01 Jan - 29 Feb 1980
Каждый раз, когда Арманду доводилось находиться рядом с эпицентром каких-то событий, пусть даже и локальных, ему перехватывало дыхание. Мужчине довелось увидеть столько ужасного, что, казалось бы, пора привыкнуть. Но он никак не мог смириться с ужасами, происходящими вокруг...читать далее

Daily Prophet: Fear of the Dark

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » DAILY PROPHET » [01.08.1979] we are not alone


[01.08.1979] we are not alone

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

«If we dare expose our hearts
Just reveal the purest parts
That's when strange sensations start to grow»

http://s5.uploads.ru/XqFy9.gif

http://s5.uploads.ru/2tY71.gif

Emmeline Vance, Alice Longbottom
Дата: 01.08.1979.
Локация: Годрикова впадина, штаб-квартира Ордена Феникса.

Эмма слишком долго собиралась с мыслями, чтобы извиниться перед Алисой за все то, кто наговорила на свадьбе, как себя вела и вообще за все, просто за все. Она не может быть врагом с женой того, кто для нее является близким другом. Фрэнка на том собрании нет, но есть Алиса. Единственный вопрос: Как она на отреагирует на это признание?

+1

2

- Мерлин! Как же счастлива за вас обоих! Да-да! Счастлива! Глоток алкоголя. Пульс зашкаливает. - Алиса такая счастливая! Ты правда счастлива, что твой Фрэнк разбил мне сердце? Она слегка шатается на месте, а коленки подкашивает все сильнее. - И ты мне разбила сердце, Алиса! Ведь я люблю его! До сих пор люблю! И ведь я все время знала! Я чувствовала, что у него к тебе чувства, просто он никак в этом себе признаться не мог! Что ж... Она хватается на стул, чуть ли не падая. - Любви вам! Счастья! А мне и так сойдет... Эмма понимает, что больше не может держать себя в руках, и падает. Перед глазами теперь темнота, а на фоне чьи-то обезумевшие голоса.

***

Обрывки пергамента разбросаны по всей квартире: на полу, на столе в гостиной, на кровати в спальной, на столе на кухне. Эмма ходила из комнаты в комнату, пиная скомканную бумагу. Ее очень раздражало, что нужные слова уже которую неделю не приходят на ум. От этого она казалась беспомощной, расстроенной. И это было еще мягко сказано. Который месяц Лина плохо спала, на работу приходила совершенно никакая. Коллеги с заботой интересовались ее состоянием здоровья, ведь за несколько месяцев депрессии девушка очень сильно похудела и была похожа на болезненное тело, нежели на милую и жизнерадостную Эммелину Вэнс. Что-то явно происходило в ее голове, поэтому начальство решило дать стажеру пару недель на отдых. Они полагали, что их сотрудник загнал себя до такого состояния на работе. В принципе, так оно и было, потому что Эмма почти не появлялась дома и изредка виделась лишь с некоторыми людьми. Эти несколько месяцев для нее пролетели словно в тумане. Но наконец-то лучи света прорвались сквозь густую мглу отчаяния.

Очередное собрание Ордена значилось с пометкой "по желанию". Такую пометку девушка видела впервые, но не могла не придти. И, весь день проведя в очередных раздумьях, Эммелина все-таки явилась в нужное место, в нужное время. К ее удивлению Фрэнка там не оказалось, хотя он мог придти и немного позже. Но собрание окончилось, а Лонгботтом так и не явился. Вэнс не подавала виду, что ее это взволновало, но язык так и чесался поинтересоваться. Повесткой дня была тема, которая касалась только авроров. Несколько вопросов, несколько предложений. Даже Эмму спросили о том, есть ли в ее распоряжение места в госпитале на особо важный случай, если придется скрываться от глаз остальных. Девушка одобрительно кивнула.

- Конечно, есть. Не сказать, что очень большое, но в восточном крыле на третьем этаже есть закрытый сектор, который подлежит реконструкции. Сооружение простоит еще долго, но пока не до него. Оно так и простаивает. Я могу туда попасть без проблем. Это значило лишь одно - все под контролем, все будет так, как задумано.

Ее глаза. Лине было стыдно смотреть Алисе в глаза из-за ее пламенной речи на свадьбе, после которой, как и полагается в драме, автор отключается. Это право было некрасиво не только по отношению к жениху и невесте, но и ко всем гостям. Наверное, если бы не Макс, то Вэнс совсем бы потонула в пучине своих темных мыслей, совсем бы пропала с радаров всех знакомых, друзей и даже родителей. И только он смог отвлечь ее от постоянной ноющей боли в груди, которую, как сейчас понимала Лина, сама и накрутила себе.

Все начали расходиться, и Эмма, пересилив свои страхи, пересилив саму себя и собрав воедино все, что так хотела сказать, наконец-о решается. Нагнав удаляющуюся Алису, шатенка протягивает руку и осторожно касается ее плеча. - Алиса, - слегка дрожащим голосом произносит Вэнс, откашлявшись. - Мы можем с тобой поговорить? Начинать оправдываться прямо сейчас - очень плохая затея, учитывая тот факт, что нынешняя миссис Лонгботтом может и отказать. А она на это имела полное право.

Эммелина прекрасно понимала, в каком положение сейчас находится. И если бы Алиса отказалась, то приняла бы это, потому что заслужила. Спорить здесь было бы бесполезно, как и закатывать сцены, что могли оказаться похлеще той, на свадьбе. Но даже Вуд подталкивал девушку весной на этот разговор, чуть ли не пинками отправляя ее напрямую поговорить с Алисой. Однако что-то пошло не так, и собралась Вэнс только летом, да и почти в самом конце. И уж лучше поздно, чем совсем никогда.

Отредактировано Emmeline Vance (2019-01-22 22:43:32)

+2

3

Не смотря на то, что день в Аврорате был достаточно напряженный, сообщение о том, что сегодня состоится встреча членов Ордена Феникса внесла некую радость в сердце Алисы. Она всегда с радостью ходила на их встречи, не смотря на то, что ничего хорошего там, как правило, не сообщалось. И все же, встреча с единомышленниками, готовыми дать отпор Темного Лорду и их сторонникам, была одной из немногих возможностей зарядиться положительными эмоциями. Несмотря на то, что творилось в магическом мире, они умудрялись смеяться и шутить, искать положительные моменты даже в такое время. Впрочем, ей ли жаловаться на отсутствие хороших моментов в жизни? Девушка невольно улыбается и дотрагивается до обручального кольца на безымянном пальце. Она прекрасно знала, что для использования заклинания патронуса у нее теперь новое счастливое воспоминание (хоть ей еще и не довелось его использовать) и это не могло не радовать. Так или иначе, девушка всегда очень комфортно себя чувствовала в компании орденцев и, отбросив всякую усталость, выпускница факультета Гриффиндор аппарировала в штаб-квартиру Ордена Феникса.
К тому моменту, когда она вошла в гостиную, там уже было достаточное количество человек, большая часть из которых – авроры. Хотя это и не удивительно, ведь их присутствие было обязательно, разве что, если не было возможности отлучиться с работы, как, например, у Фрэнка. Пожалуй, если бы у ее супруга была возможность раздвоиться, он бы это с радостью сделал, ведь, она знала, ему хотелось присутствовать и на собрании, и на работе. Возможно это объяснялось желанием все знать, но это не совсем было похоже на Лонгботтома. В любом случае, ей пришлось дать обещание, что она расскажет обо всем, о чем шла речь во время собрания. Даже учитывая какие шутки выдадут те или иные члены Ордена и кто кому подложил дурацкую игрушку из магазина Зонко. Словно они опять очутились в школе. И все же, подобные шутки хоть порой и вызывали недовольство из серии «как маленькие», но чаще всего, позволяли от души посмеяться, словно подтверждая тот факт, что они, в действительности, молоды душой и могут себе позволить сходить с ума.
Что касается самого собрания, то Лонгботтом предпочитала молчать, да и нельзя сказать, что ее мнения в принципе спрашивали. Это скорее было похоже на раздачу указаний относительно того или иного задания. Ей было не так уж и сложно собрать патруль авроров и проверить пару домов, в которых, по всей видимости, была замечена активность, вызванная темной магией. Достаточно было подкинуть эту идею паре коллег, готовых ухватиться за любую зацепку и дело в шляпе. Пара авроров все же высказались и даже разработали план действий, весьма интересный, стоило признать, и Алиса была бы непрочь поучаствовать, но девушка была не уверена, что у нее хватит времени на оба этих задания. В завершении встречи, речь зашла о возможности лечения пострадавших, если вдруг появится такая необходимость и на счет этого высказалась Эммелина. Так уж вышло, что со школьной скамьи между ними были достаточно напряженные отношения и факт того, что Алиса вышла замуж за бывшего возлюбленного Эммелины, судя по ее пламенной речи на их свадьбе, повлиял явно не благотворно. Девушка все еще неловко себя ощущала по этому поводу и не знала как изменить ситуацию. Так уж вышло, что Алиса в принципе достаточно сложно находила общий язык с представительницами своего пола и Натали, пожалуй, была единственным исключением. И она даже пыталась помочь подруге с этой задачей, но ее попытки не увенчались успехом хотя бы потому, что Алиса просто боялась подойти к Вэнс, решив, что лучше как можно реже мелькать перед ее глазами. Именно поэтому, едва закончилось собрание, Лонгботтом пошла в сторону камина, чтобы воспользоваться летучим порохом и вмиг оказаться дома. Вот только ее плану не суждено было сбыться, ведь Эммелина сама пошла ей навстречу.  Ну или просто окликнула, что само по себе было довольно смело.
- Да. – едва слышно произнесла Алиса, после чего, прочистив горло, повторила: - Да, конечно. – она осмотрелась, заметив, что некоторые из членов Ордена остановились на полпути и с интересом посмотрели на них. – Давай… Давай поговорим в другой комнате. – предлагает Алиса, и не дождавшись ответа, ведет девушку в соседнюю комнату и едва дверь закрывается, накладывает заклинание недосягаемости, чтобы никто из любопытных не смог подслушать их разговор. – Ты же не против? – уточняет она, надеясь, что не слишком поспешила с подобными действиями. С другой стороны, вряд ли Эммелина хотела, чтобы их разговор услышали все, собравшиеся в штаб-квартире, а теперь она может быть уверена, что их разговор останется между ними.

+1

4

Шум в ушах усилился настолько, что заглушал звук биения сердца. В глазах начинало немного мутнеть, и казалось, что разум Эммы находился в вакууме. Из-за этого девушка не слышала голос Алисы, но, успевая читать по губам, поняла, что та согласилась. Кивнув в ответ, Эммелина проследовала за девушкой, молча преодолев несколько метров, чтобы скрыться за светлой дверью в комнате. Внутри было темно, но, быстро сориентировавшись, Вэнс включила свет и слегка сощурилась от яркого света, который ударил в глаза. В воздухе снова повисла тишина, ведь Лина совершенно не знала, как тактично начать разговор. Правда, волшебница уже была рада, что новоиспеченная миссис Лонгботтом таки согласилась поговорить с бывшей девушкой своего уже мужа. Это был первый шаг к примирению обеих сторон, первый шаг к прощению себя самой.

Сжав кулаки от досады, от собственной беспомощности, от бессилия, чтобы начать разговор, Эмма подошла к небольшому деревянному комоду с торшером и оперлась на него, словно вот-вот упадет в обморок. Тяжело дыша, Вэнс мысленно успокаивала себя и уговаривала наконец-то быть сильной и начать разговор. - Мерлин, прости меня, Алиса, - грубовато выкрикнула девушка, выпучив глаза от неожиданной громкости своего голоса. Она откашлялась и ударила себя в грудь кулаком, чтобы прекратить кашель. - Я в тот день слишком много выпила, хотя в принципе не люблю алкоголь. Лина выпрямилась и развернулась к Лонгботтом. - Честно, я сама не понимаю, чего хочу, - продолжила волшебница, покачав головой и опустив глаза, - я знаю, что любовь к Фрэнку давно перешла в любовь платоническую. Хотя, любила ли я его вообще по настоящему - не знаю.

Болезненно улыбнувшись, Эммелина подняла свой взгляд на Алису и вновь продолжила, не давая сказать и слова своей приятельнице: - Подожди, ничего не говори. Просто выслушай до конца. Шатенка выставила руку вперед, словно останавливая мысли Алисы. - Мне надоело прятаться, надоело жалеть себя. Просто, я испугалась, что останусь одна. А Фрэнк... он всегда заботился обо мне, всегда был рядом, пока, - Эмма остановилась и добро улыбнулась, - пока наконец-то глаза свои не раскрыл. Дурак слепошарый! Я давно видела, как он светится рядом с тобой, как он счастлив, когда говорит о тебе. И я ревновала не его чувства или его любовь к тебе. Я ревновала то, что его забота исчезнет, будет всецело отдана тебе.

Переведя дыхание и заставив себя не задыхаться, Вэнс сделала шаг навстречу Алисе, считая, что близость поможет донести до нее нужные мысли. - И оно правильно! Ведь ты его настоящая любовь, чистая и светлая. И я благодарна ему за все. А также очень хочу вашего счастья. Поэтому..., - Лина сделала еще один шаг вперед, заметно сокращая расстояние. Она находила в себе силы, смелость приливала по венам, разгоняя сердце еще быстрее, еще сильнее. Девушка так не волновалась даже на экзаменах, а эти миссия сводила с ума. Но чем больше Эмма говорила, тем легче становилось, словно она скидывала груз со своих плеч. Камень за камнем падали вниз, и дышать становилось проще. - ... прости меня, Алиса. Я не хочу оправдываться, что все те слова были лишь бредом пьяной брошенки. Но это была я. Настоящая я. Видимо, мне просто нельзя было так долго молчать. Но ты же знаешь меня со школы, я привыкла держать все в себе.

Подойдя вплотную, Эммелина немного дрожа, взяла Лонгботтом за руки, опасаясь что та одернет их, ведь это было бы логично. - Даже сильные рано или поздно ломаются, и мне стыдно, что это произошло именно на вашей свадьбе. Сдерживая слезы, девушка смотрела прямо в глаза Алисе, мысленно умоляя о прощении. Она не шутила и не притворялась, впервые за последнее время ее речи были правдивы вплоть до эмоций. И чем меньше мыслей было о Фрэнке, тем больше в мыслях возникал Макс. А особенно то, как на самом деле она вела себя с ним. Счастье было так близко, но Лина собственноручно оттолкнула его, чуть не похоронив. Не поздно ли?! - Я сломлена.

Отредактировано Emmeline Vance (2019-02-26 19:26:49)

+1

5

Алиса понятия не имела к чему ей стоит приготовиться. Наверно, как и все, оставшиеся в штаб-квартире Ордена, она терялась в догадках о чем именно пойдет речь и закончится ли все мирным путем. От ее взгляда не ускользнул тот факт, что пара человек только что покинувших комнату, в которой проходило собрание, вернулись и стали тихо разговаривать. Слегка закатив глаза и качнув головой, девушка прошла в смежную комнату. Несмотря на все меры предосторожности от любопытных глаз и ушей, она все равно заметно нервничала. Все-таки общаться с бывшими девушками молодых людей, коих было не много, ей не приходилось и, пожалуй, слава Мерлину, потому что более не комфортной ситуации представить трудно. По крайней мере, сейчас казалось именно так. Конечно, она не думала, что Эммелина начнет осыпать ее проклятиями или предпримет попытку отомстить, все-таки Алиса не считала Вэнс сумасшедшей. Ну и, более того, не зря она работала в аврорате, поэтому, в случае крайней необходимости, защитить себя могла. Но это ей наверняка не понадобится. И все же, Лонгботтом едва сдерживала себя, чтобы не начать нервно крутить кольцо на пальце или заламывать себе руки от волнения. Хотелось что-то сказать, но она понятия не имела что именно. И прежде чем она сама собралась с силами и мыслями, это сделала Эммелина, попросившая, при этом, ничего не говорить. И если сначала Алисе казалось, что она без проблем с этим справится, то уже через пару мгновений ей хотелось влезть со своими уточнениями и высказать свое мнение, и все же, ей удалось пересилить себя. Но чем больше говорила Вэнс, тем сложнее меньше слов, которыми она могла бы утешить девушку, возникало в голове Алисы. А говорить что-либо ей придется, все-таки, они здесь именно для этого. Мерлин, она и не подозревала что именно творится в душе у целительницы.
Когда Эммелина закончила свою речь, да еще таким признанием, девушка не смогла ничего сделать, кроме как крепко ее обнять. Это был неожиданный даже для нее самой порыв, желание разделить ту боль, которую сейчас испытывала Лина. Все-таки всегда становится легче, если поделиться всем тем, что накопилось, сбросить камень с души, а у нее их накопилось огромное количество. Некоторое время Алиса молчит, словно переваривая все то, что услышала и пытаясь подобрать правильные слова для того чтобы успокоить Вэнс. 
- Не знаю, станет ли тебе легче от этого, но да, ты его любила. – тихо произносит Алиса, отпуская девушку из своих объятий, решив, что, для начала этого хватит. – Именно так я себя ощущала, когда вы встречались. – грустно улыбнувшись добавляет она, делая небольшой шаг назад и стараясь не смотреть на Эммелину. Она прекрасно понимала чувства и эмоции девушки, потому что сама была на этом месте и искренне сочувствовала ей. Да, можно сказать, Алисе повезло, этот конкретный мужчина достался ей, но это не значит, что она ощущала какое-то превосходство. В конце концов, все могло бы сложиться иначе и миссис Лонгботтом стала бы совершенно не она. Может, даже и не Эмма, а кто-то другой. Пожалуй, тогда на свадьбе Фрэнка было бы еще более незабываемое представление, устроенное уже ими обеими.
- Не забывай, что мы говорим о Фрэнке. Он не способен вычеркнуть из жизни важных ему людей, а ты, несомненно, важна. А поскольку ты важна ему, то и мне тоже, потому что я не могу, да и не хочу, идти против него. Особенно в этом вопросе. – дело было даже не в том, что они теперь семья, а в том, что все они, члены Ордена Феникса, семья и это было куда более важно и ценно. У них достаточно врагов за пределами, чтобы испытывать злость и ненависть по отношению друг к другу. Хотя если бы и не было Ордена, Алиса не думала, что как-то иначе стала бы относилась к Эмме. – И, можешь не сомневаться, он будет каждому из твоих потенциальных ухажеров устраивать допрос с пристрастием. – улыбается девушка, прекрасно понимая, что без этого не обойтись, к тому же, не всем удается выдержать его каверзные вопросы. Уж Алиса об этом была наслышана и один раз даже надеялась, что одному из ее избранников удастся этого избежать, но нет, это оказалось невозможным. – А если это не будет делать он, то ты можешь рассчитывать на меня. – добавляет она, слегка пожимая плечами. – И, конечно же, я не держу на тебя зла. Никогда не держала потому что, окажись я на твоем месте… я даже не могу себе представить, что бы я делала. – она качает головой, отгоняя от себя возникающие образы подобного. – Наверно, можно сказать, что ты еще хорошо держалась. – таким образом Алиса хотела поддержать ее, но что-то подсказывало, что вряд ли ей это удалось.

+1

6

Именно так. Выстрел в голову.

Эмма еле видно дернулась, но не подала виду. И тот факт, что сейчас они обнимались по середине комнаты, не давал девушке упасть на колени. Она в ответ крепко обняла приятельницу, удивленно уставившись куда-то в пол. Но следующие слова Алисы кольнули совсем больно. Ее ошарашила эта новость, ведь у нее в голове была совершенно другая идея. Все это время Вэнс считала, что Фрэнк влюблен в Алису, а та лишь позволяла себя любить, потому что партия была очень выгодная: влюбленный сокурсник еще и чистокровный. Почему бы и нет? Была и другая история, в которой чувства Алисы Фрэнк смог полноценно разбудить только после расставания с Эммой. Да что уж греха таить - вариантов было предостаточно, но не один из них не подразумевал ситуацию, обратную самой Эммелине. Это тотчас заставило ее перестать жалеть себя, моментально почувствовав на себе все переживания Алисы. Да, друг друга они понимали как никто другой.

Шок все еще не отпускал Лину. Ошарашено смотря Алисе в глаза, Вэнс словно забыла, что умеет разговаривать. Слов не находилось, да и они уже были сказаны моментом ранее. Ей необходимо несколько секунд, чтобы переварить все, что только что произошло. Право, Эммелина не ожидала, что будущая мисс Лонгботтом так отреагирует, поэтому мысли и путались. Молчание тяжелой волной накрыло комнату, слышно лишь было тиканье старинный часов в соседней комнате, чьи-то разговоры в коридоре и собственное спертое дыхание.

- Я даже не представляла, что ты чувствовала то же самое, - сухо произнесла Лина, кое-как заставив себя заговорить. Во рту и горле пересохло от волнения. Прокашлявшись в кулак, Эмма медленно поковыляла к небольшому диванчику возле противоположной стены и тяжело упала на него, точно кукла.

Снова молчание. Эммелина собирала воедино слова, фразы в предложения, чтобы не показаться умалишенной, произнося несвязные фразы и словосочетания. Печально взглянув на Алису, Лина измученно вздохнула. - Все оказалось совсем не так, как я предполагала. Вот дура. Покачав головой, девушка откинулась на спинку дивана и уставилась в потолок, нехотя разглядывая непонятные узоры.

- Я чувствую себя настолько глупо, что хочется сбежать отсюда как можно скорее, - спокойно продолжила она, скрестив пальцы рук на груди. - То есть если бы я смогла Фрэнку вправить мозги раньше, как и хотела, то вы бы давно уже мне крестников нарожали. С самого начала Эмма хотела подтолкнуть друга, чтобы тот начал встречаться с Фоули, но перестаралась и не заметила, как они сами начали встречаться. Может она навязала себе любовь к нему, как хотела навязать к Алисе? Но Алиса так уверена, что Лина любила его. Может так оно и было? Самокопание еще никого не убивало. Видимо, Вэнс будет первой. Понятно было лишь одно - она никогда не оставит чету Лонгботтомов в беде, она всегда будет рядом, ведь они часть ее семьи, ради которых она готова горы свернуть и кому-нибудь шею. Хотя с виду и не скажешь, что такой ангелочек способен всеми способами защищать родных, как львица.

- Макс был прав, когда сказал, что ты слишком хороша и умна, чтобы злиться на меня. На лице Эммелины выступила улыбка, а глаза начали немного блестеть. Но Лина тут же одернула себя и, игриво посматривая на Алису, спросила: - И когда там детишки? Сразу после свадьбы или сначала карьера, а потом все остальное?

+1

7

Некоторые люди недооценивают значимость разговоров. Не простой болтовни о том, как дела, кто что видел или слышал, какие последние новости. Нет. Куда важнее говорить о том, что важно, например, своих эмоциях и чувствах. Это помогает наладить отношения, сгладить углы, которые могут возникнуть в любой момент. Вот только Алиса была довольно скрытной, когда дело касалось ее душевных переживаний, о них могли знать лишь пара человек, которые были самыми близкими для нее. И то, от Фрэнка ей удавалось слишком многое скрывать, что, наверно, не удивительно, все же он мужчина, а они вообще не особо склонны к наблюдательности, особенно когда дело касается чувств. Зато Мериголд читала ее как открытую книгу, но и здесь не было ничего удивительного, ведь они знали друг друга как облупленных. Пожалуй, если бы Алиса и Эмма поговорили по душам еще во времена обучения в Хогвартсе, все могло бы сложиться иначе. Кто знает, может, они стали бы действительно хорошими подругами? Но этого не произошло и в данный момент они только находятся в том самом начале пути, когда можно, да даже и нужно поговорить открыто.
- Это не та информация, которой хотелось бы поделиться с девушкой твоего лучшего друга. – слегка улыбается Алиса. В то время ей было даже страшно представить какой могла бы быть реакция Вэнс, если бы гриффиндорка отважилась подойти к ней и рассказать о своих чувствах к Фрэнку. Да что там говорить, Фоули сама себе боялась в этом признаться и старалась заглушить это чувство чем угодно, но легче становилось лишь на каникулах, ведь только тогда их общение сводилось к минимуму. Именно летом она начала новые отношения, чтобы вернуться в Хогвартс другим человеком, по крайней мере, ей казалось, что так все и будет. Мерлин, это было так давно, те проблемы казались такими огромными и ужасными. Сейчас же хочется сгореть от стыда за те мысли, ведь то, что происходит во взрослой жизни куда страшнее.
- Страшно даже предположить, что ты думала обо мне. – произносит Лонгботтом, отходя к окну. Она даже не понимала, хотела бы знать какого мнения о ней была Лина, или нет. Все-таки, хотелось верить, все это было в прошлом, так стоит ли его воротить? – Сбежать? И лишить наших сплетников, оставшихся в соседней комнате, возможности обсудить, о чем мы разговариваем? – она усмехается, представляя, как сама бы с нетерпением ждала, когда они выйдут и волнуясь за их судьбы. Не исключено, что кто-то мог подумать, что они тут уже поубивали друг друга. Не то, чтобы ей хотелось помучить обитателей штаб-квартиры, но это могло бы быть забавно. Да и вряд ли бы они разозлились, ведь они все здесь как одна семья и подобные шуточки были в порядке вещей. Удивительно, но теперь она чувствовала себя куда спокойнее, напряжение спало и ей хотелось, чтобы Эммелина тоже почувствовала себя куда более расслабленной. – Слушай, то, что было – это было. Этого не изменить. И не стоит сейчас посыпать себе голову пеплом. И уж тем более, не стоит чувствовать себя глупой, ведь это не так. В этой ситуации… - она замолчала, пытаясь подобрать правильные слова, после чего тяжело вздохнула и продолжила: - Все сложилось так как сложилось. Кроме того, не думаю, что кто-либо смог бы повлиять на Фрэнка, он тот еще упрямец. – улыбнувшись, она садится в кресло. Уж не ей рассказывать об упрямстве Лонгботтома, ведь, наверняка, Лина не раз сталкивалась с непреклонным по тому или иному вопросу аврором. Даже интересно как они решали подобные вопросы, потому что ей приходилось довольно трудно, ведь сама Алиса тоже не была образцом покорности.
- Ох, теперь ты заставляешь меня чувствовать себя неловко. – Алиса слегка закатывает глаза. – Я не так уж хороша и умна, как ты думаешь. Просто мне не кажется, что имею права на тебя злиться, да и не вижу для этого веской причины. – аврор пожимает плечами. Она не лукавила, когда говорила, что не знает, как бы повела себя на месте Эммелины – это действительно было так. Не исключено, что она так же напилась бы и наконец-то смогла признаться в чувствах к Фрэнку, чем испортила бы совсем все, а может, стала бы искать утешения в чьи-либо еще объятиях, а может, вообще не пошла бы на это торжество. – Что? – она, кажется, несколько ошарашено смотрит на девушку. – Я не.. – аврор чуть откашливается, после чего садится в кресле более прямо. Пожалуй, это было что-то более инстинктивное, потому что такой вопрос нередко задавала Августа и сейчас она словно опять оказалась в гостях у свекрови, вынужденная оправдываться почему внуки уже не бегают по комнатам их дома. – Мы не загадываем. Всему свое время. – она вежливо улыбается, невольно надеясь, что дальнейших вопросов не последует. Не то чтобы это был больной вопрос, но ей казалось, что Фрэнк очень хочет детей, а сама она боялась. Боялась неопределенности, ведь не известно в каком мире придется жить их ребенку. Конечно, они все надеялись и верили в то, что им удастся одолеть Темного Лорда, но кто знает наверняка? – Ну… а ты как? Как дела на личном фронте? – это была не самая умелая смена темы, и все же, Алиса предпочла бы послушать о том, что творится в жизни Эммелины, особенно, с учетом, что она практически ничего не знала о ней.

+1

8

Алиса была права. Чертовски больно было бы услышать такую информацию. Чертовски больно было бы осознать, что где-то глубоко внутри ты всегда была права. Нет, это, конечно, закалило бы Эмму, как минимум. А вот как максимум - здесь даже представить сложно, что могло бы произойти. Вэнс была не из тех, кто закатывает истерики из-за парней, кто начинает рвать на сопернице волосы или заклинанием заставлять глотать слизней весь день. Она все всегда держит в себе с самой милой улыбкой на лице, с самыми честными глазами, попутно благословляя на сотни лет вперед, попутно успокаивая всех и утверждая, что все будет хорошо. Ей пришлось бы всех убеждать, что на самом деле она это всегда чувствовала и готова пойти на такие шаги, как расставание, лишь бы лучший друг и приятная девушка были счастливы. Но этого не произошло. Лина осталась в своей сказке, правда эта любовь разрушила ее, потому что не была частью ее самой. Это был не тот человек. Она начинала ощущать это под самый занавес, тогда-то в ее жизни и возник Дэнни. Если бы с Фрэнком все было по-прежнему волшебно, то девушка никогда бы не обратила свой взор на кого-то другого, насколько бы тот не был хорош. Однако это самое "если" точно камень преткновения, который наконец-то удается сдвигать. И пускай столько лет спустя - лучше поздно, чем никогда.

- Все хорошо, Алиса. Мои претензии были не в твой адрес, - довольно честно ответила Эмма. Ее маленькие пальчики нервно вздрогнули, а в глазах сияла надежда. Вэнс, конечно, считала Алису разлучницей, но она больше ругала Лонгботтома за то, что тот был слеп. Теперь ее уже не раздражает тот факт, что она оказалась намного прозорливее, и на месте Фрэнка давно бы выбрал ту, к которой тянется душа. Но все вышло немного по-другому. - Думаю, там сейчас делают ставки: подеремся мы или нет, - слегка посмеявшись, бросила ведьма, искоса поглядывая на закрытую дверь, за которой, она была уверена, стоят товарищи, ожидая окончания событий в этой комнате, которая была им недоступна. - Это точно. Его упрямости можно позавидовать, - тяжело выдохнув, подтвердила Лина, покачав головой.

Она чувствовала, как Алиса хоть и слегка негодует от Фрэнка, но при всем этом делает это с каким-то трепетом и теплом. От этого даже самой Вэнс становилось спокойнее. И буря, бушевавшая еще несколько минут назад, плавно превратилась в спокойное море, над которым парили довольные чайки, а сквозь тучи начинали пробиваться первые лучики солнца.

- Ну, причина была, только вот ты опять же поступила мудро, - подметила Эммелина, выставив указательный палец правой руки вперед, - а все почему? Правильно, потому что ты умна. Дура бы давно наслала бы на меня проклятие или заставила бы влюбиться в злейшего врага. Хотя, я бы тоже так не поступила. Девушка пожала плечами. Но это было правдой. В той ситуации на свадьбе, как считала Вэнс, новоиспеченная миссис Лонгботтом проявила благоразумность и глубокую мудрость по отношению к ней. Не было обвинений, не было гневных высказываний. Она не настроила гостей против подвыпившей бывшей девушки ее мужа, она проявила сочувствие. Разве не это ли признак чистой души? Разве это ли не повод радоваться за выбор Фрэнка?

Наконец-то Вэнс грубо загоготала, приоткрыв рот. Она любила подкалывать такими вопросами всех своих знакомых, кто так или иначе связали себя узами брака со своими парами. И ей понравилась ошарашенная реакция Алисы. Это выглядело очень смешно. Но секундами позже девушка отрицательно замахала руками, мол, шучу-шучу, не обижайся. В школе мало кто знал такой жест ведьмы, поэтому она решила произнести это вслух: - Прости, прости! Это было слишком прямолинейно, в последнее время это бывает.

А теперь пришла очередь конфузиться Эммелине. Резко прекратив смеяться, девушка испуганно сглотнула и изобразила такой выражение лица, словно ей предложили съесть слизня. - Эээ..., - протянула Эмма, в панике ища глазами опорную точку, потому что в глаза Алисе она почему-то побоялась смотреть. - Ну, эм... у меня есть друг, и..., - запинаясь начала Вэнс, опустив глаза, так и не найдя то, за что можно было зацепиться взглядом. - П-правда там все сли-и-ишком странно. Пересилив себя, ведьма подняла свой взгляд на потолок, прикусив нижнюю губу, и, шмыгнув носом, болезненно через силу улыбнулась. - Я не знаю, что думать по этому поводу. Мне кажется, что я опять влюбляюсь не в того, - звонко выдала Лина на одном дыхании, а затем, вновь набрав воздуха в легкие, продолжила: - Мне кажется, что я слишком наивна и мала для него. А он... дементор меня побери... Эмма покачала головой и вновь слегка сжала плечи. - А он мне чертовски нравится. Мерлин... Девушка громко выдохнула, встряхнув руками, и слегка улыбнулась. - Я сказала это. Хоть кому-то я сказала это. Не поверишь, Алиса, я даже себе самой этого сказать не могла.

Макс давно нравился Вэнс, она даже призналась ему в чувствах, правда, совершенно не вовремя. В тот момент ее слышал, может быть, только кот Аксель. И то вряд ли... у стен в том доме ушей нет, к счастью это или к несчастью - не понятно. - Из-за моей неопределенности по отношению к Фрэнку, я не могла здраво мыслить и отвечать взаимностью. А ведь... а ведь она возможно была. Эмма на секунду задумалась, словно разговаривая уже сама с собой. - Он столько раз слушал мои сопли, вечные нюни и оставался рядом. А когда мы поцеловались... На щеках ведьмы выступил легкий румянец, а глаза расширились от той информации, которая начала собираться в ее голове по кусочкам. Как долго она была слепа, как долго не понимала, что все это время, все это чертово время она на самом деле была влюблена в него по уши, лишь мешал железный занавес под названием "Фрэнк Лонгботтом".

Лина испуганно посмотрела на Алису и слегка прищурила глаза. - Дементор! Прости, Алиса. Я сегодня слишком много болтаю, даже больше, чем обычно бывает.

+2

9

Кто бы мог подумать, что после всего, что произошло между этими двумя девушками, они смогут спокойно сидеть и разговаривать о.. да, вероятнее всего, они смогли бы говорить на любую тему. Впрочем, и Алиса, и Эммелина, могли бы предположить такое, но уж точно не люди, которые сидели за стенкой и, должно быть, гадали, что здесь происходит. Но, говоря откровенно, Лонгботтом была даже рада, что девушка позвала ее поговорить и, тем самым, разбила ту невидимую стену, которая долгое время находилась между ними.
- Даже не знаю, радоваться или нет. – улыбается девушка. – И все же, я считаю, что все случается так, как должно было. Кто знает, где бы мы все были, если все раскрылось куда раньше, например, в том же Хогвартсе. – Алиса периодически задумывалась об этом и не могла дать однозначного ответа. Все-таки могла бы быть вероятность, что они с Фрэнком не соответствовали бы ожиданиям друг друга и через какое-то время разбежались, возможно, не стали бы работать вместе из-за всего, что произошло или вообще кто-нибудь из них уехал из страны. Так же, как и отношения с Эммелиной, например. Алиса никогда не испытывала сильной неприязни к девушке, да, они не особо ладили в школьные годы, но если бы Фоули выступила в роли разлучницы, вряд ли они сейчас мирно беседовали. Более того, аврор вполне себе рассчитывала, что они смогут даже подружиться. Теперь, когда все разногласия и недомолвки улажены, то они наконец-то могут узнать друг друга с новой стороны, к тому же, они обе в Ордене и радеют за общее дело. – Даже не сомневаюсь в этом. Не исключено, что уже даже доложили Фрэнку или самому Дамблдору. – смеется Лонгботтом, прекрасно понимая, что последнему-то вообще нет никакого дела до их разборок, а вот мужа это всерьез может обеспокоить. И все же, вряд ли у него будет возможность уйти с работы, чтобы разобраться в происходящем. Конечно же, это хорошо, ведь лишние выяснения отношений были ни к чему, она сама потом придет к нему и все расскажет, сделав упор на том, что вся беседа с Эммелиной прошла в мирном ключе.
- Мне кажется, ты как-то слишком меня идеализируешь. – слегка нахмурившись, отмечает Алиса. Она никогда не считала себя слишком умной или мудрой или просто.. чем-то лучше других. Она самая обычная, среднестатистическая девушка. И она понимала, что в словах ее собеседницы нет ни толики лести, кажется, она действительно так считала и это было как-то.. странно что ли? Лонгботтом считала, что когда идеализируешь человека, он найдет способ как-то тебя разочаровать и урон от этого может стать куда более сильным, чем, если бы тебя считали обычным человеком. – Я не думаю, что проклятия, помощь зелий или прочие попытки очернить человека являются признаком глупости. Скорее, просто неуверенность в себе. Не скажу, что я слишком уверенная в себе, порой мне кажется, что это вовсе не так, но… Это сложно объяснить.. Скорее всего, это совокупность каких-то личностных качеств. – она пожимает плечами, понимая, что, кажется, сама запуталась во всех этих объяснениях. – Будь на моем месте какая-нибудь слизеринка, думаю, от тебя бы и живого места не осталось. – улыбается Алиса, хотя и осознает, что это звучит несколько неправильно. – Стереотипы забавная вещь. – добавляет она, хотя это всего лишь озвученная мысль. Она знает пару довольно неплохих выпускников из факультета Слизерин, которые проявляют себя очень достойными людьми. С некоторыми она до сих пор довольно близко общается и не собирается менять этого.
Откровенно говоря, Алиса никогда особо не задумывалась о том, что будет дальше. Нет, конечно, понятно, что после свадьбы должны быть дети, но вот… когда? Они с Фрэнком толком даже не говорили об этом, оттого вопрос Эммы, а так же, ее дальнейшая реакция немного смутили аврора. Ей было приятно, что Вэнс наконец-то расслабилась и смогла рассмеяться в ее обществе, более того, Алиса понимала, что смеяться, должно быть, было с чего – ее лицо, видимо, приняло такое выражение, что даже самый серьезный человек не смог бы сдержаться от смеха. Вот только это у нее произошло совершенно непроизвольно и, хотелось верить, что задай этот вопрос Фрэнк, она сможет удержаться от подобных проявлений эмоций. – Да нет, ничего страшного. Просто, я как-то пока не привыкла к тому, что мы достигли того возраста, когда сами можем заводить детей. – усмехается девушка, понимая, что отчасти это действительно так. Незаметно для самих себя они быстро повзрослели, они не те школьники, которые считали, что у них вся жизнь впереди, на деле, жизнь вот идет сейчас и порой кажется, что она проходит слишком быстро.
Теперь Алиса поняла, какого только что было Эмме, потому что выражение лица девушки стало тоже довольно забавным, что Алиса едва удержалась от смешка. Кажется, теперь разговор принимает интересный оборот, по крайней мере, для Лонгботтом. И все же, чем больше говорила Эммелина, тем внимательнее слушала ее Алиса и нет, теперь ей было не до смеха и не до подшучиваний. Вместо этого девушка встает с кресла и пересаживается на диван, рядом с Вэнс, и сразу же обнимает ее. – Я понимаю, невероятно сложно снова начать верить в любовь, после того, как тебя постигло разочарование. Но нельзя закрываться в себе и отталкивать любого, кто делает шаги к тебе навстречу. – она проводит рукой по волосам девушки, старается заглянуть ей в глаза, ведь всем известно, что зрительный контакт помогает достучаться до человека куда лучше, чем длинные и проникновенные речи. – Ты замечательная девушка, умная, серьезная, талантливая. Возраст совершенно не важен, когда дело касается отношений. Говорят, любви все возрасты покорны. Поэтому, все твои проблемы находятся лишь здесь. – Алиса слегка стучит пальцем по лбу Эммы. – Я считаю, что все это ты должна сказать ему и пусть уже он решает, что делать с этой информацией. И, поверь мне, он будет невероятно глупым человеком, если тебя отвергнет. К тому же, вон, вы уже даже дошли до поцелуев, а они всегда что-то, да значат. – она лукаво улыбается, глядя на сидящую рядом девушку. – В конце концов, если хочешь, можем устроить ему темную.

+1


Вы здесь » Daily Prophet: Fear of the Dark » DAILY PROPHET » [01.08.1979] we are not alone