не торопилась принимать приглашение — может, просто не успела и пыталась изобразить глубокие раздумья.
Ешь, — кивнула Стеф, чуть запоздало отказываясь от пирога и, наконец, отводя взгляд от Гринграсс. — Тебе нужнее, потому что Элай от тебя всё равно не отстанет со своими прорицаниями.
Она оперлась локтем на стол и уложила голову на согнутую руку, изображая незаинтересованность на лице. От Элая она отвернулась — ещё смотреть на его довольную физиономию, которая так и засветилась, стоило ему увидеть Гринграсс. И что в ней вообще все находили? Ну, подумаешь, блондинка. И вообще, они там на Слизерине все на подбор, что ли? Элли, Морин... И все вокруг Элая крутятся. Благо, у Элли был свой романтический интерес, хотя это и не мешало им со Стеф устраивать дуэли по поводу и без. В рамках дуэльного клуба, естественно, но и то хлеб.
Неожиданный вопрос Роберта вырвал её из размышлений о тяготах судьбы шатенок. Стеф встрепенулась, прислушиваясь.
Вроде нет, — неуверенно протянула она скорее из привычки всё отрицать, а Элай, вместо ответа, просто поднялся на ноги и, как зачарованный, направился к выходу из Большого Зала, к коридорам. Стефани неожиданно для самой себя словила какое-то непонятное ощущение надвигающейся опасности, но тут же сама над собой посмеялась — да просто кто-то опять оживил доспехи и заставил их плясать самбу, пока не развалятся на кусочки.
Элай! — позвала она, поднимаясь на ноги вслед за ним. — Эй, ты чего?
Бросив быстрый взгляд на Роберта и пожав плечами, она зашагала вслед за Монтегю, не спеша, чтобы не выдавать себя и своего интереса к происходящему, поэтому оставаясь чуть позади.

+5

15

Ситуация действительно была отвратной и это медленно, но верно кипятило Морин. Ей хотелось провалиться сквозь несколько этажей прямиком в гостиную Слизерина, высказать своим подружкам все, что она о них думает, бросив веские аргументы в пользу её собственной правоты. Но нет, такого никогда не случится, уж точно не с ней. В который уже раз за этот месяц девушка остро чувствует желание сбежать, позорно выказав свою натуру и сорвав привычную всем маску.
Приветливость Бэддока совершенно не помогает в ситуации, хочется кинуть в него кексом, да так, чтобы попасть точнехонько в лоб. Ну надо же быть таким умным и таким глупым одновременно! Она не хотела привлекать ещё большего внимания к себе, но нет, вот пожалуйста, теперь ещё и его сонный друг, сокурсник, Элай Монтегю, решил, что не плохо было бы наполнить шушукающийся зал громким предложением.
Очень захотелось вжать голову в плечи, просто сделать вид, будто её тут нет и их тут нет, словно зал пуст, и она просто пришла сюда позаниматься, покуда Филч не решит, что пора бы выгнать нахальную девицу, превратившую трапезную в читальную комнату. Конечно же не получилось. Взяв себя в руки, подавив в себе рвущееся раздражение и натянув дежурную улыбку, ту самую, которой она одаривает всех знакомых, коих следует держать на расстоянии до поры до времени, блондинка поворачивается к троице, забыв о том, что несколькими минутами ранее мысленно перемывала кости преподавателям.
- Хм, а у вас ещё остались черничные кексы? – Взгляд пробегается по лицам друзей и на секунду, всего на мгновение, задерживается на Стефании и этого хватает, чтобы принять решение. Эта девчонка будила в Гринграсс не самые лучшие мотивы и сейчас, заметив удивление и досаду от такого внезапного предложения, она лишь подкинула дров в костер и без того дурного характера Морин. Если бы не ситуация и не Роберт, для которого волшебница пыталась держать маску дружелюбия, приветливости и прочей милой чуши, пудря мозги ради эссе и отличных конспектов, то губы растянула ядовитая улыбка, полностью подтверждающая какая именно змея и с какого факультета приползла в Большой Зал. – Ладно, ты сегодня такой красноречивый, что я тебе не могу отказать, Элай, впрочем, как и всегда.
Фраза с легкостью слетает с языка в тот момент, как блондинка поднимается на ноги, собирая аккуратно разложенные вещи и готовясь пересесть, при чем так, чтобы оказаться лицом к лицу с Кармайкл и успеть уловить реакцию на последние слова. Забавно было дразнить эту девчонку, но сейчас нужно было быть чуть более осторожной.
Обойдя стол она направилась к троице, заметив, что Монтегю внезапно встал и зашагал бодрым шагом, едва не срываясь на бег, прочь из Большого Зала и, не будь Морин уверенной в себе стервой, она бы точно приняла это на свой счет, но сейчас во всем винила Стеф, которая явно что-то ляпнула по поводу дружелюбного приглашения сокурсницы к общему столу. Слизеринскому, надо заметить.
Вот только поравнявшись с шатенкой, которая была удивлена таким поведением друга, девушка поняла, что что-то не так. Вскинув бровь, она перевела взгляд с Бэддока на Кармайкл, как бы задавая немой вопрос, а что, собственно, сейчас происходит? Вообще-то, ей не хотелось никуда идти и принимать участие в глупой игре Элая, - а то, что она глупая, засомневается лишь тот, кто никогда с парнем не общался, у него нюх на неприятности, - но делать все равно было нечего, так что, повинуясь импульсу, что с ней бывало часто, Гринграсс пошла следом за троицей, держась чуть ближе к Роберту.
- Мы играем в прятки? – Прохладно поинтересовалась светловолосая, направляясь к выходу. – Только не говорите, что он пошел проверять, что это за звук там такой был.
Да, она слышала. Странное и непонятное, необъяснимое, но ведь это Хогвартс, тут все не совсем нормальное, взять хотя бы Пивза, которого ненавидели и любили почти все студенты, просто потому, что считали его воплощением школьного духа. Но волшебнику, выросшему среди волшебников не должно казаться странным, что где-то в коридоре послышался странный шепот или шум. По крайней мере, так считала Морин.

+6

16

Шон поддерживает сестру под локоть и тащит за собой в больничное крыло. Ее рукав начинает пропитываться кровью, что сильно его беспокоит. Зато Эмбер, кажется, совсем не заботит укус. Она все оглядывается назад и пытается разглядеть своего Пушистика.
- Он не виноват, просто так вышло. – Бормочет она и перестает оборачиваться каждые пять секунд. Эмбер приподнимает руку повыше, чтобы не капать кровью на пол. Всегда была слишком чистоплотной. Шон уверен, что это у нее от матери. Он-то в отца пошел, такой же и по характеру, и по привычкам. Зато сестра остановилась где-то посередине. Переняла от папы все черты характера, и разбавила их привычками матери. И кто говорил, что несовместимое не совмещается? Эмбер – живое доказательство обратного.
- Не надо было его брать. – Говорит Шон. Он чувствует себя виноватым. Надо было сказать «нет», надо было оставить это существо в лесу, где его место. – Никому ни слова о нем, понятно? Нам неприятности ни к чему. – Шон скрывал страх так, как мог. Что же теперь будет? Пушистик бегает по замку. А вдруг он кого-то покусает? Его передергивает от того, что он увидел, когда мельком взглянул на существо. Может, ему просто показалось, что он изменился? Может, это игра теней или разбушевавшееся воображение? Мерлин его знает. Дойдя до больничного крыла, он тащит внутрь сестру.
- Животное какое-то говорите? На краю леса? – Мадам Помфри подносит руку сестры поближе к свету и вглядывается в следы от клыков. Она резко разворачивается, так и не отпустив руку Эмбер. Той приходится подстраиваться, чтобы не заработать вывих. Мадам Помфри берет с полки какой-то пузырек, вчитывается в этикетку и откручивает крышку. Воздух наполняется сильным свежим запахом. Она капает зельем на укус и глаза Эмбер округляются от удивления. Шон тычет пальцем ей в плечо и вопросительно смотрит.
- Боль прошла, вот прям сразу прошла. – Эмбер хочет потрогать укус, но ее останавливает твердая рука целительницы.
- Не трогать, не смывать, придешь через два часа, хорошо? Если к тому времени не начнет заживать, то укусило что-то не совсем обычное и придется искать другое лекарство. – Оба Хэмби кивают и поспешно удаляются, пока им на начали задавать дополнительных вопросов.
- Нам надо в точности продумать, что мы будем говорить. – предлагает Шон. Если и придется врать, то лучше, чтобы их ложь была продуманной. И на это у них только два часа.


Существо уверенно несется по коридорам. Оно видит каждую неровность каменного пола. Даже там, куда не достает свет. Оно сворачивает в неприметный коридор и резко останавливается. Всеми забытое зеркало покрыто слоем пыли, но существу это не мешает. Оно впервые видит себя в новом обличье. Глаза больше не источают зеленый свет, они горят чернотой. Вместо густой огненно-рыжей шерсти теперь иглы, из которых расползаются густые завихрения то ли черного тумана, то ли чего-то другого. Если бы не острое зрение существа, оно бы не смогло разглядеть свое обличье. Неловко переступив с лапы на лапу, оно пятится назад. Резкое изменение в размере непривычно, но ко всему можно привыкнуть. Существо закрывает глаза и втягивает носом воздух. Столько запахов. Оно ищет тот, что привлечет. Так эти охотники выбирают свою добычу. Из нутра существа раздается приглушенный клокочущий рык, и оно срывается с места. Теперь оно способно и двигаться быстрее. Существо несется уже по другому коридору. Если бы в этот момент кто-то на него посмотрел, то увидел бы только быструю тень. А если бы оно остановилось, то разглядеть смогли бы только сильно меняющиеся очертания. Облик надежно скрыт черным дымом. Оно – охотник. И знает свои сильные стороны. Поэтому держится тени, где его почти не видно.

+4

17

- А что будет, если я соглашусь? – с несмелой улыбкой на лице спрашивает мужчина, - Кроме того, что я проведу время с тобой? – перед студентами держаться за руки, целоваться и обниматься. Понятное дело, было перебором, но хотя бы говорить он мог все, что угодно, пока рядом никого не было. Даже странно, что здесь нет никаких преподавателей. Наверное, у них есть более важные дела. Впрочем, Киран старался не сунуть нос в чужие дела, которые его совершенно не касались. Да и было что-то прекрасное, что в непосредственной близости от него и Турпин никого не было. А студенты, в числе которых был его брат, сидели на достаточно приличном расстоянии, но говорили настолько громко, что преподаватель мог слышать почти все, если только не отвлекался на разговоры с целительницей, - Ты же знаешь, как я ненавижу холод и жару, - прикрывает глаза Бэддок. Он был готов сделать все, только бы избежать выхода на улицу в самые морозные и солнечные дни года. Второе, впрочем, объясняло, почему он почти все время такой бледный, словно заболел. Не просто так Эбигейл постоянно хочет ему подсунуть какое-нибудь лекарство, хотя он чувствовал себя в полном расцвете сил, не смотря на все попытки девушки позаботиться о нем. Пока, слава Мерлину, в этом не было необходимости.
- Ладно, на этот раз ты выиграла, - смиренно опускает голову Бэддок, доедая пирог, - Но в следующий раз я выйду за пределы школы только тогда, когда наступит весна! – он смахивает с рук крошки и сцепляет пальцы в замок, - У тебя какие-то дела в Хогсмиде? – спрашивает мужчина, прикидывая, сколько придется находиться на улице, - Я бы не выходил из «Трех Метел», если можно, - он мечтательно уставился в заколдованный потолок, на который можно было смотреть вечно, - Ну ладно, все, я прекращаю ныть, - он кладет запястья на стол и выставляет вперед ладони, словно говоря «стоп», - Раз я обещал – значит пойдем, - Все-таки Эбигейл сложно было отказать, не смотря на то, что Киран делал все, только бы остаться в стенах замка на весь день. Он сдался, как делал всегда до этого. Профессор не считал себя подкаблучником, но, стоит признать, что чаще всего он соглашался на условия Турпин. Но никогда он не шел против себя, поэтому ничего плохого в этом не видел, - Ага, слышал несколько раз в коридорах, - девушка сменила тему и она казалась ему более приятной, чем его бесконечные попытки избежать выхода в снежную бурю – именно так Кирану виделось происходящее за окнами, - Но мне кажется, это просто ерунда. Ну, скажем, Миссис Норрис увидели в неправильно ощущении и решили распустить слухи, - вздыхает Бэддок, - Ты же знаешь, какие бывают дети, ведь мы сами ими были.
Громкий рык эхом разносится по Хогвартсу. Казалось, что это происходит прямо за массивными дверьми из Большого Зала. Бэддок непроизвольно подскочил, становясь прямо перед девушкой, готовый ее защитить от всего, что только может их ожидать. Но внутри мужчина никого не видит. Нервно он оглядывается по сторонам, понимая, что кроме него и Турпин здесь больше нет никого из школьного персонала. Неужели именно им придется защищать школьников? – Кажется, это все совсем не шутка, - повернув голову вбок, говорит профессор, - Нужно отвести детей в гостиные и найти директора или деканов, - Киран старается говорить твердо, но ему кажется, что все это звучит несмело из его уст. Возможно, у него появился отличный шанс реабилитироваться в глазах девушки и показать, как он смел, что теперь справится с любой опасностью, будь то избалованные студенты или что-то более опасное. Страшно ли ему? Конечно. Но за жизнь Эбигейл он переживает куда сильнее, чем за свою. Да, что уж там таить, куда сильнее, чем за все остальное, - Держись меня и ни на шаг не отходи, - просит он девушку, выходя из-за стола. Настало время показать студентам, что его стоит уважать, а не считать другом, который редко ставит плохие отметки за тесты. Быть смелее – сложно. Особенно, когда есть такой шанс облажаться перед Эбигейл. В который раз.
- Все быстро собрали свои вещи и собрались около столов, - прикладывает Киран к шее палочку, проговорив про себя, - Сонорус, - и его голос становится громким настолько, что слышно в каждом уголке зала, - Мы сейчас же проведем вас в ваши гостиные, - Факультетов слишком много и все находятся в разных концах школы. Они с Эбигейл лишь вдвоем. И как выбрать тех, кто отправится в безопасное место первым? Или же им вовсе будет лучше здесь? – Поторапливайтесь! – он видит, как некоторые студенты мешкаются, словно ничего не услышали. Или они просто пытаются себя убедить в том, что им показалось. Но по лицу Турпин мужчина понимает, что он слышал это на самом деле. И не только один. И сколько времени пройдет, пока начнется настоящая паника? – Ни в коем случае не покидать Большой Зал без разрешения, - заканчивает Бэддок, выходя из-за стола, и идет к массивным дверям, с ужасом оглядываясь по сторонам. Он видит страх в глазах студентах. Но не у всех. У брата и его компании глаза. Казалось, горят интересом. Это должно его напугать? Или он уже стал параноиком, видя то, чего на самом деле нет. Но, будто такое происходит впервые, - Квиетус.

+7

18

- Ты же знаешь, как я ненавижу холод и жару, - Абигейл закатывает глаза, ясно давая понять, что она об этом думает. Если ненавидеть холод и жару, то как вообще жить, если "идеальный" баланс наблюдается крайне редко? Впрочем, жаловаться на эту привередливость к погодным условиям ей не дали, все же решив отдать ей первое место. От этого на лице волшебницы непроизвольно расцвела победная улыбка. Она и не сомневалась. Не сказать, что у нее были какие-то очень важные дела за пределами замка или нужно было что-то купить. Просто коридоры Хогвартса иногда давили, вызывая непреодолимое желание выбраться, зайти подальше, чтобы совсем не свихнуться со всем этим волнением за юные, беспокойные головы, которые так и норовят обо что-то удариться или проглотить продукт неизвестного происхождения. Молодые умы не всегда хотели учиться, но изучать нечто новое - это они всегда на первом месте. Первый глоток огневиски, первое придуманное заклинание, первое непростительное... Жаловаться не на что, она сама раньше грешила желанием влипнуть в неприятность чисто ради интереса, хотя и удавалось не всегда: компания друзей молодости Турпин особо не пестрила красками авантюризма. От этого иногда казалось, что она упустила в своей жизни слишком многое. Тяжело вздохнув, девушка покачала головой, наблюдая за тем, как Бэддок окончательно сдается врагу, чуть ли не размахивая белым флагом. Это оказалось не таким сложным делом. Даже приятно. Конечно, пользоваться чувствами мужчины ей совсем не хотелось, но было невероятно приятно, когда он соглашался на ее небольшие прихоти, жертвуя своим комфортом. Это невероятно льстило и легкий румянец предательски выступил на скулах. Хотелось бы верить, что Киран этого не заметил, отдавая свое внимание другим темам.
- К нам как-то привели студента, который вырубился, когда в ночи услышал, как кошка избавляется от кома шерсти в горле, - доверительно шепнула ему на ухо Абигейл, но тут же подавилась воздухом, стоило ей услышать рычание. Страх адреналином пронесся по телу, вынуждая девушку встать с места вслед за собеседником, нервно проверяя на месте ли ее палочка. Да уж, это точно была не Миссис Норрис. Легче от этой информации как-то не стало. Девушка доверительно касается локтя Бэддока, молча соглашаясь не отлипать от него хоть до самого конца дня. Она даже рада, что они не сразу ушли, ведь сейчас, когда рядом хотя бы двое старших, паника должна быть не такой ужасной. Пускай сама Турпин не была боевым магом и дуэли или битвы с существами не считались ее талантами, но тут был преподаватель нумерологии, который справлялся с этим точно получше ее.
- Мы долго будем их всех по гостиным тоскать, а это небезопасно. Нужно либо всех в одно место, либо укрепиться здесь, - рисковать детьми ей совсем не хотелось. Как вариант, конечно, кто-то один мог бы провожать факультет, а другой - охранять детей в зале. Но, опять же, она не была настолько уверена в своих силах, а вынуждать учеников защищать ее же - это как-то совсем не по-взрослому. Пойти за другими преподавателями? Замок огромен, попробуй найти хоть одного, когда не идут уроки. От мыслей отвлекает Киран, слишком уж уверенно направившийся к дверям. Разведать обстановку пошел? Немного помявшись на месте, но припоминая его слова, девушка все же поспешила следом, нагоняя преподавателя. Мерлин, что бы он не собирался сделать, пусть они все это переживут...

+7

19

[indent] Рейвенкловец расплылся в довольной улыбке от слов Стеф, оценив используемый ей шотландский вариант его имени, что льстило ему даже больше, чем озвученный девушкой комплимент. Тем более, что в исполнении Кармайкл это действительно означало наивысшую степень одобрения и Роб давно усвоил эту маленькую хитрость. Все же именно этот язык стал для них связующим звеном в свое время, и помог им сойтись, а потому юноше было приятно думать, что эти знания делают их общение каким-то особенным.
[indent] - Да пусть не отстает, - тихо рассмеялся Бэддок, проследив за тем, как угощение исчезает в объятьях Элая. Действительно, можно было не спрашивать: никогда не стойте между Монтегю и его едой. Он уже был готов выслушать список вопросов от слизеринца, но их умиротворенная идиллия рассыпалась на осколки странными звуками, природу которых не мог определить никто из присутствующих.
[indent] Роберт обернулся на друга, наблюдая за тем, как разгорается любопытство в его взгляде. В повисшей паузе, они безмолвно обменялись взаимным «МЫ ДОЛЖНЫ ЭТО ВИДЕТЬ», что буквально светилось на лбу обоих юношей, мигая, как неоновая вывеска на маггловского баре. Они поняли друг друга без лишних слов и Рейвенкловец быстро покинул обеденный стол вслед за Элаем, предвкушая, возможно, какое-нибудь интересное открытие, лишь аналогично пожав плечами в ответ на недоумение в глазах Стеф и покачал головой на немой вопрос Морин, показывая, что также не имеет ни малейшего понятия о том, что здесь происходит.
[indent] - Именно за этим он и отправился, - несколько извиняющимся тоном ответил Бэддок, стараясь не отставать от Монтегю – мало ли на что тот может наткнуться за пределами большого зала. Помощи от него, конечно, было немного, но хоть какая-то поддержка – это уже лучше, чем ничего. Откровенно говоря, его и самого распирало от любопытства. В голове уже сотнями роились различного рода теории и домыслы, но громогласный голос брата мигом выбил их все из головы, оставив лишь разочарование. Ну что эти взрослые вечно все запрещают? А вдруг они стоят на пороге великого открытия, но никогда не узнают об этом из-за чрезмерной осторожности? Риск во имя науки всегда оправдан, а Киран только что поставив под угрозу их исследование. Замерев на пороге, юноша обернулся на преподавательский стол, даже не пытаясь скрыть своего недовольства. В его глазах явственно читалось «вот ты сейчас все испортил», пока Роберт обиженно сопел, но не спешил возвращаться к столу.
[indent] Оглядев всех немногочисленных студентов, собравшихся в зале, он пытался прикинуть, удастся ли им незаметно покинуть помещение и не нарваться на наказание от брата и пришел к неутешительному выводу: тот прекрасно понимал с кем имеет дело и не спустит с них глаз. Просто так уйти у них не получится, а даже если чудо и произойдет, то их отсутствие мигом заметят. Впрочем, ведь ничего не мешает им улизнуть из своих гостиных, когда контроль ослабнет...
[indent] - Элай, – тихо шепнул Бэддок другу, дернув его за рукав, – если не получится слинять сейчас, снова встретимся у зала, когда нас вернут по комнатам, идет?

Отредактировано Robert Baddock (2019-02-25 13:44:52)

+5

20

До конца зала оставалось вот рукой подать и ощущение было такое, что вот сейчас, через мгновение, вот только чуть-чуть и он откроет дверь и встретится с неизвестным. встретится с тем, что, возможно, перевернёт всю его жизнь! И ведь обязательно перевернёт! Мальчишка поднимает правую руку, касаясь подушечками пальцев свой шапки в каком-то бессознательном жесте, а через мгновение... дрогнул от громкого голоса. Этот голос сбил весь настрой и наваждение слизеринца. Мальчик быстро обернулся и посмотрел на источник звука. Ну конечно, нудный брат Бэддока. Нудный в том смысле, конечно, что вот сейчас он запретит всем выходить из зала, заставит разойтись по гостиным, а потом все преподаватели будут веселиться, выискивая что же это такое гуляет по замку и ревёт как Грэг в душе, имитируя гроул. А студентам в гостиных сидеть. В БЕЗОПАСНОСТИ!

Одно это слово "безопасность", заставляет мальчишку презрительно морщиться. Кошмар. Как же ему это всё осточертело. Монтегю смотрит на Бэддока, такого обеспокоенного и это его выражение лица сильно давит на Элая. Монтегю безумно, просто катастрофически сильно, хочется быстро развернуться и распахнуть дверь, впуская себя в приключение, но, - его взгляд скользит по залу и натыкается на Морин (о боже какая она горячая), и Стеф (почему она выглядит немного раздраженной?), затем по другим лицам и снова на Бэддоке, - пожалуй, будет неловко, если он впустит приключение сюда и оно поубивает всех других. В конечном итоге выстрелы его взглядов останавливаются на профессоре Бэддоке и Элай щурится. Конечно, этот мужик точно понимает сейчас, что самую большую опасность представляет не только существо за пределами Большого Зала, но и Монтегю+Бэддок младший. Хотя бы тем, что страх в глазах Роберта с лихвой компенсируется аурой заинтересованности Монтегю.

Вообще, предполагал Элай, вся его проблема состоит в том, что он, словно пятилетний хулиган, совершенно точно уверен, что он бессмертный. В этом скрывалась ещё одна деталь его характера, ведь, - считал мальчик, - даже если он умрёт, вряд ли это станет катастрофой, ведь, алло, он уже и не будет об этом думать. Единственным, что он считал для себя ужасным,- это стать инвалидом. С другой стороны, - размышлял однажды он, - хорошая будет возможность стать киборгом! Одни плюсы, короче.

Монтегю кивает словам Роберта и мягко улыбается в сторону Стеф и Морин. Мягко, как будто этой усмешкой пытается передать то, что только что было произнесено Робертом, но, как ему кажется, в любом случае толпа сначала смешается, прежде чем разделиться на факультеты и Роберт передаст Кармайкл информацию, а у Монтегю будет хорошая возможность ещё раз поговорить с Гринграсс. Ну, ещё раз, лишний, один одинёшенек! Элай смотрит в сторону подружки Бэддока старшего, мисс Турпин и спокойно выдыхает. Хоть кто-то в этом безумном мире может мыслить интересно! Монтегю больше нравилась идея остаться здесь, ведь в таком случае, больше шансов встретиться с существом пока оно ещё живо, ведь совсем скоро все эти преподаватели соберутся в кучу и всё нейтрализируют, оставляя бедным студентам только догадки и сплетни. А Элаю так хочется, так невероятно хочется сражаться, покидать заклинаниями и посмотреть, хоть одним глазком посмотреть, что же это такое к ним пришло!

Но вместо этого мальчишка сникает и опускает плечи. Если он сейчас распахнёт дверь, какие-то люди, может быть, будут в опасности, с него снимут тысячу баллов и исключат... погодите. Идея про исключение не так уж плоха! И Монтегю вдруг по-дурацки, хищно усмехается. Нет-нет, это разочарует родителей. И снова сникает. Эта смена настроений - ад какой-то, вздыхает мальчишка и равняется с Бэддоком.

- Я не открыл дверь только потому, что не хочу, чтобы ты умер, - произносит Монтегю как-то оправдываясь, как будто ему немного стыдно за то, что дверь большого зала не открыта до сих пор.

+7


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » DAILY PROPHET » [25.02.1980] a monster calls